УСЬВА, 24-28 ИЮЛЯ 2003

 
ОПИСАНИЕ | ФОТО | ПЕРЛЫ   Участники
Просмотров: 4467
Ещё дневники этого автора
 


Усьва, 24-28 июля 2003

дневник похода

Слева направо: Андрей, Паша, Марина, Ирина, Оля, Юля, Женя (сзади), Дима, Саша, Полина

Как обычно наша команда просто собраться и поехать не может. Из первоначального списка (16 человек) вовремя дали согласие только семеро, да и то некоторые только в последний день. Еще трое запланированы не были, но так сильно изъявили свое желание, что отказать им просто не хватило духу. Окончательный состав: четверо взрослых (Женя, Марина, Ольга и Андрей), шестеро “детей” (Юля, Саша, Полина, Дима, Ирина и Паша) в возрасте от 15 до 21 года и Пифыч (Пиф, Пифагор, значит, умный), наш катамаранный спаниель.


Четверг, 24 июля, 16:30 ст. Пермь 2.
Все наконец-то увиделись-познакомились. Не смотря на рабочий день, причем даже не последний, народу-у-у, ждущего ту же самую электричку, мягко говоря, есть…

7:00. Электричка подана, места заняты, нами в том числе. Ну, вот и тронулись (в каком смысле уточнять, надеюсь, не надо?). Ехали долго, аж 6 часов, но нас развлекали карты и перекусы.

Пятница, 25 июля, 8:00
1:20. Вот мы и на месте. Нашей команде составляют компанию еще пара команд. Все тоже на Усьву, и все решили погулять по ночным приусьвенским тропинкам. А еще все решили встать на одной поляне. Зато идти было не скучно, например: видишь знакомый рюкзак, подбегаешь к нему, разворачиваешь его, а лицо-то незнакомое… Или побежишь на свое имя, а посторонний дяденька косо посмотрит на тебя: девочка, тебе чего?

2:30. Палатки уже поставлены и прибраны, народ жует домашние заготовки. Сидеть у костра, а тем более делать его, желания ни у кого почему-то не наблюдается.

Утро. Дежурные чего-то дежурят на напиленных Андреем и Пашей дровах. Этой парочке ночью не спалось, как они утверждают, из-за разнообразных звуков, доносившихся от соседей, вот они и развлекались полночи – пилили, кололи... Дежурят первыми Юля с Андреем же. Пары «создал» Женя, на правах командира, а очередность (чтобы было интереснее) разыграли на пальцах.

Женя, посетив места не столь отдаленные, вернулся с парой грибов и быстренько снарядил девичью экспедицию в лес. Девчонки, дойдя до ближайшей полянки, там и остались, заблудившись в зарослях земляники. Марина в это время пробежалась по окрестным лесам и вернулась с авоськой грибочков.

К девяти добудились самых засонь, и началось самое страшное: сборка катамаранов, палаток, рюкзаков и т. д. Дима во время сборки каркаса подошел к Жене и говорит, что, мол, столкнулся с серьезной проблемой: винтика не хватает… Ну, что тут поделаешь лишних ни у кого не нашлось, пришлось ему гвоздиком забить…

12:30. Вот и оно! То бишь, торжественный спуск на воду. Так как у нас две лошади, ой, пардон, ката – “Галоша” и “Желтопузик”, поделились на две команды. “Детки” визжали от радости, когда узнали, что «Желтопузик» отходит в их полное распоряжение. Капитанствовал над ними Дима, на правах самого серьезного раздолбая.

Плывем. На первую половину дня у нас план таков: доплыть до Усьвинских столбов, погулять там, заодно пообедать. Такая задержка на маршруте вызвана Марининой настойчивостью, Жениной уступчивостью и тем, что часть экипажа даже не подозревала о существовании такой достопримечательности, как Чертов палец.

