ШАВЛА-АРГУТ-КАТУНЬ, 24 ИЮЛЯ - 20 АВГУСТА 2005

 
ФОТО <2> | ПЕРЛЫ | . ТВОРЧЕСТВО   Участники
Просмотров: 6895  |  размещен 30.09.2005
Ещё дневники этого автора
 

Марина: Этот поход побил все рекорды по нестандартности. А началось все это безобразие еще дома. Достаточно того факта, что писать походный дневник мы начали за две недели до отъезда!!! И это притом, что обычно приходится уламывать народ взяться за эпистолярное творчество. А тут в самый будничный рабочий день Женя заявляет: “На, почитай”. Ну, почитала и взялась все перерабатывать, а потом пришла муза, и понеслось… Дело дошло и до Манюни, в очередной раз взвалившей на себя тяжкий груз должности походного летописца – она тоже внесла свой вклад… Мы уже ржали по этому поводу – а на фиг вообще куда-то ездить, дневник-то уже вот он!
А затем все-таки был поход… Был он неожиданно тяжелым, с большим количеством нештатных ситуаций, некоторые из которых, балансируя на опасной грани, слава Богу, так её все-таки и не переступили.


МОЛОЧНАЯ РЕКА + КОФЕЙНЫЕ БЕРЕГА = КОФЕ С МОЛОКОМ или ГЕМОРРОИДАЛЬНЫЙ ПРОХОД

дневник похода: Шавла-Аргут-Катунь, 24 июля - 20 августа 2005

сплав по рекам Шавла-Аргут-Катунь в августе 2005 года

Паводок на Шавле
Предисловие (домашняя заготовка). СБОРЫ И РАЗБОРКИ. ГИТАРИСТОВ МНОГО НЕ БЫВАЕТ…

Женя: Традиции на то и традиции, чтобы их соблюдать. Главная наша традиция – большой летний сплав по нарастающей (в смысле категории). Им закрывается летний сезон. Это своего рода итог нашего туристского года. Осенью мы живём под впечатлением этого похода и начинаем строить планы на следующий сезон, а к Новому году планы уже окончательно созревают, и начинается их воплощение. Зимой, весной, летом, шаг за шагом, мы готовимся к нашему главному походу, и вот, наконец…

Марина: Поэтому и в этом году мы, не мудрствуя лукаво, главный поход сезона традиционно распланировали ещё до Нового года, практически сразу по возвращению из предыдущего. Женя за всех нас подумал и замахнулся на Шавлу (Алтай) с выходом через Аргут в Катунь – маршрут 5 к. с. (в прошлом году ходили Ону (4. к. с.)).

Наши предпоходные проблемы тоже оказались вполне традиционными. В этом году мы честно выполнили всё намеченное, и Ревун, и Катунь, и Акчим, но мужиков как не было, так и нет, только Женя да Андрей. Остальные – девочки – с опытом и без.

Правда, предкатунские перипетии хорошо закалили наши женские души. И принятое тогда в шутку решение (каждая женщина ищет себе мужика) оказалось актуальным и сейчас. Так, Полина запаслась сразу двумя - братом Саней-Медвежонком и другом Саней, но по шавлинским меркам водный опыт у них никакой. Ирина, сначала, было, возмутилась: “Да где я вам за месяц мужика найду!!!”. Но через неделю на очередное сборище по походу притащила, гордая, аж четверых. И хотя один после первой встречи больше не появился, двое других - только едут туда вместе с нами (у них свой кат-двойка), но один-то остался - её брат Дима - и тоже без опыта. Ладно, будем считать, что Полина-Ирина поработали за всех остальных дам. Так что мы с Манюней и Марьей пойдем на халяву. Хотя если подходить уже совсем формально, мы с Манюней, в принципе, перекрываемся Женей и Андреем – надеюсь, уже заслужили такую честь. Остается только Марья. Но она нынче завхозит, ей некогда отвлекаться на всякие мелочи… И вообще, с завхозом надо дружить.

Но, как оказалось, это было только начало. Нынче проблема мужиков приняла особо гипертрофированные формы – за две недели до выхода нас начал доставать Андрей, у него на поход, оказывается, нет денег. А без Андрюхи совсем хана – на два корабля остается только один капитан – Женя – не разорваться же ему. А Андрюха верен себе – а что, мол, пусть Санька капитанит. На что взвились Манюня с Машкой – у них после Акчима с Саней в роли капитана эмоции так и хлещут. Хотя обе признают, что Саня – классный.

Следующее предложение поступило от меня. Все равно ведь будем идти с попеременной страховкой, т. е. по очереди. Вот пусть Женя и капитанит по очереди – сначала идет на Ласточке, а потом – на новом кате (уже в походе окрестили его Веселопедом). Обсудили это с Манюней. Ей идея тоже понравилась. Только Женя как-то несерьезно отнесся – похихикал, и все. Зато сходу перевел стрелки на Манюню – а пусть она и капитанит на Веселопеде – а что, надо растить смену. Манюня пригрузилась и на полном серьезе стала выяснять подробности гребли на заду. Довыяснялась до того, что полностью перестала что-либо понимать. Собственно, вроде, все просто, но как-то раньше не задумывались на эту тему. Так что, спасибо Андрюхе – теперь мы знаем, что там все действия вызывают практически противоположную реакцию ката – мы дошли до этого исключительно силой нашего совместного воображения.

Рассматривали варианты смены маршрута, переноса сроков поездки и пр. Например, если сместить на 7 дней в сторону августа – остаются только три недели. Пролетаем по срокам с Шавлой, но вполне можем сходить на саянскую Оку. И Андрюха успевает разобраться со своими денежными делами. Вроде, все хорошо. Но опять же получилась фигня. Наш второй капитан заявляет, что в таком случае он точно не пойдет – четверка его, видите ли, не интересует, как класс…. Во, круть!

Дело Андрюхи было вынесено на повестку дня экстренного общего собрания участников похода. Народ сначала взгрустнул, затем поржал, а после пораскинул мозгами. Было принято следующее решение: Андрею не выпендриваться, а срочно зарабатывать деньги, ну, а если он всё же не пойдёт, мы с намеченного пути не свернём, как бы трудно нам ни пришлось. Полный вперёд, готовим снаряжение и продукты, билеты на обратную дорогу уже закуплены, и на Андрюху, кстати, тоже.

Итак, окончательный состав понятен:

Женя
Женя – руководитель, фотограф и капитан Ласточки (правый кормовой)
Андрюха
Андрей (Андрюха) – капитан нового ката, уже в походе прозванного Веселопед (левый кормовой)
Маша
Маша – завхоз и пассажир
Марина
Марина – медик, фотограф, гитарист и правый носовой
Манюня
Манюня – летописец, ответственный за билеты и тоже правый носовой
Польша
Полина (Польша) – левый носовой
Саня
Саня (просто Саня) – гитарист и левый кормовой
Медведь
Саня-Медвежонок, в походе ставший Медведем – кинооператор и пассажир
Ирина
Ирина – кинооператор и левый носовой
Дима
Дима – кинооператор и правый кормовой
Чип
Андрей (Чип) – капитан двойки, гитарист
Дейл
Женя (Дейл) – экипаж двойки

Ура! Трое гитаристов – это просто здорово… Надоело одной отдуваться – есть настроение, нет настроения, все равно пой, ласточка. А тут… Насколько я знаю, Санька охотно берет гитару, вот пусть и веселит девочек. Надеюсь, и Андрей хорошо поработает...

Тут же утвердили составы экипажей. На Ласточке, под Жениным руководством – Марина, Полина, Саня (просто Саня) и Медвежонок. В Андрюхиной команде – Манюня, Маша, Ирина и Дима. Нетрадиционным был только третий кат – двойка. Его экипаж – Андрей и Женя, которых привела Ирина. Они планировали отбывать с нами не весь месячный срок, а только 10 дней, а потом форсированно рвануть вперед. В походе экипаж двойки обзавелся почетным титулом Чип и Дейл, поэтому, чтобы не путать народ Андреями и Женями (которых получилось в группе по двое), в дальнейшем буду называть этого Андрея Чипом, а Женю – Дейлом.

Женя: Дебаты по поводу тушёнки тоже одна из наших традиций. Они повторяются перед каждым большим походом и, похоже, это будет происходить ещё долго. В этот раз сюжет был такой: при обсуждении загрузки, выяснилось, что на 24 ходовых дня вес продуктов на каждого человека составит 20 кг, а средний вес рюкзака – 47 кг. Эти цифры впечатлили всех. Решили таки экономить вес и, конечно, сразу вспомнили про тушёнку. Экстремисты заявили, что это лишний вес и надо от неё отказаться совсем или, по крайней мере, наполовину сократить ее потребление – 1 банка на одну закладку. Но тут взбунтовались мужики и пригрозили съесть завхоза (в экстремистах есть нечего, одни кости). Последовало предложение взять сублимированное мясо, но вот беда – гадость страшная, вкуса в нём никакого нет. Питаться этим желающих не нашлось. А сушить мясо оказалось некому – все жутко занятые, и опять пришлось вернуться все к той же тушёнке, только договорились, что тушёнка будет все-таки один раз в день, но по 2 банки – утром, в обед к супу - сыр или колбаса, а вечером молочная каша.

Марина: Но это еще не оказалось завершением данного процесса. “Мясные” дискуссии периодически то затихали, то опять обострялись. Основным их инициатором, как и все прошлые годы, выступала я. Опять и опять предлагала попытаться обойтись без тушенки – лишняя тяжесть и без того нелегких рюкзаков. Вариант – сушить обычное мясо. И рецептик имеется – когда-то, в бурную завхозскую юность, я уже проворачивала такую штуку. Его суть: мясо прокручивается через мясорубку, и выпаривается в духовке, периодически его надо разминать вилкой до консистенции мелких комочков. И как обычно, эта идея вызвала бурные дебаты. Кому-то лень, кому-то страшно, а кто-то в принципе не верит в сохранность подобного продукта. Но, однако же, народ я достала – решили поэкспериментировать – а вдруг да…

Первая проба – ее автор Саня – была съедена на традиционных июньских Глухих. А так как у Сани дома нет мясорубки, мясо он просто порезал пластиками и просушил в духовке. Окончательный продукт, по словам его потребителей, оказался слишком долговаримым, хотя, скорее всего, выдержал бы месячный срок (вечером по приезду Маша делилась впечатлениями и плевалась – резина резиной, не жуется, и вкуса нет).

Следующим экспериментатором, как ни странно, оказался командир. Он тоже внес элемент творчества в исходную рецептуру. Женя сразу использовал готовый фарш – посолил его и поперчил. Но обрабатывал продукт не в духовке, а в микроволновке. И выдал на пробу сразу несколько вариантов – чисто говяжий и смешанный.

В результате получилось нечто, похожее по вкусу на фарш к пиву – подсоленный и поперченный. Во время дегустации народ увлекся, и Жене пришлось буквально выхватывать у нас из рук ложки, чтобы осталось хоть что-нибудь для дальнейших экспериментов. А жаль… Это “нечто” мы назвали “кити-кэт”, но штука получилась уже вполне съедобная, даже в сухом виде. В отличие от Санькиных хрустящих “сухариков”, Женина продукция оказалась помягче и не требовала столь длительной варки. Осталось только проверить ее на сохранность… Чем мы успешно и занимались на всех оставшихся предалтайских выездах.

За пару дней до отъезда возникает еще одна проблема – автозаброска от Бийска до перевала Орой. В отчетах предыдущих групп вычитали, что ГАЗ-66, под предводительством местного аса Константина Наумова завозит даже за перевал, и остается всего 15 км пешки, уже вниз. Здорово! Предполагаемый маршрут Бийск – Чибит (350 км) – перевал Орой (20 км). Предположительная стоимость (по тем же отчетам) – 15 тыс. рэ. Из них – десятка до Чибита и пятерка за Орой.

Традиционно такие заброски мы планируем заранее – находим через инет (в отчетах или дневниках) телефоны местных машин, созваниваемся, договариваемся. Нынче тоже решили не отступать от традиций. Я накачала кучу разнообразных отчетов, прошерстила их и выдала Манюне свиток. Утром та звонит – оказывается, там образовалась большая монополия – ООО “БийскАлтайТур”, и Костя тоже теперь работает с ними. Кроме того, после прошлогоднего землетрясения в том районе разрушены мосты, и теперь придется добираться окольными путями – от Бийска до Акташа, а потом уже на Орой. Дорога от Акташа тяжелая – хорошо разбитая грунтовка, крутые взлеты, глубокие броды через бурные речки, и так 70 км. Поэтому за все с нас запросили 25 тыс. Что делать?

Отвечаю – тяни время, а сама на ночь опять погружаюсь в инет – копаю, рою, бью копытом. С утреца выдаю новый список – автопредприятия в Бийске и Горноалтайске. Но и тут нас постигла неудача – туда никто не возит – кто не знает дороги, кто говорит, это невозможно. Поэтому Манюня проводит очередной тур переговоров с “БийскАлтайТуром”, и мы принимаем их условия. Таким образом, в понедельник 25-го в Бийске нас должны встретить на Газели с прицепом и забросить в Акташ. Там мы пересаживаемся на ГАЗ-66 с Константином Наумовым за рулем, и уезжаем максимально возможно за перевал Орой. Радует одно – по всем отзывам, ребята четко выполняют свои обязательства. В чем мы, кстати, убедились на своем опыте.

А вот теперь, собственно, и начинается настоящий дневник… Отдаю перо Манюне.

Глава 1. СУЕТА СУЕТ И ПРОЧАЯ СУЕТА

Первую встречу по Шавле провели во вторник 14 июня, сразу по приезду с Акчима. Да, день явно был выбран неудачно – весь народ находился в смутной полудреме – кто недоспал, а кто и вовсе еще не спавши. Поэтому все вопросы вяло и подолгу мусолятся. Но потихоньку начинает вырисовываться какой-то консенсус: Женя и Андрей, ясно-понятно, кэпы; я, как обычно, отвечаю за покупку билетов и за походную летопись. Осталось только определиться с личностью завхоза, но думать и перепираться лень, поэтому быстро и единогласно соглашаемся с первой же выдвинутой кандидатурой – начпродом будет Маша, и окунаемся в увлекательнейшую дискуссию на тему: “Питание в походе”. И тут начинается детский сад – это я не ем… то я терпеть не могу… давайте это брать не будем… Блин, сразу вспоминается любимый анекдот про людоедов: “Я не люблю-ю-у-у дедушку-у-у…” Так и хочется взять ложку и треснуть нехочучкам по лбу: “Ешь, что дают…”

Дела билетные тоже проходили весело. Срок покупки билетов в “туда” за 45 суток благополучно профукали. И все это из-за нашей любимой проблемы № 1 – ну не было на тот момент полной ясности с составом. И теперь оставалось запастись изрядным запасом оптимизма в ожидании очередного срока – за трое суток.

Но уже катастрофически приближалось время “Ч” для приобретения билетов в “обратно” по первому сроку. На данный момент состав уже более-менее определился, только Андрюха все еще находится в подвешенном состоянии – не сказал ни “да”, ни “нет”. У меня началась паника. Что делать? Куда едем? Сколько билетов брать? За день до 45-го дня звоню Жене. Он краток: “Покупай…” Затем долго перетираем эту тему с Мариной, но Андрюха никак не хочет срастаться с билетами и маршрутом. В завершение полирую этот вопрос с Машкой, и мы приходим к окончательному выводу: необходимо экстренное общее собрание.

На сборище долго перебирали всяческие варианты, прикидывали и так, и эдак. И все-таки решили обратные билеты брать на 18-19 августа на всех, в том числе и на Андрюху – не фиг было мозги парить.

С утреца рванула на вокзал, встала в кассу, предварительно прочитав расписание – ура! перерыв только через два часа, успею. Однако через 5 минут окошко захлопнулось - обед!!! Блин-н-н, забыла, здесь время-то указано московское!!! Мигом пристроилась в соседнюю очередь, но минут через 15 оператор тоже выставила табличку. Ну, не везет…

Решила сменить зал. Выбрала очередной хвост, где перерыв еще не скоро. Стою, выжидаю свою очередь и параллельно пытаюсь прикинуть, сколько денег надо, хотя бы в первом приближении – хватит или нет. Еще немного, всего два человека впереди… Уже предвкушаю удовольствие расставания с кассовым залом…

Неожиданно оператор начинает нервничать и возмущаться. Прислушиваюсь. Какая-то женщина покупает билеты не по документам, а по бумажке с выписанными на ней паспортными данными, чем и вызывает неадекватную реакцию кассира. Начинаю прикидывать, что она скажет мне, когда ей придется выписывать по 10 билетов на два паровоза, и нет ни одного паспорта, а только заветная бумажка…

Стою, дрожу. Вот и до меня доходит. Выдаю исходные данные – 10 билетов на 18-е августа из Бийска до Новосиба и на 19-е из Новосиба до Перми. Странно, но билеты есть, причем второй поезд, уже знакомый нам Абаканский. Придется погулять по Новосибу часиков 6-7, фигня. Одно только “но” – вот “подвезло” – именно в этот день идет особо фирменный поезд, билеты на который дороже на 600 руб. каждый. Ну, уж на фиг, перетопчутся. Начинаю выяснять вариант отъезда из Бийска 19-го августа.

Кассир уже сплошной комок нервов – пытается отправить меня в справочную, но я стою насмерть. И чтобы уже совсем добить ее, сообщаю, что мне, скорее всего, не хватит денег на все билеты. Ее начинает трясти. Уговариваю ее посчитать примерную (пол-палец-потолок) общую сумму и ура! все, вроде, получается – укладываемся в имеющуюся в наличии пятнашку.

Пока оформлялись документы, на что ушло еще минут 30-40 моей жизни, очередь тихо негодовала. В итоге до Новосиба едем просто шикарно, а дальше – всего одно купе, и то у туалета, а остальные боковушки. Радоваться надо, что вообще достались! Так что радуюсь сама, и спешу обрадовать остальных. Народ доволен…

Глава 2. ТУ-ТУ, ЧУХ-ЧУХ…

24 июля, воскресенье
Общий сбор был объявлен в 14.00 у вокзала. Когда мой папик доставил нас с Мариной к месту дислокации, остальные были уже в сборе. В этот раз собралась неожиданно большая толпа провожающих – в основном, Маринины и Полинины родственники. Пока мы тусовались, начал накрапывать дождик. О! Добрая примета. Некоторые умники догадались не прятать гидру далеко вглубь рюкзаков, остальным пришлось довольствоваться зонтами рядом стоящих палаток.

Хихоньки-хаханьки-объятия… Объявление прибытия на 3-й путь нашего паровоза… Таски барахла на перрон… к вагону… грузимся. В этой суете, пока проводники отвлекались на нас, какой-то бомж умудряется просочиться в вагон. Но бдительная Маша усекла его и кинулась к вагоновожатым. И тут началась БОЛЬШАЯ ДАВКА. Проводница кинулась в вагон, перепрыгивая шмотки и расталкивая снующий туда-сюда народ, заскочила в свое купе и выпинывала оттуда любителя легкой наживы навстречу потоку входящих. А мы все таскали и таскали, пытаясь пристроить куда-нибудь каркасы, рюкзаки и себя самих…

Мы с Машей приглядели для себя боковушки, и только потом дошло – 6-е купе – аварийный выход – окна не открываются. Тикаем, а то не доживем – жара-а-а… Тронулись…

Постепенно все обустроилось, и народ начал клянчить обед. А к вечеру, уже ближе к Свердловску прокатилась волна переселений, например, Маша и Андрей переезжали три раза, и в завершение Андрюха радостно сообщил, что у них в купе освобождаются еще два места!.. и начал канючить. Блин, задолбал.

Вследствие большой разбросанности по вагону тусовались в местах наибольшего нашего сосредоточения и в итоге довели до истерики Полинину соседку. После чего переехали с гитарой в Женино купе, где собрался более терпимый народ. Там и просидели остаток вечера. И примерно в 23.00 разбрелись по домам – спать – денек выдался нелегкий (жара, духота, суета), надеясь на ночную прохладу… Не знаю, кто как спал, а я всю ночь развлекалась то открывая, то закрывая форточку…

25 июля, понедельник
Как ни странно, но народ подорвался рано – когда в 9-м часу я в очередной раз открыла глаза, увидела Машу, двигавшуюся в сторону Жениного купе – ничего себе, народ уже завтракать готовится.

Пока умывалась, пока туда-сюда, приехали в Омск. Ура! Мороженое!.. … облом-с… - 25 рэ – у нас оно 14-18 рэ. Ешьте сами.

Дальше встала проблема – чем заняться. Народ уткнулся в прессу. Мы с Машкой тоже решили поискать, чего бы почитать. Книжки с собой оказались только у Полины и Марины. Польша свою зажала, а у Марины книжка просто отпад – “Справочник медицинской сестры”. С горя взяли его и неожиданно увлеклись – стали изучать пролежни, как наиболее актуальный сейчас фактор нашей жизни, а потом попали в раздел психических заболеваний. И тут же практически все симптомы обнаружили у Андрюхи, и кое-какие – у Медвежонка. Ну, и компания у нас подобралась! Так и дожили до Новосиба.

В Новосибе – жара. Поэтому решили в вокзале не париться, а устроиться в тенечке на перроне. Нашли удобное местечко где-то на окраине – нам здесь ошиваться 4 часа, поэтому бегать по камерам хранения нет никакого смысла. Разбились на две группы, и первая отправилась осваивать ближайшие Н-ские просторы, а вторая осталась на карауле. Через полтора часа поменяемся.

Мы с Машей прогулялись по Вокзальному проспекту, вышли на пл. Ленина, где находится оперный театр, и углубились в парк. Народу в парке несмотря на понедельник оказалось много. Полюбовались фонтаном, Машка увидела радугу среди брызг. Пошли дальше. И тут Маша почти что осуществила свою мечту – мы вышли к краеведческому музею. Но попасть туда нам не удалось, т. к. было уже 19.00, а музей закрылся в 18.00, да к тому же на табличке написано, что понедельник - выходной. Двойной облом! Ну, ладно, на обратном пути будет суббота, и утро, и свободное время, обязательно сбегаем…

На вокзале приняли вахту у Жени с Мариной. Дав указание помыть паровозные овощи в колонке между путями, они отплыли в направлении города. А минут через 15 к нам подошли двое – мужчина и женщина, такие цивильные, особенно по сравнению с нами:
- Вы из Перми?
- Да.
- Марина?
- Гуляет…

Мы пообщались… Оказалось, местные водники. Марина познакомилась с ними через инет, а тут, раз такая оказия, они решили пообщаться живьем. Выдали им по сидушке – ждем-с. Эта парочка явилась, как и было заявлено – через полтора часа, когда все остальные были в сборе. Состоялась процедура знакомства, бурное общение… А еще через полчаса объявили наш паровоз… Марина: Напоследок договорились, что когда будем обратно, обязательно позвоним – зайдем в гости, пообщаемся, примем ванну... И мы стартанули…

Уф! Наконец-то загрузились, и даже тронулись. Перрон Новосиба медленно начал уплывать куда-то вдаль. Завтра раненько утром будем в Бийске. Под это дело решили белье не брать, а обойтись подручными средствами. Хорошо – вечер, относительная паровозная прохлада.

Места у туалета, зато в очереди будем первыми. Переехали Обь, потом еще что-то. Зона не заканчивается – город, город, станция, опять станция. А душа уже просится на горшок. Туалета хочу! Наши мучения прекратились только через полтора часа… Но были уже далеко не первыми – успели протолкнуть только Машку с ее проблемами.

После очередной санзоны все-таки дошло дело и до нас. Истомившийся Саня смог только пробормотать: “Когда будете там, имейте меня ввиду”… И, возвращаясь на место, каждый докладывал, что там имел его ввиду…

Спать, спать… Но ночка выдалась еще та: двери – бряк, бряк, бряк, народ – шмыг, шмыг, шмыг. То в туалет, то курить, то гулять… Караул! Голова уже чугунная…

Глава 3. ЗА ПЕРЕВАЛОМ – ПЕРЕВАЛ

26 июля, вторник
Ну, слава Богу, подъем. Туалет, по традиции, на запоре. Торопливо завтракаем – уже вот-вот Бийск.

В Бийске на вокзале нас уже встречают – еще дома я созвонилась с “БийскАлтайТуром” и заказала машину до Акташа. Грузим шмотки в прицеп желтой Газели – опять традиционная желтая Газель – те рюки, что не входят, закидываем в салон, и грузимся сами, и в путь. Но сначала заезжаем в контору? диспетчерскую? “БийскАлтайТура” и заказываем Газельку на обратную дорогу – 18-го августа в 22.00 нас будут ждать в устье Чуи – неподалеку от того места, где в мае этого года у нас была первая ночевка на Катуни.

Само собой, тут же вспоминается и та веселая весенняя авантюра (взяли в Перми желтую Газель, и маханули прямо до старта на Чуе… а потом, завершив маршрут, на ней же умотали домой) – окружающие пейзажи уже знакомы и навевают… Оказывается, самую интересную часть пути в прошлый раз мы проехали по темноте. И сейчас догоняемся, любуясь горными пейзажами. А вот пошли и совсем знакомые места – здесь мы тогда два часа стояли, ожидая, когда расчистят место аварии… Чуя… здесь был стапель… Горизонт… А давайте сходим, посмотрим, как он выглядит сейчас? Но Женя сделал остановку только на Турбине. Быстренько сбегали вниз, к реке, а по пути натрескались крыжовника. Блин, какая все-таки моща и красотища!!! Здесь сняли первые кадры фильма о нашем большом летнем приключении.

А вот и Акташ. Примерно 18.00 местного времени, но солнце еще достаточно высоко. Нам предложили здесь переночевать, и уже с утра начать дальнейший путь. Но нам невтерпеж, нет, нет, нет, нет, мы хотим сегодня… Сегодня, так сегодня. Костя принимает душ, мы грузимся в фургон ГАЗ-66 и… начинаем объезд всех Акташских магазинов – Костя периодически догружает салон мешками, ящиками и мешочками. Как мы поняли уже на следующий день, таким образом он снабжает местных пастухов всем необходимым.

Но вот Акташ уже позади. Еще около часа весело катим по асфальту – справа стеной стоит горная гряда с ледниками на вершинах – вдоль нее мы и едем. Любуемся, через люк в потолке народ фоткает и пытается курить. Однако берегите зубы!..

Но, как известно, все хорошее быстро заканчивается. Закончился и асфальт – по сомнительному мосту в районе поселка Курай мы переезжаем Чую, и начинается абсолютное бездорожье вдоль все той же горной гряды. Болтанка и трясучка продолжается примерно до 21.00, переезжаем вброд неслабую речушку и км в 1,5 от небольшого, но красивого озера, на фоне все тех же гор устраиваемся на ночлег.

Быстро начинает темнеть. Так хочется спать, что я отрубаюсь, не дождавшись ужина. Остальные тусовались у большого камня, где устроили кухню. Первыми дежурными были назначены Польша и Саня. Саня минут 30-40 ходил за водой к озеру – оно оказалось дальше, чем казалось, и подходы к берегу с этой стороны заболочены. Так что ужин состоялся уже в кромешной тьме, и сидеть у костра с песнями и разговорами никому не захотелось – устали. Положение усугубил Андрюха, опрокинув только что заваренный чай…

27 июля, среда
Ах, как сладко, наконец-то, спится… сколько времени?.. где часы? Блин, чуть не задушили – болтаются на шее. 5.00 – ужас какой, спать дальше в приказном порядке! Шуршание в соседней палатке – наверняка Андрюха… Спать, спать… документы… документы… Саня в библиотеке… с нас требуют какую-то памятку за эти документы… Даже во сне проблемы… “Подъем, каша готова…” На часах 6.00 – это уже местное время, нашего 7.00.

Как сладко вставать, когда выспишься – прямо удовольствие… Минут 10 еще нежимся в спальниках, болтаем. Спрашиваю, чего так народ ржал вечером. Маша рассказывает мне чайную историю. И утро в нашей палатке начинается с дружного хохота – жить будем.

Выползаем из палатки, завтракаем и любуемся озером на фоне гор, покрытых облаками – лепота! Периодически сцепляемся с Андрюхой – что-то он не в себе. Наконец Марина не выдерживает и объявляет ультиматум нашей троице: зачинщику базара – в лоб. Ладно, мы не трогаем Андрюху, он не трогает нас с Машей. Ок!

Будим водителя, грузимся, и в дальнейший путь. Кочки, ухабы, наезжающие на нас рюкзаки… Неожиданное торможение, борьба с рюкзаками, стоп. Пастушеское стойбище… Так вот для кого упаковка тройного одеколона! Пока Костя ведет дружеские беседы с узкоглазым дитем солнца, мы распихиваем рюкзаки по местам и рассуждаем, кто они (алтайцы) по вероисповеданию. Решаем, что буддисты. Андрюха тут же начинает выяснять, где находятся их храмы, и изъявляет желание посетить хотя бы один.

Ну, все, переговоры закончены, переговорщики жмут друг другу рук, едем дальше, а местами ползем по бескрайним просторам. Оп-ля-ля! Прямо на дороге сиди какая-то зверушка – что-то среднее между бурундуком и белкой. Рыжеватая шерстка, размерами крупнее бурундука, выжидающе смотрит на приближающееся чудовище. Но, видно, не понравились мы ему – разворачивается, чешет в поля и ныряет в норку. И тут же появляется еще одна такая же зверушка, уже с другой стороны. Потом еще одна, и еще…

Очередное стадо – коровы, козы, лошади, овцы. Очередная остановка. Навстречу нам выходит девочка. Костя вручает ей кулек с конфетами. А мы разглядываем резные столбы у входа в шестиугольное жилище. Идолы? Коновязь?

Едем дальше, ведем нескончаемые беседы, на тему “Чего вижу, о том и пою”. Разговор заходит об обморожениях (заснеженные вершины, что ли, нашептали?). Маша рассказывает, как она обморозила ноги. Андрюха тут же прикапывается, не верит и требует доказательств, мол, а где шрамы? Дружно, но безуспешно пытаемся убедить его, что шрамы это совсем не обязательно. Андрюха не слушает никого, талдычит свое, и, в конце концов, отрезает: “Это у тебя психическое обморожение”. Тогда мы тоже выносим свой вердикт: по этой логике отморозок – это человек с психическим обморожением…

Тормозим у очередного стойбища. Хозяин сам выходит нам на встречу и минут 10 висит на дверце машины. Салон облегчается еще на одну коробку. Однако пора-пора. Едем дальше, забираемся все выше, и выше. Вот выше уже только облака… И опять стоп. Дальше будет очень крутой спуск к реке Мажой. И Костя говорит, что лучше он спустится без пассажиров, и просит нас по пути убирать с дороги большие камни и ветки. Ок!

