ОРИЕНТИРОВАНИЕ, 20-21 ОКТЯБРЯ 2012

 
Просмотров: 1664  |  размещен 30.10.2012
Ещё дневники этого автора
 


Ориентирование, 20-21 октября 2012

дневник похода

Историческая справка:
Вынырок – выход на поверхность р. Кумыш, ушедшей в карстовые поноры в 6 км выше по долине, впервые упомянут А. А. Малаховым. Расход воды в межень составляет около 1 куб. м/сек. Вынырок с 1991 года является гидрологическим памятником природы регионального значения.

Но это место примечательно не только «вытекающей» из скалы рекой, здесь было большое спецпоселение Вынырок с интересной и трагичной историей.

В начале 1930-х годов в результате массовых арестов крестьян в центральных областях страны, а затем их высылки на Урал, в том числе и в Лысьвенский район, образовались спецпоселения: Мишариха, Рябиново, Вынырок и другие. По решению местных органов управления туда заселяли целые семьи, без права на имущество и переписку. Здесь оказались люди, привезенные из Украины, Кубани, Белоруссии, Казахстана. В течение нескольких последующих лет эти поселения всё пополнялись и пополнялись людьми. Их пригоняли со станции Кын. Там был своего рода распределитель, куда людей привозили поездом в товарных вагонах Люди, сорванные с родных мест, каким-то образом выживали. А ведь их привозили с семьями на голое место зимнего Вынырка в 30-градусные морозы.

Трудоспособные мужчины и женщины в Вынырке корчевали лес, строили шалаши, копали землянки. В них-то и зимовали в первую зиму. От тяжелой работы, голода, отчаянья люди гибли, как мухи. Жизнь ни во что не ставилась. Ежедневно похоронная бригада вывозила пять-шесть покойников, братские могилы не зарывались неделями.

Главным занятием был лесоповал. И в дождь, и в снег люди должны были ходить пешком на работу за 8-9 километров. Не выполнишь норму – не уйдешь с лесоповала, даже если ты тяжело больной. Да и не было врача в первую зиму. Техника: топор, пила, пеньковая веревка. Лес возили на лошадях к речке Кумыш и штабелевали, а весной сплавляли по высокой воде в Чусовую.

Спецпоселенцам зарплата не полагалась, выдавали паек, тогда он был: двести граммов муки на день, немного селедки, крупы. Муку замешивали вперемешку с травой и пекли лепешки. Весной в чугунок шла вся зелень: крапива, пиканы, пистики. Летом собирали грибы и ягоды. На раскорчеванных полях в первые годы не росла даже картошка. В Вынырке был создан колхоз «Путь Ильича», но т.к. государство требовало от деревни не только хлеб и продукты, но и строительные материалы, основной деятельностью колхозников был всё тот же лесоповал. Благодаря трудолюбию людей, а также хватке и опыту вынырковского председателя Ломаева, крепкого хозяйственника, Вынырок уже мало напоминал те первые шалаши и землянки. К 1946 году на Вынырке работала своя электростанция, была создана уникальная система заготовки леса.

Только в 1947 году разрешили раскулаченным вернуться на родину, простила их Советская власть. Надо было восстанавливать разрушенный войной запад страны. К тому же в 1948 году было принято решение об укрупнении колхозов. Колхозы имени Сталина в Большом Кумыше и «Путь Ильича» на Вынырке объединились в один колхоз имени Сталина. Поселки спецпоселенцев стали быстро пустеть и в 1953 году история спецпоселения Вынырок закончилась.

День 1. Приезд
Выезд был назначен на 21.00 на газели куда-то в Лысьвенский район. Подошли к клубу вовремя. У входа уже стояла знакомая газель Петровича.

Групп на выезд было две. Наша – из 4 человек: мы с Лёшкой, Татьяна и Владимир. С Владимиром мы знакомы ещё по прошлогоднему ориентированию, а с Татьяной по осеннему походу по Уралу. Владимир ещё за 3 часа до выезда не мог определиться поедет он или нет, и было приятно увидеть его у газели

2-я группа – из одного человека. Костя по какой-то причине решил идти один.