Женя решил на своем примере поучить Диму капитанствовать: оказавшись на кате, он положил весло и, сказав: «Срабатывайтесь», устроился загорать. Его команда начала приводиться в исполнение быстро и безоговорочно. На соседнем же кате все происходило не так гладко. Дима не пошел по стопам командира, а, взяв в руки весло, решил срабатываться со всеми вместе… Все «желтопузики» очень старались и гребли изо всех сил, опасаясь, как бы строгий капитан не сделал выговор, и даже Саня почти не выпендривался. Но, не взирая на все их усилия, «боевая лошадь» так и ходила из стороны в сторону, пытаясь выскочить из-под новоявленных гребцов. А способ такого передвижения очень скоро получил название «фигурной гребли».

14:20. Ура! Как оказалось, до обеда нам надо было пройти совсем небольшой отрезок пути – 5 км до Усьвинских столбов. Пристали, выгрузились. Сегодня роль кормильцев выполняют Женя с Мариной.

Командир решил дать команде вволю полазить по скалам, конечно, загрузив их сначала работой на предмет заготовки дров. В предвкушении интересной прогулки дрова мы почти наколдовали. А потом тихо и очень быстро свалили в сторону каменной гряды. Женя же остался один в лагере, великодушно отпустив свою напарницу. Наверное, это вызвано тем, что у Марины еще нет ни одного камешка отсюда. Как же, попробуй ее не отпусти… А им еще 3 дня плыть на одном кате…

Чертов палец

Добредя до скал, народ невольно разделился. Самые отчаянные ринулись наверх прямо по нечищеной скале, причем так быстро, что только камни летели. А летели они преимущественно в тех, кто остался внизу. Испугавшись, что такой «дождик» вполне может прилететь на головы, они (оставшиеся) решили поискать какую-нибудь обходную тропиночку наверх (нормальные герои всегда идут в обход). Нашли, а точнее проложили.

А в это время самые отчаянные ломились вверх. Еще немного, еще чуть-чуть, завал, крутая каменистая осыпь, еще завал, трещина в скалах… Все, дальше – только вниз. А там… Усьва блестит далеко внизу. Отсюда она вся, как на ладони. Яркие точки, разбросанные на ее глади – проплывающие мимо катамараны. Впереди изгиб реки и остров с белой галечной каймой. А еще – Чертов палец – он и впрямь похож на огромный 70-метровый палец. Ждем отставших. Изредка слышим их голоса, они упорно двигаются к нам. Наконец-то вот и они. Увы, наши ряды поредели. Не досчитались Ольги и Пифыча.

Отдыхаем и приходим в себя от шока, вызванного величественной панорамой, лежащей у наших ног. Подходишь к краю и чувствуешь себя птицей, присевшей на тонкую веточку. Кажется, что малейший ветерок оторвет тебя, закружит и унесет куда-то в голубые дали горизонта…

Придя в себя и исправно отфотографировав Чертов палец во всех возможных ракурсах и со всех возможных точек, включая погнутую березу, находящуюся в паре метров от края, спускаемся в лагерь, траверсируя весь массив.


бравые

На ночевку остановились в этот день рано (напротив камня Омутного), так как старшая часть команды обнаружила очень живописную стоянку с родником на противоположном берегу и с отличным (по глубине) местом для купания (вода, правда, там была холоднющая, но это мы узнали только на следующее утро, когда некоторые смельчаки решили искупаться). Лагерь пришлось ставить почти на галечной косе, но зато в первые же минуты нашего нахождения там, Марина нашла камешек с дыркой… Это занятие постепенно увлекло большую часть нашей доблестной команды, и пока дежурные готовили ужин, остальные ходили с отсутствующим видом, уставившись себе под ноги, и было ощущение, что они вот-вот найдут клад, а из уст Марины только и слышалось: «Ой, а я камешек с дырочкой нашла, кому повесить?»

Поужинав и сделав другие не менее важные дела, все подтянулись к костру, Марина с Димой долго настраивали гитару. Но все приходит к концу, закончился и этот увлекательный процесс. И начались песни.