Классно! Разомнемся. Чап-чап, вприпрыжку вниз. Да, и вправду крутовато, градусов 30. Как, интересно, Костя будет здесь спускаться. Но еще интереснее, как он будет потом подниматься? Машина ползет где-то позади, мы слышим ее натужный рев. Хорошо еще, что дорога сухая. По пути собираем смородину на чай, а уже внизу, у ненадежного (трудно представить, что по нему сможет пройти ГАЗ-66) моста через Мажой объедаемся первой жимолостью. Кайф! А потом Марина, уходившая на другой берег пофотографировать цветочки, призывно засемафорила руками. Идем туда. Ого! Клубника! Пасемся и собираем растущий тут же дикий лук.

Мажой – нехилая речушка. Здесь она метров 10 шириной, но бурная, шумно несется среди камней. Оказывается, Костя и не думал переезжать ее по мосту. Он бережно укутывает полиэтиленом что-то глубоко запрятанное в недрах машины. И вот ГАЗ-66, как большая торпеда заходит вброд, поднимая пенные валы. Красиво!

От Мажоя еще немного поднимаемся пешком и опять загружаемся в салон. Дрым-дрым по бездорожью. Навстречу нам начали попадаться группы туристов – явно горники, все больше и больше.

Погода портится – поднимается сильный ветер, стадами ходят тучи. А уже перед самым перевалом, на болотах, когда Костя в очередной раз просит нас пробежаться пешочком, начинается ливень. Лихорадочно натягиваем гидру, у кого оказалась под руками, и шагаем под проливным дождем, хорошо, недолго, всего минут 20. Но ноги помокли безвозвратно. А когда нас все-таки подобрали, небо тут же прояснилось, и выглянуло солнышко.

Немного проехали – опять пешка. Костя говорит: “Вон, видите, группа идет? Шагайте за ними до брода через Шабагу. Там финиш”.

16.00. Река Шабага. Отсюда начинается пешая часть пути. Однако почти сутки добирались сюда от Акташа. А всего-то 70 км…

Выгружаемся, а мимо идут и идут группы – какой-то проходной двор! Дежурные готовят обед – это все еще Польша с Санькой. График у нас такой – одно дежурство: ужин, завтрак и обед. Остальные начинают перетаскивать шмотки на другую сторону Шабаги. Туда же дежурные приносят и котлы. Прощаемся с Костей, предварительно убравшись в салоне, и машина отправляется в нелегкий обратный путь.

Обедаем, и начинается… 18.00. Солнце еще высоко. Челночим короткими перебежками, туда-сюда, туда-сюда. Начинает поливать дождик, а мы туда-сюда, вверх-вниз. Груз мы распределили так, чтобы унести все за два раза. Сначала минут 10 тащим рюки, бросаем их и бегом назад. Хватаем еще чего-нибудь и плетемся туда, где бросили рюки. Краткая передышка, и опять вперед. И все это непрерывно повторяется до 20.00. На знаменитые Шабагинские водопады получилось только кинуть взгляд сверху. А некоторые даже их и не заметили… – не до того.

Где-то здесь встретили земляков – ребят из Лысьвы. Они гуляют в этом районе уже две недели, и все это время не просыхают – сплошные дожди. И на Шавлинских озерах им тоже не повезло – никакой видимости – туман. Но зато мы их порадовали, что дома погода наладилась.

Встали на ночевку, точнее, пали, рядом с группой, которую встретили еще в самом начале пути – со стоянками здесь напряг. Ребята шли в горы, и шмотья у них с собой значительно меньше – им не пришлось челночить, вот они нас и обогнали.

Торжественная передача дежурства – подвезло нам с Медвежонком. И тут начались лихорадочные поиски переходящего продуктового пакета. Вроде прошли всего одни сутки, а он уже накопился и куда-то подевался. В итоге Женя довел до слез завхоза – голодный командир страшнее медведя. Но наконец-то пакет нашелся, и с горем пополам сварганили кашку – крупы многовато для котелка.

Ну, слава Богу, все устаканилось! Греемся у костра под звуки природы и гитары, благо, в этот раз у нас аж трое гитаристов! Сегодня, наконец-то, Чип впервые взялся за инструмент. К остальным мы уже привыкли, а его слышим первый раз. Поэтому Марина с Саней расслабились – формально отыграли по нескольку песен – лишь бы мы отвязались, остальное время отрабатывал Чип. Марина балдеет – наконец-то отдохнет! Невзирая на тяжелый день, начали расползаться только к 24.00. Мы с Машей разбудили Медвежонка. Еще бы! Когда ставили второпях палатку, не заметили, что прямо по центру оказался большущий булыган с острыми краями. Пришлось мне нырять за ним под палатку прямо с головой и в антисанитарных условиях выковыривать каменюку. Первое, что увидела, вынырнув, Машино лицо. Видимо от напряжения, у нее пошла носом кровь, и теперь в профиль, с ноздрей, заткнутой туалетной бумажкой, она была ну, вылитая баба Яга.

Поржали, покопошились, улеглись, и началось… Во мне проснулся Большой Ух – лежала и слушала звуки Вселенной. Постоянно казалось, что кто-то тихонько ходит вокруг палатки, слышался топот и тихое лошадиное ржание. Решила, что меня посетили глюки. И усилием воли постаралась заснуть. Завтра же вставать в 6.00 – дежурить.

28 июля, четверг
5.00 на часах. В соседнем лагере слышно какое-то шевеление. А нам можно еще часок подремать.

6.00. Однако пора вставать… блин. Опять какое-то шевеление, на сей раз в нашей синей палатке – там живут Польша с Санькой, Дима с Ириной и Андрюха – и слышится голос Андрея: “Дежурные, вставайте”. Убила бы, чего ему не спится? Сами знаем, что пора.

Выскребываемся из спальников, одеваемся, укрываем Машу дополнительным спальником – спи еще часок. Вылезаем на свет Божий. Ха! Соседи уже ушли и куда-то задевали перекладину. Минут пять убиваем на поиски подходящего дрына. И костер никак не желает разгораться. А народ вместо того, чтобы сладко посапывать, начинает постепенно кучковаться вокруг костра. Вслед за Андрюхой выползли Дима с Ириной, потом появился Дейл – Женя 2. И чего им не спится в такую рань? Может, их (Андрюху с Ириной) назначить вечными дежурными на завтрак?

Как только засыпали крупу, Андрюха начал нервничать – как же, он уже встал, а кто-то еще дрыхнет. Непорядок. И начал вопить: “Подъем”, а каша все никак не хотела закипать. А Андрюха все вопил… Начали выползать остальные. В результате кашу пришлось снять с огня с легкой недоваренностью. Слава Богу, хоть Марина поддержала меня и наехала на Андрюху, мол, сам не спишь, так не мешай другим, и вообще, ори в свое дежурство… Интересно, подействует?

После завтрака начали собираться. Маша решила провести краткую ревизию нашего продуктового запаса. Ей стало интересно, почему же у Жени такой тяжеленный рюкзак, и что он тащит в тех коробках - говорит, что продукты? Эти коробки привлекли наше внимание еще вчера, но тогда до них руки не дошли.

И вот, когда Маша увидела их содержимое, у девушки просто в зобу дыханье сперло… Оказывается Женя прихватил с собой те 12 банок тушенки, которые мы заменили сухим мясом! И было чего мозги парить и время-деньги тратить? Шум поднялся до небес. Машу поддержала Марина – это ведь была ее выстраданная идея, которая в свете последних событий пошла коту под хвост.

А дело было так: Маша закупила продукты, нафасовала их на суточные пакеты, подписала по датам, вложила в них меню. Потом настало время раздать их народу. Решили это сделать централизовано – Чип-Андрей заехал к Маше домой и привез все в клуб. А днем раньше Маша имела разговор с Женей, в котором задала вопрос: “А что делать с лишней тушенкой?” Женя ответил: “Привози, мы ее здесь на маршруты пустим”. Ну, Маша и передала коробку вместе с походными продуктами. Причем она составила список, кому какие пакеты забирать. И когда все пакеты были розданы, согласно Машиному списку, в клубе остались только те, которые предназначались Жене, и коробка с тушенкой, не фигурировавшая в списке. И почему Женя решил, что Машка просто забыла внести их в список? Но факт, что он даже не попытался разрешить вопрос, позвонив завхозу, и не прояснил непонятную ситуацию, а просто упаковал к себе в рюкзак лишние 4 кило – это нечто!..

В 9.30, успокоившись, наконец-то вышли на тропу, и минут через 10, спустившись к реке, наткнулись на лагерь, вокруг которого паслись лошади. Ну, слава Богу, не было у меня ночью глюков. Дальнейший путь проходил по вчерашнему шаблону – разбитая лошадиная тропа, торчащие корни, грязь, ягоды, рюкзаки, трубы, мешки, 5-10минутная ходка “туда”, возвращение и т. д. и т.п. Только сегодня рюкзаки кажутся значительно тяжелее, чем вчера. Уже и кушать хочется. Скорее бы обед. Внимание снизилось, спотыкаемость повысилась. И где-то в это время Андрюха неудачно оступился и сильно вывихнул голеностоп. Вот незадача – хромой капитан! И к тому же он сразу выпадает из процесса. Разгружаем его – вручаем гитару, и он тихонечко ковыляет по тропе. Срочно ищем место, где можно пообедать и заняться Андрюхиной ногой.

Такое местечко попадается почти сразу – небольшая отмель на берегу Шабаги. 13.00. Пока супец варится, народ вовсю расслабляется, принимая банно-прачечные процедуры, Андрюха охлаждает свое растяжение, солнышко светит, день чудесный… К тому же Женя радует нас сообщением, что осталось уже немного, и можно подольше посидеть за чайком. Растягиваем удовольствие. Хорошо-о-о…

И опять в путь. По дороге собираем попадающиеся изредка синявки – вечером Машка обещала побаловать нас омлетом с грибами. Переход… переход… еще и еще… Очередной переход все длится и длится – 5, 10, 15 минут… Рюкзак уже практически вдавил меня в землю. И никого не видать. Может, мы с Машкой куда-то не туда свернули? Здесь такая паутина троп, что немудрено. Да нет же. Вот они, свежие отпечатки ботинок – наши прошли. И местность стала какой-то не такой – нет сосен, подъемов и спусков – низинка и болотинка. Неужели?.. Да, да, да! Выползаем на обширную поляну – дерево с табличками, знакомые морды – улыбки до ушей, Шабага, втекающая в Шавлу. Ура! Пришли!

Боже, до чего же эта стоянка похожа на Онскую – так же сливаются две реки, так же высятся горы на той стороне, такая же поляна, тоже заросли жимолости и смородины... Одно только различие – лагерь на другой стороне ручья.

Однако некогда разглядывать, надо завершать челнок – топаем за оставшимися шмотками, кроме того, где-то потерялся Андрюха. Уже прошли полдороги назад – а его все нет. Дошли до оставленного барахла – вот он, голубчик. Оказалось, отстав, он плутанул, и поэтому решил вернуться назад, чтобы кого-нибудь дождаться.

Взваливаем на плечи связку труб и вперед назад. Выдохлись уже на последних 50-ти метрах. Пара секунд отдыха, порция истерического хохота, и мы даже не заметили, как были уже в лагере.

Мигом соорудили лагерь, разобрали шмотки и решили сходить искупаться. Первоначально отправились вдвоем с Машей – прихватили мыльно-рыльное, чистые вещички. Вышли на бережок Шабаги. И только прошли несколько метров, как Марья вспомнила, что кое-что забыла. Мы тормознулись и завели разговор о своем, о женском. Стоим, базарим. Вдруг Маша как захихикает, и пальцем куда-то тыкает. Отслеживаю направление пальца… Блин, в двух метрах от нас, у самой кромки воды сидит Андрюха и отмачивает ногу. Его футболка вкупе с ним самим абсолютно сливаются с местностью – просто хамелеон какой-то.

Мы в полнейшей истерике (вспомнить только, какие вопросы обсуждались в тот момент!) возвращаемся в лагерь. Однако же день был очень тяжелый и грязный, и так хочется ополоснуться. Поэтому добираем забытое и делаем повторную попытку. По пути к нам присоединяется Марина. Помня про Андрюху, решаем отойти от лагеря подальше – идем по тропе вверх по течению Шабаги. Обнаруживаю таинственное исчезновение часов – и как они могли соскочить с шеи? Жаль, я к ним уже привыкла… Ну, да ладно, поищем на обратном пути.

Нашли уютное потайное местечко среди валунов, и только разделись, только приступили к приятному процессу… послышались голоса и из леса вышли двое с рюкзаками. Блин-н-н, проходной двор! Я уже в неглиже, Машка – топлесс, Марина – в одной футболке… Мы с Марьей пригнулись, прикрылись, чем попало… Так что Марине в одиночку пришлось проявлять вежливость – она стояла, оттягивая футболку пониже, и кивала головой – здоровалась…

Группа удалилась по направлению к Шавле. Сеанс истерики… Какого же черта, уже вечер, чего им не сидится?.. И куда теперь бежать, если здесь тропа идет вдоль берега? Все-таки решили – остаемся здесь, но чутко бдим за тропой.

Ах, как приятно ощущение чистой одежды на чистом, освеженном теле! Просто какое-то блаженство! На обратном пути безуспешно поискали часы. Зато уже в лагере Андрюха с ходу ляпнул: “А я тебе чего-то не отдам!” Нашел, что ли? Видимо, во время первой истерики веревочка оборвалась, и часы остались у кромки воды, где он сидел. Да, куда ты на фиг денешься, конечно же, отдашь…

А в лагере царит бодрая суета. Очередные дежурные – Дима с Ириной, готовят праздничный ужин с оладьями, ягодами и дополнительной банкой тушенки – зря, что ли перли? И все это под неумолчный и сильный шум воды, который теперь станет для нас привычным звуковым сопровождением на целый месяц.

После ужина достали гитару, но долго посидеть не получилось – начался дождь. Тент натягивать было лень, да и стемнело уже. К тому же денек выдался нелегкий, и завтрашний ожидается тоже ничего себе – на завтра назначена радиалка на Шавлинские озера. А это пятнашка туда, там сколько-то погулять, и пятнашка обратно, и все это надо уложить в световой день. Поэтому еще не было и 23.00, когда мы разбрелись по палаткам.

Глава 4. ЧТО ЗА СТРАСТЬ ТАКАЯ – НОГИ БИТЬ, ФИГУРУ ПОРТИТЬ…

29 июля, пятница
Общий подъем назначен на 7.00. Пока дежурные готовят завтрак, мы мухой собираем необходимое – непромоканцы, фотики, сухпайки и пр. Обнаруживаются первые потери. Место здесь оказалось прикормленное, бурундуки бегают стаями, поэтому все неосторожно оставленные на улице продукты оказались погрызенными – у меня в тамбуре лежал пакет с дорожными “мюслями”, а Андрюха оставил где-то суточный пакет... Женя инструктирует Андрюху, чем ему заняться – тот остается караулить лагерь, да и куда ему с распухшей ногой совершать длительные пешие прогулки!.. Завтракаем, и в путь.

Утро тихое, ясное. Кусты полны влаги – то ли от вчерашнего дождя, то ли от выпавшей росы, поэтому непромоканцы ой, как приходятся ко двору. По началу бежим почти галопом. Тропа здесь хорошо натоптанная, широкая. Но часто встречаются участки, разбитые лошадиными копытами и щедро сдобренные лошадиными же кучками. И все это перемешанное с водой, приводит к не очень хорошо обходимому результату – жидкая грязь с неповторимым ароматом заполняет глубокую колею тропы. Хорошо еще, что тропа здесь часто ветвится, и можно пойти другим ее отводком.

Примерно через час бега, тропа начинает то карабкаться вверх, то падать вниз – “бензин” заканчивается. Идти становится все тяжелее, и тяжелее. К тому же выясняется, что Дима жестоко стер ноги, а у Полины с Ириной (не у меня!!!) начинают болеть колени. Да и виды впереди – просто сказка – серебристая лента Шавлы, то исчезающая в обширных озерно-болотных пространствах, то вновь собирающаяся в единый бушующий поток, и все это в обрамлении величественных горных вершин, покрытых вечными ледниками и свежевыпавшим снегом. Поэтому периодически приходится делать перекуры – отдохнуть, полечиться и пофотографировать.

Через три часа подошли к нижнему озеру. Вау! Наконец-то можно испить водицы и ополоснуться! Тормозимся в самом начале. В этом месте из озера бурным потоком изливается Шавла. И весь этот участок озера метров на 100 забит крупным плавником. Вода в озере непрозрачная, впрочем, как и в реке, но бирюзовая-бирюзовая и абсолютно спокойная. И в ней, как в тонированном зеркале четко отражаются заснеженные вершины, причем отражение кажется более выпуклым и настоящим.

Идем вдоль левого берега озера. Если на Шабаге был проходной двор, то здесь двор уже постоялый – лагеря, лагеря, лагеря – на каждом мало-мальски удобном пятачке кто-то стоит. Народ расслабляется, подставив тела наконец-то выглянувшему солнышку. Здесь мы опять встретились с той группой, которую видели в самом начале пешки, и рядом с которой стояли первую ночь. Ребята удивляются: “Вы же водники?” А что, водникам нельзя в горы?

Вдоволь налюбовавшись неземными красотами нижнего озера, двинулись дальше – к верхнему, к виднеющимся впереди суровым заснеженным вершинам. Но поредели наши ряды. Часть народа – Дима, Дейл и Ирина уже пресытились пешими прогулками и решили подождать нас на этом благословенном берегу. А заодно попробовать порыбачить – а вдруг, да…

Идем по тропинке, прихотливо петляющей по высокому крутому берегу. Сквозь ветки любуемся на неподвижную бирюзовую гладь воды. А из-под ног стаями разбегается разнообразная живность – рыжие и черные белки, еще какие-то бесхвостые, жирные зверушки коричневого цвета, с округлыми ушками, похожие на перекормленных хомяков или морских свинок. Вскарабкались на высокую осыпь. Здесь на расчищенной площадке, обрамленной валунами, стоит идол. Перевели дух, пофоткались и пошли дальше уже без Чипа. Он когда-то уже бывал в этих местах, доходил до верхнего озера. А сегодня хотел подняться до ледников. Но понял, что уже не успеваем, поэтому предпочел лишний раз не бить ноги, а спокойно отдохнуть на нижнем озере.

Наконец-то озеро закончилось, закончились и крутые горки. Идем по обширной долине вдоль реки, вытекающей из верхнего озера, и впадающей в нижнее. А горы все ближе… Марина с Женей где-то отстали – Марина увидела на берегу заросли жарков и рванула отлавливать потерявшегося Женю с видеокамерой – у нее, как всегда не вовремя закончилась пленка в фотике, а она всю дорогу выспрашивала Чипа про эти цветочки…

Медведь наоборот ушел в отрыв – он за что-то обиделся на Польшу с Саней, и так рванул вперед, что догонять его пришлось почти вприпрыжку. Но и то, увидела его уже лежащим на большущем булыгане у верхнего озера. Следом подтянулись и остальные, с развешанными по плечам языками. И только теперь заметили, что вокруг стоит абсолютная ТИШИНА. Не слышно уже привычного шума бурлящего потока. Ба, да и реки-то тоже нет! Оказывается, из верхнего озера она вытекает где-то глубоко под огромным каменным завалом, и лишь метров через 500 вырывается наверх.

Верхнее озерцо значительно меньше нижнего, но вода в нем точно такая же – непрозрачная, но пронзительно бирюзово-голубая. А вокруг – бесконечные каменные россыпи. А еще дальше виднеется еще одно такое же бирюзово-голубое блюдце. И все это окаймлено близкими уже ледниками, медленно сползающими с крутых склонов.

Созерцаем, завороженные этой непривычной красотой и безучастным спокойствием вечности. Отдышиваемся – в горле пересохло еще в дороге. В это время на тропе замаячили наши отставшие – Женя тут же наехал, почему до сих пор нет костра? Блин, да мы что, шли сюда, чтобы только чайку напиться – так это лучше было делать в лагере, зачем же так далеко ходить. К тому же времени на погулять осталось совсем ничего – через полчаса уже надо начинать спускаться, чтобы к 20.00, как было обещано Андрюхе, успеть вернуться домой. Короче, слегонца ругнулись. И в итоге Женя отпустил всех, предпочевших прогулку чаю, порезвиться, а сам занялся костром. Как ни странно, гулять отправились только мы с Машкой, остальные занялись заготовкой дров, которых здесь, между валунов, оказалось не меряно. Но настроение было испорчено…

Мы с Марьей подумали, подумали и решили, что раз уж пришли сюда, то надо получить все по максимуму и вприпрыжку полетели вперед по тропе. Добежали до противоположного берега озерца, на этом наше время истекло, и мы почапали обратно. Однако мы не просто совершали забег на среднюю дистанцию, а очень внимательно смотрели по сторонам, впитывая в себя поразительный и незнакомый мир.

Это озерцо, обрамленное безжизненными каменными россыпями, оказалось гораздо живописнее и интереснее нижнего с его залесенными берегами. В окружении суровых белоглавых вершин – кажется, вот они, совсем близко, справа – высоченная осыпь, уходящая прямо в озерную гладь, слева – тоже немаленький каменистый холм, местами покрытый зеленкой, вдоль левого берега натыканы большущие валуны. Вдалеке, справа – серебристой ниткой падает со стены водопад (метров 50), соединяющий озеро с ближайшим ледником. А впереди, несколько выше виднеется еще одно озерко, отделенное от этого громадным уступом. Из самого верхнего водоема вода устремляется к нижнему бурным водопадом, шириной всего около пяти метров.

Невозмутимо спокойная гладь воды непривычно яркого цвета так и манила окунуться. Умом я, конечно, понимала, что водичка-то ледяная – ледниковая, как-никак, но искушение оказалось слишком велико, и мы занырнули – правда, очень быстро. Купание явно пошло нам на пользу – сразу появились новые силы, так что, добежав до наших и, увидев, что чай все еще где-то на дальних подходах, мы рванули вперед, чтобы успеть еще разок окунуться уже в нижнем озере.

А чай, между прочим, готовился буквально на Шавле-изначальной – вода из верхнего озера утекала под каменную осыпь и где-то дальше вырывалась наверх уже бурным потоком и устремлялась в нижнее озеро, чтобы излиться из него уже шумной, порожистой рекой.

С новыми силами мы всего за полчаса были уже у цели, и в уютной бухточке, укрытой от посторонних глаз, еще разок искупались. Водичка – блеск! И вдобавок, на несколько градусов теплее. Пока одевались, засекли на пригорке жирного рыжего хомяка, который мчался по откосу. Блин! Да он рогатый!!! И рога почему-то светло-серые. И только потом, когда хомяк скрылся в камнях, дошло, что зверек тащил в зубах большую ветку. Гнездо, что ли, вить?

Остальные догнали нас уже только на подходах к месту дислокации нашей “отдыхающей” группы. Мы-то с дуру проскочили развилку, и ломанулись по нижней, почти нехоженой тропе, а они обошли нас по верхней – где и ходят все нормальные люди. Зато внизу было царство непуганой живности – постоянно мы кому-нибудь, да мешали жить – то белку потревожим, то бурундучка шуганем…

На полянке у идола немного передохнули и уже полным составом двинулись в обратный путь. Мы с Машей и с нашими новыми силами рванули вперед, но вскоре нас догнали Медведь, Дейл и Марина. Оставшаяся часть команды постоянно отставала. Так мы и шли передовым отрядом почти до лагеря, только под конец Дейл с Медведем окончательно ушли в отрыв.

По началу мы бежали довольно борзо. Однако к концу пути, когда солнышко скрылось за горами, внимание понизилось, а спотыкаемость, соответственно, повысилась. Но мы упорно (уже просто на автомате) повторяли все петли и изгибы бегущей под ногами тропинки и ура! в 19.20 выскочили на знакомую развилку: пойдешь направо – к перевалу выйдешь, пойдешь налево – попадешь в лагерь. Мы, конечно же, пошли налево и через 10 минут уже скидывали с плеч надоевшие рюкзаки. Оказалось, что Дейл с Медведем опередили нас всего-то на 10 минут… А остальные подошли значительно позже, самые последние входили в лагерь в 20.10.

После такой скотопрогонки (порядка тридцатки сегодня набегали!) грех не освежиться. И мы искупались уже в Шавле. После чего обновленная Маша (сегодня они с Дейлом дежурные) решила проявить инициативу – сделать омлет. И начала готовку с вопроса: “Скажите, как пользоваться сковородкой?”

Пока мы путешествовали по озерному краю, Андрюха занимался общественно-полезной работой – усовершенствовал конструкцию рамы – пилил и строгал деревяшки, которые будем забивать в трубы. Это наше ноу-хау тут же приметил Дейл. Подошел с таким чурбачком к Чипу, приставил деревяшку ко рту и спросил: “Может, нам тоже забить?” и сделал соответствующее вгоняющее движение. На что Чип ответил: “Ее не туда забивают…” Дейл изобразил на лице задумчивое выражение и пробормотал: “А туда больно…”

Ужин, между тем, был готов, и получился настолько обильным, что на омлет уже не хватило желудков, поэтому его решили оставить на завтрак. После ужина лица просветлели. И стало понятно, что народ оправился, наконец-то, от замечательной прогулки, готов к полноценному общению, и началась музыкально-разговорная часть вечера. Изредка начинал накрапывать дождик, но как-то неуверенно. А потом окончательно прояснилось, и мы впервые за все время нашего пребывания здесь увидели звезды.

Глава 5. СПЛОШНОЕ НАДУВАТЕЛЬСТВО И ПРОЧИЕ СТРОИТЕЛЬНЫЕ РАБОТЫ

30 июля, суббота
7.00. Молния вжик-вжик. “Маша, подъем”, - это Дейл. Опять вжик-вжик. Класс! Мы с Медведем, не сговариваясь, одновременно растекаемся по освободившемуся пространству палатки. Балдеем… и так спали на час дольше обычного, да еще предстоит целый час без тесноты и давки. Точно – третий лишний.

А вот Маша уже приглашает всех к столу. Завтракаем. Каши – целая тарелка, да еще долгожданный омлет. Неблагодарный народ жалуется – закормили… Ни фига себе: мало жрачки – ворчат, много – тоже недовольны. Так что, в следующий раз, лучше недобрать – все-таки хоть какая польза – тащить меньше…

После завтрака дружно принимаемся за работу – сборка рам, надувательство гондол, ну, в общем, все как обычно. Каждая команда выбирает себе площадку по душе, и процесс пошел.

Андрюха нас пинает – опять, мол, будем копаться дольше всех. Блин! Вечно сам сначала крутится возле Ласточки, конечно, потом все нас ждут. Поэтому в этот раз решили – сначала строимся сами, и только потом помогаем отстающим, если таковые будут. Дружно беремся за дело – натягиваем на трубы сидухи – еле-еле, по миллиметрику, руки бы оборвать, тому, кто придумал такие узкие карманы!… вяжем рамы, упражняем на лягушках ноги – качаем гондолы, шнуруем их к трубам… диагональ… чалка… Все!

Любуемся на свою новенькую лошадь – она почти точная копия Ласточки, только короче на 40 см, тоже сине-желтая, но значительно ярче – Ласточка темнее. Одна беда – имя новичку мы еще не придумали. Да и как можно назвать совершенно необъезженный кат? Вот походим на нем, прочувствуем его глубинную суть… По этому поводу Женя даже объявил конкурс – “Назови кат”.

Остальные каты тоже готовы. Рассматриваем еще одно незнакомое нам суденышко – лошадку Чипа и Дейла. Бело-красно-синий обтекаемый красавец с потрясными обводами корпуса, и тоже безымянный! Ребята приобрели его перед этим походом, и завтра начнут объезжать.

Солнце еще высоко, даже до обеденной планки не дотянуло, у нас уже все готово, старт назначен на завтра – и чем заняться бедным туристам, спрашиваю вас? Именно тем мы и занялись – расселись на бревнышке под тентиком (начал накрапывать дождик) и достали сказки. Оказалось, что у нас с собой аж три различные версии – одна у Чипа с Дейлом, и две у Жени. Благо, что с этим делом сейчас абсолютно никаких проблем – в интернете лежит около десятка различных лоций и еще больше всяческих описаний нашего маршрута. Изучаем, сравниваем, хихоньки-хахоньки… В Чиповой версии Маша отрыла даже список личного снаряжения: …купальник?.. косметичка?..

Во всех сказках на Шавле выделено более сорока препятствий. И уже через десяток минут разнообразные шиверы, пороги, сливы и бочки смешались у нас в одну огромадную кучу. Поэтому решили, что читать все это значительно интереснее будет уже потом: пройдем участок – прочитаем, сравним впечатления…

К этому времени и дождик уже прекратился, и наработавшийся с утра пораньше народ начал вопить: “Есть хотим! Почему нас все еще не кормят”. Тут, как завхоз, выступила Маша: “Вы то “сколько можно обжираться”, то обвиняете меня в зажимательстве продуктов”, но обед, тем не менее был санкционирован, и удался на славу – отменный “харчо’к” и компотик из необъятных местных запасов жимолости.

После такого обеда народ мухой почувствовал жуткую усталость, и практически все расползлись по палаткам – жирок завязывать про запас. Но Женя (вот зверь!), не дал нам долго расслабляться – через час всех растормошил, поднял и отправил через Шабагу – там вдоль Шавлы тянется замечательный галечный пляж, тренироваться кидать морковку в проплывающие мимо палки.