Грузимся и выезжаем.

В газели дремали, разбудил только голос Евгения Михайловича, разбирайте карты. Карты – небольшая полоска сантиметра 3 шириной от точки старта до места назначения, и такая же на выход. По прямой в первый день 15 с небольшим км (по карте), во второй день – 13.

Стартуют обе группы с разных мест (Костя выходит первым), субботнюю ночевку делаем на «Вынырке» – месте, где река выныривает из под земли. В воскресенье к 18.00 выходим на переезд. Вроде бы, не сложно.

Выгрузились, чуть отошли от дороги, поставили палатки, попили чай из термосов и легли спать. В палатке перед сном примерно прикинули точки маршрута и промерили первые два азимута.

В качестве сюрприза обнаружили, что нам не оставили ни одной просеки Ну и ладно, обойдёмся без них. По первому впечатлению путь до Вынырка не очень сложный – точек привязки и ориентиров много, практически через каждые 3 км. Да и рельеф вроде бы должен легко читаться. Ну, завтра увидим

Обратный же кусок как-то сразу не понравился. Привязаться можно только первые 5 км, далее куча вырубок и всё очень сильно пересечено ручьями в самых разнообразных направлениях. Ну, будем выходить по азимуту, если что. Ещё как-то насторожило, что перед белым куском карты дорога, где мы должны были встретить газель, явно делала резкий поворот на юг и насколько «глубокий» этот нырок, нам было непонятно. Как-то не хотелось бы в него попасть.

День 2. Первый день пути
Начиналось всё просто замечательно, вышли в 9.00, промерили ещё раз первые азимуты, согласовали точки привязки и вышли. Вперёд отправили Татьяну. Метров 200 прошли хорошо, потом почему-то начали резко падать влево. Хорошо, что все четверо следили за компасами. Кричим Тане, чтобы откорректировалась. Идём дальше – вновь падаем влево.

Подходим к Тане, что такое... только приближаемся к ней – стрелки компасов резко поворачиваются и замирают...

Меняем направляющего, а Таня выясняет пока причину аномалии. Как оказалось, это были магнитные застёжки на куртке.

Идём дальше. Местность простая, ровная, овраги неглубокие. Вырубки уже слишком старые, чтобы сильно мешаться. По ощущениям, в Ярино вырубки значительно гуще, чем были эти. По пути привязывались к одной локальной вершине. Наверху бурелома немного, высота чуть более 300 метров, но подъём более крутой, чем на Яринских холмиках. Вообще, и в следующий день показалось, что здесь локальные вершины имеют более крутые склоны, чем в привычном Ярино.

Около 12 часов дня пошёл дождь (который так и не закончился в этот день), временами совсем сильный, почти как летом. По ощущениям тепло, но очень сыро. Ближе к вечеру промокли, можно сказать, насквозь, несмотря на непромокайки и резиновые сапоги. Владимир шутил, что ждал, когда у нас с Таней из сапог вода начнёт переливаться через край При каждом шаге вода изнутри подходила к самой кромке.

Шли хорошо, по графику, привязывались точно – чуть корректировались.

Несколько раз видели пролетающих глухарей. Смешные они, когда летит по лесу – звук как у пропеллеров вертолёта, удивительно, как вообще они передвигаются в лесу

Следов много – в основном лосей и кабанов. И вот встреча: иду себе впереди с компасом, вдруг слышу впереди звук глухого удара. Поднимаю голову – лось.. Почему-то сначала испугалась, а он, бедняга, начал прыгать между деревьями то туда, то сюда, пытаясь найти выход из бурелома.

Движемся дальше. Направляющие менялись часто, остальные не ленились – весь маршрут контролировали. Ближе к месту ночёвки видели скелет – видимо, тоже лось. Кости растасканы на большое расстояние и вокруг масса следов. В том числе как собачьи, но с такой большой подушечкой. Волк? И были ещё скорее как кошачьи с коготками, и узенькой лапкой. Лиса? Заяц?