Примерно с половины двенадцатого народ начал потихонечку отползать на свои спальные места, в конце концов, осталась четверка самых выносливых (Саня, Ирина, Паша и Полина), но трое из этих последних героев даже не представляли, что им придется пережить в последующие несколько часов…

Все началось с милых Сашиных приколов (тогда они еще казались нам милыми). Но через пару часов нашего истерического хохота, Паша, не принимавший участия в бурном веселье и подозрительно поглядывавший на нас, сказал, что вот такая она и есть…БЕЛАЯ ГОРЯЧКА. А Саша все больше входил в роль, и русский язык в его исполнении оказался так заразен, что скоро на его вопрос: «А вы что спать-то не ХОЧЕТЕ?», Ирина с Полиной, держась за животы, дружно отвечали: «Конечно, ХОЧЕМ». Закончилось все истошным криком маленького ребенка откуда-то из-за поворота, и мы, опомнившись, отправились спать.

Суббота, 26 июля
9.00. Светит солнышко, народ лениво собирается, попутно обсуждая вопрос: а не искупаться ли? В конце концов, у самых отчаянных нервы не выдерживают, и они сигают в воду. Перед отплытием Женя объявляет, что вчера мы слишком мало прошли, впереди еще почти 90 км, а дней осталось всего два, поэтому обедать будем только после Бобровки. Андрей долго искал на карте эту самую Бобровку, но так и не смог найти. Так что вопрос, когда же мы будем обедать и по какой реке мы все-таки плывем, встал очень остро. Женя же на провокации не поддавался и только таинственно улыбался на все подобные вопросы.

10.30. Торжественное прощание с этим уютным местечком. Погода продолжает нас радовать обильным солнечным светом, причем настолько обильным, что частенько приходится делать вынужденные остановки на предмет охлаждения разгоряченных тел, а девчонки с занавешенными личиками – просто вылитые Гюльчатаи.

12.00. Прямо перед носами наших катов возникает очень симпатичный зеленый островок, окаймленный светлой галечной полосой. Очередная команда Жени - купаемся, настигает нас на стрелке этого островка. М-да… Ну и местечко же он выбрал, наверное, сильно старался. Воды в самом глубоком месте – несколько ниже колен, да еще и идти до этой «глубины» метров 20 по противному остро-склизкому дну. Но делать нечего, “купаемся”. Это выглядит следующим образом – добредаем, докуда доносят ноги и раскладываемся на камушках дна. А чтобы полностью окунуть то, что не покрывается водой даже в лежачем положении, периодически переворачиваемся со спины на живот и наоборот.

13.35. На Желтопузике народ резвится: Дима с Ириной устроили эксклюзивное шоу «только для членов экипажа». Все началось с обсуждения умственных способностей друг друга и места женщины на корабле. Когда все словесные аргументы были исчерпаны, в ход пошли весла. Правда, пока что ребятки использовали их в качестве черпаков. Но этого им показалось маловато. Иринка отвязала у Сани ковшик и, набрав в него воды, сделала вид, что сейчас плеснет. Димка в ответ поместил весло в опасной близости от головы своей оппонентки. Этого финта женская гордость не вынесла, и содержимое ковша с шумом обрушилось на капитана. В ту же минуту весло с протяжным звоном поздоровалось с головой обладательницы невыдержанной гордости… Правда, обошлось без жертв…

На Галоше свои развлекушки. Пифыч периодически вспоминает, что он все-таки охотничий пес. Тогда (чаще всего в самый неподходящий момент – перед перекатом, или когда надо поманеврировать) он бросается за какой-нибудь мимо пролетающей или чирикающей на берегу птичкой. Приходится резко тормозить и устраивать спасработы. Ольга проводит с бурно встряхивающимся Пифычем очередную политбеседу. На какое-то время это помогает. Но потом все повторяется снова и снова.