Действо это оказалось азартным – сначала нехотя (еще не проснулись), а потом все живее, и живее народ метал многострадальную морковку и бурно радовался, если у кого-то получалось “спасти” очередную деревяшку. Лидерами единогласно были признаны Марина и Ирина. А вот Польша с Саней так и не поучаствовали в процессе, и даже не поприсутствовали – в это время их невесть, где носило…

Так незаметно пролетели два часа. Время стремительно начало приближаться к ужину, и мы отправились домой. Уже в лагере Машка затеяла очередной привычный шантаж: “Доставайте гитару, а то я не буду варить кисель”. А надо сказать, что киселек здорово пришелся ко двору – он шел помимо раскладки, и уже немного погодя после ужина… блаженство было написано на всех лицах, прихлебывавших густой и сладкий напиток в ночи, при свете костра, под звуки гитары…

Так что и без Машкиного шантажа, как только стемнело, появилась как-то сама собой гитара – песни, тары-бары… Красота! А тут еще и вызвездило…

Глава 6. ВЕСЕЛЫЕ ЧАЛКИ или ПРИКЛЮЧЕНИЯ НАЧИНАЮТСЯ

31 июля, воскресенье
Утро старта началось, как ни странно, ужасно банально: “Подъем!” – Женя (со вчерашнего вечера пришла их с Мариной очередь). Вот, незадача, так не хочется вставать… Однако никуда не денешься – выглядываем из спальников. Оп-па, а Медвежонка-то уже нет, гидробудильник, что ли, сработал?

Завтракаем, собираемся, и около 9.00 кидаем рюкзаки на плечи, и вперед. Сначала по неприятно-скользкому бревну переходим Шабагу и далее – по лесной тропинке, собирая на себя с кустов обильную утреннюю росу – чапаем в новый базовый лагерь, который предполагается устроить у порога Эшафот. На стоянке остается только грустный Медведь – его и Машу пока что на воду не берут…

Доходим до обеденной стоянки напротив порога Шлагбаум, и бросаем здесь рюкзаки. Оставляем Машу – бдеть, а сами убегаем к месту первого старта. На обратной дороге мне удалось немного “посусанить” – шла первая и благополучно завела народ на какую-то другую тропу, где росу еще не посбивали. Так что к катам вернулись все сырые по самые ушки. По дороге видели с Мариной странную белку – большую, черную, с белым брюшком. А, может, именно она сожрала мои мюсли…

Волнительный момент – первый старт на новой реке… Облачились в гидру, напялили каски и спасики. Дальше тянуть уже некуда. Первой, как командирское судно, стартует Ласточка. За ней пойдет двойка, мы – последние. Первый марш бросок будет коротким – на том галечнике, где вчера мы кидались морковками в полном боевом облачении уже стоят Чип и Дейл. И Дима с камерой. На этом участке, конечно, нет ничего “такого”, но все-таки это первый старт, экипажи в таком составе еще не ходили… Мало ли чего…

Ну, наконец-то Ласточка готова к старту, все члены экипажа сидят по своим местам, весла наизготовку, Медведь придерживает их за хвост, чтобы не ушли раньше времени. Женя дает отмашку страхующим, камера начинает мигать, Медведь сталкивает кат на струю, взлетают весла… пошли… обходят небольшой завал в устье Шабаги… плавный правый поворот… проносятся вдоль берега… и вот их уже поймали… чалка.

Остальные каты тоже проходят этот участок без приключений. Дальше следует серия небольших участков – по 100-300 метров – чалка… чалка… чалка… Процесс причаливания здесь – искусство высшего пилотажа – речь идет о долях мгновения. Если на берегу никто не принимает, то только ткнулся, мухой вылетай из седла и держи-и-и-и-и-и. Поэтому, поначалу мы каждый раз выставляли страховку – мужики принимали причаливающихся, а кто-нибудь из девочек готовил морковку. И под конец Марина вся изворчалась – на Ласточку досталась морковка с особо длинным шнурком. И ей приходилось постоянно ее перематывать туда-сюда…

Наша двоечка идет – просто песня какая-то, Ласточка тоже проходит все спокойно, без суеты, а вот мы… Видимо, очень многое зависит от характера кэпа… Прошли порог Пунктир. От лагеря нас отделяет только один переход – будем как раз к обеду. Но там, в районе чалки заякорен могучий “ежик” – матерое бревнище перегораживает удобный подход к берегу. Женя собирает мужиков, и они дружной стаей убегают на погрузочно-разгрузочные работы. Возвращаются уже с победой: “Проход свободен”…

Чалка у стоянки – прямо в камни. Ласточку, как говорится, пронесло, мы немного все-таки цапанулись правым носом, но быстренько снялись, довернулись, и Саня тут же нас поймал. А вот двойке крупно “повезло” – они капитально наехали Чипом на входной валун, примерно на полметра торчащий из воды, и немного там поодыхали…

13.00. Обед. Жара, у костра вообще невозможно находиться – на расстоянии полуметра от него все начинает закипать. Поэтому, пока дежурные кашеварят, мы успеваем сбегать до Эшафота. Вот это класс! – камни, камни, приличные валы и классные сливы. Интересно, Женя сочтет нас готовыми для его прохождения? Марина, как будто прочитав мои мысли, тут же задает Жене вопрос в лоб: “Мы здесь пойдем?”. Тот, помявшись, решается: “А куда мы денемся…” Громкое “ура”!..

Хлебаем супик. Народ, прозагоровший полдня в гидрах и касках на диком солнышке, старается забиться в тень, благо место способствует этому. На солнечном пятачке у берега только-только есть куда примостить костер и еще пару-тройку человек, а вокруг – густая чаща мелкого ельника и тропинка, вдоль которой мы и сидим. Подношу ко рту очередную ложку и… чуть не проглатываю ее целиком, вместе с содержимым – прямо под носом мелькает нечто большое и яркое. Фокусируюсь… из близкого слива выныривает каякер и на полном ходу влетает прямо в кусты, метрах в трех от нас. Не здороваясь, а только слегка тряхнув головой, что, должно быть, обозначает приветствие, выходит на прибрежный камень и начинает сосредоточенно вещать в рацию. И через пяток минут в эти же кусты бодро влетает целая стая ему подобных “утяток” – человек 5-6. По говору слышно, и по манерам понятно – москвичи.

Пока мы все еще обедали, ребята сбегали на осмотр порога и так же без слов испарились – только последний пожелал нам удачи, а мы ему – 7 футов под килем. Но на их прохождение все-таки сбегали поглазеть. После чего Андрюха завел очередную песню – а не пересесть ли ему на каяк…

15.00. Коллективный выход к Эшафоту, с целью выбора места чалки после порога, расстановки страхующих, оператора с кинокамерой и фотографов. Последние приготовления перед прохождением – осмотр судов, подкачка гондол, проверка креплений сидух, облачение в гидру и спасики, и Ласточка отчаливает…

Марина: Благополучно проходим первый слив. Перед вторым и самым мощным в пороге нас слегка разворачивает левым боком вперед. В самый последний момент, уже практически на самой верхней точке слива, нам с Польшей удается выровнять кат, и в слив мы ныряем, как и полагается – носом. Погружаемся в воду чуть ли не по самые плечи, но тянем, тянем вперед. Впереди, в струе виднеются еще какие-то каменюки – “…вправо, вправо…”, - пробивается через шум потока Женин голос. Работаю, точнее, опускаю весло в воду, чтобы сделать подтяжку, и неожиданно рука идет на излом – лопасть уходит под гондолу… больно же… еще пытаюсь удержать… поймать уже плывущее рядом весло. А Маша и Медведь, стоящие на камне, как раз напротив этого слива – в качестве фото- и видеокорреспондентов, потом, бурно жестикулируя, утверждали, что мой вопль: “Весло-о-о”, перекрыл даже грохот воды…

Ласточка, оставшись без правого носового, а потом еще и кормового (оказывается, Женя тоже пытался поймать мое весло – мне-то не видно, что сзади делается) становится на время практически неуправляемой, и продолжает прохождение то боком, то задом. Но каким-то чудом нам удается обойти, не зацепив, все камни. И в тот момент, когда мы приближаемся к предполагаемому месту чалки, Женя умудряется-таки подцепить мое орудие труда, и я включаюсь в общий процесс. Чип и Дейл выскакивают далеко в воду, но нас уже протаскивает мимо, и, уходя от низко нависающей с правого (нашего!) берега березы, мы тыкаемся носом в камни у противоположного берега

Вылетаем с Польшей из сидух, хватаемся за ручки на носах ката – зачалились. Местечко здесь, надо сказать, не ахти – к берегу не подойти – камни и коряги, хорошо, хоть мелко – стоим по колено в воде. Женя ведет переговоры с “нашим” берегом, пытаясь как-то договориться с Чипом о дальнейшем взаимодействии. Ширина реки здесь всего метров 15, но прет и, соответственно, шумит прилично. Поэтому, каким образом они пришли к консенсусу, остается только гадать – в основном, беседа проходила на языке жестов. Наконец-то Женя командует тащить кат на старт, а сам готовится ловить морковку. Выводим втроем Ласточку из камней. Вдруг Санька останавливается, и тыкает пальцем в бревно, лежащее параллельно берегу: “Что это там такое? По-моему весло”. И начинает пробираться вдоль деревяшки. Здесь уже достаточно глубоко, вода доходит ему до пояса, но Санька не сдается и, преодолевая сопротивление потока, продвигается вперед. Наклоняется… шарит левой рукой за бревном (правой цепляется за сучок)… и достает оттуда ярко-синее пластиковое весло с черным у основания, выше переходящим в серебристый металл, веретеном и удобной синей рукояткой. На лопасти – затейливая надпись – PROSTOR-2000. “Да, уж, а кто-то и не смог поймать…”, - думаю.

К тому моменту, когда Санька вернулся, и Ласточка была готова к старту, Женя с Чипом тоже завершили свои метательные упражнения. Мы расселись по местам, вдарили во все весла, и, направляемые совместными усилиями Чипа с Дейлом, через минуту уже чалились, где и было изначально запланировано.

Следом за Ласточкой пошли мы. Андрюха предварительно обрисовал нам желаемую траекторию движения. Но пока не пошли и не увидели все сами, так ничего и не поняли – когда отцы-командиры проводили осмотр порога, мы ползали по кустам, высматривая самую лучшую точку для съемки. И вот теперь соображай в процессе!.. Слив… слив… Класс! Так нас поколбасило в валах! Немного цапанули какой-то камешек. Но тут выбор оказался невелик – или он, или береза. А потом за поворотом “причесали” Ирину. Но, тем не менее, причалиться нам удалось там, где надо, и на нужном берегу. Хорошо-о-о… Вот где удовольствие от работы!

Последними проходили порог Чип и Дейл. “Наш” камень им почему-то не понравился, и они выбрали березу… Но смотреть на их прохождение было одно удовольствие – скупые движения весел, плавное и обманчиво-неспешное скольжение маневренного суденышка, мгновенные развороты практически на одном месте…

19.00. Оставили каты на месте чалки – только перетащили их в лес, подальше от тропы, поправили раму Ласточки, несколько съехавшую при рывке на морковке, а сами вернулись в лагерь перед порогом. Подводим итоги первого дня нашего сплава. Сегодня прошли три порога – Пунктир, Шлагбаум и Эшафот, позади всего полтора километра. А впереди еще порядка пятидесяти только по Шавле. Но мы пока не спешим, у нас остается еще 20 ходовых дней – мы же отдыхать приехали…

Маша и Медведь весь день ходили понурые – их не взяли на воду. Да куда нам еще пассажиров, так бы выгрести, а они не понимают… Но к вечеру настроение у Медведя, наконец-то распогодилось, и он застрекотал без умолку. А вот Марья так до упора и ходила неприступная, как скала.

Ужин. Дежурство перешло к двум Андреям. Дрова, костер, прочие привычные лагерные заботы, тихий, спокойный, ничего плохого не предвещающий вечер, предвкушение музыки, песен и неспешных бесед у костра. Перл сегодняшнего дня выдал Дейл: “Чай может приготовить любой чайник”.

Катаклизм произошел, когда Марья объявила вечернее меню – пюре с салом. “Знатно”, – народ в восторге. Но не весь. Есть у нас парочка салоненавистников. И если Польша только молча кривится, то, как уже было упомянуто выше - голодный командир страшнее медведя. Он начинает требовать лично себе вместо сала тушенки. Машка, не разглядев серьезности момента (не дразни зверя!), идет в отказ – не хотите сала, ваши проблемы… И все…

Потом она долго рыдала (любит она это дело) – и так весь день просидела на берегу, а еще Женя наезжает… Успокаивали ее всем табором – за ужином Чип даже налил ей первой: “Ну, за первый сплавной день…” Зато Жене вместо одной банки, в этой неразберихе достались сразу две…

Стемнело, похолодало, народ сгрудился у костра, пошла гитара, Маша опять заварганила кисель… Ляпота! Дела, заботы и проблемы остались где-то далеко – дома, а здесь – лес, шумливая речка, звезды на черном небе, неясные очертания гор на том берегу…

1 августа, понедельник
“Подъем”, - опять Андрюха… И сразу же начинает казаться, что завтрак нагрянул на два часа раньше обычного. После завтрака сборы, таски – надо волочь рюкзаки к месту старта, за порог – сегодня пробуем идти с пассажирами и грузом.

Я уже упоминала, что тропы здесь периодически раздваиваются, а то и растраиваются, к тому же тянутся в густых зарослях, и трудно отличить одну тропинку от другой. Уже полчаса сидим с Андрюхой у ката, ждем остальных членов экипажа. Такое ощущение, что они маханули сразу до Аргута. И никого… Вчера вытащили суда там, где причалились, а так как причалились все с разбросом метров в сто, то сидим одни. Ласточка стоит ниже всех по течению, потом двойка, а мы в самом конце.

Наконец-то вернулись наши беглецы, и началось: как вязать шмотки, где сидеть пятому… И в итоге крайней, то бишь пятой, оказалась я. А вместо меня усадили Машу.

Первыми по договоренности (так как стартуем вслепую, не видя друг друга – заранее обговорили очередность и время отчаливания) уходят Чип и Дейл – они организуют страховку и чалку Ласточке, а потом, уже вместе принимают нас.

Тик-тик-тик… - минутная стрелка добегает до нужного нам положения, отваливаемся от берега. Летим, как на крыльях, и уже через пяток минут видим разноцветные фигурки, мельтешащие на островке по центру реки. Однако что-то там неладно… Подгребаем поближе… Ба-а-а! Ласточка вверх брюхом валяется на дальней оконечности галечного островка, Польша с Медведем и Женя торчат в кустах правого берега… Кажется, что-то случилось. Усиленно чалимся…

Польша: Место старта не сказать, что удачное – из леса и сразу в быструю струю. И никто не обратил внимания на лежащую в 10-ти метрах ниже в воде не солидную такую березку, а зря… Идем со шмотками и пассажиром, которым на этот раз являюсь я.

Стартанули, несет мощно, не успеваем отгрестись от берега, как неожиданно правым носом наезжаем на эту березку. Я сижу посередине на вещах, мгновение – вижу вознесшуюся надо мной Марину,.. в следующий миг оказываюсь под водой, да еще и под катом: “…а красиво тут однако, только дышать нечем, блин, надо же как-то выбираться, а что происходит с остальными, все ли в порядке?” - все эти мысли проносятся в моей голове со скоростью света… подныриваю под кат, и, е-мое, оказываюсь перед ним ниже по течению. Пытаюсь сделать все по правилам, в смысле плыть вперед ногами и т. д., но вода захлестывает с головой, тут бы не захлебнуться… вижу рядом Медведя, он плывет тоже перед катом и держится за него одной рукой, во второй руке весло. Протягивает его мне, я цепляюсь за ручку… какое-то время идем так, думать уже ни о чем не приходится, действует только инстинкт самосохранения. Кат потихоньку начинает разворачивать струей, Медведь отцепляется (ему заломило руку), дальше идем уже в полном автономе. Я, пытаясь прибиться к берегу, теряю из виду Медведя. Цепляюсь за все, что попадается под руку, камни, коряги, ветки… но рука соскальзывает, поток тянет и тянет меня в неизвестность. Мимо проплывает перевернутый кат, на нем сидит Саня, остальных не видно. Тут натыкаюсь-таки на Медведя, он зацепился за берег, но ноги все еще болтаются по струе, протягивает мне весло – пролетаю на скорости, цепляюсь за его ноги – безрезультатно… наконец, меня прибивает в тень стоящего около берега камня. Уф, еще минутку лежу в воде, потом выбираюсь на берег. Ноги мои подкашиваются, сил совсем нет, да и потяжелела я, ого-го как.

Слышу шум в кустах, мокрый, взъерошенный Женя ломится сквозь них, замечает меня: “Жива? Где кат? Где остальные?” – “Не знаю, кат ушел дальше, видела только Медведя”. И Женя бежит дальше. Тут появляется Медведь, слава богу, живой и здоровый. Бежим с ним за Женей, искать наших…

Только увидев на галечном островке нашу бедную перевернутую Ласточку и остатки экипажа в добром здравии, понимаю, как я за них всех перепугалась. Чип переправляет нас с Медведем на островок, где уже раскладывается на галечнике – на просушку – содержимое промокших рюкзаков.

Сверяем наши ощущения… а мне, похоже, больше всех досталось, в смысле травм. При перевороте меня хорошо припечатало рамой по голове и лицу, голова-то в каске, а вот на лбу огромная шишка, и на переносице ссадина, короче похожа я была наверно на боксера-неудачника

Марина: Самым страшным моим страхом всегда был страх переворота через корму. При этом я с кучей живописных подробностей представляла себе, как с четырехметровой (и даже чуть больше) высоты рухну придавленная катом и не смогу потом выбраться из сидухи…

А когда все произошло, даже и испугаться-то толком не успела. Помню только, что наехали мной на березу. Следующее воспоминание – плыву на спине под Ласточкой. А как меня подняло, как мухой, не прилагая абсолютно никаких усилий, вылетела из сидухи, где мое весло…

Первое рефлекторное движение – хватательное. Выныриваю (ура! позади ката) и хватаюсь за носовую держалку. Оглядываюсь по сторонам. Где-то впереди на миг промелькивает плывущее Польшино лицо, между бесстыже перевернутых гондол, на раме, сидит Санька, и все… Пытаюсь выбраться к нему. Но снизу (а теперь это сверху) гондолы абсолютно гладкие – ухватиться не за что. Подтягиваюсь на держалке и тянусь… тянусь… тянусь… цепляюсь за поперечину. Уф! Плывем уже вдвоем. Обмениваемся впечатлениями – жаль, Санька тоже никого, кроме Польши не видел…

Здесь река делает частые и глубокие повороты – глядишь, куда и прибьет. Но как на грех, нас аккуратно обносит – и мимо мелководных галечников, и мимо прибрежных заломов – прем по основной струе…

Очередной поворот – впереди галечный островок. Ур-р-а! Там нас уже ждут – Чип и Дейл на страховочном посту. Одна беда, они копошатся у своего суденышка, и соответственно, повернуты в нашу сторону тыльными частями. А мы неумолимо приближаемся, пронесет же… Санька орет что-то нечленораздельное – ни фига. Тогда подключаюсь я, и мой фальцет пробивается таки сквозь грохот потока и на излете попадает Чипу прямо в ухо. Чип резко оборачивается, встряхивается и тыгдым-тыгдым, несется к валяющейся морковке… Мечет ее нам… Перелет метров на пять, но до шнурка дотянуться можно.

Дотягиваемся и вцепляемся в него мертвой хваткой… А кат маятником проносит… проносит… Видно, что мужики на берегу удерживают нашу махину из последних сил. Нам тоже приходится несладко, особенно Саньке – веревка нещадно врезается ему в руку…

Однако сегодня, наверное, наш день - Ласточку все-таки подтаскивает к нижней оконечности островка, Чип и Дейл успевают подскочить, пока нас не поволокло дальше, и общими усилиями мы удерживаем здесь кат. И к тому моменту, как на правом берегу появились Женя с Польшей и Медведем, мы уже отвязали практически все шмотки. Какое счастье, все живы-здоровы…

Бедная наша Ласточка! С ней не случилось ничего страшного, только выдернуло одну пробку. Но как жалко она сейчас выглядит – перевернутая, с мокрыми неопрятно болтающимися рюкзаками и со сдутой гондолой… Хотя все шмотки целы, и даже гитара. Только вот два весла уплыли и болтаются сейчас в небольшой заводи у левого берега, мы даже видим их…

Постепенно вся команда собирается в кучку – подходят веселопедисты (охи, ахи, трали-вали), перебираются по бревнышку остатки нашего экипажа… Солнышко, жара, хорошо… Но эти весла просто мозолят нам глаза! И Женя с Андрюхой прорабатывают детали спасательной операции. Потом они берут с собой Диму, весла (из кучи, наваленной возле Ласточки), и живописной троечкой штурмуют вброд достаточно неспокойную левую протоку. Жаль, что я отвлеклась в этот момент, и не видела самого процесса.

Вернулись наши герои почти что с полной победой – одно весло все-таки упустили, и как оказалось, именно мое. Ну, да ладно, у нас есть запасные, да и вчера нашли еще одно, переживем. А кстати, где новое весло? Ищу его взглядом и нахожу в той же куче возле Ласточки. И в тот же самый момент подходит Дима… протягивает мне… наше вчера найденное весло, со словами: “…возвращаю, взял ваше, чтобы не бежать за своим…” Ничего не понимаю!!! Оно же вон, в куче лежит!!!

Та береза, на которой мы кильнулись, висит точнехонько напротив бревнышка, у которого Санька вчера нашел первое весло. И это единственное объяснение сегодняшнего казуса. Видимо, второе весло лежало где-то под березой, и когда мы сегодня влетели в нее, каким-то образом подцепили и весло. Мы долго ломали голову над новой находкой, но ничего более разумного придумать так и не смогли

А потом, когда ходили на разведку, Чип нашел и мое уплывшее весло… - второй раз за два дня я его теряю, и второй раз почти тут же обретаю…

Вынужденно отдыхаем до обеда – загораем, потерпевшие кораблекрушения разложились на пол островка – сушатся, Чип и Дейл бегают на разведку… Подсчитываем потери – жальче всего фотики вымокли. Они во время кораблекрушения болтались у Марины с Женей на шеях. Поэтому все наши вчерашние выкрутасы на Эшафоте безжалостно изымаются из кромешной темноты фотонедр и вместе в пленками летят в костер.

Обед, жара-а-а-а – на открытом галечнике от солнышка укрыться невозможно. Но имеется большой плюс - шмотки высыхают прямо на глазах. И только две упаковки сухарей из Жениного рюкзака не желают поддаваться воздействию палящих лучей – так и остаются полуразмокшей массой.

Обсуждаем дальнейшие планы. Ближайшая наша цель – порог Мономах. После такого позорного крушения Женя не решается идти дальше с пассажиром – впереди слишком густо натыканы разнообразные препятствия. И пока экипажи заканчивают последние приготовления перед стартом и рассаживаются по местам, Польша уходит на правый берег и затаивается там в кустах – ну, прямо настоящий Маугли. У нас на кате тоже перестановки – все возвращается на круги своя – я опять занимаю свое загребущее место, а Марья переводится на скамейку запасных – как ни крути, а с опытом у меня побогаче.

Первой опять стартует двойка. А так как Ласточка еще не вполне готова, следом выходим мы. Гребу Машиным веслом – мое еще с утра, в бытность мою пассажиром, привязали как запасное. Машка, правда, предупредила меня перед стартом: “Потеряешь, заберу твое”. Ок!

Веселуха началась, когда пришло время чалиться. Почему Андрюха выбрал левый берег, я до сих пор понять не могу – разведывали и ставили страховку на правом. Толком перебить струю нам не удалось – как только стукнулись носом в берег, как нас тут же развернуло. На довороте попробовали ткнуться еще раз. Андрюха заорал: “Маша, давай!” Ну, Маша и дала – выскочила с ката, но на берег почему-то не попала. Пробовали еще пару раз, у Машки был шикарный шанс остаться на левом берегу, но она им не воспользовалась, так и плыла, держась за кат. А ее левый тапок плыл впереди нас, указывая путь по струе. При очередной попытке мужиков – Андрюху с Димкой – тоже то ли смыло, то ли сами смылись. Но они остались где-то на левом берегу. Дальше плывем втроем – мы с Ириной каждая на своем носу, Машка с левой стороны у ката… Красота!!!

Следующую попытку зачалить нас предпринял Чип – кинул нам морковку. Я ее отловила. Все бы классно, но Чип явно не готов к такому повороту событий, и не закрепил морковку. Ясно вижу, как шнурок безо всяких усилий утекает между его пальцев. К нему на помощь галопом несется Дейл… еще немного… ну, наддай!.. и не успевает – не дотягивает буквально одного метра.

Плывем дальше. Между тем злополучная морковка резко сократила наши шансы на благополучный исход дела. Теперь в седле и с веслом осталась только одна Ирина. Меня же рывком веревки скинуло между гондол (я решила, что лучше уж на кате, чем самосплавом и с веслом) – лежу звездой на раме.

Струя выносит нас к большому прибрежному булыгану. Пытаемся… пытаемся… пытаемся закрепиться, но каменюка абсолютно покатая – не за что ухватиться. Но зато оставляем здесь Марью – камень совсем близко к берегу – метра полтора, выберется как-нибудь, или спасатели достанут. А нас с доворота тащит все дальше.

К этому моменту пресловутая морковка уже добросовестно обмоталась вокруг моих ног – плыву русалкой, разве что пока еще не в воде. Но тут нам просто повезло – Ирине удалось пригрябать к правому берегу, схватиться за кусты и удержаться, пока я не выпуталась... И, как нам потом сообщили, весьма своевременно – до порога Мономах осталось всего-то 50 м. Уф!

Бегу встречать-принимать замаячившую позади двойку, поскальзываюсь на мокрых камнях… “твою мать, ты куда?” Бац! – Чип и Дейл, спешащие на помощь, наезжают на меня катом… Вот так мы прошли шиверу Zета.

Марина: А мы свой лимит неудач на сегодня уже выбрали – нормально дошли, нормально сами зачалились (помогать некому, все заняты своими проблемами) – в районе того камушка, на котором с неземной пустотой во взоре все еще загорает Марья. Похоже, она впала в жесточайший ступор, в котором и пребывала до конца дня. Женя галантно подал девушке руку и перевел ее на берег. Марья как-то путано поведала нам о приключениях веселопедистов. Тут подошла Манюня и выдала еще одну версию происшедшего. Забегая вперед, скажу, что имею теперь 5 (пять!) различных описаний данной веселой чалки – кто, что сказал… сделал… как, когда… Так, например, Андрюха утверждает, что при первой попытке зачалиться, Марья почему-то выпрыгнула не в сторону берега, а совсем даже наоборот…

Андрюха с Димкой все еще маячат в кустах на левом берегу. Женя с Медведем и Чипом уводят их вверх по течению – там нашлось более-менее удобное местечко для транспортировки сюда наших левобережных Робинзонов (на морковке). Мы с Манюней присутствуем здесь же в качестве страховых агентов и жутко сожалеем об отсутствии на спасах камеры – зрелище весьма занимательное: сначала Андрюха, а потом Димка, с ошалелыми глазами барахтаются в потоке. Задним числом Ирина бурно сожалела, что не бросила все свои важные дела и не кинулась на съем. А сейчас они с Дейлом нашли и теперь пытаются вытащить из прибрежных камней утерянную при чалении Веселопеда морковку. Марья с потухшим взором как приведение бродит у ката.

Потом, пока остальные подтягивались к катам, собирали разбросанную амуницию, отвязывали шмотки, я сбегала вперед на поиски места под лагерь – повторяю, что с этим на Шавле не густо. Приличная оборудованная стоянка оказалась ниже порога Мономах, в 15-ти минутах ходьбы от места нашей нынешней дислокации. Народ, пресыщенный приключениями этого дня по самую маковку, стремился теперь только к тихим земным радостям – посушиться, чего-нибудь сожрать, просто посидеть у огня. Поэтому быстренько вытянули каты на берег и, расхватав рюкзаки, потянулись по тропе.

В конце дня двойка с Чипом и Дейлом успешно прошла Мономах. Хорошо бы и нам вечером закрепить дневные уроки, а то ведь с утра, толком не проснувшись и не разогревшись, да сразу же в порог… Но у Жени на этот счет оказалось собственное непререкаемое мнение – завтра. Делать нечего, смотрю пункт 1…

Вечером у костра подводили итоги. Что и говорить – насыщенный получился денек: оверкиль, веселые чалки с потерями, как личного состава, так и снаряжения (я таки упустила Марьино весло, точнее не докинула его до берега, когда, распятая, боролась с морковкой), осипшая гитара (быстрая сушка после оверкиля не пошла ей на пользу – отошла нижняя дека), таинственное возникновение нового весла… Однако решаем, что унывать нам еще рано – мы все вместе, уже сухие, весел достаточно, да и гитара вполне пригодна для применения по назначению. А значит, живем! Тем более яркие звезды предвещают завтра еще один прекрасный денек…

Глава 7. ТУДА, СЮДА, ОБРАТНО...

2 августа, вторник
Утро выдалось ясное, солнечное. После завтрака – мини-обнос. Жене не понравился первый слив Мономаха, где струя сильно прижимает к острой плите. Передергиваем каты ниже слива и проходим то, что осталось от порога.

Потом два часа вяжемся. На Ласточке опять рокировка – Польша переводится в носовые матросы, а Медведь становится Маугли, и они с Марьей уходят берегом – мы опять идем без пассажиров: слишком густо здесь натыканы препятствия.

Идем осторожно, с постоянной разведкой и чалками через каждые 100-200 метров. Вчерашний день показал, что Ласточка слишком расслабленно стартует, а мы абсолютно не умеем чалиться на такой воде. Сплошной караул, или, как говорит Женя – “…матькаться грех…”.

Наши разведки – это отдельная песня. Мы уже откровенно ржем, когда Женя, вернувшись с очередного осмотра, берет с собой Андрюху, и они идут уже вместе, а, вернувшись, зовут Димку и ведут его на место страховки. Паримся таким макаром до обеда – хорошо, хоть погода стоит, и можно позагорать. Так проползаем пороги Трек и Суваки.

Уже непосредственно перед обедом пролетаем пороги Тройной и Калибр. Перед стартом Андрюха буквально запугал нас такой “офигительной бочкой, какую мы еще не видели”!!! Где бочка? Какая бочка? Проскочили и даже не заметили… У-у-ух! Ну, хоть напоследок хорошенько поработали. А Ласточка застревает перед последним порогом – у них опять слетел хомут на раме, будут ремонтироваться.

Обедать будем на правом берегу прямо напротив выходного слива порога Калибр. Здесь уже полыхает жаркий (особенно при таком солнце) костерок – Маша с Медведем даже выспаться успели, ожидаючи нас аж три часа. А на противоположном берегу зевают и потягиваются разморенные Чип и Дейл – они все это время провели в напряженной работе – маялись на страховке.