Несколько напрягло наличие медвежьих...

Начали натыкаться на сухие русла. Причём какие-то интересные – с камнями и водяными растениями: по ощущениям, как будто здесь не так давно была вода, а потом внезапно исчезла. Причём это не просто какие-то пересыхающие ручьи, а именно каменистое русло с чем-то типа водорослей между камнями.

По дороге думали, что Костя уже дошёл и сейчас напоит нас горячим чаем

В 18.00 выскочили на поляну, где должны были ночевать. Уже на поляне снова пересекли такое же высохшее каменистое русло. Ещё чуть-чуть и вот он – Вынырок. Река действительно с шумом и пеной выходит прямо из камней. Камни полностью заросли мхом. Ооочень красиво. Вообще место красивое, красивый лес, река, поляна. Кто-то зачем-то крест поставил. Прямо над Вынырком, среди красивых елочек, оборудованная стоянка. Правда, с точки зрения стоянки место здесь не очень, в плане того, что вода, конечно, близко, а вот до дров далековато. В лесу же не хотелось вставать из-за наличия диких животных (на подходе было много следов медведя), да и вдруг Костя появится – где он нас искать будет?

В 18:45 начали ставить лагерь. Кости не было. Лёшка с Владимиром сходили и принесли несколько брёвнышек (кто-то делал какую-то заготовку, и на поляне довольно много штабелей из брёвен). Мы с Таней пока ставили палатки.

Для розжига кроме спичек ничего с собой не было (ух, как мы об этом пожалели), если не считать горелки. В итоге разжигали костёр горелкой, и то ушло больше часа. Дров немного, но на сварить поесть и немного обсушиться хватит.

Покушали, и Татьяна с Владимиром ушли отдыхать. Мы же с Лёшкой стояли и сушились под пролетавшим мелким дождиком. Владимир немного отдохнул, вылез постоять с нами и сообщил, что у них у обоих сырые спальники. Я задумалась про наши, но вроде бы раньше при той конструкции из полиэтилена, что была в рюкзаках, проблем не было. Потому печальные мысли от себя отогнала и продолжала сушиться.

Высушила одежду на себе практически полностью, стало тепло и хорошо. Обожгли все банки и всё убрали от костра, дабы никого не привлекать. Пошли в палатку. Хм... мой спальник сырой почти насквозь, у Лёшки чуть лучше. Костёр уже одно название, да и времени много.

Примечание: как потом оказалось, влажно у нас было даже в герме с документами.

Попробовала уснуть так. Никак не получалось – мёрзла. Одела на себя всё, что только можно – не помогло. Пришлось будить Лёшку и брать у него тёплые вещи. Тогда удалось немного вздремнуть, но не крепко.

День 3. Дорога домой.
Наутро встала значительно сырее, чем ложилась спать. Дождь шёл всю ночь. А утром начался снег. Странно, у Лёшки спальник изнутри за ночь высох, а мой как был сырой – так и остался... Завтрак сделали на горелке, не вылезая из палатки, и двинулись в путь. Холодно, ночью так намёрзлась и в итоге не согревалась даже на ходу.

Ещё не уйдя с поляны, выходим неожиданно на речку. Как так? Откуда? Вчера же не было? Вспоминаем абсолютно сухое русло, которое пересекали на подходе. Угу, а теперь потратили около 20 минут, чтобы найти место, где не начерпать в сапоги.

Последняя точкой, к которой точно можно привязаться – «раздвоение» узкоколейки. Выходим на какую-то сильно заросшую и временами теряющуюся узкоколейку. Направление не совсем то, но по карте она петляет, потому решаем чуть пройти и видим что-то похожее на раздвоение. Быстро обедаем стоя, так как поколачивать начинает, стоит только остановиться.