Народ уже проголодался, и все с невысказанной надеждой заглядывают за каждый новый поворот. А Бобровки, или какого другого населенного пункта все нет и нет. А, может, ее нет вообще?

В 14.30 Женя тоже не выдерживает и командует привал. Чалимся на каменистой косе, медленно переходящей (или уходящей?) в лес, с единственным желанием: ПООБЕДАТЬ!!! Обнаруживается таинственная пропажа одного Диминого сапога. Похоже, тот, не привязанный, пустился в автономное плавание. А за день до того у Димы оторвалась подошва на кроссовке. Сейчас-то мы все обходимся без обуви, а вот по городу босиком – это интересно…

В это время быстренько набегают тучки, где-то очень близко уже громыхает и посверкивает, начинает накрапывать дождик. Все это продолжается минут пятнадцать, а потом так же быстро тучки убегают, и опять – солнце и жара. Пока дежурные готовят, народ развлекается сам и развлекает друг друга. Дима цепляется к Полинке, точнее к ее новеньким электронно-непромокаемым часам – а правда ли они такие уж непромокаемые? Мало ли что… Прибегнув к насилию и завладев часами, он со всей силы швыряет их на середину реки… Правда, потом сам за ними и плав… ходил. А часам все фиолетово, тикают себе…

16.40. Отплываем. Проходим очередной поворот. Впереди перекат. Тут мимо полетает птичка и Пифыч бросается в погоню, а Галоша, ускоряясь, входит в перекат. Бедное животное, опомнившись, пытается нас догнать, но мы победно лидируем. Хорошо еще, что Желтопузик сильно отстал, и мы кричим, чтобы подобрали... собаку такую. Ребятки быстро врубаются в ситуацию, приналегают на весла и пытаются отловить животину. Но это животное не только бедное, но еще и глупое. Оно почему-то выскакивает на берег, несется обратно и скрывается за только что пройденным поворотом.

Делать нечего. Галоше выгрести назад уже проблематично. Остается только зачалиться и издалека наблюдать за поисками. Желтопузик приткнулся в тех же кустах, в которых исчез Пиф, и спасательная команда тоже скрылась за поворотом. Ольга уже прокрутила и озвучила все самые худшие варианты, а их все еще не было видно. Они появились, когда ее терпение уже иссякло. А где же Пиф? Не нашли?.. Не видим!.. Неужели?.. А там что такое несется в траве? Ура-а, вот гадкая собака, слава Богу, нашелся, умничка, я тебе устрою, зараза такая, покажись только мне на глаза…

19.00. Из-за очередного поворота выплыл какой-то населенный пункт. Неужели таинственная Бобровка? Как бы ни так! Это дер. Мыс, здесь в прошлом мае мы познакомились с командой кировчан и узнали об ожидающем впереди десятикилометровом заторе. Обнаружили новый мост (понтонный) в районе деревни, и пройти его водой – никак. Пришлось обносить, не разгружаясь. Все взмокли (жара же!), и в ближайшем омутке Паша занырнул с ката, предварительно вежливо (спасибо, пожалуйста!) попросив подождать его на ближайшем перекате… Но коварный Желтопузик, помахивая веслами, стремительно миновал перекат и бросился догонять видневшуюся вдали Галошу… И бежал Паша за нами по реке, а с Галоши ехидно кричали: «Нашу собаку Пиф зовут, а вашу - на какую букву?».

20.30. Тормознулись на родничке, стекающем в Усьву с правого берега. А еще немного погодя, определились с местом для стоянки - немного дальше на левом берегу. 22.00. Темнеет. Вдруг из-за поворота показался кат, народ очень расстроился, увидев наш огонек – сами хотели здесь чалиться… 22.30. Вдруг из-за поворота показался кат… увидев наш огонек, народ начал кричать какие-то имена и прибавил ходу (а вот это они зря)… Оказалось, мы не они. 23.00. Вдруг из-за поворота… И так еще 2 раза… Интересно, нашли они друг друга?