После обеда народ с Ласточки убегает на старт, предварительно выставив нас с Медведем на место съемки… и пропадает. Сидим в кустах на взводе – вот сейчас покажутся… вот сейчас…, ждем-пождем… Появились они только через час!!! Оказалось, что Женя забыл взять инструмент. Пока бегали туда-сюда, пока ремонтировались…

Дальше идем с пассажирами. У Ласточки, как мы узнали позже, опять те же проблемы – на старте не успевают отгрестись от камня и слегонца въезжают в него правым бортом. Зато нам удается зачалиться самим!!! Правда, с трудом, но ведь удалось! Зачалились (зачем, спросите Андрюху) на галечном островке, да так хорошо, что потом не смогли оттуда стартовать – пришлось проводить кат правой, узкой, протокой. На следующем повороте - опять чалка, и опять на островке. На сей раз Андрюхе приспичило дождаться-таки отстающую Ласточку – она должна была стартовать через 10 минут после нас. Но ждали мы не менее получаса. Зато недаром – наши ожидания увенчались таким незабываемым зрелищем, куда бежать!

Река перед островком достаточно широкая, по центру струи торчит зуб, который легко обходится как с левой, так и с правой стороны. И вот представьте себе, из-за поворота вылетает Ласточка, струя тянет ее влево от зуба, а они до изжоги грябаются вправо. Догрябались – сели центром прямо на камень. Едва снялись с него, погнув пару поперечин. Марина: Шли центром струи, и этот зуб увидели еще издалека. Но тут, как на грех, Женя, до сих пор не умолкавший ни на минуту, как будто воды в рот набрал. И мы с Польшей (так получилось), пытались выгрести каждая в свою сторону – она тянула влево, я вправо, а Женя все молчал, а счет шел на секунды… Ну, и влетели. Жаль только, что самое интересное происходит так неожиданно и остается за кадром…

Здесь на галечнике левого берега оставляем пассажиров – дальше они гуляют как кошки – сами по себе. А мы проходим до порога Осыпь – там нас уже ждут Чип и Дейл. Здесь же останавливаемся на ночевку. На правом берегу.

Да, ситуация: мы уже начинаем ставить палатки, а Марья с Медведем резвятся на осыпи противоположного берега – машут руками, кривляются, скачут с палками, похоже, у них истерика. Что делать, скоро стемнеет, надо их доставать оттуда. Мужики оттягивают кат выше по течению и забирают нашу слишком уж разрезвившуюся молодежь домой.

Ставим лагерь, Женя с Мариной убегают вперед на разведку – где-то недалеко уже Уйгур – самый мощный и серьезный порог Шавлы. Готовим ужин – мы с Медведем заступили на дежурство, и по заказу Жени варганим омлет с косяком подмокших при вчерашнем киле сухарей. Однако при одном только виде получившейся тюри, народ начинает бодро похрюкивать. Ужинаем вдесятером, Женя с Мариной вернулись, когда уже совсем стемнело – они прошли Осыпь и Уйгур. Говорят, там круто – в Уйгуре сплошные камни в русле, проходы между ними узкие и вдобавок перегорожены огромными бревнами, к некоторым из которых явно приложилась человеческая рука – уж очень ровные спилы. Однозначный обнос. Устали, как собаки, бегая по крутым склонам. И поэтому нам досталось от Жени, что не оставили им чаю…

P. S. Сегодня Марина выдала – напрочь забыв слово “морковка”, окрестила ее красной кидалкой…

3 августа, среда
Погода балует – солнышко. Вообще, пока нам с ней везет. Дождики, конечно, бывают, но обычно идут ночами, когда мы спим, а к утру опять небо очищается.

Утро как обычно начинается с подъема. А так как мы все еще дежурим, то подъем у нас в 6.00. Будит нас Женя. 6.10. Блин, чуть не проспали. Вылетаем из палатки – костер уже весело потрескивает, около него мрачной тенью бродит Марина. Марина: Еще одно отступление от традиций – впервые в жизни я просыпаюсь сама и первая, причем весь походный месяц! И это я-то – сова и махровая засоня!

порог Уйгур

Основная цель на сегодня – дойти до Уйгура и обнестись, а дальше посмотрим. Порог длинный – полтора километра, и обнос правым берегом проблематичен. На выходе из порога к берегу выходит крутая неприятная осыпь, тропка по ней едва намечена (наши разведчики не нашли другой). И корячиться по ней с катами совсем не хочется. Зато левый берег – пологий, скорее всего по нему и идет нормальная обносная тропа. Значит, нам туда.

Завтракаем, собираемся, вяжемся, выходим. Так как разведку проводили по правому берегу, то поступившие ЦУ гласят – островки обходите правыми протоками, т. к. левые рассмотреть не удалось.

Ну, правыми, так правыми. Огибаем ближайший островок… Гос-с-споди, куда нас занесло? Протока узкая, не развернуться, нависающие деревья… Соскакиваем и проводим (проносим) кат. Бр-р-р, водичка сегодня особенно ледяная! А потом долго и нудно снимаемся с этого островка… Марина: Не знаю… У нас никаких проблем здесь не возникло. Прошли нормально.

На острие островка взяли пассажиров и переехали на левый берег. И началось… Разгрузка и полная разборка катов (тащиться далеко – 1,5 км, тропа периодически ведет по крутоватому склону среди густо натыканных деревьев, поэтому переть каты в полной боевой готовности проблематично) и таски с барахлом – туда-сюда, туда-сюда…

Пообедали ниже порога, а потом еще один марш-бросок метров на сто – нашли оборудованную стоянку – даже с баней. Банька стоит на каменной речке чуть дальше лагеря, в небольшой заводи. Среди камней сочится любовно расчищенный ручеек – обтекает баню и сливается в небольшой рукотворный водоем – парьтесь, дорогие. Дружно голосуем за полудневку с баней – все равно надо собирать каты. Так почему бы не совместить полезное с приятным?

Совмещение прошло успешно (только веселопедисты как-то умудрились утопить лягушку – девчонки бросили ее у берега, а Андрюха катом, не глядя, столкнул ее в воду). И пока основная толпа вязала рамы и надувала гондолы, избранные отдыхали у банной печи. Данные процессы завершились почти что одновременно – каты всего на полчаса опередили заявленное для бани время – 21.00. А параллельно решался вопрос банной очередности. Первых решили запустить девчонок, потом – мужиков, мы идем последними. Мы – это я, Марина и Женя. Сначала к нам планировал присоединиться и Чип, но потом сбежал к мужикам.

Следующий дискутируемый вопрос – время. Чтобы последние успели еще и выспаться, щедро отмерили на каждую группу по часу – на один котел.

К завершающему предбанному штриху приступили в 20.45 – для многих оказалось неожиданностью, что баню еще надо клеить. А параллельно Чип, Дейл и Ирина жарят оладьи…

Первая (женская) очередь вернулась из бани синяя и недовольная – замерзли. Мужики сходили в два захода по 3 человека и 30 минут – вышли красные и распаренные. Мы оттягиваемся последними – пару хватает с лихвой, хотя до команды “ой-ой-ой, ухи, ухи…” дело так и не доходит. Темнотища стоит непроглядная, даже с налобниками постоянно спотыкаемся на камнях. Женя после парилки далеко не ходит – палькается в ванной, мы с Мариной с визгом окунаемся прямо в Шавлу, уцепившись (чтобы не унесло в грохочущий мрак) за наклонившуюся над рекой березу. Сплошное благолепие!

Марина: Ночная баня, особенно здесь – это нечто. Бледные отблески наших фонариков выхватывают только отдельные смазанные образы – камень под ногой, силуэт дерева, человека или бани, обрывок пенной волны. Все такое загадочно-нереальное… И как будто за кадром, не здесь и не сейчас – неумолчный шум потока. Полное ощущение запредельности происходящего.

Но даже нас, обычно неутомимых парильщиков, хватает только на час и 10 минут – непреодолимо хочется спать, устали, что ли? Чистенькие и размякшие возвращаемся домой. Накрапывает дождик. В лагере уже абсолютно темно, народ дрыхнет. И только Чип с гитарой, Маша и Польша притулились под тентом. Коротаю с ними еще часок. И все… Одна радость, выторговала вчера у Жени дополнительный час для сна – общий подъем теперь не в 7.00, а в 8.00.

4 августа, четверг
Всю ночь накрапывал дождик. Утро хмурое, над рекой стелится туман. Промозгло. Пока собирались, снова закапал дождь – похоже, начался сезон дождей. Привычно оставляем конфетку на камушке возле костровища – дань местным богам. И как обычно, Марина пеняет Саньке, что тот вчера опять не плеснул в костер спиртику – “…зажал, мол, а мы теперь страдай… что ему наши конфетки?” По ее мнению, местное божество не смешливая барышня-сладкоежка, а суровый бородатый мужик, такой же сумрачный, как и его долина.

Стартанули. И понеслось – чалки, разведки. И хотя наконец-то сегодня проблема чалок отпала – получается!, зато наши традиционные разведки стали особо тягостны – сидение под дождем навевает тоску. Да и чего же так долго разведывать, вчера уже все осмотрели! Бр-р-р, холодно же, холодно!..

Очередная чалка (двойка где-то далеко впереди – мы ее с утра не видели)… Женя с Андрюхой все ходят, их нет уже достаточно долго. Ласточка торчит на небольшом галечном островке, мы – напротив них, в кустах правого берега. Хорошо им, они хоть ноги могут размять на камушках, а нам только в воду. Здесь, маясь от безделья, Марина придумала название нашему кату - Веселопед. А мы, соответственно – веселопедисты.

Следующая чалка на правом берегу перед порогом Тушкем. Женя однозначно пресекает все попытки переговоров: “Обносимся и проводим каты”. Он, похоже, все еще под впечатлением глупейшего киля и веселых чалок – не верит в наши силы. Тоска-а-а-а…

Перетаскиваемся с барахлом до обеденной стоянки. Здесь уже Чип, Дейл, Марья и Медведь. Их настроение тоже созвучно погоде – Маша рыдает, Чип советует нам разбирать каты и дальше идти берегом, Дейл прикидывает, сколько дней (месяцев!) мы будем идти при такой скорости продвижения – получается, что дома будем не раньше декабря... И оба два в голос пророчат подъем воды в реке – похоже, в горах дожди…

Вожусь с обедом – дежурящий нынче Дима попросил помочь, так как Ирина пропала где-то в лесу – сбрасывает стресс. Нет и экипажа Ласточки, они таки проводят кат. Моросит дождик…

После обеда, прошедшего в бурных дебатах, мы гордо шествуем к оставленному в начале Тушкема Веселопеду – ура, отвоевали, идем в порог! Перед стартом еще раз обсуждаем стратегию прохождения – надо показать класс! Если сейчас опять плюхнемся, Женя нас больше никуда не пустит…

Стартовали тяжело – долго не могли сняться с камня. Эх, и помочь-то некому – все стоят на страховке, ниже по реке. Но потом пролетели Тушкем на одном дыхании, только чуть шаркнулись рамой…

После удачного прохождения народ воспрянул духом, Андрюха повеселел, а Женя даже решился идти дальше без личного осмотра – доверился Чипу с Дейлом. Класс! Камни, бочки, валы так и полетели назад. Цапанули рамой – фигня, только шаркнули… Андрюха капитанит с шутками и улыбкой на лице. Дважды мне неплохо досталось – первый раз в валу глотанула водички, а другим валом накрыло с чепчиком – наблюдатели в диком восторге!

16.20. Стоянка перед порогом Прижим на левом берегу. Ух, ты! Вот так навернули после обеда – утомишься бежать за барахлом. Но воодушевленный народ галопом ломанулся за вещичками.

Перед порогом Прижим прямо на входе в него сразу за резким правым поворотом реки через все русло лежит огромная ель, срубленная человеческой рукой – чистый обнос. И дальше с интервалом в сто-двести метров еще парочка таких же “завалов”. Интересно, кому это надо? Это что, своеобразный местный промысел – киляют народ, а потом ниже собирают амуницию?

Решили оставить обнос на завтра, а сегодня пораньше встать – предстоит печальный вечер. Завтра Чип и Дейл уходят в отрыв, их время истекает.

18.40. Все уже на месте, и даже солнышко заулыбалось. Хорошо-о-о!.. Итог дня – пройдены пороги Батут, Тушкем, Лесная труба и Акоюкские кудри, примерно 5 км – прорыв. За ужином обсудили наши дела, прикинули дальнейшие планы, наметили дневку – в устье р. Каракол (Баксара) – с баней и выходом в горы.

Вечер и впрямь получился печальным. Хоть Маша по этому поводу и заварганила кисель, а потом долго-долго (тянула время) и терпеливо раскладывала его ложкой (“не даете грести веслом, дайте хоть ложкой погрести”)… Хоть достали и гитару… Но настроения нет – Санька отделался парой песен, Чип, еще вчера обещавший нам замечательный музыкальный вечер, тоже быстренько ушел в кусты, а потом и вовсе испарился по-английски. Отдуваться пришлось Марине. Но и ее хватило ненадолго – похоже, на сегодня лимит эмоций исчерпан – досталось всем...

Глава 8. ДОРОГА В БАНЮ

5 августа, пятница
Андрюха: “Манюня, вставай!” и вжик-вжик молнией с другого входа, там, где Медведь. И шарахнулся от грозного медвежьего рыка… Что ж, сам виноват, не лезь без спросу в чужую палатку и не буди спящего медведя…

Из синей палатки слышится Димкин вопль: - Андрюха, тащи кофе в постель…
Андрюха уже там: - Тебе плеснуть, или сам выйдешь?

За завтраком обсуждаем сны:

Санька: - Блин, сволочи, не дали досмотреть матч Амкар-Спартак, счет 3:4...
Димка рассказывает, как пытался купить чашечку кофе за 200 рублей.
Я вспоминаю, что только, было, поднесла ко рту печеньку в толстом-толстом слое шоколада, как услышала Машкин призыв.
Тут же рассказываю еще один сон, приснившийся мне где-то в самом начале. “Еще едем в машине. Вдруг дверца открывается сама собой, и Марина пытается ее захлопнуть. Но что-то не срабатывает, и она вместе с дверцей выпадывает наружу. Надо бы вернуться за Мариной, но Женя говорит, что здесь останавливаться нельзя, и мы едем дальше…” Спрашивается – что бы это значило?

Солнечное утро проходит в сборах, прощальных фото- и видеосъемках. Ирина с камерой в руках пытает поочередно то Чипа, то Дейла. Потом глазастая Машка углядела на высоком склоне противоположного берега стадо горных козлов – еще одна ее фишка (она обещала привезти домой их фото), и камера переключается на них.

Но вот сборы закончены, общее фото, и Чип с Дейлом, пообещав оставлять нам свои послания на стоянках, уходят. Грустно, нам будет очень хватать Чиповой открытой улыбки и исподтишковых подколок Дейла…

Поочередно обносим все елки, заснимаем это безобразие (все-таки, кто же занимается такими делами, и зачем?). Хватаем рюкзаки и уносим их до устья Каракола. Каракол впадает в Шавлу справа. За Караколом на высоком правом берегу виднеется крыша – по лоции здесь “лесн.” На всякий случай (зачем нам проблемы с местными жителями) решаем остановиться, не доходя до домика, за ближайшим поворотом. Бросаем шмотки на галечнике левого берега (12.00) и возвращаемся к катам.

На обратном пути производим разведку – смотрим все вместе местонахождение порогов, завалов, приглядываем места для чалок и обсуждаем варианты прохождения/обноса завалов и расчесок – наконец-то Женя принял к производству наш вариант проведения осмотров. На этом участке только две неприятные деревяшки, одна из которых чистый обнос – низко нависающая ветвистая береза, перегораживающая русло, все остальное более-менее проходимо.

Прошли прижим и ткнулись перед первым деревом – эта елка идется плотненько к правому берегу. Ласточка обносится, мы проводимся по полусухой правой протоке. Плывем до березы – опять проводка катов. Следующая остановка уже у обеденной стоянки, где бросили рюкзаки. Эта чалка удалась на славу (ностальгия по первым дням) – со всего маху влетели в большой камень и чуть не задавили Саньку, кинувшегося нас ловить, чтобы не ушли дальше.

После обеда переправляемся на правый берег, и народ разбегается в разные стороны в поисках уютной банной стоянки. Первые отчеты неудовлетворительны – впереди за ближайшим поворотом уже видна изба. Потом возвращаются Марина с Польшей, они нашли заросли бледно розовой еще костяники, но со стоянками здесь напряг. Еще одна разведка, и дружно тягаем каты назад по течению – там, за вторым полуостровком Женя присмотрел неплохое местечко – глубокая, узкая поляна-ложок, прочерченная козлиными тропами, а баня будет на полуостровке. Правда здесь бытстроток, но зато хороший галечник, укромная стоянка и море дров.

Полуостровок отделен от материка узкой полусухой протокой, которая в половодье заполняется водой. А сейчас в ней только на выходе струится водичка – чистая и прозрачная, похоже родниковая, в отличие от мутной шавлинской.

Ставим лагерь, заготовляем дрова, а потом я ухожу на бережок, чтобы в тишине и покое собраться с мыслями и занести в летопись дневные впечатления. 20.00. Сумерки. Вдруг из-за поворота вылетает кат-двойка, и проносится мимо. С него только и успели, что прокричали что-то, похоже, поздоровались. Еще через пять минут – опять кат-двойка. Машут руками, что-то восторженное кричат. Слышу только “…наши?”. Машу руками, что да, прошли. Они тоже скрываются за поворотом. Еще пять мину – опять кат, на сей раз четверка. Они проносятся, в сумерках ничего не заметив. Вдруг резко начинают работать назад, разворачиваются – увидели-таки, здороваются, и их тоже уносит за поворот. И все… Одно понятно – не москвичи, вежливые, общительные, приветливые (Марина: Плюх-х-х... В одну прекрасную ночь, просматриваю почту и вижу - письмо... от одного из них... оказалось, все-таки москвичи. Прочитали нашу повесть и не обиделись. И еще - они догнали Чипа с Дейлом в районе порога Неустроева, и оставшуюся часть маршрута наши ребята прошли в составе этой команды...). Причем, в отличие от нас, одни мужики.

А в лагере переполох – Андрюха потерял Машу. Ходит и всех достает: где она, да где она… Жить что ли без нее не может? В это время возвращается Машка, и ей хорошо влетает, чтобы не шлялась без предупреждения. А она, оказывается, ходила за ягодами…

Только жизнь устаканилась, налетела гроза, и народ скучковался под тентом. И началось… Опять вернулись к заколебавшей всех проблеме – почему идем без пассажиров. Марья уже напрочь забыла свое плавание за катамараном, ей все кажется игрой – “…что вам стоит…” А что река совсем не дает расслабиться, что надо постоянно работать, что суда и так достаточно тяжелые, а у нас половина состава экипажей – девочки, что и так периодически идем на пределе… А недавние проблемы с чалками… А киль на пустом месте (тут Марина вместо слова “отделались” произнесла другое – “Мы еще легко обделались”)… Марина вспоминает, что еще дома все знакомые водники, узнав, что мы идем на Шавлу с пассажирами, крутили пальцем у виска… Но до Машки, похоже, все равно не дошло, так что надо набираться бо-о-ольшого терпения.

Марина: Именно здесь мне вспомнилась фраза “…сними ты на фиг эти лыжи…”, которая постоянно всплывала у меня в голове всю последующую неделю, по мере развития событий. Фраза прозвучала на Басегах зимой этого года. Произнес ее Стас, наш джентльмен, когда пытался пилить с Марьей дрова. Стас, стоя по пояс в снегу, тянул двуручку и вместе с ней постоянно притягивал к бревну Марью, стоящую на лыжах. И этот цирк продолжался достаточно долго. Вот тогда-то и вырвалась в сердцах эта историческая фраза. А Марья тогда очень обиделась – Стас, видите ли, сказал это так грубо…

Глава 9. БАННЫЙ ДЕНЬ

6 августа, суббота
Проснулась сама. В лагере тишина. Может вылезти? Ну, уж нет, хоть подремлю…

Зашевелились дежурные… “Подъе-о-ом!!!”. Блин, оказывается, нисколько не выспалась.

Погода пока стоит – утро ясное. За завтраком Женя проводит соцопрос на тему, кто пойдет гулять вверх по долине Баксары (Каракола) – там есть какое-то озеро. Народ гнется и мнется – какие, на фиг, озера, шевелиться и то лень, поваляться бы… В загул рвется только Маша, причем она готова идти даже одна. Но не тут-то было, главное Женино условие – минимум два человека. Минут 15 она уламывает то одного, то другого… наконец Медведь нехотя дает свое “добро” на прогулку. И после длительных сборов, в 9.38, они отправились на поиски озера.

Остальные дружненько соорудили на бережку печку, натаскали дров, а потом разбрелись по интересам: я и Польша улеглись обратно спать, Женя с Мариной ушли на разведку вниз по течению, остальные занялись баней, дровами…

Очнулась ото сна в 12.30. Классно дрыханула, но спать все равно еще хочется – усталость накопилась. Народ в лагере волнуется – дежурные ушли (Марина с Женей), сухие пайки припрятали, а кушать хочется – время-то обеденное. Тык-мык, поискали, нет нигде. Попили чайку. Только опять поставили котлы на огонь, в надежде на обед, как загремело. Опять гроза идет…

Вскоре вернулись и Женя с Мариной – успели-таки до непогоды. Отчитываются – прошли примерно 3 км: впереди три неприятных местечка – бревна в русле. Где-то там Марина увидела весло – лежит себе на галечном островке посередине реки. Причем, весло точно такое же, как и остальные уже найденные – синяя лопасть и серебристо-черная ручка, видимо кто-то хорошо кильнулся. Так что завтра, если повезет, и нам удастся зачалиться на том островке, разживемся еще одним классным веслом. А еще разведчики встретили местных рыбаков и охотников – оказывается, в Шавле есть РЫБА.

Марина: Идем вдоль реки, солнышко светит, тропа хорошая… Только, было, присели поклевать костяники,.. ба-бах… ба-бах… ба-бах – сплошная канонада. Стреляют где-то совсем недалеко, чуть выше по склону. Затаились под кустиком. Когда все стихло, осторожно двинулись дальше. Вскоре наткнулись на мужика, явно городского вида – стоит по колено в воде и рыбачит. Деваться некуда, пришлось остановиться и пообщаться. Мужик сначала отнесся к нам подозрительно, стал требовать документы. Объяснили, что, мол, идем с группой, маршрут водный, производим разведку, а группа (неопределенный жест назад) там… Вроде успокоился.

Расспросили его про рыбалку – какая рыба здесь водится. Оказалось, хариус. Здорово! А мы-то окончательно решили для себя, что в такой мутной воде никакая рыба не выживет, и наши рыбаки даже уже не достают удочки. Надо будет обрадовать народ…

Еще дальше, на обширной поляне и расположились лагерем местные пришельцы, пасутся лошади. Народу только трое – уже знакомый нам рыбак, старейший и еще один мужик. Остальные, видимо, промышляют (недаром же была канонада). Старейший предлагает нам лошадей – он занимается извозом туристов. Вежливо отказываемся и продолжаем свой путь.

На обратном пути в лагере заметно значительное оживление. Бегают молодые мужики, суетливо что-то таскают. В зарослях у тропы лежит туша барана (козла?) – не успеваем разглядеть. Ощущение такое, что мы не ко времени – проходим под подозрительными взглядами, как под дулами. Скрываемся в кустах, и деру… Бр-р-р…

Перекусили сухими пайками - дежурные явно не торопятся с обедом. А тут опять задождило, и я захлопнулась в палатке. Разбудили меня только к супу. Когда выползла, под тентом уже маячат Маша и Медведь, сырые насквозь. До озера они так и не дошли. Видимо сыграл тот факт, что за 8 км надо было набрать приличную высоту, около 800-1000 м. Тяжеловато.

Обед состоялся только в 16.00. После обеда, воодушевленный “рыбными” новостями народ зашевелился, начал перебирать снасти. Мы с Мариной взялись подклеивать баню. Дима вернулся к своей вахте – дотапливать баню. Остальные мужики увлеченно сооружают ванну: здесь быстроток, нет нависающих деревьев – держаться не за что, поэтому окунаться проблематично. В результате своей трудовой деятельности, они создали новый порог – перегородили 1/3 реки камнями. Но зато банька у нас будет – просто загляденье!!!

Оставшееся до бани время занимались медицинскими опытами. Началось все с того, что я мимоходом пожаловалась на общую хреноватость – слабость, разбитость. Оказалось, что остальным тоже как-то не по себе. Похоже, меняется погода, и давление скачет. Марина достала из аптечки тонометр, и началась потеха… Так как слушалки в комплекте не оказалось, пытались мануально определить хотя бы верхнюю границу. В результате меня общупали все – ноль эмоций. Потом ставили контрольные опыты уже на других. Результаты оказались плачевными: дружно решили, что я труп, а остальные – доходяги. В общем, так ничего и не поняли, но на баню я все же отважилась и не прогадала.

В 19.00 часов в баню отправилась первая группа – мы (Женя, Марина и я). Нам отвели 1,5 ч. Спасибо Диме – банька получилась отменная. За 1,5 ч израсходовали всего один котелок горячей воды. Убили по два веника. До высшей точки кайфа дошли одновременно с Мариной – в тело будто воткнулись тысячи ледяных иголок, и ушли холод и усталость.

Выбегая из парилки, постоянно натыкались на кого-нибудь, сосредоточенно бредущего берегом за леской. Блин, ну что за народ, не дают спокойно оторваться, неужели река такая короткая, или рыба водится только около бани? Пока мы банись, Польше улыбнулась удача – первый улов – один хариус, ма-аленький совсем еще.

Следом ушли мыться мужики. Свой лимит времени они не исчерпали – вернулись через 45 мин. Зато девчонки оторвались от всей души. В первой бане им досталось только 25 минут зубного скрежета, а теперь они не только помылись сами, но и перемыли косточки остальным.

Пока они наслаждались, Марина и Женя нежились в палатке, я с мужиками сидела у костра. Лучше бы я тоже ушла поваляться – сберегла бы себе нервы. А так только в очередной раз нарвалась на Андрюхино занудство.

Сидим у костра, трекаем, только у Андрюхи взгляд какой-то отсутствующий – опять, небось размышляет о высоком… На огне висит единственный котелок – второй еще в бане. Решаем: варить или не варить ужин, а может лучше чай заварганить? Мужики в нирване: “Ну его этот ужин, спать уже пора”. Все-таки предлагаю провести опрос общественного мнения – может, кто голодный? Тут неожиданно очнулся Андрюха и как давай орать, что я его кормить не хочу… Ну на фиг, больше не буду вообще с ним разговаривать… и ушла спать.

Пока укладывалась, прискакал Медведь: давай, говорит, сдвинем сегодня Машу на край, а ты ложись между нами. С самого начала похода мы никак не можем выдворить ее из центра – она, мол, даже там мерзнет. А по ночам Маша раскладывается во всю ширину своей души, и мы оказываемся размазанными по стенкам. Разыгрывать, так разыгрывать – ложусь в центр. Уже задремала, появляется Медведь: “Я Машу предупредил, чтоб залезала потише. Ты спишь?” Интересно было бы посмотреть на выражение Марьиного лица (по крайней мере, на минуту она замерла в непонятках). А утро началось с жалоб, что она замерзла. По правде, и мне ее место не приглянулось, уж больно неуютное – со всех сторон кто-то постоянно дышит в ухо...

Глава 10. ГУСТОЙ КОКТЕЙЛЬ ИЗ ВЕСЕЛ, ЧАЛОК, КУПАЛОК И ОБИДОК или ПРИКЛЮЧЕНИЯ ПРОДОЛЖАЮТСЯ

7 августа, воскресенье
Утро. Мрачно. Дождик. В такую погоду только у печки в кресле сидеть. Неторопливо собираемся под тентом. Женя сегодня замахнулся дойти до порога Кечу.

Через сырой лес и приличный приток Баксару, который переходим вброд, черпая воду сапогами, прем рюкзаки. Мрак. На небе нет даже просвета. Оставили вещи, Машу и Медведя в карауле, а сами почапали обратно.

Первый перегон – до шмоток. Блин, как быстро долетели, даже согреться не успели. Марина: А мы по пути все-таки подобрали замеченное вчера весло. С трудом чальнулись на верхнюю оконечность того галечного островка (сверху все казалось так просто!) – быстроток, бревна. Пока я гоняла (всего-то пару-тройку метров) за веслом, остальные едва удерживали Ласточку – очень сильная здесь струя. Так что к финишу пришли уже разогретыми… Принимаем на борт барахло. Женя отправляет Медведя с рюкзаком вперед, а мы привязываем Машу на кат.

Еще один рывок и обед. Местечко выбрали ничего себе – берег высокий, костер прямо у шумной речушки, скатывающейся небольшими водопадами с камешка на камешек и заваленной великанскими стволами. Это р. Кара-Оюк, левый приток Шавлы. Оказалось, что незаметно проскочили два препятствия - № 27 и № 28.

Пока мы разжигаем костер, мужики переправляют с правого берега Медведя. Бедолага, Маша хоть иногда катается…

Непогодный мрак продолжается. Сверху сыро, снизу сыро, в герме, боже, тоже сыро. И горы позади, недавно еще такие зеленые, резко побелели – там тоже непогода, только не льет, а сыплет. От одного взгляда на эту мрачную красотищу бросает в дрожь. Бр-р-р… Разжигаем под чутким Жениным руководством второй костер, окружаем его тесным кольцом и дружно принимаем позу водника № 1. Женя с Андрюхой уходят на осмотр. А мы готовим и одновременно пытаемся если не просушиться, то хотя бы согреться. И, похоже, нам это удается, так как колени уже начинает припекать.

Отобедав, вновь прикручиваем вещи, пассажиров не берем – своим ходом дойдут до вечерней стоянки.

Обсуждаем стратегию старта. Здесь по центру реки находится небольшой галечный остров с непременным завалом на верхней оконечности. Левая протока – более мелкая, основная струя мощно прет по правой. Но отсюда на нее выгрести проблематично, а тащить каты выше по течению просто лень. Поэтому кэпы решают идти левой протокой.

В этот раз мы стартуем первыми. Андрюха еще раз напоминает всем – идем слева. Ок! Стартуем с разворота, нормально уходим – гребем, гребем, гребем…Но течение несет в правую протоку. Не выгребли, сели на острове. Андрюха ругается. Все всё понимают, кроме одного – если протока чистая и туда несет, зачем же упираться. Короче, пусть ругается. Но он все же корячится, ставит кат носом в левую протоку. Здесь струя жмет к свисающему с острова мощному корню.