Снег не прекращается, большими зарядами идёт каждые полчаса. Берём азимут и метров через 100-200 выходим ещё на 1 узкоколейку. Ни та, ни другая по направлению на рукава не похожи... Но у второй направление точно совпадает с основным! Значит – она наша! Решаем, что поторопились с предыдущей узкоколейкой, и пробуем походить по новой и поискать пересечение. Туда-сюда... даже намёка нет. Всё-время одно и то же направление, хорошо просматривающееся в обе стороны. Неужели мы так махнули в сторону, что раздвоения нет даже на горизонте, а просматривается только основное направление? Холодно, и долго стоять, думать не хочется. Находим какое-то место, вроде, вновь похожее на раздвоение (хотя зачем, всё равно направление рукавов не то) и от него снова берём азимут.

Идём минут 40... вновь узкоколейка. Лёшка говорит – наша. Направление вновь совпадет с основным нашей узкоколейки. Я упорно не хочу в это верить, слишком долго до неё шли.

Примечание: Собственно то, что не разобрались с узкоколейками, и было нашей ошибкой на маршруте. Потом уже в сухой и тёплой газели, подумав, поняли, что первых двух узкоколеек просто не могло быть на карте. Там росли тоооолстенные ёлки на насыпи. Но снег с холодом, да и понимание того, что по сути азимут отличался бы в любом случае не сильно и не дал бы внести большую погрешность в нитку маршрута, помешали нам приостановиться и сделать более точную привязку.

Всё, дальше ничего не понятно – не узнаётся по карте рельеф абсолютно, тем более, что и узнавать-то толком нечего: всё ровное – с кучей пересечений ручьями, как вдоль движения, так и поперёк.

Меняемся постоянно. Выходим на молодые вырубки. Вот это да... деревца растут почти вплотную, двигаемся медленно. Леса практически нет, так ... лесочки – в основном ручьи, вырубки, ручьи, вырубки. И, кажется, вот этот просвет наш... нет, не наш – тогда вот этот, опять нет...

В 17:45, подгоняемые временем, решаем остановиться переодеться (я) и открыть полную карту, чтобы понять, есть ли на западе поворот у дороги и железки на юг, либо же южное направление нас всегда выкинет на неё примерно на одинаковом расстоянии. Лёшка при этом твердит, что спасик открывать рано, что мы идём по нашей полоске, никуда не махнув, и что железка за этим вот последним лесочком, что перед нами (как потом оказалось, он был прав). По версии моей (так поняла, она совпадала с Татьяниной), мы махнули сильно на запад пока бегали по второй узкоколейке и вываливаемся в «нырок» на юг железной и авто-дороги. А какой он по глубине – вопрос… ответ на который хотелось бы знать поскорее, чтобы понять во сколько примерно мы сможем выйти к газели.

Итак, открыли спасик – удостоверились, что железка и дорога обманчиво слегка поворачивали на юг, а потом также шли с запада на восток, так что мы в любом случае идём верно и всегда преодолеем примерно одинаковое расстояние плюс-минус 100-200 метров.

Я одела ещё одну тёплую кофту – устала мёрзнуть, и мы двинулись дальше по тому же азимуту, что и до открытия спасика.

Вышли из-за лесочка и вот она – железка... А метрах в 100 восточнее переезд. Фу ты... К газели подошли ровно в 18.00. Пунктуальность, однако...

Там уже сидел Костя, он в первый же день потянул ногу и решил до конца не идти. Костёр развести не получилось, поэтому, по его рассказам, грыз кашу из банок и стучал зубами всю ночь

Ура, всё, тёплая газель, печка... можно спокойно перекусить и ехать домой.

PS: место ооочень понравилось, я бы ещё съездила, но ИМХО в одного там лучше не ходить. Охотников там явно мало, звери менее пуганые, чем в Ярино, да и обилие медвежьих следов не радует

PPS: Конечно, если б не погода, удовольствия бы получили больше, но зато так есть, что вспомнить


Ещё дневники этого автора
Голосов: 107
Скиталец - сервер о туризме и путешествиях Rambler's Top100 ПИШИТЕ НАМ
Last modified: February 22 2013 18:40:00
Яндекс.Метрика
© 2002 tourclub-perm.ru   В случае перепечатки материалов сайта активная гиперссылка на tourclub-perm.ru обязательна