Воскресенье, 27 июля
9.00. По лагерю ходят сонно-хмурые мухи, одна из них (Саша) подлетает к другой (Ирине) и спрашивает: «Где мое-мое сам не знаю что?», на что Ирина спросонья отвечает: «ТАМ». Саша идет ТУДА, возвращается и говорит: «Там нету»…

Забрав посуду из химчистки (новый способ мытья: ставишь грязную на дно реки, а рыбки ее тебе в буквальном смысле вылизывают) отплываем.

Сегодня оба ката в ударе (солнечном), то есть НИКТО не гребет, капитаны расплываются по гондолам, а команды около гондол…

12.20. Прошли старый лесовозный мост, который в прошлом мае был причиной затора. У моста обвалился один пролет, так что неизвестно, насколько он (мост) будет проходим весной. Вскоре после моста по левому берегу появляется деревня – ура! Это та самая полумифическая Бобровка, в которую никто из нас уже не верил. Чуть ниже Бобровки Женя нашел табуретку и уже не смог с ней расстаться.

Плывем дальше. Уже бы можно и пообедать, но негде. Берега здесь низкие, сплошь заросшие густым кустарником, и нет никакой возможности причалить. Зато достаточно глубоко, хотя и многовато водорослей. Изредка попадаются местечки, пригодные для стоянки, но, по известному закону, они уже заняты. Плывем, в окружении таких же страждущих – кто вперед успеет. Пока лидируем.

За очередным поворотом на нашем горизонте появляется галечная коса, очень даже привлекательная. Все бы хорошо, но что-то на ней дымится… На всякий случай все же приналегаем на весла и, как оказывается не зря – просто кто-то некачественно затушил костер. Чалимся под завистливыми взглядами попутчиков, вспоминаем про запоздавших бакланов и со спокойной совестью принимаемся за приготовление обеда. Как и все предыдущие дни, это время обеденных гроз – где-то рядом погромыхивает и сверкает, но рассасывается, не доходя до нас. Во время обеда Женя торжественно восседает на табуретке, а Паша устраивает показательное цирковое представление для узкого круга.

16.30. Отплытие. Неотвратимо приближаемся к завершающей поход стоянке. Но, тем не менее, народ резвится и успешно набирается положительными эмоциями.

20.00. Чалимся. До всех, похоже, доходит, что завтра уже будем дома – настроение царит какое-то… философическое. Впитываем каждый лучик, каждое дуновение, каждый плеск, а заодно и ужин. Хотя к тортику все уже вернулись в нормальное состояние и даже прослушали гитару с Мариной и Димой.

Понедельник, 28 июля
8.00. Вставать не хотелось, но пришлось - к 12.00 запланировано доплыть до железнодорожного моста через Вильву в районе остановки 6 км. Доплыли, благодаря Марине к 12.30 – ей захотелось пофотографировать кувшинки. В результате Желтопузики с недоумением наблюдали за странными маневрами Галоши – от одного берега к другому. Но план был выполнен и даже перевыполнен – кроме кувшинок была обнаружена и отснята белая водяная лилия (одна штука).

Вот и закончен маршрут – чалимся неподалеку от моста. Разбираем каты и параллельно готовим обед. А народу-у-у… Там и тут, кроме местных отдыхающих – каты, байды, разнокалиберные лодки… Но как оказалось, нет худа без добра – нашим соседям стало жалко выливать полкотла супчика (вкусного), и у нас был почти ресторанский обед – первое, второе и третье. Перед выходом еще раз искупались, и ту-ту.


ОПИСАНИЕ | ФОТО | ПЕРЛЫ   Участники
Скиталец - сервер о туризме и путешествиях Rambler's Top100 ПИШИТЕ НАМ
Last modified: February 22 2013 18:40:00
Яндекс.Метрика
© 2002 tourclub-perm.ru   В случае перепечатки материалов сайта активная гиперссылка на tourclub-perm.ru обязательна