Стартуем. Пытаюсь быстрее отбиться от берега, чтобы уйти от корня – весло намертво застревает между камнями, тюкаемся моим (правым) носом об корень, кат разворачивает, и на 3-х веслах уходим дальше. На отмели через 20 метров умудряемся зачалиться к левому берегу. И тут Андюху совсем порвало, разорался как… и почему-то виноватой во всем оказалась я. Нервы у меня сдали, пофиг весло, не доставайте, что хотите, то и делайте, но я с Андрюхой дальше не поплыву! Отвязала рюкзак, сижу на берегу, дожидаюсь Машу и Медведя.

Спасать весло пришлось экипажу Ласточки. Марина: Блин, да что за день сегодня – опять весло, и опять на острове… К тому же Манюня умудрилась его пристроить совсем неподалеку, метров за пять от нависающей из берегового завала коряги. Стартуем. По плану должны чальнуться на верхушку острова. Грябаем, грябаем, но, похоже, у нас фиеста – сносит левее, чем нам бы хотелось. Поэтому у весла только тыкаемся мной (Женя орет: “Хватай весло”… пытаюсь… не получается… пронесло…), и нас тут же волочет дальше – к коряге. Естественно, отгрестись от нее мы уже не успеваем, и на полном скаку меня кидает грудью на злополучную деревяшку. Безо всяких хлопот со своей стороны остаюсь на ней, а облегченная Ласточка, сделав плавный доворот, уходит к левому берегу…

С веслом в руке вишу себе на коряге, размышляю, что дальше делать. Так как на берег не выбраться – сзади подпирает сильный поток, удержаться бы - рассматриваю вариант самосплава. А, была, не была… Разжимаю руки и несусь по струе. Народ на берегу засуетился… Проношусь мимо Жени, следующий по курсу Медведь, но он без каски и без спасика – готовился к пешей прогулке. Вот-вот, кажется, прибьет к берегу – ни фига, струя, сделав обманный ход, опять начинает уходить к центру. Медведь уже по пояс в воде – тянется, тянется ко мне. “Блин, только бы его не затянуло”. Протягиваю ему весло – достает только-только, каким-то чудом цепляется и вынимает меня из струи. Ура! Берег! Слава Медведю!!!

Следующая попытка спасти весло завершилась нашей победой. Женя, Дима и Андрюха, не мудрствуя лукаво, изобразили хоровод нанайский мальчиков, и перешли к острову вброд. Я их поблагодарила и, прихватив рюкзак, отправилась гулять по берегу. А в душе все кипит – ну, почему, спрашивается, Андрюха считает, что имеет право орать на меня? Жалко в этой ситуации было только Диму и Ирину, которые так и остались на кате – под дождем и в полных непонятках.

Дошли до стоянки после порога Кечу – попутно проскочили препятствия № 29 и № 30. Мы – я, Маша и Медведь, гуляем пешочком, Ласточка долетела своим ходом до начала порога. Марина: Стоим перед Кечу, готовимся принимать веселопедистов, а их все нет и нет. Вдруг на тропе показалась Манюня с рюкзаком. Неужели, все-таки она бросила своих? Что же будут делать остальные, кого Андрюха посадит на место Манюни? А вдруг, Марью? Да они же при таком раскладе обязательно влетят!!! Уже готовимся принимать веселопедистов по частям, когда из-за кустов появляется мокрый Андрюха… Слава Богу, у него хватило сообразительности не садить в экипаж неготового человека, здесь не то место, не та река… Пока обносили рюкзаки, осмотрели порог. Вроде, все более-менее идется, только несколько неприятных бревен в первой половине… Пока что решили вынести Ласточку на берег, а Веселопед оставить там, где я его покинула – у острова.

Пока народ таскал вещи, мы с Медведем начали готовить ужин. Давно пора, уже 20.00. Поскольку 13 суточный пакет был у Андрюхи, а он не понятно когда вернется, достали 15 – у Медведя.

Ужин состоялся уже в кромешной темноте. Народ старается не показывать виду, но чувствуется, что все в шоке. Женя с Мариной в сторонке шушукаются, похоже, обсуждают кандидатуру на мое вакантное место… Однако принятие окончательного решения отложили на завтра… Уставшие, мокрые и расстроенные улеглись спать. В голове у меня всю ночь вертелась фраза, с горечью брошенная Димой – “коней на переправе не меняют - c Машей или Медведем не пойду”.

Глава 11. Б-р-р…

8 августа, понедельник
Будильник – 6.00. По тенту кап-кап. Блин, дрова сырые, вчера едва чай вскипятили, сейчас будет то же самое. Б-р-р-р, какая пакость на улице, холодно и мокро, но вахта есть вахта. Будим всех, завтракаем. За сборами решаем, как же дальше будем жить. Женя отзывает Медведя в сторонку и начинает ему что-то втолковывать – похоже, командир все-таки решился на замену. Но за ночь я подостыла, да и Диму жалко. Соглашаюсь остаться в экипаже, только пусть Андрюха меня не трогает.

Пока возвращаемся к Веселопеду, пока гоним его до Ласточки, пока то да се – время уходит, уже бы и пообедать, но сначала надо решить вопрос с Кечу.

Женя дает добро на прохождение порога, только после последнего неприятного бревна. А когда обносились, обнаружили рваную рану “на любимой попе”. Похоже, где-то неосторожно стартовали и проехались по острому камешку – очень уж аккуратный порез сантиметров пяти на одном из чехлов Веселопеда. Расстроились, конечно. Но делать нечего – надо ликвидировать аварию, и перед обедом, на этой же стоянке Ирина с помощью иглы, плоскогубцев, куска тезы и Димы произвела операцию наложения швов.

Порог Кечу

А после обеда мы, веселопедисты, прошли Кечу – и всего-то разок на камешке посидели левой гондолой.

Собрали шмотки, унесли их дальше по тропе к порогу Боливар. Здесь нехилая булька, поэтому выставили фото- и видеооператоров. Нас пустили на прохождение первыми. Как нас там знатно колбаснуло видно на видике, словили самую крутую бочку – Ирину чуть из седла не выбило – мотануло, как куклу. Чудо, что лицо себе не разбила о раму... Еще достался хоро-о-оший вал. Круто!!!

Следом идет Ласточка – все прошли бочком и крайне удивились, что нас так колбасило. Так мы же шли центром!

Марина: Фиг вам! На том же видео замечательно видно, что мы прошли по вашей же траектории, только зашли четко по языку слива, а вы как-то боком, так что не надо ля-ля…

Порог Боливар

За Боливаром привязали вещи и усадили пассажиров. И вперед – к вечерней стоянке. Вскоре разведанные места закончились, чалимся на островок. Женя ушел в разведку, а мы, сумерничая, дыбаем на гальке. Тут, наконец-то и Андрюха заценил, каково это – часами ждать ушедших, сидючи в сырых шмотках.

Порог Боливар Порог Боливар

Вернулся Женя – плывем 20 метров, а там уже и стоянка перед препятствием № 33, не доходя до устья р. Бельсу. Блин, а ждали целый час. Пока стартовали Ласточку, Андрюха углядел острый камень, прочерченный чем-то синим…

На чалке в очередной раз чуть не задавили Саньку, а не фиг бросаться под колеса, мало ли что помочь хотел... Стоп! Разгружаем кат! Ой-е, опять дырка, да приличная такая – двойная, каждая сантиметров по 20 будет. Два порыва за один день – это уже не смешно! Придется шиться.

На стоянке веселится народ – обнаружили следы пребывания здесь Чипа и Дейла – у костровища валяются знакомые “сказки” (лоции). Но не единого словечка именно для нас… Интересно, когда они тут были?

Переоделись, поужинали. Маша завела оладьи. Подошел Андрюха и, глядя куда-то в сторону, то ли приказал, то ли попросил: “Зашейте кат”, - и исчез в палатку. Машка занята, Ирина заявила, что сегодня уже шилась, и больше не будет! Короче, крайним оказались мы с дневником – это ж не работа! Можно подумать, меня прямо прикалывает заниматься писаниной при свете фонарика, пока народ греется и отдыхает. Однако делать нечего, пришлось расслабиться, так как ситуацию изменить не удалось. Спасибо, Марине – круто помогла. В итоге весь вечер сидели с ней сырые и колупали опять же сырой кат. Когда оладьи были готовы – зарядил дождь. Хорошо, что тент уже натянули – на всякий случай.

Кат сегодня мы так и не дошили – силы иссякли напрочь, завтра... завтра...

9 августа, вторник
Утро. Сыро. Мерзко. Промозгло. Хорошо, хоть пока не капает.

Оу! А кат-то зашит. Спасибо Марине. Вышли опять поздно – пока собрали кат, пока сворачивали лагерь... Привязали шмотки, отправили Машу и Медведя по берегу, проплыли метров 100 и причалили к противоположному (правому) берегу. Опять разведка и обнос вещей.

Отвязали шмотки, уперли их вперед. По дороге объедаемся костяникой – здесь ее уже гораздо больше, и она спелая. По пути назад осматриваем реку – блин, опять неприятный завал. Ну, сколько можно!

Бросок до завала, передернули каты, идем до следующей чалки. Местечко, конечно, выбрали для нашей цели не очень-то подходящее - вдоль берега идет струя, глубоко, бухточки крохотные, и нависают деревья. Но время уже обеденное, на противоположном – низком и удобном бережку резвятся наши Маша и Медведь, дымится костерок. Поэтому чалка будет именно здесь – пора обедать. Оставили Андрюху с Димой на страховке - ловить Ласточку, и вернулись на старт.

Первой, понятно, прошла Ласточка. Её едва удалось поймать под вторым деревом – так и норовила улететь в неизведанные еще дали. Пока ждали веселопедистов, провели Ласточку выше по течению, чтобы освободить место для вновь прибывших. Кроме того, предстоит переправа, почти по перпендикуляру, на другой берег.

При чалке Веслопеда под одним из деревьев выпала Ирина, и Женя её ловил. Точнее не выпала, а выпрыгнула у самого берега, чтобы зачалить кат – и не нащупала дна. Сбегали за рюкзаками, загрузились и переправились на левый берег к Маше и Медведю.

Обед! О! Какой сегодня ягодный день – на жимолость даже не смотрим – стоим на бруснике и костянике. Пока готовился обед, Женя сбегал вперед, нашел место для лагеря. После обеда тащим шмотки, по дороге поедая дары природы. Тропа не везде повторяет прихотливые речные изгибы, иногда она срезает приличные петли, уходя в глубину леса. И мы тоже расслабились – вроде все идется, ничего “такого” в лоции тоже нет – прем по тропе, не огибающей, а пересекающей очередной мысок.

Местечко, присмотренное Женей, нам очень понравилось – живописное: глубокая спокойная заводь – не промахнешься, скалы, смородина, прямо не отходя от костра. Бросаем груз и ломим (опять же через лес) к катам.

Может, замахнем сразу до лагеря, обойдемся без промежуточных чалок? Однако не все оказались столь легкомысленными – Женя с Саней заглянули-таки на тот мысок. Что-то там им жутко не глянулось, и они ратуют все-таки чальнуться сначала на правый берег, чтобы посмотреть проходы между корягами на перекатах и в завалах. Ну, чальнулись, стоим, дыбаем, ждем-с... От безделья занимаемся арифметикой. По нашим оценкам Шавла – 50 км, Аргут – 20, и Катунь – 15. Итого – 85 км. При наших закидонах получается следующий расклад: 85 км пешки “туда” с рюкзаками, 85 км пешки “обратно” к судам, а потом еще и 85 км сплава. Итого пешки минимум 170 км и сплава 85. ВПЕЧАТЛЯЕТ? И это еще без учета времени…

Простая, вроде, арифметика, но дает пинок воображению – разрабатываем сценарий фильма под названием “Туда-сюда-обратно”…

Возвращаются отцы-командиры – что-то уж больно мрачные. И запугивают, запугивают… Впереди разветвленные разбои – река здесь широко разливается, дробится на множество мелких проток, на часто натыканных островках – разлапистые коряги, они же и в русле. Еще раз будет чалка.

Теперь чалимся на небольшой отмели правого берега. Женя дает последние ЦУ: впереди, как раз напротив того не осмотренного нами мыска, притаился трек с хитрым заходом – на изгибе реки две коряги, крутой левый поворот вдоль завала, из которого в русло торчат тоже две приличные деревяшки, и слив на выходе. Дальше спокойный быстроток около трёхсот метров и чалка на ночёвку.

Уф! Пролетели трек на одном духу (нам, чем страшнее опишут, тем лучше пройдем), чальнулись в настоящей бухте. Первый раз попадается такая – округлая, метров 30 в диаметре, настоящая спокойная вода – фантастика!

Сегодня прошли препятствия № 33, № 34, № 35. А наша замечательная бухточка находится на левом берегу перед препятствием № 36, обозначенным в лоции как “Завал”.

На стоянке хохма с 13 пакетом продолжается. Мы накануне поменяли 13 пакет на 15 – не ждать же всем одного. Сегодня пришла очередь 15 пакета. Маша как дежурная просит Андрюху:
- Выдай 13 пакет.
- А сегодня какой день?
- Пятнадцатый…
- Так вот пятнадцатый пакет и доставайте.
Объяснили чудаку ситуацию. Однако уперся, и ни в какую:
- Нет, что хотите, делайте, не дам.

Ну, и ладно, нашим легче – хочет переть лишние 5 кг, пусть прет до конца. Проголодается, первый же взвоет…

В бухточке народ пытается рыбачить. Маша с Ириной занимаются оладьями и киселем. Постепенно народ начинает плавно растекаться по палаткам. О гитаре и не вспоминают: Саня сразу после ужина падает спать, Марина в обидках на Машу за то, что та отказалась носить гитару берегом, и приходится возить инструмент на кате. Марина: Как песен требовать, так Марья громче всех кричит, а как гитару поберечь (а бульки здесь знатные, захлестывает классно, к тому же при первом киле гитаре пришлось не сладко)… Короче музыки не будет. Когда кисель уже разлили по кружкам, начал накрапывать дождик, поэтому все быстро свернулись.

Как потом оказалось, в эту ночь практически все сказали спасибо киселю! По несколько раз сбегали под дождик, который как зарядил с вечера, так и лил всю ночь. Сквозь сон только и слышалась капель по тенту палатки. Мрак. Голубое небо, солнце, звезды – это уже просто сказка, мечта.

10 августа, среда
Подъем. Блин, как жить-то при такой погоде??? Завтракаем под тентом - льет. Бр-р-р, холодно. Синяя палатка сразу после завтрака улеглась обратно – жирок откладывать. Мы с Ириной, Мариной и Женей собираемся… А теперь ждем оставшихся. Задолбали! Каждый день по 1,5 -2 часа ждем то одних, то других.

Маша и Медведь залягают в палатку – дальше спать, им спешить некуда, успеют, пока мы будем ходить туда-сюда. А мы, навьючив рюкзаки, уходим дальше по тропе. Цель сегодняшнего дня – пор. Неустроева. Вдоль тропы в шикарных мхах краснеют тьмы брусники и костяники, придорожные кусты богато увешаны смородиной – пасемся и запасаемся впрок, на обед и ужин. По правому берегу тянутся скалы. Внизу классно булькает водичка. Блеск! Если бы еще и небо не плакало...

Похоже, дошли, наконец-то, до порога. Народ потыкал пальцами в лоцию – вот эта осыпь, только что пересекли, а во-он и скала на том берегу… Точно, он. Кинули рюкзаки и на обратном пути уже шли, осматривая препятствия.

Ура! Женя дал добро на прохождение! Сливы в пороге классные – эх, поколбасимся! И вдруг мимолетный взгляд зацепил нечто замечательное – о! мираж!!! Или глюк!!! Там, куда нам предстоит сегодня плыть – синее небо и, похоже, пытается проглянуть солнышко. Дружно молчим о несбыточном, чтобы не спугнуть возможное счастье. Отныне “это” определяется только следующими словами: глюк… заглючило… глюкануло.

Обедаем в старом лагере, проставляем фотографов и видеооператоров и беспроблемно проходим 36 препятствие. Дальше чалка на правый берег для осмотра порогов Лестница и Неустроева. Женя дал команду – загорайте, а сам с Андрюхой ушел на предмет уточнения – осматривали-то с левого берега. За ними потянулись Санька… Марина. Марина: Прошли такое классное место – глинисто-каменистую осыпь, широким полукругом стекающую в реку. Похоже, след давнишнего селя. Не удержалась, отстала от мужиков, погуляла здесь. Если абстрагироваться от всего, что выходит за пределы этого следа, можно представить, что находишься где-нибудь на Луне.

Шляясь по лесочку, я обнаружила останки (череп) какого-то животного, а Марина вернулась с осмотра с козлиными рогами и очень сокрушалась, что не взяла с собою фотик – вид просто феерический. Вода в реке резко, буквально на глазах, за последние пару часов изменила цвет – к молоку щедро добавилось кофе. Представьте себе – мутный коричневый поток в лучах заходящего солн… ой, что это я – это же просто глюк… Уровень воды поднялся см на 20-25. Вот он – паводок, что и предвещали нам Чип и Дейл. Очередная чалка на левом берегу. Совещаемся – что делать? Идти? Утренние симпатичные бульки сейчас выглядят просто устрашающими. А вода все напирает и напирает на берег.

Решили частично обнестись, и пройти только нижнюю часть порога. Блин, вот обидно! Еще с утра можно было замахнуть его целиком. У Димы в очередной раз “опустились руки” - когда можно было спокойно идти, мы стояли, теперь же… Эх, опять таскать кат! Когда же мы на нем ехать будем, а не он на нас?! А может зря это мы, может, стоит рискнуть? Но Женя подводит итог – его прогноз успешного прохождения 50:50 – прет, мол, прилично, и мяукнуть не успеешь…

Чалимся перед лагерем. Во, блин, когда мы тут были в последний раз, никакого островка не существовало – здесь был сплошной берег. А сейчас небольшая протока отделяет место нашей чалки от лагеря. И вода все прибывает… Как бы ночью в Титаник не сыграть.

На образовавшемся каменном островке ребята разложили костер до небес – искры улетают метров на 10 вверх, и устроили там великую просушку мокрых шмоток. Глядя на них, мы тоже приползли со своими штанами. Но нас надолго не хватило – так хочется спать! Пока болтали, в тамбуре замаячил с фонарем Медведь, изъявивший желание просушить наши полотенца. Минут через 10 припер уже почти сухие. Пока он укладывался, мы сбегали в корень (не буду уточнять, где это – кто знает, знает и так, а кто не знает, его проблемы). В лагере тишина. Как так, неужели все уже спят? Да нет же, у костра кто-то шаманит – то маячит, то на камни ложится. Оказалось, это Андрюха спутники считает.

И, между прочим, сквозь кроны деревьев просвечивают звезды… А-а-а, тоже глюки.

Глава 12. ЧЕРНЫЙ ЧЕТВЕРГ

11 августа, четверг
Утро опять встретило нас уже привычной неприветливой серостью. Периодически дождик начинает то накрапывать, то откровенно поливать. Над рекой клочьями плавает туман. Но настроение приподнятое – ближе к цивилизации, к пиву. Впереди, по лоции, нас ожидает спокойный участок, попробуем дойти до устья Шавлы – устроим дневку. По описаниям там живописное местечко. Стартуем с грузом, но (на всякий случай) без пассажиров – Марью с Медведем Женя отправил вперед на час раньше. Это-то нас и спасло… Ласточка стартует первой…

Маша: Идем с Медведем в предвкушении сегодняшнего полнокомплектного движения нашего транспорта. Немного ворчим – могли бы и сразу посадить. Медведь убежал вперед. Свистит. Я подхожу к берегу. Опа-на! Да тут приличные валы. Река резко сужается, справа скала, слева мощная сыпуха. Медведь говорит – “Надо бы на камеру снять, интересно, как они тут с вещами проходить будут”. Идем дальше. Ну, ни фига себе валы – по 3-3,5 метра, и идут подряд друг за другом. Больше похоже на порог, а не на “спокойный участок реки” - как нам обещали. Эх, лоции надо внимательно читать. И как собираются они это проходить, да еще груженые??? Медведь: “Да тут не снимать надо, а спасать”. Бежит назад - принудительно чалить. Я пытаюсь пройти вперед – но страшновато – осыпь шевелится, а внизу вода. Бросаю рюкзак рядом с баулом Медведя, и иду к нему. Встаем друг за другом метров в 30. Договариваемся, что Медведь будет активно жестикулировать, показывая всем своим видом, что “дальше идти нельзя, чальтесь”. А я чуть ниже буду ловить. Стоим, ждем. Наконец, появляется первый кат – Ласточка. Они как увидели Медведя, сразу же зачалились прямо на него.

Марина: Идется просто замечательно, ну и что, что на небе ни просвета, а над рекой стелится туман. Проходим первый поворот… второй… вылетаем из-за третьего… на правом берегу мельтешит Медвежонок, руки его работают в режиме пропеллера, и в глазах такое, что непроизвольно начинаем отрабатывать экстренное торможение, разворот, и выгребаем, выгребаем, выгребаем к берегу… выкидываемся корпусом на траву… Медвежонок подхватывает нас… УФ! “Что случилось?” “Да, сами посмотрите…”

Проходим вперед – мама дорогая! – а там такое творится… На коротком участке (метров 150) река собирается в кучку – ширина ее здесь метров пятнадцать – уклон русла видно невооруженным глазом. Слева – скальная стенка, справа – крутая, широкая осыпь, и среди всего этого безобразия несется грязный бурный поток. Стоит хор-р-роший вал. А внизу, ниже осыпи вода обрушивается на огромное бревно, лежащее поперек основной струи. Мощь потока такова, что великанский ствол кажется на его фоне спичкой, но спичкой, хорошо забитой в замочную скважину. Вот так-так! А в это время Медведь ловит Веселопедистов. Исподволь подкрадывается мысль, а что же тогда вчера мы обнесли – это ведь явно порог Неустроева.., ну, очень похоже. Хотя сегодня утром я несколько раз пытала Женю – “…а ты уверен, что это был Неустроев?” Народ дружно бросался доказывать мне, тыча пальцами в лоцию – “…вот осыпь, а вот скалы…”

Время вышло и мы стартанули – метров 500 и чалка. Экстремально: боком врубились в бревно, шаркнулись по подводным камням. Я повела по бревну кат – с берега кричат – ступай в воду, тут мелко. Хлоп! Да уж, мелко – по пояс. И чего сушилась вчера? У народа на берегу глаза большие – похоже впереди что-то интересненькое. Идем посмотреть – ба-а-а. Вот он какой - порог Неустроева. Круто, чуть не влетели – осталось метров 50. Отдельная благодарность Медведю. Если бы не он, точно бы влетели! Вот сегодня я увидела, как на промежутке 150 метров перепад высот составил 5 метров. А ведь вчера – на первом “Неустроеве” я долго докапывалась до Димы, чтобы он показал обещанное в лоции крутое падение русла. Да и сила вчерашнего порога вызывала сомнение – ведь Неустроев по мощи второй после Уйгура. А вот она и крутая осыпь, за которую мы вчера приняли осыпь у ручья.

Женя сходил на разведку. Мы, пока его не было, усобирались черной красной смородины, которой здесь тьма. Женя вернулся: “Все идут за мной” и завис… 20 минут ждали, у членов нашего экипажа сдали нервы… и мы тронулись немного раньше.

В спокойном состоянии реки, тропа здесь, очевидно проходит вдоль осыпи, но сейчас большой ее участок – метров 15 полностью ушел под воду. Причем в самом неприятном месте – крупнокаменистая осыпь здесь переходит в плотно утрамбованный крутой (порядка 45 градусов) мелкозернистый склон – очень похоже на след старого селя. Двигаться по нему, даже без рюкзака весьма неприятно – уцепиться не за что, и ноги не держатся – вбить ботинок в эту фигню практически невозможно. А на предполагаемом месте тропы несется вспененный поток… Так что пытаться поискать здесь путеводную нить никому даже не приходит в голову – жутковато. Поэтому Женя решает идти верхом – там, вроде, не так круто…

Через 20 минут Женя нас догнал и полез в лоб по краю осыпи. Маша осталась внизу, мы с Димой и Ириной пошли по центру осыпи. Блин, вот это геморрой – все сыплется, не держится… Я по середке успела проскочить вперед всех. А следом началось… Народ сверху что-то кричит, в непонятках оборачиваюсь и понимаю – не мне, Маше, которая зависла с рюкзаком внизу, и на нее падают камни, а она застыла на месте. Ей маячат – уйди, сними рюкзак и отойди, но Марья не реагирует, похоже, она прочно впала в ступор.

Маша: Меня в этом походе явно не замечают, или не хотят замечать. Ничего толком не говорят, никто ничего не знает. Начинаешь спрашивать всех подряд: “Что делать? Какие планы? и т.д.” все открещиваются, мол, сами ничего не знаем, жди и не мешай, в общем, отфутболивают. (Марина: А чего же постоянно спрашивать – просто поприсутствуй на вечерних разборках или на утреннем совещании…). К середине похода я перестала интересоваться картами, лоциями и вопросом “что и как мы сегодня будем делать?”. Так и в этот раз. Собираю смородину, дело идет к обносу, а эти действия обычно затягиваются на до-о-олгие часы. Вижу экипаж “моего ката” берет рюкзаки и вперед, я за ними. Мой рюкзак лежит чуть дальше на осыпи, около берега. Одеваю его и карабкаюсь за Манюней. Чуть выше вижу Ирину, которая снимает все на камеру. Все вроде нормально. Иду параллельно берегу. Булыганы закончились, карабкаюсь по плотному глиняному желобу. На большом, твердо стоящем камне, пытаюсь отдохнуть, присесть. Вдруг в метре пролетает камень с кулак. Поднимаю голову. Метров на 20 выше Дима, всем своим видом показывая, что извини, случайно сорвалось. А еще выше, почти на самой вершине осыпи, идет экипаж Ласточки. Внезапно у кого-то из-под ног выскакивает крупный булыган и летит вниз, причем пока он прыгает, срываются еще несколько камней. И вся эта груда летит прямо на меня, причем траектория полета у каждого камня своя. Пока смотрела наверх, потеряла равновесие, ноги стали скользить – пришлось сбросить рюкзак (с ним не очень то отпрыгнешь). Уворачиваюсь от камней. Камни не задели, пролетели мимо. Наверху люди стоят, замерев, активно жестикулируют – уходи в сторону. Но теперь меня волнует другое, как одеть снятый рюкзак, когда под ногами все скользит и упереться некуда, а в любой момент от вышестоящих снова может полететь. И бросить рюкзак не получается – перестаешь поддерживать, и он под уклоном съезжает вниз (в порог). Пытаюсь двигаться обратно, получается не очень. Так и зависла на более-менее устойчивой полке. Пока на помощь не пришел Дима и не помог с рюкзаком.

Марина: Прем и прем вверх. Впереди – командир, под самым большим рюкзаком. Я иду вторая. За мной карабкаются Санька, Польша и Ирина. Остальные почему-то мелькают где-то внизу, почти под нами. Женя машет руками и орет им, чтобы поднимались выше – мы же сейчас их ненароком засыплем камнями. Андрюха, Дима, а за ними и Медведь поднимают головы, и быстро меняют траекторию движения. Только Марья упорно идет в ранее заданном направлении. Орем уже все – ноль реакции. Вот, блин-н-н… Мы сейчас находимся метрах в ста выше нее по склону. Еще чуть-чуть… и камни заканчиваются. Дальше каждый шаг дается с большим трудом – приходится выскабливать щербинку в жесткой, чуть ли не сцементированной массе, осторожно переставлять на нее ногу, да еще стараться урегулировать маятник рюкзака. Когда вниз полетел первый камень, все судорожно замерли – внизу, прямо под нами колупалась Марья – даже отсюда было понятно, что она впала в струпор. И вот в такой позе – замерев на полушаге, полулежа на склоне (держаться там абсолютно не за что – может, хоть так не слиняем вниз), уцепившись за малейшие призраки трещинок всеми чудесами и стараясь не дышать – не дай Бог уронить еще что-нибудь, мы и прожили за 15 минут по десять жизней. Пока не пришел Дима и не спас нас, уведя Машку в безопасное место… Спасибо тебе, Дима. Если бы не ты, то еще через пару минут численность нашей команды могла бы резко сократиться – или кто-то не удержался бы и слинял вниз, или камешек какой скатился бы Машке на голову, или то и другое в одном флаконе… И что бы там Марья потом не утверждала по поводу удобства наблюдения за летящими камнями из неподвижного положения, мне кажется, что этой картиной значительно лучше любоваться со стороны…

Но самый геморрой начался на спуске – здесь не держались даже крупные булыганы, хоть на попе съезжай. Уф. Уже внизу, и мысль бьется в головке – а как же каты нести???

Ну, слава Богу, переход через “Альпы” завершился без потерь. Когда спустилась Маша – ей влетело за неправильное поведение в опасной зоне – и за то, что шла раньше Жени и за то, что не отошла во время падающих камней.

Только мы спустились – закапал дождик. Ну, началось! Перед решительным броском за катами решили подкрепить угасающие силы. И параллельно пытались понять, как же все-таки здесь можно обноситься? Нам (девочкам) это казалось чем-то сказочно-нереальным. Женя же был настроен решительно – “ну, в конце концов, разберем суда…” Марина пыталась предлагать другие варианты – например, провести по воде вдоль бережка: натянуть веревку через неприятный участок и на карабине пустить по ней суда… А Санька в это время тихонько удалялся в сторону осыпи. Обед варился, дебаты разгорались все жарче… А Санька уже мелькал где-то по ту сторону провала… Он прошел порог Неутроева, причем в одиночку и против течения…

Оказалось, что там нормально идется и, в общем-то, даже неглубоко – всего по колено. Блин, нет, чтобы сразу попробовать пройти тропой. У Жени явно девиз: “Настоящие герои простых путей не ищут”.

После обеда мужики перетащили оставшиеся вещи и каты уже низом. Нет, чтобы заранее проработать этот вариант! А то потратили кучу времени и сил на обход по вершине сыпухи!

Итак, мы прошли порог Неустроева минимум 3 раза – 1 верхом, 2 низом (и четвертый раз еще вчера). А Санька не менее 5 раз.

Пока мужики перетаскивали суда, мы выбрались на осыпь и под сыплющимся дождем снимали порог, мужиков, собирали для личных коллекций первые Шавлинские камушки. А потом запаковали рюкзаки и потащили их вперед на своих горбах.

Пятнадцать минут сплошного надругательства над организмами – в лесу все тропы подтоплены – река вышла из берегов, и вода пошла лесом, тропа постоянно уходит в реку, сплошной бурелом – там через бревно лезь, тут под бревном, здесь ветки берегись… Наконец уперлись в скальную стенку, дальше идти некуда – глубоко. Справа через неширокую протоку – островок. Перебираемся на него вброд по двое-трое. И что? А дальше-то куда? Опять что ли вброд? Женя и Андрей попробовали, было, но желание отпало само по себе, когда вода дошла Жене до самого не хочу и начала подниматься выше.

Ну, все – пришли! Бросаем здесь рюкзаки и Марью с Медведем, а сами возвращаемся к катам – будем налаживать катамаранную переправу. По пути по возможности просматриваем фарватер на его пригодность для прохождения. Река здесь периодически ветвится, и островки не дают возможности увидеть, что делается в правых протоках, поэтому без вариантов решаем идти вдоль левого берега. Но здесь имеется одно проблемное местечко – неприятное бревно поперек русла. Подойти поближе к нему не получается – река залила всю округу. Поэтому решаем, что подгрябаем поближе, зачалимся – во-о-он там, вроде, есть куда, а там будем решать, что дальше делать.

Но Черный четверг продолжается. Садимся на кат – сегодня мы идем первыми. Гряб-гряб, вылетаем на стрелку острова и уходим в левую протоку. Бревно поперек реки заметили враз. Чуть ближе – еще одно бревно вдоль левого берега – к нему и чалимся. Развернуло моим бортом – мне и чалиться. Выпрыгиваю на бревно и чуть не ныряю носом – скользкое, гадство. В одной руке весло, другой держу кат. Кат сносит – то ли отпустить, то ли плыть с ним, держась за раму? Вопросов море, хорошо остальные вовремя сообразили и хором взялись за весла. В это время я зацепилась за какую-то корягу – вроде все-таки держу, одной ногой через верх цепляюсь за бревно. И тут на помощь подоспел Медведь. Уф! Спасли положение.

Пытаюсь за бревном нащупать дно – а нет его! Приходится стоять на распорке – чуть ли не на шпагате – одна нога на камне, другая на бревне. Уже втроем – Медвежонок, Ирина и я вытаскиваем кат. Класс! Второй раз за день искупалась. А водичка здесь бр-р-р. Так что пока ждем Ласточку, начинают стучать зубы. А вот, наконец, и они. И начинается очередной геморрой – проводка катов через лежащее поперек русло бревно. По колено в воде, к берегу не подойти – кусты, бурелом, глубоко… Общими усилиями едва провели. Зуб на зуб не попадает, и лица у всех какого-то голубоватого оттенка...

Стоять в воде больше нет никаких сил – рассаживаемся с Ириной по местам. А дальше надо бы как-то перебраться на остров, где остались рюкзаки и Марья с Медведем. Но отсюда несет в правую протоку, а оттуда к острову не зачалиться. В левую же попасть трудно, поэтому мы с Ириной заправляем нос, а ребята выправляют кат с берега вдоль коряги. Кидаем Медведю и Маше чалку – чальте нас, а ребята идут вброд. Уф! Пришли. Дожидаемся Ласточку. Теперь уже не то что зуб на зуб не попадает, а колбасит целиком, бьет мелкой дрожью.

Налаживаем переправу. Женя дает команду – перевозить по 2 рюкзака. На носы нашего ката усаживаются Санька с Димой, вяжем 2 рюка – и вперед – выпускаем веревку. Жаль, что идет дождь, и камера убрана подальше в герму – это такое комичное зрелище!.. Народ просто уписался. Эти два чувака придавили нос, корма ушла вверх – так их и довели до прибрежных камней. Санька хотел, было спрыгнуть на берег, но не успел – течением их скинуло вправо - в пенную струю. Мы давай обратно выбирать веревку. Кат колбасит в потоке. И вся эта живописная группа на кате неописуемо похожа на танцующих утят – нос вниз, корма вверх, и егозит хвостиками кокетливо вправо-влево, вправо-влево – на грани переворота через нос. Народ на берегу тоже сотрясается, только уже от хохота. В это же время Женя командует “вытягивай, вытягивай”. Дружно выбираем веревку, пытаясь что-либо разглядеть сквозь слезы от смеха. Вторая попытка оказалась более успешной, и наш десант высадился таки на берег. Санька вернулся обратно. Переправили Медведя и 2 рюкзака, затем Женю и 2 рюкзака, Машу и 3 рюкзака (пока Женя не видит) и еще 3 рюкзака. (Маша:Наши гестаповцы - два Саньки в новых шлемах, похожих на немецкие каски времен второй мировой, плюс одеты одинаково – черные штаны и куртки. Вид у них в полном обмундировании просто потрясающий – одним словом – фрицы)...

Пока переправляли оставшихся, Женя сбегал на разведку. Последней переправой вернули всех гребцов. Впереди нас ждет Сайлюгем. Как будем его переходить пока непонятно, а дальше на лоции нарисована скальная стенка – значит, наверняка негде стоять. Придется идти дальше. Ну, уж нет, на сегодня хватит – уже 18.00 часов. Всех, абсолютно всех, колбасит. Сегодня получился ГЕМОРРОИДАЛЬНЫЙ проход. Делайте, что хотите, но встаем, хоть где.

Идем с рюкзаками до Сайлюгема, разводим костер до небес – греемся, сушимся. Где палатки ставить – непонятно. Места здесь мало – узкий мысок, ограниченный с одной стороны Шавлой, с другой стороны бурным потоком Сайлюгема, густая чаща леса, и только на самом острие мыска имеется небольшое пространство для костра. Но нам уже все равно. Между елок приглядываем пятачки для палаток – сойдет.

Подходит Маша и сообщает, что метрах в 100 выше по притоку, удобная галечная площадка для лагеря, но народ уже расслабился, и никто не хочет опять напяливать на себя тяжелый и мокрый рюкзак. И только Андрюха начинает зудеть – пойдем туда, да пойдем туда – задолбал, точно ведь не отвяжется. Отправляем его - нехай идет и посмотрит!

Возвращается: “Вы как хотите, а я буду спать там”. Делать нечего, хватаем шмотки и премся через чащобу. А тут и вправду ничего… Мелкий галечник, ровная открытая площадка. Делаем два костра – один для обсыха, другой для ужина. Перед ужином сегодня полагается по 50 боевых грамм. Класс, наконец-то потеплело. Постепенно шмотки подсохли, дождик перестал накрапывать. Спать. Что нас ожидает завтра – непонятно. Река не дает расслабиться.

Глава 13. СКАЗКА О РЕПКЕ, КАК ИНСТРУКЦИЯ ПО ПРИМЕНЕНИЮ

12 августа, пятница
Новый день. Он оказался самым драматичным днем нашего похода. Казалось, что Черный четверг, уйдя в вечность, все длился и длился. Но не буду форсировать события.

Пасмурно. Завтрак. Все скидываются Медведю по конфетке за вчерашнее спасение. Вспоминаем, что в прошлом году – на Оне, 12-го августа были четверг, радиалка и баня, а пятница пришлась на 13-е августа. Это был день стапеля и тягостных ожиданий послеобеденного старта, все-таки пятница, 13-е…

А сегодня нас ожидают последние пороги Шавлы (по лоции) – 41-й и 42-й. А дальше только “…отдельные сливы, бочки и прижимы к скальным бомам”.

Маша и Медведь собираются и под предводительством Жени уходят в леса – искать новую стоянку и, конечно, на разведку порогов. Вчерашний день показал – будь бдителен! Вернулся Женя только к 12.00, и мы, получив ЦУ – туда-сюда, влево-вправо, ворота и большой слив, чалимся у левого берега за большим камнем – наконец-то, вышли.

Маневр у ворот удался, только в слив зашли Ириной – ее накрыло по самую маковку. Потом обсудили – здесь только такой вариант и возможен – заход левым бортом. Вот и камень – чалимся, облом, доворот, чалимся, опять облом, доворот… чалимся... упираемся задом в куст ивы. Что? Куда? Уходим на довороте, увозя с собой пол куста. Опять тыкаемся – проносит. На очередном витке подлетает Санька (Ласточка прошла первой, и удачно) и пытается нас удержать. А в это же самое время Дима хватается за дерево, и своим весом опускает его прямо Саньке на голову. Бедный Санька лежит, придавленный Димой и деревом, пока нас не уводит на следующий виток. Мы с Ириной в полной боевой готовности, и в седле держимся одной ногой. Уф! Дотянули в заводь. Прыг-скок – блин, опять по пояс.

Теперь – привязать Машу с вещами – отсюда идем полным составом и без осмотра. Ну, все, пороги закончились, и дальше по лоции будут попадаться только отдельные сливы, прижимы и несильные шиверы.

Решаем, как привязать Машу? За шею на нос – пусть будет нашей богиней-покровительницей? Нет – лучше на корму – послужит рулем – нос влево, нос вправо. А еще ее можно использовать как мотор-водомет. Но все же мы привязали ее прямо по центру между гондол. На Ласточке же решили по-другому, и Медведя посадили на левую гондолу.

Старт был тяжелым – полката находилось на берегу – толкались, толкались, еле вытолкались. С полной загрузкой идется тяжело, но ведь идется. Неожиданно на левом берегу возникает Марина – руками так и мельтешит: давайте, мол, мухой сюда, чальтесь. Опять едва чальнулись – берег высокий и глубоко. Марина (на ней лица нет) с места в карьер – “Мужики, давайте бегом. Бросайте кат, нас с Женей вытряхнуло при чалке, кат ушел. А там такое-е-е…”.

Марина: Грузимся, отчаливаем. Проходим правый поворот… небольшой прямой участок. Впереди виднеется крутой левый изгиб реки, вправо уходит, точнее, только намечено глухое русло. А дальше опять будет резкий правый поворот. Почему-то Санька спрашивает: “Куда дальше?” Женя медлит… Здесь еще можно чальнуться к левому берегу, но команды не следует, и мы неумолимо приближаемся к повороту все ближе и ближе… Пока ничто не предвещает беды.

Еще немного левее и вперед. Открывается следующий кусочек воды – там что-то бурлит. Женя кричит: “Чалимся к левому берегу…” Чалимся? Куда? Здесь берег выше уровня воды примерно на полметра, и быстроток. Но разворачиваем нос и усиленно грябаем к берегу. А Женя все кричит… Тыкаемся носами в берег, нас доворачивает правым (моим) бортом. “Марина, выпрыгивай, держи кат”. Вылетаю из седла, не помню как… Здесь по грудь. Одной рукой обхватываю дерево на берегу, другой цепляюсь за держалку на носу Ласточки, но удержать полностью груженую махину, находясь по грудь в воде, не получается – самой бы удержаться. Ласточка начинает разворачиваться влево. Женя, пытаясь удержать кат у берега, обхватывает ствол ближайшей березы, но результат не радует – капитана просто-напросто выдергивает из седла, как морковку, а Ласточка неудержимо продолжает гнуть свою линию. И вот катамаран с тремя членами экипажа на левом борту, причем, средний без весла, уходит за поворот. А мы бессильно наблюдаем эту картину, наполовину находясь в воде, наполовину вися на березах.

Выкарабкиваемся на берег. Женя улетает вверх по тропе, вслед за ушедшим катамараном. Бегу за ним. При зачаливании у меня уплыл правый тапок, поэтому бежать по камням весьма неприятно – камешки здесь очень острые. Взлетаю на скальный утес, и с облегчение вздыхаю – слава Богу, все живы. Но картинка открывается жутковатая – по центру основной струи на камне стоят Польша с Медведем. Вокруг этого камня небольшой завал, и в нем болтается бедная наша Ласточка, распятая на сучьях, с нелепо вздернутыми вверх гондолами. Не сразу замечаю Саньку. А, вон и он – чуть ниже по течению на толстой березе, лежащей поперек русла.

Я только охватываю взглядом все это безобразие, и несусь назад. Надо срочно чалить Веселопед, чтобы они не влетели, и тащить мужиков на помощь. Хорошо еще, что идем с разбегом по времени – они стартуют через 10 минут после нас. Успею.

Добегаю до ближайшей более-менее приличной чалки. Блин-н-н, они же не успеют выгрестись к берегу – только вылетят из-за поворота… Лечу за поворот. Жду… Ну, да где же они!!! Ага, идут. Начинаю подпрыгивать и размахивать руками. Заметили! Заруливают на меня. Даю отмашку – за поворотом сразу к берегу, и бегом-бегом туда… Вылетаю на берег и помогаю народу зачалиться…

Машка как обычно пытается позадавать какие-то вопросы, но Марина ее обрывает: “Все потом, давайте короче. Там что-то нехорошее…” Тут до нас доходит, что дело-то нешуточное, и нас подрывает, мужики с Ириной уносятся по тропе вверх по склону. С полпути Ирина возвращается за камерой. Мы с Машей остаемся, потом и она хватает фотик и уходит.

Остаюсь одна у ката, слегка вытягиваю его на берег. Иду к месту кораблекрушения – вид сверху открывается просто замечательный – Саня картинно прикуривает на березе, Медведь с Польшей подпрыгивают на завале, кат ушел под завал. Но, как ни странно, каждый стоит со своим веслом – ни фига себе!!!

Марина: Потом уже, после спасработ, узнали, что же там произошло. Для полной ясности сначала нарисую картинку местности. На правом повороте – нехилая шиверка (метров 50), где основная струя и валы идут вдоль правого берега. Дальше – расширение реки и через 20 метров по центру основной струи – огромный булыган с завалом. Слева от булыгана до берега лежит толстенное бревно, а с правой стороны – шлагбаум. Шлагбаум – это ствол не очень толстого дерева, один конец которого лежит где-то в завале, а второй – на правом берегу. Здесь его для удобства прохождения приподняли примерно на метр и уложили на две перекрещивающиеся жерди. Таким образом, пройти это место возможно только впритирку к правому берегу.

Мы же начинали чалиться к левому… Но, тем не менее, ребята сделали все возможное в их положении. Санька взял на себя командирские обязанности, и попытался хоть как-то спасти положение, приняв решение прыгнуть через левое бревно. Для этого он послал Медведя на пустой правый борт. Пока их несло, Медведь успел с левой гондолы перебраться на нос правой, залез в стремена и попытался, было, вооружиться веслом, но вот не успел, да и запасные весла были привязаны под рюкзаками…

Польша: После драматической чалки наших Веселопедистов, садим на каты пассажиров, дальше ничего страшного, судя по лоциям, не ожидается, поэтому Женя решает идти с полной загрузкой и без осмотра. Пока Медведь вяжет свой рюкзак, Марина пытается настоять на том, чтобы Женя все-таки сходил за поворот и осмотрелся, но все ее попытки безрезультатны. А у Медведя никак не получатся надежно закрепить свой баул, он нервничает, вдруг рюкзак выпадет, но мы его успокаиваем “ничего с ним не случится, нам и плыть-то всего пять минут”

Стартуем. Проходим прямой участок реки, впереди виднеется правый поворот. На повороте у правого берега что-то неслабо булькает, под левым берегом быстроток, что за ним никому не видно. Вдруг Женя страшно кричит: “Чалимся быстро влево!!!!!!!!!” А надо сказать, что идем мы ближе к правому берегу, поэтому пересечь мощную струю сразу не удается, нас неумолимо сносит. Наконец тыкаемся носом в берег, в левый, Марина выпрыгивает - воды по грудь, хватает кат, не может удержать его и сама еле держится. Прибегает к помощи березы, свисающей над водой, но нас все-таки разворачивает. На помощь Марине кидается Женя, левый борт усиленно гребет, но и это не помогает, нос уже завернуло на струю - красиво уходим в поворот втроем на левой гондоле… Саня кричит Медведю, чтобы он перебрался на другой борт и хватал запасное весло. Нас разворачивает, тыкаемся носом в камни у берега, но удержатся за них нет никаких шансов, все происходит в доли секунды… А впереди посреди реки стоит камень, на нем навалены бревна, одно лежит в воде слева и через него прет основная струя, справа шлагбаум в метре над водой (все это я заметила уже только когда мы торчали на камне). Только Медведь залез в стремена и попытался выдернуть запасное весло (оно оказалось привязанным насмерть), как мы влетаем боком, правым бортом в завал.

Кат переворачивает и утягивает под завал. Я выныриваю из-под ката. Меня зажимает между гондолой, на которую всей мощью давит струя, и бревном. И что делать непонятно, повернуться и осмотреться нет возможности. Тут между гондол выныривает Медвежонок и по кату перебирается на камень, потом вытаскивает туда и меня. Оглядываемся в поисках Саньки. Оказывается, его снесло правее камня и протащило до следующей березы, болтающейся тоже посреди реки, но в нескольких метрах ниже. Уф, все живы и здоровы, это уже хорошо, правда, холодно и сыро. Думаем, что предпринять в первую очередь, на берегу пока никого не видать… Кат уже стоит не боком, а основательно забит кормой в завал. Сашка кричит, чтобы мы вытащили чалку, пробуем… все шмотки под водой, ничего не видно, а чалка, как и весла, привязана так, что фиг отдерешь, даже в нормальном положении. Медведь все-таки как-то изворачивается и достает ее. В это время на камень у берега пробирается Женя. Кидаем чалку ему. Удачно!

Подбегают ребята с Веселопеда, начинаются спасработы. Первым снимают с березы на морковке Саньку.

Замечаем, что Женин рюкзак наполовину отвязался и хочет отправиться в самосплав, кричим об этом на берег. Нам кидают морковку, прицепляем ее карабином за лямки и срезаем вязки, держите-е-е. Рюкзак прибивает к нашему камню, но с другой стороны, пытаемся вытащить его хоть чуть-чуть, чтобы перецепить морковку, но не так то это просто – полностью нагруженный 120-литровый мешок, да еще насквозь мокрый… Корячимся и так, и сяк…Есть, вроде заземлен. Теперь выбираем на себя морковку, привязываем к одному концу палку и кидаем на берег. Есть контакт! Сталкиваем рюк в воду, и вот он уже прибит к берегу. Ура, у нас есть шанс сесть на поезд.

Дальше провал в памяти… Через два часа после переворота, меня снимают с камня на морковке. Медведь остается там еще часа полтора, пытается сдвинуть Ласточку с места огромным бревном, вместо рычага.

Марина отправила меня обратно сооружать костер. Ух, и запарилась я с ним – небольшой еще кое-как горел, но стоило только подбросить дровишек – от костра оставался только пшик – сыро. Прибежала Ирина уже за основной веревкой (чалку забрали почти сразу). Еще минут через 30 прибежал Андрей за диагональю – мы с ним капитально зачалили кат, я перебрала рюкзак и прибежала к месту кораблекрушения. Тут горел большой костер, у которого грелись уже “спасенные” Саня и Полина. Кат уже вытянули из под завала, но он намертво зацепился чем-то за лежащее поперек бревно, под которое уходила струя.

Марина: Спасработы начались с того, что на камень перекинули морковку. Медведь, уже не знаю как, извернулся и вырыл привязанную на рюкзаках чалку и на морковке передал конец на берег. Ласточку надежно зачалили. Дальше спасали Женин рюкзак – одна веревочка, которой он был привязан к каркасу, оборвалась, и он, со всеми нашими билетами, деньгами и частично с документами, намеревался отправиться в автономное плавание. Но этот момент я прозевала – бегала вязала паутину из веревок для вытягивания Ласточки. Узнала эту историю уже значительно позже, когда через пару часов увидела у костра сушащийся Женин спальник.

Маша: Женин рюкзак, прицепленный на морковку, соскользнул с камня, на который его вытащили Польша и Медведь, и поплыл. Подтянуть его смогли только под нависающее дерево. Андрюха коршуном кинулся к спасенному, и оказался в воде, среди упругих веток, а надо бы еще и рюкзак не упустить. Кстати сказать, 120-литровик, полный воды, весит немало. Подбегаем на помощь мы с Ириной. Андрей кричит: “Держите! Не отпускайте. Там документы, билеты…”. Вцепляемся, тянем его вместе с Андрюхой. Уф! Наконец вытянули!

Марина: Потом настала Санькина очередь. Надо полагать, несладко ему стоять на скользком бревне посреди бушующего потока! Да и толку от него там абсолютно никакого. Ладно, Польша с Медведем могут чем-то помочь – они рядом с катом. А вот Санька болтается на своей березе абсолютно бездарно. Здесь, на берегу, он принесет значительно больше пользы.

Кинули ему морковку – поймал то ли со второго, то ли с третьего раза. Понятно, на бревне трудно маневрировать, как бы не слевитировать… Санька, докурив сигаретку, прицепил карабин через два ремешка спасика, взял весло, осторожненько сполз с березы и попытался достойно дошагать до берега. Но через пару шагов потоком его сбило с ног, окунуло с головой и швырнуло в вал, поэтому на берег он выбрался весь из себя как мокрый цуцик. Причем один ремешок на спасике оборвался…

Но не пошел к костру, а включился в процесс. К этому времени первая веревка была уже натянута, и мы как в сказке – Женя за Ласточку, Дима за Женю, Андрюха за Диму, я за Андрюху – тянем-потянем, вытянуть не можем. Потом натянули еще одну веревку – под другим углом – и опять тянем-потянем, Ласточка вся трясется, веревка натянута, как струна и …все. Закрепляем эту веревку. Периодически Женя выскакивает на камень, лежащий в воде у берега и пытается переорать поток – дает Медведю очередные указания. И Медведь начинает действовать – то орудует огромной оглоблей, вырытой где-то в глубинах завала – пробует ее в качестве рычага, то привязывает очередную веревку к раме ката, то пытается рассмотреть, что же и где держит нашу Ласточку…

Часа через полтора уже налицо результат – Ласточка слегка вышла из-под завала и развернулась параллельно бревну, но все еще не поддается нашим усилиям. И процесс продолжается – тянем изо всех сил за одну веревку, закрепляем ее и перебегаем к следующей… следующей…

Дошла очередь и до Польши – она уже два часа стоит, сырая, на этом проклятом камне. Опять кинули морковку, Польша прицепилась и маятником пошла… прямо в кусты. Там ее и выловили. Ради такого дела Манюня выпотрошила свой рюкзак и через полчаса Польша, уже переодетая в Манюнины тряпочки, грелась у костра. Она рассказала, что уплыл мешок с тентом, ремнабором и лягушкой. Этот мешок был привязан сверху на рюкзаки, и его оборвало первым. А еще в нем была моя пенка… Помимо этого мешка, отдельно были привязаны еще два – с гитарой (там еще были удочки) и с котлами. Об их судьбе Польше ничего не было известно. Кроме того, оборвало рюкзак Медведя, но он застрял в завале. Медведь, еще утром, когда мы садились на кат, жаловался, что не может толком закрепить свой рюкзак – у него порвалась какая-то лямка, и поэтому… ну, да ладно, здесь недалеко… Так и оказалось.

И только Медведь нес бессменную вахту на камне посередине реки. Тут мне пришла мысль попробовать перевернуть Ласточку с головы на ноги – тогда она сама выйдет из завала. Но для этого надо было привязать еще одну веревку – по центру дальней продолины. Медведь сполз на самый краешек каменюки, кое-как дотянулся и непослушными руками с третьего раза завязал требуемый узел. И опять началось – тянем-потянем… Да, что же там такое! Почему не идет? Очередная мысль приходит в Андрюхину голову – надо под веревку подвести высокий дрын, чтобы наше усилие шло сверху. Мужики находят подходящую палку, пропиливают в ней нечто вроде паза, вставляют туда веревку и устанавливают палку стоймя. Андрюха держит дрын, чтобы не упал, а мы тянем-потянем… Ласточка уже полностью вышла из-под завала и лежит практически перпендикулярно бревну между камнем и берегом, но с места не сдвигается. Вот, напасть!!! После этого решаем вытащить Медведя – все равно он больше ничем помочь не сможет, все, что мог, он уже сделал – и так мерзнет четыре часа. Снимаем его морковкой, как и остальных. Все проходит благополучно. Дима ловит в кустах замерзшего в кость Медведя, но не одного, а с добычей – в руке тот сжимает удочки. Удочки плыли в мешке с гитарой. Как разобрался мешок, и куда подевалась гитара, непонятно – ни Польша, ни Медведь ее не видели. Всплыли только удочки. Медведя тоже отправляем к костру, где Манюня выдает ему остатки своих сухих шмоток.

Дальше было уже несколько проще – Ласточка теперь лежит в самом узком месте, и Саньке удается использовать ее в качестве моста. Он перебирается по ней на камень, отцепляет свой 120-литровик, попутно сняв с его бока топор (вовремя!), и вывешивает его на морковку. Но подвести рюкзак к берегу пока не удается – мешает катамаран. Оставляет рюкзак болтаться на привязи и возвращается к нам с новостями. Чем Ласточка там держится, он так и не понял. Но рассказал, что один рюкзак там еще остался – Польшин, а моего совсем не видно. Мысленно прощаюсь с рюкзаком – жалко, он у меня такой классный – Red Fox, да и привыкла я уже к нему… Вспоминаю, что же там у меня было – палатка, аптечка (в очередной раз радуюсь, что она сегодня не пригодилась), спальник (новый) и личные шмотки… Хорошо, хоть мои продукты уже съели. Шмотки, конечно, жалко, но без них можно обойтись – соберут с миру по нитке, не дадут умереть, да и без палатки перебьемся – потеснимся, лишь бы аптечка не пригодилась и дальше…

Делаем очередную тяни-толкайскую попытку, но опять безуспешно.

На завал отправили Димку с ножом – срезай все подряд, дальше тянуть некуда, скоро уже начнет темнеть. У Димки еще на пошутить силы находятся: ”Иду только ради твоего рюкзака, надо же спирт спасти” – это он мне. Дима перебирается по кату, наклоняется и начинает какие-то непонятные отсюда манипуляции с ножом. Что-то, кажется, перерезает – и слышим только его вопль – «Гондола!». И вдруг одна гондола провисает и начинает быстро сдуваться. Дружно налегаем на веревку – эх, раз, еще раз – и неожиданно кат начинает двигаться к берегу. Ловим его все в тех же кустах, вытягиваем на травку, переворачиваем и, о, чудо! – видим все-таки два рюкзака – Польшин все еще привязан к раме, а мой волочется следом за катом на одной-единственной веревочке. При более близком рассмотрении оказалось, что водой расстегнуло молнию на клапане, и вымыло оттуда все, что там было, в частности, посуду. Польша тоже осталась без КЛМ – ее комплект ехал в наружном кармане, который тоже расстегнуло, и все его содержимое благополучно уплыло...

Но эпопея на этом не закончилась – на завале все еще остается Дима. И теперь он пытается спасти оставшиеся там рюкзаки. Спускается на поперечное бревно, и, сопротивляясь потоку, сколько может, ползет по нему, стараясь ногами нащупать нашу поклажу. Оп-па! Вот только теперь ушел из-под бревна рюкзак Медведя. Подпрыгивая на валах, он проплыл мимо нас по основной струе – все только проводили его взглядами. Был момент, когда, казалось, его занесет в те самые кусты, но момент промелькнул вместе с рюкзаком. Мы с Машкой не спускали с него глаз до самого поворота – он так и уходил по основной струе, нигде не задержавшись.

В завале теперь только Санькин рюк. Едва Дима перетянул веревку и выпустил рюкзак из-за камня, как его тоже утянуло точно на центр реки. И пока мы копошились и решали, как его спасать, оборвалась веревка на морковке, и этот рюк тоже ушел за горизонт тем же путем. Теперь уже спасать было нечего. Гитара, тент – хрен с ними. Да и без лягушки тоже обойдемся. Самое печальное, что ушли котлы. Как мы будем без них??? И несколько суточных продуктовых пакетов…

Все в тех же кустах принимаем Диму… И только теперь посмотрели на часы - спасработы велись с 14.12 до 19.30. Уф-ф-ф… Устали, перемерзли, перемокли, голодные – без обеда, и непонятно, как и когда будем ужинать… Марина: Только сейчас обнаружила, что так и проскакала все спасы в одном тапке… Отдаю Димке фляжку со спиртом – заслужил. Но ставлю условие, чтобы хватило до конца похода. Забегая вперед, скажу, что он оказался рачительным хозяином, и на последней стоянке – уже на Катуни, во фляжке еще булькало не менее половины драгоценной жидкости…

Но расслабляться еще не время. Надо как-то устраиваться, выкручиваться… А тут еще и дождь, периодически робко начинавшийся, наконец-то полил в полную силу. Но тент уплыл, а сушиться как-то надо… Вспоминаем про баню – ура! там же куча полиэтилена! Развешиваем его у костра, и процесс продолжается. Женин спальник уже практически сухой, Маринин тоже начинает доходить… Ставим палатки. Параллельно решаем по спальникам – три ушли, один был в рюкзаке у Медведя, и два – у Саньки. Маринин и Женин – сырые. А так же напрочь вымокла палатка, которая была у Марины в рюкзаке… Лихорадочно сушимся.

Вот это выдался денек! Что делать? Как дальше жить без котлов? У нас осталось 6 комплектов посуды на десятерых, причем, у Андрюхи посуда пластмассовая. Первая проба – ужин. Самое простое, что нам приходит на ум – пюре, сыр, чай. Воду для готовки кипятим в кружках на углях. Все пальцы сожгли, но поняли, что с голоду мы не умрем.

К этому времени уже полностью решили, как, кто и с кем будет сегодня спать. Мы, как и прежде остаемся втроем в Машиной палатке и делаем комбайн. Остальные ютятся в синей (большой) палатке, пока не высохнет Маринина. Ирина с Димой из своих спальников уже тоже мастрячат комбайн и берут к себе Андрюху. Андрюхин спальник, как самый большой переходит во временное пользование Польше с Саней – они со знанием дела говорят, что влезут в него вдвоем. У Марины и Жени спальники, вроде, подсохли. Так что все ОК.

Перед сном Женя с Саней разобрали Ласточку и развесили ее под тентом на просушку – завтра идем пешком, причем, как сказал Женя, до Аргута, “…а там посмотрим”. Здесь, как он объяснил нам свое решение, начинается череда бомов, и нет никакой возможности сделать разведку. А сегодняшний день показал, что (дальше уже цитирую Саню) “…спасработы обходятся нам слишком дорого”. Караул! Как же мы пойдем?? И вообще, на все про все остается только 5 дней – 18-го вечером в устье Чуи нас будет ждать машина. И если мы на нее не успеем… то потом не успеем на все паровозы – а у нас их два… Может, все же аккуратненько и осторожненько поплывем? Но Женя неумолим. С этим и укладываемся спать. Завтра рано вставать – в 6.00, как только начнет светать – неизвестно сколько провозимся с завтраком, а потом с разборкой нашего ката и упаковкой лагеря...

Глава 14. НОВЫЕ РОБИНЗОНЫ

13 августа, суббота
Марина: Ночка выдалась еще та – казавшиеся просохшими спальники, просохли только снаружи. И стоило только прилечь, как изнутри начала просачиваться влага. Да и шмотки были еще влажные, и переодеть нечего, все, что было в рюкзаке, вымокло напрочь. А так как по своему обыкновению я легла с краю (не могу спать по центру - душно), то пришлось постоянно ворочаться – один бок погрею о соседа, потом другой, потом спинку… тем и выжила.

Подъем. Никто не шевелится, вчера все здорово вымотались. Женя нервничает. И погода не радует – от одного только взгляда на запалаточную мерзость начинает кидать в мелкую противную дрожь. Сыро, промозгло, моросит.

За шкирку выволакиваем себя из палаток – надо. Приступаем к новой процедуре приготовления завтрака: с вечера замочили крупу, а сегодня пытаемся сварить кашу прямо в тарелках – одна тарелка на двоих. Опять сожгла себе все пальцы. Так полусварившейся кашкой “дружбой” и перебились – уморили на время червячка.

И начали собираться. Саня, Женя, Дима и Андрей занялись сборкой и упаковкой катов. Маша принялась за инвентаризацию продуктов, остальные сушились, шили Полинин рюкзак, у которого вчера оборвало практически все лямки. В общем сборы велись до 12.00. Рюкзаки получились просто офигительные – постарались запихнуть туда все, что возможно, чтобы попытаться обойтись без челнока. На руках остались только три вязанки труб.

И с места в карьер – крутой подъем, здесь тропа уходит наверх, в обход бома. Прем в гору, тропа так себе… Доходим до ручья, переходим вброд, и тропа испаряется. А дальше куда? Вверх или вниз по ручью? Рассылаем разведчиков – Марья возвращается сверху и бодро рапортует – да, мол, там идет хорошая тропа, но все вверх, и вверх. Санькин отчет пессимистичнее – да, тропа, вроде есть, но какая-то не очень…

Опять пертись вверх уже никому не хочется, и мы выбираем плохую тропу. Идем вниз, и убеждаемся, что Санька не только не сгустил краски, а даже преуменьшил их насыщенность. Это не просто плохая тропа, это полное ее отсутствие. Продираемся через упругие нависающие ветки, постоянно цепляясь торчащими на рюкзаках веслами, и намертво застревая в кустах. Пару раз к ручью выходят скальные стенки – прыгаем по скользким камням… И в довершение всего “тропа” обрывается. Остается только или идти назад, или опять же пытаться выбраться на верхний уровень.

Находим круто уходящий вверх след следа козьей тропки и метров 20 карабкаемся по глине со всем скарбом – шаг вперед, два шага назад – до перегиба. За перегибом идти становится уже проще – здесь местные козлы скакали уже по травянистым некрутым взлетам, и тропинки из-под ног разбегаются в разные стороны – выбирай любую. Выбираем более утоптанную, поднимаемся, поднимаемся, поднимаемся. Все, мы уже на вершине бома. Отдыхаем…

Дальше тропа уходит вниз – и мы по ней. Спуск на грани фантастики – очень круто. Земля перемешена с камнями, сырая, корни, ветки, а за спиной тяжеленные рюкзаки. Все едет… Караул! Спустились к Шавле – небольшая пологая площадка, а впереди очередной бом. Опять вверх?!. Женя убегает на разведку тропы. Нас охватывает уныние – лучше бы плыли – по времени результат был бы тот же, даже с учетом длительных осмотров. Жени нет долго. Наконец он возвращается, и рассказывает сказки о замечательной тропе, которую мы проскочили – и широкая-то она, и утоптанная, и не козья, а набитая людьми… Просто какая-то фантастика. Но, ворча про себя, все-таки потихоньку ползем назад по этой ужасной тропе (и стоило ли спускаться?). Дальше тропа, и впрямь “человечья”. Неужели кроме нас кто-то еще тут обносится? (на скале надпись “Киев”).

Так перлись, и перлись по верховой тропе, пока, наконец-то, к вечеру не спустились к Шавле. В редкие минуты отдыха вспоминали слова Чипа и Дейла: экономьте продукты, сворачивайте каты, идите по берегу, иначе не успеете, не ждите дождей и паводка. А уже после спуска, на стоянке, сидя под большой елкой, вспоминали народную туристскую мудрость: “лучшая команда – это когда руководитель садист, а остальные мазохисты”. Сегодня Марья особенно часто цитирует нам самые проникновенные моменты из отчета Рижской группы, еще дома сильно ее впечатлившего. Похоже, ребятам досталось – тяжелые обносы, травмы, потеря снаряжения, экстренный уход с маршрута – через перевал, и в результате – опоздание на все поезда-самолеты… Но мы решаем, что пока нам до ни далеко – все здоровы, руки-ноги целы, суда в любой момент будут на ходу, и еще целых пять дней в запасе…

Маша: К полудню народ начинает роптать, что пешкодралом долго мы не протянем, колени уже подгибаются, да и скорость у нас маленькая. И даже уже стали предполагать, что по уровню несчастий выпавших на нашу долю, скоро мы можем перещеголять Шавлинские бедствия знаменитой группы из Риги. Дима по этому поводу: “Почему ты не дала прочитать их отчет еще в Перми? Я бы дома остался…”. На очередном отдыхе сидим, мечтаем – что “где-то светит солнце, теплое море, раскаленный песочек…”

Похоже, что бомы позади, находим уютную стоянку на берегу Шавлы под соснами. Опять объедаемся костяникой – здесь ее значительно больше, чем в верховьях. И ягоды уже спелые. Женя убежал на разведку, а мы занялись готовкой.

На ужин решили сварганить супчик – рассыпали два пакетика по пяти тарелкам (продукты надо экономить!), добавили понемногу риса, яичного порошка, сухого мяса. И процесс пошел. Однако, мастерство наше растет – сегодня уже не совали тарелки на угли, а сооружали из пары деревяшек некие подобия плит. На эти деревяшки устанавливаются тарелки, и уже непосредственно под ними поддерживается огонь – подкладываются мелкие щепки и раздуваются сидухами. И все бы хорошо – тарелки маловаты, особенно моя и Машина. Поэтому у нас получается или очень густая, слегка подгоревшая каша, или каша неподгоревшая, но не очень проваренная. Зато Жене с Мариной повезло – у Жени такой удобный тазик!!! Пока готовили – зарядил препротивный дождик.

Марина: Дождь идет, народ сидит у гаснущего костра, и видно, что с места сдвинуть никого не удастся – вымотались, и пофиг дождь. Достаю банный полиэтилен, веревку, и начинаю пытаться соорудить крышу над этой застывшей группой. Получается не очень – не удобно в одиночку. Прошу Саню помочь – суетимся уже вдвоем. Остальной народ способен помогать только советами. В результате сооружение получается хлипкое – дунь, плюнь, и что-то отваливается. Но самая хохма, что нам, строителям, и подошедшему вскоре Жене места там не хватает – так и сушимся под дождичком.

Пытаем Женю, что же он там высмотрел, и каковы будут наши завтрашние планы – к чему готовиться. Будем продолжать пешую робинзанаду по дебрям Алтая, или все же можно уже собирать катамараны? Женя мнется и гнется, но все-таки мы выдавливаем из него однозначный ответ – завтра плывем, бомы закончились. Ура! А давайте уже займемся рамами прямо сейчас!!! И завтра выйдем как можно раньше – нам еще пилить, и пилить… Хорошо бы к вечеру выйти на Аргут…

Но этот гадский дождь убил напрочь и все наши благие намерения, направленные на ускоренное восстановление катамаранов. А так хотелось повозиться с железячками при свете костра!!! Ну, раз не удалось, пойдем-ка спать… а рамы отложим на завтра.

Глава 15. ЗА СИНЕЙ ПТИЦЕЙ

14 августа, воскресенье
Общий подъем в 6.00. Холодно. После дождя сыро и промозгло. Небо сплошь серое – просвета и не предвидится. Но уже очень хочется плыть домой, и поэтому, едва вылезаем из палаток, так сразу же хватаемся за работу – Маша с Медведем на кухне, остальные на сборке катов. За работой даже не сразу замечаем, что проглючило – небо очистилось, и из-за горы пробиваются первые лучи солнца.

Маша: Кажется, сезон дождей, наконец, закончился. И наступил “мираж” (по нашему - глюк) - сине-голубое небо и ярко сияющее солнце. Сначала небесное светило являлось всего на несколько минут, а потом снова скрывалась в дождевых облаках. Потом оно, словно дразня, появлялось несколько на подольше. Но только мы начинали подставлять свои “заиндевелые” мордочки – погреться в лучах солнца, тотчас же, словно по приказу неведомой силы, оно скрывалось. На слово “солнце” было наложено табу, было предложено называть это чудо природы не иначе как мираж.

Мужики собирают рамы, дамы – надувают гондолы мешками, смастряченными из гермомешков. Блин, оказывается это даже быстрее, чем при использовании специально предназначенных для этого лягух. Ласточка еще и клеится. К 11.00 все было готово, и Женя отпустил нас вперед. Договорились, что они выйдут через пять минут после нашего старта. Но самыми первыми из лагеря вышли Маша с Медведем, и заняли позиции на чалке.

Чальнулись – Медведь попросил при прохождении осматривать завалы – вдруг что прибьет. Ок! Очередная чалка – блин, Андрюха! Кто же в таких местах чалится – берег высокий, ветки. Вот на них-то и влетели правой гондолой – вот, вот перевернет. Уф! Пронесло… снялись. На повороте чалка немного лучше – чалимся тут. Ждем Ласточку.

Чтобы не терять времени, Андрюха убегает осмотреть ближайший участок реки на предмет завалов. Чалим подошедшую Ласточку и уже все вместе ждем Андрюхиного возвращения. А пока пасемся на ягоднике – вдоль береговой линии гроздьями растет спелая костяника.

Возвращается наш разведчик и докладывает: идем влево, вправо, дерево, камень… чалка на левом берегу. Но Женя ругается – почему убежал один, и не выставил на чалку Машу и Медведя. Делать нечего – вот, блин-н-н!.. опять теряем время – уходят уже втроем. Ждем-пождем, от костяники уже скулы сводит. Одна радость – можно позагорать и погреть косточки на солнышке (тьфу, тьфу, тьфу – о чем это я, опять глюки…). Возвращается. Быстро-быстро стартуем – застоялись, однако...

Сегодня прогоны уже приличные – от чалки до чалки идем аж по десять минут. И на разведку бегает один Андрюха – Женя в это время пытается хоть что-нибудь просушить из рюкзака – у них с Мариной и Полиной до сих пор нет ни единой сухой шмотки, кроме тех условно сухих, что на них – вечерами сушиться уже не хватает сил, да и нет такой возможности: то дождь, то поздно.

Очередная чалка, и Андрюха рысью убегает на осмотр. Место здесь так себе – ягод нет, сплошной лес, лишь кое-где солнышко пробивается сквозь чащу веток. Пока ждем, передвигаемся за солнечными пятачками. Проходит час. Начинаем волноваться. Полтора часа – Женя решает идти навстречу, а вдруг с ним что случилось. Но через 15 минут возвращается вместе с Андрюхой.

У Андрюхи – куча новостей, он весь в ударе – “…да чего бегать туда-сюда, лучше я сразу уйду подальше, и вообще у меня нет часов”. Рассказывает, что на каком-то островке глазастый Медведь углядел нечто оранжевое – очень похоже на один из мешочков, в которых они с Польшей возили посуду. А в кустах у прижима они выловили Санькину пенку – в момент киля она была зацеплена на рюкзаке специальными ремешками – так с ремешками и оборвало… А еще они встретили местного жителя – алтайца, и наблюдали, как он переводил лошадь на другой берег. А еще абориген сказал, что до Аргута осталось совсем недалеко – два часа быстрым шагом (это на Маринин провокационный вопрос: “На лошади, что ли?”)… А еще… а еще… Блин. Ну, нельзя же так испытывать наши нервы!!! Мы же переживаем!

Андрюха дошел до моста, обозначенного в лоции (ну, наконец-то хоть какая-то привязка к местности) – там, на чалке, и оставил Машу с Медведем. Мост низкий – пусть Женя сам его посмотрит.

Маша: Андрюха при осмотрах каждое подозрительное место начинает накручивать – вдруг не получится пройти, занесет, неправильно зайдем, надо Жене посмотреть. И так каждый раз.

Курьезный случай произошел у разрушенного моста. Когда мы подошли к нему, увидели, что к дереву привязана лошадь. Тут же появляется хозяин лошади - алтаец, на своем, непонятном местном диалекте, начинает предлагать нам свои услуги по транспортировке на лошадях. Мы отказываемся – мол, своими силами доедем. Интересуемся у него, сколько еще осталось до Аргута. Получаем ответ – приблизительно два часа. Интересно, в каких единицах он измеряет - два часа плыть, идти пешком или на лошади ехать?

Стоим, Андрей смотрит как лучше здесь пройти – под мостом основная струя уходит в камень, а за ним небольшой слив. Опять начинает накручивать – можем, мол, не вписаться. А тут алтаец просит помочь ему переправить лошадь на ту сторону. Сам он перешел речку через полуразвалившейся мост, веревку на которой была привязана лошадь закрепил на другом берегу, и дает нам сигнал, чтобы мы лошадь шуганули. Хлоп-хлоп. И лошадь ныряет в слив (в ту самую струю, которую мы только что обсуждали). Сначала вода скрывает коняжку полностью, и ее сносит вниз. Но в какой-то момент водоплавающая животина выныривает и уверенно выгребывается на тот берег. Вот эта сила и сноровка.

Ну, похоже, Андрюха разошелся, теперь его не остановить... Когда фонтан иссяк, вручаем разведчику Польшины часы и даем отсечку по времени – гулять не более часа, а в противном случае угрожаем начать поиски. И наконец-то стартуем – ура! – руки уже соскучились по веслам.

Идем первыми – промежуточная чалка на Медведя, напротив того островка, где замечен подозрительный оранжевый мешочек – а вдруг там еще что-то найдется… Пока мужики ходят на разведку и обсуждают варианты спасработ, раздаем обеденные пайки – по кусочку казинаков и по одному прянику – опять же, режим строгой экономии… Жрать хочется ужасно… кажется, “обед” рассасывается еще на подлете к желудку.

Потом подходят Женя с Андрюхой, и обрисовывают план действий. Здесь не все так просто – на стрелке островка, где замечен мешочек, не причалиться – там залом, дальше – начинается быстроток. Поэтому остается только одно: Ласточка берет Андрюху пассажиром на правый борт, и проходит как можно ближе к островку. В точке максимального приближения, Андрюха выпрыгивает на остров, а потом мы вытащим его оттуда морковкой.

Действуем по намеченному плану – сегодня нам все удается… Только толку от этого маловато – кроме мешка спасать там абсолютно нечего – все его содержимое безвозвратно уплыло. Медведь в расстройстве – у него он столько надежд возлагал на этот завал… На морковке снимаем Андрюху с острова – опять вынужденное купание. Ничего, погода стоит просто замечательная – пардон, у нас стойкие групповые галлюцинации.

Следующую чалку разведчики присмотрели на правом берегу (до этого шли по левому) – невооруженным глазом видна замечательная спокойная заводь!!! А перед ней – проходим неплохой прижим.

Пока ожидаем разведчиков, случайно натыкаюсь на поляну – ступить некуда, костяника висит спелая-преспелая, и гроздья с кулак. Объедаюсь сама и зову на помощь Марину… За пять минут набираем полкулька для чая. И еще бы пособирали – с голодухи все кажется, мало, мало - однако… уже зовут.

Маша: Несколько часов, пока я ждала наших архаровцев на очередной чалке перед мостом, просто ничего не происходило. Крутой изгиб речки и скала, стоящая с правого берега, создавали интересный акустический эффект – здесь, на берегу в траве, не было слышно шума Шавлы. Я даже периодически вскакивала, чтобы удостовериться, что все еще нахожусь на берегу этой неспокойной реки. Неумолчный рокот воды за три недели стал настолько привычен для уха, что, когда он внезапно умолк, стало даже как-то не по себе, будто оказалась совершенно одна в незнакомом мире.

Дальше чалимся на Машу – впереди мост. Женя осматривает его, и не находит ничего предосудительного – проходили местечки и похуже. Андрюха с Марьей и Медведем опять убегают вперед – на разведку и чалку. 17.00, однако скоро будет вечереть.

Через 20 минут возвращается Маша за топором, пилой и мужиком – впереди нависшая береза, Андрюхе она жутко не нравится, будем чистить фарватер. Снаряжаем Диму на зачистку реки. Остальные греют спинки на солнце, а руки у костерка.

Через полтора часа разведчики наконец-то возвращаются. Выслушиваем их ЦУ. Береза, оказывается, фигня – ее спилили, а вот дальше будет нависшее дерево, требующее предельного внимания – сразу за ним большой камень, к которому жмет струя – возможен переворот. Маневр надо начинать, уже проходя под деревом.

И опять идем первые. Блин, не смогли – цапанули-таки камень рамой, слегка погнули поперечину. Чалимся. Наблюдаем за Ласточкой – вот они ныряют под дерево, выгрябываются влево и благополучно минуют злополучную каменюку. Ок!

Идем дальше. Только входим в ритм, как метров через 200 Медведь сигналит – чальтесь. Ну, что такое? Оказалось, здесь на березе, упавшей в воду, висит наш скарб – мешок с Марининой пенкой, тентом, ремнабором и лягухой. Опять проводим спас работы. Эх, еще бы найти мешок с котлами и Санькины рюкзаки… мечты…

Идем дальше. Чалимся на небольшом полуостровке в каких-то диких кустах. 18.00 – даем Андрюхе час на разведку. Блин, какой день короткий. Цель уже не Аргут, а хотя бы Н. Сайлюгем. Пытаемся сориентироваться по карте, где же мы сейчас находимся. Мнения расходятся, так как ориентиров в лоции нет, поэтому привязаться к местности не получается. В ожидании возвращения нашего сусанина, выбираемся из кустов на большую землю и запаливаем костерок – заходящее солнышко уже почти не греет, и мокрые конечности уже просто коченеют.

В начале восьмого приходит Андрюха. Он уперся в бом на повороте. Дальше тропа, похоже, переходит на правый берег, а за поворотом виден завал – надо переправляться и смотреть, там, напротив бома, вроде можно чальнуться. Блин. Вечереет однако, пора бы уже вставать.

Зачаливаемся напротив бома на правом берегу. Здесь неплохое местечко – неглубокая длинная поляна, поросшая высоченной травой, и море дров. Стоим здесь, все равно уже темнеет, и поздно искать что-то другое. Одна проблема – Маша и Медведь остались на левом берегу, надо бы их тоже переправить. Разгружаем Ласточку, и мужики, оттащив ее максимально возможно вверх, стартуют.

Палатки ставим уже в непроглядной темноте, готовим ужин и сразу спать. Завтра подъем опять в 6.00 с рассветом. Блин, а небо до чего звездное. Красота.

Марина: Костер еле-еле теплится, народ сгрудился вокруг него – не подойти. Поставив палатку, вытащив и привязав Ласточку, набираю дровишек и пытаюсь найти местечко у огня – надо тоже приниматься за готовку. Но не могу втиснуться – никто даже не шевелиться, чтобы подвинуться. Ну, и ладно, хотите замерзать у негреюшего костра – дело ваше. Предлагаю Жене запалить свой костер. Сказано – сделано, тем более, что дрова растут прямо тут же – в полуметре от палатки такой шикарный сухой куст! Через пять минут уже становится тепло и светло. К тому же Женя соорудил замечательный очаг для готовки – поставил два плоских камня, нагреб между ними углей. Просто класс! Вскоре к нам последовали первые гости – сначала пришел Дима, потом Андрюха, а еще немного погодя заявилась Марья. За обогрев с них берем валютой – дровами же.

Маша: Вечером сидим, пьем чай с Мариной и Андрюхой. В небе замечаем три звезды, расположенные по углам треугольника, которые летят параллельно друг другу и с одинаковой скоростью. Немного странно. И что бы это могло быть?

15 августа, понедельник
6.00 Подъем. Как же не хочется вставать. Всю ночь промерзала в центре, ругаясь на Машу и Медведя за то, что они дружно расползлись по краям. (Маша: Ночью просыпаюсь, оттого что Манюня трясет меня за плечо и буквально куда-то тащит. И при этом громко шепчет: “Саня, Саня, подвигайся…”) Поднял только отчаянный вопль Марины: “Народ, вы что, домой не хотите?”. Медленно выползаю, по дороге попинав Машу – вставай народ кормить. Без нее процесс не начнется, она ведь завхоз. И сейчас главная ее задача – разложить сухпродукты по тарелкам, выдать сухари. А дальше каждая пара приступает к самостоятельной готовке – это у нас сейчас самый длительный процесс, перерастающий постепенно в ритуал.

Маша: Мне эти завтрако-ужинные раскладки до чертиков надоели. Кое-какие продукты у нас остались – крупы, рожки, суповые пакеты, – но вот готовить их было не в чем, да и некогда. Очень тяжело дался первый день без котлов. С утра еще несколько зажравшийся народ недоваренную кашу ел весьма неохотно. И естественно ближе к полудню все жутко проголодались, но пришлось довольствоваться только парой подмоченных пряников. А к довольно позднему ужину все были ну просто о-о-очень голодные и поэтому злые. А ведь еще готовить надо. Это тебе не в котле на всю группу кашу сварганить.

Состав фирменной «Шавло-Аргутской тюри» – питательные вещества из супового пакетика (2 пакетика на 10 голодных желудков), немного рожков, яичного порошка, ячневой крупы, сухое мясо. Все это заливается горячей водой и варится или до готовности, или до полного заполнения пространства миски. Во втором случае, до готовности тюря доводится уже в желудке. Кстати, получается довольно прилично. Нечто среднее между густым супом и кашей.

Пока готовим, вспоминаем, что в начале маршрута Марина пыталась сделать омлет с косяком подмоченных при первом киле сухарей. Тогда все посмеялись, что, дескать, этим только поросенка кормить. Сейчас бы того омлетика – умяли бы, не пикнув, то бишь, не хрюкнув. Вот оказывается, как меняется мировоззрение людей с голодухи.

А между тем светит сол... тьфу ты, глюки продолжаются - похоже, сезон дождей и правда закончился... Вокруг сплошное благолепие - тепло, светло и сухо... пока не на воде...

Пока мы готовили и собирались, Андрей убежал на разведку. А надо сказать, что тропы здесь тоже не оказалось, видимо, она проходит где-то выше. Наша полянка оказалась весьма уединенным пристанищем. С одной стороны она ограничена рекой, а со всех остальных прикрыта скалами. Хорошо еще, что впереди по ходу уступ не очень высокий, а Андрюха у нас уже опытный скалолаз – мигом вскарабкался наверх и пропал из виду.

А вот уже и он, не прошло и часа. Впереди, и вправду, очень неприятный завал, который лучше обнести. Но сначала надо дернуться метров на сто (не тягать же каты через уступ) – там хорошая чалка, большущая поляна с великолепными стоянками – надо же, вчера чуть-чуть не дотянули… знать бы, а впрочем, нам и тут было неплохо.

Первой идет Ласточка, её чалит Дима. А мы идем впятером, вместо Димы – Медведь. Получилось не совсем удачно – врулили Медведем в дерево, да так, что он выпустил весло. Пока Дима с Санькой нас чалили, Полина ловила весло. К тому времени Ласточку уже обнесли на противоположный край поляны, привязали рюкзаки и выставили на старт. Теперь наша очередь. Чтобы не разгружать кат, впряглись в него ввосьмером и вперед, хорошо, что недалеко – всего метров 50. Все в касках, спасиках – раздаются команды - влево, вправо, куст заправляй между гондол. Стоп – чалимся. Блин, водный туризм называется.

Стартуем и проходим метров 700, которые были осмотрены. Андрюха, ползая утром на разведку, нашел здоровенные козлиные рога, хотел, было, прихватить их с собой, но они оказались очень тяжелыми, поэтому пришлось ему их оставить. Цитирую: “Вот в том месте я и бросил рога”.

Андрей с Машей и Медведем убежали дальше. Отдыхаем. Собираем ягоды на деньрожденческий торт: костянику и клубнику – у Андрюхи сегодня очередной походный день рождения. Снова плывем, и снова чалимся, выбираемся на обширную поляну, на солнышко. Разведчики опять убегают вперед. Тоска – здесь даже ягод нет. Постепенно начинаем раздеваться – солнышко припекает, мы согреваемся. Частично загораем, частично отсыпаемся, Марина гуляет вверх по тропе – охотится на кадров. Возвращается и сообщает мне, что там наконец-то растет багульник. Да, да, я ведь обещала маме привезти пару кустиков на дачу.

Проходит час – нет Андрея, два – нет Андрея. Начинаем волноваться, и будим Женю. Оказывается, Андрюха все-таки уболтал командира на авантюру, и теперь бежит не по времени, а по следующей схеме: или до первого препятствия, или до Аргута. Так, может, он уже на Аргуте? Или хотя бы добрался до таинственного Н. Сайлюгема? Ничего не понимаем, где мы находимся. По нашим прикидкам, мы уже где-то совсем недалеко от устья.

Через 3 часа Андрей все же появился, и вид у него был абсолютно несчастный. На наш вопрос, дошел ли он до Аргута, последовал удручающий ответ: “До какого Аргута? Я даже до Н. Сайлюгема-то не дошел…” Вот напасть! Да существует ли этот Аргут, и этот призрачный Н. Сайлюгем?!!

Маша: Во время осмотров мы бегаем как горные козлики “по долинам и по взгорьям”. Вот впереди замаячил очередной бом. Опять карабкаемся по козьим тропам наверх. Неожиданно выходим на обширное плоскогорье. Нас окружают гигантские массивы гор, а вдалеке маячит сверкающая белая вершина. Виды тут просто потрясающие – горные хребты, взгорья, внизу бирюзовой веткой вьется Шавла – видны её разбои и многочисленные острова. С той стороны Шавлы вздымаются крутые скалы, по всем признакам где-то в этих распадках и должен быть пресловутый и долгожданный Н. Сайлюгем. Вот оказывается, чего не хватает в тесной долине Шавлы – пьянящего простора. Наверху раздолье – свобода, солнце и огромный кусок голубого неба, и горы, не хмурые, грозно нависающие сверху, а стоящие вдалеке, прогретые солнечным теплом. Здесь даже дышится как-то свободней.

Наше передвижение напоминает мне кадр из фильма «Властелин Колец 2» – эльф, Арагорн и гном бегут спасать хоббитов. Андрюха (эльф) впереди, за ним поспевает Санька (он же Медведь, он же Арагорн), и вечно догоняющая я (Маша, то бишь, гном) – в доспехах (спасике) и шлеме. Удобно кстати в шлеме по лесам ходить, идешь сквозь кусты-колючки – голову вперед, и ничего тебе не мешает и в глаза не лезет. Опять же, если камешек какой-нибудь сверху прилетит – не страшно.

Вскоре тропа снижается, и мы спускаемся на замечательную поляну, полную подножного корма – вокруг ягоды, ягоды – костяника, облепиха, крыжовник, шиповник. На другой стороне реки видна крутая скала, в которую бьет основная струя – прижим – последнее препятствие Шавлы, отмеченное в описаниях. Андрюха двигает в обратный путь, а мы с Медведем под солнечным ветерком в тени деревьев устроили себе полную релаксацию. Я расчехлила свои штаны-самосбросы, получилось подобие циновки, и легла загорать. Саня разжег костер и начал варить из ягод компот.

Идем дальше – красота. Пейзаж изменился – горы, горы. Местность стала более открытой, река не такой мощной. Проходим прижим и карман. Чалимся на Машу. Андрей матюкается – не там, мол, повесила спасик, его плохо видно. (Маша: Как только научусь парить в воздухе, обязательно буду вешать светофор на середину реки).Через три минуты на нас чалится и Ласточка. Женя выбирается из сидухи, и набрасывается на Андрея – плохо объяснил, как проходить разбои и Ласточка угодила в мелководную и узкую протоку, напрочь поросшую кустами. И тычет в свою расцарапанную скулу…

Марина: Перед стартом вытягиваем из поникшего Андрюхи маршрут следования. Он краток: “…идите сначала по основной струе, а потом, когда начнутся разбои, сворачивайте в левые протоки, на выходе из разбоев – слева будет высокая плоская поляна и прижим к правобережной скале на левом повороте”. А так как разведку опять производим по левому берегу, то никаких сомнений в его словах у нас просто не возникает... А зря… Выпускаем веселопедистов, и через пару-тройку минут стартуем за ними.

Сначала, и вправду, не возникает никаких проблем – весело несемся по основной струе. Проскакиваем выходящее справа узкое ущелье. Оттуда незаметно вытекает неширокая речушка. Женя кричит: “А вот и Н. Сайлюгем”. Видимо, Андрюха его не заметил. Радостные продолжаем путь. Но вот впереди замаячили разбои. Как нам и было велено, уверенно заруливаем в левую протоку, маневрируем среди наваленных тут и там коряг. Дальше опять развилка. Основной поток уходит в более широкую правую протоку, а левая какая-то сомнительная – узкая, с нависающими кустами – скрывается за близким правым поворотом. Санька в непонятках орет: “Женя, куда?” У Жени же не возникает и тени сомнения: “Андрей сказал, идти левыми протоками, значит идем влево”. Ну, мы и идем влево. Пробираемся под кустами. Приближаемся к повороту. Очень узко…

На повороте слева – нависающая береза, справа – большой камень. Расстояние между ними – только-только протиснуться, а струя бьет в березу. Пытаемся зарулить в проход – не успеваем, и на излете повисаем Санькой на березе. Санька, отбиваясь от веток, пытается оттолкнуть кат от берега, Женя орет, мы с Польшей ожесточенно тянем вперед… и не можем сдвинуться с места. Минут пять просидели на этой березе, пока Саньке не удалось-таки отгрестись. Ничего, мы Андрюхе это еще припомним!.. Потом были еще кусты, деревья, лежащие в воде… Наконец разбои заканчиваются, и река собирается в единое русло. Впереди справа – скальная стенка, похоже, это и есть прижим. Проходим левобережную невысокую скалу с плоской вершиной, поросшей травой. Наверное, это и есть “высокая плоская поляна”. Пролетаем прижим, и наконец-то чалимся.

Набрасываемся с вопросами на Андрюху, тот вяло отбивается. Дескать, так получилось – не смог досконально просмотреть маршрут. Тропа, мол, проходит очень высоко, до воды спуститься трудно. Поэтому осматривал с высоты птичьего полета. А оттуда самых левых проток практически не видно – слишком уж они узкие, и закрыты кустами. Если бы шел по берегу, мы бы сегодня вряд ли дошли досюда и т. д. и т. п.

У нас счастье – прошли Н. Сайлюгем. Оказывается, Андрюха его и в самом деле не заметил с верхней тропы. И вообще – круто, мы плывем, работаем, даже рука устала – последний прогон был минут на 20. Правда влетели и мы, и Ласточка в березу – ничего, с кем не бывает. Все ведь закончилось благополучно. Но теперь на разведку уходит Женя, разуверившийся в Андрюхе.

Собираем ягоды – костянику, поедаем уже поспевший шиповник, находим даже заросли крыжовника. Здесь уже совершенно другой мир – еще утром мы жили в узких рамках тесного залесенного ущелья, а сейчас наш горизонт необозримо расширился – стоит только подняться на невысокую терраску, как открывается потрясающий вид на далекие и близкие горы, на пройденные недавно разбои и прижим. Да и сама поляна, на которой мы находимся, уже совершенно иная – широкая, поросшая развесистыми тополями – давненько не видели! – местами заиленная, похоже, после недавнего наводнения. И везде – ягоды, ягоды, ягоды… Народ уже смотреть на них не может, и только мы втроем – я, Марина и Ирина – все никак не можем успокоиться. Ведь сегодня у нас двойной праздник – Андрюхин день рождения и, похоже, столь долгожданный выход в Аргут.

О! А вот уже и Женя вернулся. Ура! – оказывается до Аргута уже рукой подать. Усаживаемся наконец-то полными составами и стартуем. Ласточка уходит вперед. Мы через три минуты выходим следом.

15.55 – УРА!!!! Мы втекли в Аргут! Тут же чалимся на галечную отмель ближайшего островка – Ласточка уже там, ее экипаж восторженно прыгает на берегу. Вот это чалка! Неспешно тыкаемся носами в берег, неспешно вылезаем из сидух… И нас никуда не сносит, даже не разворачивает, а лишь ласково покачивает на волнах!!! Камера, фотик, возбужденные лица, блестящие глаза… Ну, что, размялись? Пора в путь – рано еще расслабляться, 18-е число не за горами.

Абсолютно непривычно грябаться по спокойной воде – на Шавле такой не имеется как класса. Здесь уже не требуется особой слаженности экипажа, а до ближайшего порога пилить (по лоции) еще минут 20, поэтому меняем Ирину на Машу – пусть учится грябать. А грябать тут надо, а то вообще тоска – с непривычки становится даже скучно. Солнце слепит глаза, и опять же ветер в лицо. Но вокруг такая красотища!!! Горы!!! Аргут значительно величавее Шавлы, течет в широкой практически незалесенной долине. Пейзажи до боли напоминают, поразившие нас по весне Катунские. Ирина сокрушается, что убрала камеру – давайте чальнемся, но Ласточку не догнать, они разошлись, опьяненные солнечным ветром, огромным окружающим миром. Стараемся не отстать, идти в прямой видимости.

О! Люди! Во-о-н, бегут по склону и призывно машут нам руками. Маша: Полное безлюдье, сплошная природа, отсутствие транспорта и других благ цивилизации в течение последних трех недель сделали свое дело – мы до глубины души были рады увидеть людей.

Подходим к берегу. Экипаж Ласточки уже общается. Прислушиваемся – оказывается, это пеше-горная группа. У них метрах в 200 ниже стоит лагерь. А два дня назад случилось ЧП – женщина сильно повредила ногу, и не может идти, и весу в ней – за 80 кг. Очень просят дойти до их лагеря и пообщаться с руководителем.

Чалимся палаток. Общаемся. Обещаем позвонить в Бийске по телефону и дать телеграмму. Группа у них большая и сборная - пешие туристы из 8 городов. Марине на шею неожиданно бросается девушка – ничего себе, да она у нас знаменитость! Оказывается девушка тоже из Перми, старая Маринина знакомая, с которой в городе сто лет не видалась, а вот на Аргуте встретилась. Действительно, и чего только не случается! Девушка рассказывает, что им надо продолжать маршрут – обратные билету уже куплены, но из-за произошедшего ЧП они не могут двинуться с этого места уже третий день, и все планы летят в тартарары. На всякий случай спрашиваем котлы (или хоть какую-то большую посудинку) – запасных нет. Ничего продержимся.

Идем дальше, заруливая в бульки. Блеск! Тепло, даже холодная вода не раздражает, сплошное удовольствие. Чалимся – Женя и Андрей уходят на осмотр нашего первого Аргутского порога. Еще один плюс этой реки – просто шикарные чалки, особенно в песочек. А мы углубляемся в дебри обширного песчаного!!! пляжа и увлеченно занимаемся собирательством – здесь такое изобилие обалденных коряжек.

Проходим порог Лесной остров. Дальше, воодушевленные, без осмотра – вроде, по лоции там нет ничего особенного, проскакиваем порог Туганский. На горизонте – порог Лас. С воды он тоже кажется достаточно безобидным – ну, бурлит немного.

Марина: Входные валы пролетаем на одном духу – эх, хорошо. И вдруг нависаем… (мама дорогая, даже смотреть страшно… кажется, что там очень-нь-нь глубоко…). Наверное, это был слив, о котором в лоции написано “…пологий слив-горка с перепадом порядка 2 м…”, а, может, просто вал. Но на момент нашего нависания, “это” открылось мне бушующей, длинной и узкой ямой, глубиной не менее трех метров, и шириной не более одного. И мы рухнули в нее… Ласточка напряглась, из последних сил, вырываясь на волю, ее всю сильно повело левой частью вперед, казалось вот-вот сложит. И вдруг все закончилось… Медленно дрейфуем. Подсчитываем потери – Польша сообщает, что у нее…

Уже потом проанализировали прохождение. В принципе “это” элементарно обходится справа. Но этого слива? вала? с воды абсолютно не видно. Он открывается неожиданно. И мы не успели выправить Ласточку, и зашли в вал левым бортом – совсем чуть-чуть, но этого было достаточно, чтобы…

…по левому борту все поперечины выскочили из наружных креплений, и на правом борту такая же картина, за исключением тех двух, которые обрамляют мою сидуху – повезло! А одна из поперечин, слегка помятая еще на Шавле, треснула практически по всем диаметру. В результате – вижу – Польша грябает, не дыша. При любом ее неосторожном движении гондола норовит резко уйти в сторону и сбросить девушку в воду. Сзади тоже происходит что-то непонятное – потом Женя рассказал, что когда мы занырнули, он схватился за рюкзак, и они на пару съехали в воду (хорошо еще, что баул отвязался только частично). Спасибо Саньке – вытащил командира. Ну, все, на сегодня хватит, пора чалиться. К тому же нынче у Андрюхи день рождения, надо будет делать тортик – лучше стать пораньше. И местечко здесь классное – шикарный пляж на правом берегу.

А пока дрейфуем кормой вперед – надо посмотреть, как пройдут наши веселопедисты, мало ли чего… Тем более, что они уже заходят в первый вал.

Сходу заруливаем в основную струю… тянем, тянем вперед. Ныряем в слив… выныриваем… Краем глаза вижу, что Дима вот-вот выпадет, и Андрюха вытягивает его за руку. Вот блин влетели, так влетели! С Ласточкой, похоже, тоже что-то не того. Чалимся вслед за ними на правый берег.

У нас, как и у них в валу разобрало раму. Требуется срочный ремонт. А в голове одно – неужели прошли подряд два порога без осмотра?

18.00. Солнце еще не зашло, а мы уже даже палатки поставили – благодать, да и только. Здесь просто рай неземной – под ногами песочек, тепло, ходим в одних футболках, без штанов, и лишь именинник по привычке в теплой куртке и в шапке. Идет глобальная сушка – Польша, Марина и Женя развесили по всем кустам содержимое своих рюкзаков. А Женя, вдобавок сушит еще и себя самого – хор-р-рошо искупался напоследок. Полным ходом идут и кухонные работы – на отмели Марина нашла треснувшую тарелку, и Марья пытается напечь в ней оладьи. Польша сосредоточенно намешивает в пластиковом ведерке (нашли вчера, еще на Шавле) праздничный тортик – ягоды, печенье, сгущенка, сухое молоко. И пусть оладьи в найденной тарелке не получаются – пригорают, но мы не будем унывать. И оладьи превращаются в сладкие клецки. Чай с ягодами и опять же суп-каша. В общем, день живота.

До чего же приятно впасть в Аргут. Буквально считанные метры, и картинка меняется – узкая долина Шавлы, где всегда полумрак – с одной стороны горы, с другой лес, подступающий к воде, сменяется широкой долиной Аргута – горы, поросшие редким кустарником, песчаные и каменистые пляжи. Вода тоже непрозрачная, но уже не серая, а слегка бирюзовая. А вечером видно звездное небо – не отдельный его кусочек, а НЕБО…. Созвездия, спутники. Но почему-то ночное небо не такое низкое и темное как обычно бывает в августе, и какое было в прошлом году на Оне, поэтому падающие звездочки едва различимы. Эх!!!

Глава 16. СПЛОШНЫЕ ГЛЮКИ

16 августа, вторник
Утро. 6.00. Опять подъем. Ну, когда же мы наконец-то выспимся, мы же на отдыхе! Медленно выползаю. У костра уже как всегда копошатся Марина, Женя, Андрей и Ирина! Начинаем дружно трясти Машу – вставай, есть хотим, пора делить пайку. Распинали. И опять борьба за огонь в очаге, постоянное мешание супа, горстка сухарей – тюря готова. Разбираемся попарно – у нас ведь одна тарелка на двоих. Вдогонку к каше кружка чаю и кружка молока восстановленного из сухого.

После завтрака ремонтируем рамы. Совершаем экскурсию на место вчерашней аварии – ну, нет там ничего такого!!! С берега булька абсолютно не внушает уважения – тратим на нее километры пленки, чтобы дома, на досуге рассмотреть получше. Собираемся, собираемся... Женя и Андрюха ушли на разведку. Что, вчерашнее приключение снова сделало нас осмотрительными? Возвращаются… и снова сборы, сборы…

9.50. Наш кат уже в боевой готовности. Только Андрюха все еще копошится, мы его поторапливаем – огрызается. А у Ласточки – все еще шмотки развешены на деревьях. Ловим первые лучи солнца и ждем. У меня не выдерживают нервы – иду мыть голову. Ну, сколько можно ходить не мытой? Уже вторая неделя пошла. А народ что-то не торопится. О! Теперь осталось дождаться Женю. Ну, сколько можно ждать! Уф! Не прошло и полгода – 11.00!

Выходим. Пора булек, - похоже, шивера Z. Чалимся на левом берегу, ждем Ласточку. А пока решаюсь поискать чего-нибудь в лесочке – ура! Костяника! Только припали, начали собирать на чай, как уже зовут. Разгружаемся. Перетаскиваем шмотки на 150-200 м. вперед. Пока Женя в очередной раз уходит на разведку, Марина находит в завалах интересные коряжки, черепушку козленка и большой козлиный рог (видимо архара), который презентует Диме. Хочешь, бери (сама бы взяла, да очень тяжелый)! В последний момент по этой же причине и Дима оставляет его на берегу. А где-то впереди следующий порог – Две отмели.

Опять идем с осмотрами. Сегодня на осмотры ходит Женя (во время очередной разведки, к нам чальнулась группа каякеров – опять Москва. Они тоже везли в Бийск записку от вчерашней пешей группы). Сегодня просто кайф – нам есть, чем заняться во время длительных периодов вынужденного безделья – наконец-то купаемся и загораем. Наша дневная цель – дойти до Катуни (программа мах) или хотя бы до Атлантов (программ min). Сегодня шмотки мы больше не обносили, но несколько раз проходили без пассажиров. По нашей лоции точно определиться с местоположением некоторых препятствий оказалось сложно, и поэтому эти самые Две отмели прошли аж раза 3-4 – принимая за порог “левые” шиверы. Ну, наконец-то точно, прошли. Теперь крадемся к порогу Тихоня.

Ну, где же он – вот его-то обязательно надо осмотреть – по лоции здесь слив 2,5 м. Опять сидим, загораем, дремлем. Уже даже чай заварганили. Пообщались еще с одной группой каякеров – мужики из США, Ебурга, СПБ. Оп! С ними уже знакомый нам по Шавле мужик – оказалось инструктор – теперь он ведет группу по Аргуту. Ох, как быстро они уплыли от нас. Мы только облизнулись!

А Жени все нет. Блин, уже никуда и идти-то не хочется. Народ окончательно расслабился под жаркими лучами. Но только, было, девчонки принялись (сил больше нет бездельничать) за помойку голов, как явился Женя. Похоже, впереди точно Тихоня – идем без пассажиров. Ставим Медведя на съемку и по очереди стартуем… проходим… чалимся.

А потом ждем Марью с Медведем – мы-то на катах моментом пролетели, а они ведь ножками, ножками. Солнышко медленно скрывается за горой, после купания в пороге (примерно в 17.00) штаны еще не высохли, и становится как-то зябковато. Начинаем дыбать. Спасибо Диме, как и всегда в этих случаях спас костер, разведенный им. Женя ушел на очередной осмотр (где-то неподалеку уже должен быть порог Атланты), и его нет уже больше часа. Но как только Марина и Андрей выходят на поиски, командир появляется из-за поворота – до Атлантов не дошел, но дошел до фермы. О! В лоции эта ферма фигурирует, как ориентир Атлантов.

Переправляемся на левый берег – там симпатичный пляжик – и становимся на ночлег, так как на осмотренном участке других приличных мест Женя не увидел. А завтра, мол, мы мухой долетим до Атлантов, тут уже рядом. 19.00. Ставим лагерь, и началось… приготовление ужина. Ах, как мы ловко научились складывать очаг! Сегодня помимо традиционной первого блюда – тюри, Маша выдала еще и второе – пюре, под которое мы доели последний кусочек сала.

После ужина, несмотря на усталость, нам, девушкам захотелось повечеровать у костра под звездами. И надо, же, Андрюхе тоже не спалось!!! Подсел к нам и начал канючить, что он не получил от похода чего хотел – а хотел он пройти пятерочные пороги, а далась нам только четверка. Вот блин, задолбал! Пришлось, пока еще на мажорной ноте, лечь спать. Мы ушли, оставив это чудо на Марину…

17 августа, среда
Подъем – встаю с первого же Жениного зова. Выползаю, а следом Маша??? Что случилось? И даже пинать не пришлось? Краем глаза замечаю, что пока народ попарно копошится каждый у своей плиты, Марина готовит в одиночку, а Женя трясет своим рюкзаком. Только все поели-попили – неожиданно Женя объявляет – “Я уже готов! Сколько вас можно ждать?”. Блин, это он так отреагировал на вчерашнюю Маринину критику, что весь поход народ по утрам ждет его одного! А по-человечески это сделать было, конечно, нельзя! Собираться, но со всеми одновременно!

И тут началось… Между ними перепалка (параллельно идут лихорадочные сборы). Закончилось все обидами и слезами. Мы терпеливо ждем, уже в спасиках и касках. В итоге вышли в несусветную рань – аж в 9.30 (минус 30 минут на слезы). Но настроение у всех было напрочь испорчено.

Теперь мы движемся особенно осторожно – очень не хочется опрометчиво влететь в Атлантов. Стоп! Булька – крутой слив! Похоже на последнюю ступень Тихони. Проходим ее, и идем дальше в прямой видимости.

Вскоре на Ласточке начинают подгребать к правому берегу - похоже дошли до Атлантов. Ура! 11.00. Чалимся в бухточке перед островком, отвязываем шмотки, взваливаем рюкзаки на плечи – и вперед, на обнос. Еще дома решили, что Атланты нам пока не по зубам. Порог сам по себе вроде и не сложен, но, если случается что-то в начале... дальше струя разбивает о скалу. А на ней и так прибито уже 5 табличек.

Идем. Жара, буквально пекло. Продираемся сквозь колючие заросли: крыжовник, акация, боярышник, барбарис, шиповник… а под ногами полынь. Обносимся до второй (ныне сухой) протоки р. Сато-Кулар. Вторым заходом мужики переносят каты. Женская половина в это время тоже не сидит - загораем, фоткаем, снимаем порог на камеру, собираем ягоды – шиповник и костянику. Марина разложила на просушку аптечку.

Мужики возвращаются усталые, голодные и злые. Раздаем скудную обеденную пайку и начинаем собирать барахло – надо идти дальше. Весь обнос – от отвязывания до привязывания шмоток занял у нас два часа. Выходим опять без пассажиров – впереди булькает шивера Дикая.

Прошли ее без проблем, дождались пассажиров – дальше идем с ними. Мы выходим первыми. Прошли Игольное ушко, которое даже и не заметили, Ленивую шиверу… Остается последнее препятствие – порог Ворота, а за ним в 100 метрах – долгожданная Катунь. Чалимся… бежим на гору… Оп! Дошли. Далеко впереди бирюзовеет Катунь. А перед ней порог – большущая бочка и метров 5-10 пены. Определенно обнос и проводка. Проскакиваем входную шиверу и чалимся веред порогом на левый берег.

Женя принимает нетривиальное решение – суда не разгружать (лень), а провести их левой протокой с одним гребцом на борту, чтобы заправлял, куда надо нос и отбивался от камней. Право “пройти” порог в одиночку достается Сане (Ласточка) и Андрею (Веселопед). Все проходит просто замечательно, даже тот факт, что чуть было, не упустили Саньку в порог (его струей сильно мотануло вправо – едва удержали), не омрачает светлого предощущения встречи с Катунью.

А пока мы занимаемся этой фигней, Машка разыскивает разрекламированный в лоции символический музей “Кафе Аргут”. По завершению процесса заруливаем туда. Чего тут только нет – чучело “настоящего туриста”, рога, труба (неужели кто-то вместо гитары пер), фотики, тапки, остатки морковок, весел, книги, карты и другая туристическая атрибутика. Санька оставляет наше послание в специально предназначенном для этой цели сундуке.

Поплыли дальше. Усадили Машу на грябательное место, Медведя на Димино, Диму на пассажирское место, Ирину отправили пассажирить на Ласточку и в 15.55 втекли в Катунь… Катунь, родная Катунь… Отсюда до финиша в устье Чуи осталось порядка 15 км.

Гряб, гряб, гряб, гряб… Проходим пару-тройку небольших шивер, дальше сплошная тишь да гладь. Работает камера – так хочется побольше запомнить. Проходит уже около часа – гряб, гряб, гряб. Уже мочи нет, как хочется размять ножки… Но слава Богу, у нас есть камера, и в ней именно сейчас закончилась пленка. Стоп! Загораем. Вопрос к Жене: - Сколько еще осталось? Ответ: – Примерно половина… (Маша: А-г-а. Ща-а-з. Женя говорит от фонаря, а остальные верят. Тяжелая болезнь - топографический кретинизм называется). И опять гряб-гряб. Блин, уже два раза по столько отгрябали. Пытаемся угадать по внешнему виду и направлению хребтов, из-за какого из них выйдет Чуйская долина. Уже хочется встать лагерем и расслабиться. Высоковольтка, что-то впереди булькает. Может, доплыли? Но место как-то не очень узнаваемо. Подходим ближе. Ура! Все-таки это Чуя!!! А Катунь просто обмелела, и там, где весной был наш первый лагерь, образовался большой песчаный пляж, а реку разделил на два рукава большой галечный остров. Но зато на месте остался тот самый большой старый пень, у основания которого мы тогда разжигали костер.

Высаживаемся в 19.20 - и почему-то на лицах нет особой радости… все за этот месяц устали… Первым делом скидываем с себя сырые шмотки. Ура! Сухая одежда! Как долго мы этого ждали! Ставим лагерь, разводим костер. Сегодня есть время на приготовление двух блюд на ужин. На первое – традиционная тюря, на второе – гречневая каша с тушенкой. И… последние крохи сухарей. Опять дождались Праздника последнего сухаря. Но мы не отчаиваемся – Санька с Димой уже вострят лыжи, на которых завтра с утра маханут в гипотетически близкую Иню (по Жениному твердому убеждению, до нее не более трех километров).

Марина: Перед темнотой прогулялась по окрестностям и под одиноким тополем, растущим значительно левее нашего лагеря, обнаружила уже знакомые следы. Здесь надо сказать, что на большинстве наших шавлинских стоянок, среди всякого прочего мусора, нам попадались приметы, четко указывающие на одну и ту же группу – там, где валялись лимонные корки, там же на костровище чаще всего болтались технологические шнурки, синего цвета, а в районе чалки с завидной периодичностью обнаруживались зеленые вязки.

И вот сейчас, под этим тополем, я опять увидела знакомые зеленые шнурки, причем уже в немалых количествах. Здесь же валяются: деревянные детали каркаса, пара-тройка дырявых неопреновых носков, еще какие-то веревочки и… о чудо! два глубоких противня. Один из которых оказался абсолютно нулевым – даже этикетка присутствует. И не беда, что чудо весьма помятое – а мужики на что? Жрать захотят – руками выправят, они у нас с голодухи сами на чудеса горазды…

Бегу обрадовать народ – у нас намечается праздник! Народ в восторге. Озвучиваю прозвучавшее дальше предложение: “Обязательно выразить в дневнике огромное спасибо ребятам, которые шли перед нами, трескали на маршруте лимоны и разбрасывали синие и зеленые шнурки!.. Хотя могли бы выкинуть железяки и пораньше – все равно не пользовались…”

Отметаю последнюю фразу (завхоз, чего еще можно от нее ожидать…) и выражаю нашу сердечную благодарность – мы хоть напоследок уелись оладьями.

P. S. Лирическое отступление. Пару слов о многострадальной нашей аптечке. Надо сказать, что с медиками у нас никак – точнее, в клуб недавно пришли студенты-медики, но пока они не ходят в дальние походы – денежные проблемы. Поэтому традиционно, медицина легла на меня – подбор аптечки, минимальная диагностика и раздача соответствующих лекарств. Но с медподготовкой тяжко – я технарь, в человеческих организмах соображаю мало, наличный опыт – родительский стаж, правда, двадцатилетний – детские болячки.

Поэтому не устаю благодарить Бога, что в этой области больших отступлений от традиций не последовало – аптечка, как и обычно, была востребована мало. Народ массово потреблял только лейкопластырь – на подходах и во время радиалки. Еще скормила Андрюхе ортофен – на подходе он хорошо вывихнул голеностоп. Ему же выдала эластичный бинт.

Единственное средство, которое полностью ушло из аптечки (первый раз!) – спирт. Постоянная сырость, стрессы, усталость, холод…

Была всего одна проблема, которая не то чтобы совсем поставила меня в тупик, но заставила серьезно задуматься – что же делать… Практически в самом начале сплавной части подошла ко мне Польша и показала свой воспаленный пальчик - никаких царапин, заусениц, только краснота и опухлость.

Я где-то когда-то слышала такое красивое словечко – панариций, и даже немного знаю, что это такое. Но как бороться с этой бякой? Разве что применяя хирургическое вмешательство… Стра-а-ашно… Поэтому пока принимаю решение – ничего не трогать, наблюдать, как будут развиваться события. Тем более, что еще не созрело…

События развивались… развивались… и вот, уже где-то в районе Неустроева у Польши под ногтем образовался огромадный желтый гнойник. Но никаких других нехороших симптомов (например, подъема температуры) не было. Начала морально готовиться резать – а что еще делать-то… На всякий случай опросила народ – кто способен на подвиги? Народ дружно бледнеет и опускает глазки. Понятно… Только Ирина отвечает, что готова, ежели чего. Здорово, хоть у кого-то нервишки в порядке!

От Манюни поступает предложение выдать Польше мазь Вишневского. К сожалению, в аптечке ее нет, зато есть ихтиоловка. Выдаю ее вместе с инструкциями по применению. Хирургия пока откладывается, может, успеем в места обитания медиков?

Не успели… Уже на второй день пребывания на Аргуте, после прохождения Тихони, “это” само прорвалось. С помощью ваты и спирта Польше провели дезинфекционные работы и замотали пальчик – жить будет

18 августа, четверг
Марина: И был восхитительный день. И было солнце, и солнечный ветер безжалостно изымал уже дурно попахивающую влагу из нашего многострадального барахла, развешенного по всем кустам и деревьям. …

И были наши сонно-размякшие и помятые рожи, с недоверием выглядывающие из-под тентов палаток – надо же, уже белый день на дворе, а никто не орет благим матом “подъем!”.

И было райское блаженство – ощущать кожей, волосами ласковые прикосновения солнечного ветра, а не душную влажность гидры или давящую цепкость каски.

И была великая очистительная миссия – до блеска драили напрочь прокопченные за неделю миски и кружки. И опять с благодарностью вспоминали наших предшественников с лимонами и зелеными вязками – в их немалом наследстве нашлось несколько абсолютно нулевых металлических мочалок. А то ведь Манюня, зачинатель процесса, пыталась, было, шкрябать драным носком. И это благородную-то посуду!..

И наконец-то была баня, со всеми предшествующими ей приятными ожиданиями и приготовлениями – долго выбирали самое замечательное место, подыскивали самые классные камни для печки, любовно укладывали их, чтобы получилась самая жаркая парная… А еще – жарили оладьи и в кои-то веки стирались! – после баньки так приятно залезть в чистые одежки!

И к тому времени, как вернулись наши засланцы (Санька с Димой, даже не позавтракав, умотали в Иню – поверили, наивные, Жене на счет трех километров. В результате до Ини они телепались порядка двух часов. Затарились продуктами и выяснили, что расстояние от нашего лагеря до поселка порядка 7 (семи!) км. Ужаснулись, и на обратном пути умудрились отловить попутку.), банька была уже на мази.

И была радость, подаренная неожиданным приветом издалека. На импровизированной лавке по дороге между лагерем и баней обнаружили надпись: Шавла–Аргут–Катунь, 2005, Пермь, Чип и Дейл.

Здорово! У ребят все в порядке!

И был шикарный обед, приготовленный в новой кастрюле. А потом наконец-то была баня… И было пиво!

Первую очередь отдали девчонкам, самоотверженно кормившим нашего печного монстра – Марье с Ириной и Польше. Право следующего захода для мужиков выторговал Санька, постоянно и уже застарело голодный, а поэтому неспособный на уступки. А когда дело дошло до нас – третьих, из-за горы, на противоположном берегу, посверкивая и постреливая, вылетела грозовая туча. Но, попугав нас шумовыми эффектами, только немного поплакала. Хуже оказался местный рыбак, которому приспичило шляться в районе нашей бани именно тогда, когда мы уже вошли во вкус. Женя, засланный к нему парламентером, вернулся ни с чем: “Это не мужик, это чурка!” Поэтому мы с Манюней расслабились, и больше уже не обращали на него никакого внимания – зачем перебивать себе кайф?

И была послебанная релаксация – кофе со сгущенкой. Поспешные сборы – похоже, мы слишком расслабились, а время-то тик-тик… Лихорадочное дожаривание дорожных оладий. Сменяю на этом посту Марью – она еще даже не приступала к сборам, некогда было (а Польша с Саньками уже второй час упаковывают один на троих рюкзак). Но катастрофически не успеваю – уже темнеет, пора, пора...

21.00. Женя с Димой хватают рюки, вязанки труб и скрываются в темноте – через час ожидается прибытие машины, надо бы ее встретить. Через полчаса, вылив половину теста, призрачной, мерцающей налобниками змеей выползаем и мы. Темнота уже кромешная. Только где-то далеко посверкивают зарницы. Тропа идет вверх, вверх, вверх... Когда мы наконец-то выходим на дорогу, начинается дождь. Но теперь он нам уже не страшен – машина стоит, шмотки практически погружены. Осталось только погрузить самих себя. Просачиваемся между наваленными мешками, устраиваемся, кто во что горазд и – до свидания, Катунь… И всю дорогу был дождь…

19 августа, пятница
В 4.30 выгрузились у Бийского ж/д вокзала. Все, путешествие закончилось. Скоро, скоро будем дома… Остались сущие пустяки… День в Бийске пролетел незаметно: гуляли по городу, изучали местные забегаловки, звонили домой… Больше всего нас поразило название местного мороженного – этикетками запаслись все – оно называется “Мальчик-стаканчик”. Марья с Манюней посетили местный краеведческий музей, и потом всю дорогу щеголяли названиями зверушек, которые нам попадались за прошедший месяц. В 20.00 местного времени погрузились в Н-ский поезд и в сон.

20 августа, суббота
В Н-ск прибыли рано утром – нас подняли за пять минут до прибытия. Веселуха! Так непроснутые и помятые и выкатились из вагона. Опять решили перекантоваться где-нибудь на платформе, благо до следующего паровоза оставалось всего-то 7 часов. Опять же гуляли по городу, трескали мороженое “Магнат” – вкуснотища! Марья и тут дорвалась-таки до заветного музея. А я, к сожалению, не смогла встретиться со своими Н-скими друзьями – Женя долго-долго копался в своих бесчисленных карманах и карманчиках, но заветного телефонного номера там почему-то не оказалось.

Около 14.00 – погрузка в уже знакомый по прошлому году паровоз “Абакан-Москва”, и чух-чух, ту-ту-у-у… “Завтра, завтра будем дома!” – застучали колеса.

Но почему-то мне кажется, что мы еще вернемся на Алтай… и не раз.


Ещё дневники этого автора
Голосов: 129
ФОТО <2> | ПЕРЛЫ | . ТВОРЧЕСТВО   Участники
Скиталец - сервер о туризме и путешествиях Rambler's Top100 ПИШИТЕ НАМ
Last modified: February 22 2013 18:40:00
Яндекс.Метрика
© 2002 tourclub-perm.ru   В случае перепечатки материалов сайта активная гиперссылка на tourclub-perm.ru обязательна