КАВКАЗ, 30 АПРЕЛЯ - 11 МАЯ 2008

 
ФОТО <2> | ПЕРЛЫ   Участники
Просмотров: 10021  |  размещен 24.08.2008
Ещё дневники этого автора


КАВКАЗ ВНАРЕЗКУ

дневник похода: Кавказ, 30 апреля - 11 мая 2008

Большой Зеленчук - Аксаут - Кубань - Большая Лаба, май 2008

Пролог длиной в семь месяцев и двое с хвостиком суток
Кавказом нас заразил Бармалей. Уж как смачно он рассказывал, вернувшись оттуда в сентябре – ах, прозрачные речушки, кишащие порогами! ах, грецкие орехи, растущие бесконтрольно! ах, синие горы с белоснежными ледниками!.. Какие потрясающие фотки демонстрировал – с этими самыми речушками, орехами и горами! И мужики пропали – они же у нас такие впечатлительные! Первым попался Баженов…

В общем, в тот хмурый осенний денек и решилась судьба наших майских планов – Кавказ!.. И все последующие семь месяцев планы эти вынашивались, созревали, обрабатывались, обсасывались, доводились и шлифовались:

  • меня с Валей засадили за компы – тралить пространства Интернета на предмет лоций, карт и описаний всех речушек района. Надо сказать, что к нашему удивлению (судя по обилию отчетов и дневников, туда ходят толпы народу) лоции в том смысле, как их понимает Женя – схемы реки, выполненные в масштабе и с обозначенными на ней препятствиями, мы обнаружили только на Аксаут. На Большую Лабу нашлись лишь обрывки лоции – отдельные схемы каньонов. На остальные реки нарыли только многочисленные словесные описания;
  • Женя разрабатывал маршрут и варианты заброски-выброски;
  • Лариса выясняла, что туда ходит-летает, количество пересадок, сколько времени займет дорога и почем обойдется данное мероприятие в том или ином случае;
  • капитаны работали с личным составом – подбирали себе экипажи. Собственно, и личного состава-то пока что практически не было – полными экипажами сразу заявились лишь двоечники: Сережка с Иринкой на Кузе и мы с Женей на новом Женином кате. У четверошников же на тот момент были только капитаны и суда: Баженов с Белочкой, Валя с Цапелем, Игорёша с Лариской и Красненьким и Алик с Ласточкой.

К середине зимы все было более-менее подбито: определен маршрут – Большой Зеленчук-Аксаут для основного состава и Кубань-Большая Лаба для Бармалеевской компании (он тоже собрался, вдохновленный уже нашим ажиотажем); прояснена ситуация с погранзонами – мы в них не попадаем; проведено исследование вариантов заброски-выброски – самолетами, паровозами и машинами и выставлено на обсуждение-голосование. Паровоз отмели практически сразу – в майские купить билеты на 20 с хвостиком человек вряд ли получится, да и с негабаритом могут быть проблемы – рамы-то двухметровые в новый плацкарт не влезут. Остались только самолет и машина. Лариска настаивала на первом, самолетном, варианте – если прямо сейчас заказать билеты, то будет не намного дороже паровоза, зато сэкономим время на дороге и побольше погуляем на месте. Вроде, предложение хорошее, но народ тяну-у-ул время: кто-то просто не хотел лететь, а кто-то пока еще не определился. Короче, пропарили – в результате желающих лететь оказалось всего 5 человек, и они тоже решили не отрываться от коллектива, чтобы не создавать дополнительных проблем. Так что и здесь все решилось – едем как обычно машинами.

Остался только так любимый всеми десерт – доукомплектовать экипажи. Надо сказать, что за много лет совместного хождения мы до такой степени привыкли к тому, что проблемы с личным составом есть всегда и решаются они чаще всего в са-а-амый последний момент, что нынче даже практически уже и не нервничали – все равно ведь устаканится: рано или поздно, так или иначе… В частности философски выслушивали горячие Манюнины речи, посвященные полной невозможности дать немедленный и однозначный ответ, у нее же диссертация, студенты, плюс начальник не отпустит, да и вообще – она с ним еще не говорила и сможет поговорить только за пару дней до отъезда... Слышали, знаем, кстати, диссертация у нее уже далеко-о-о не первый год, и в прошлом году она толкала эти речи, но ведь поехала же. И нынче тоже поедет, куда она на фиг от нас денется…

В общем, к апрелю окончательно дозрел только еще один экипаж – Валин. Так и поехали на Ревун – абы кто и абы с кем. Но надо же было обкататься после долгой зимы, хоть немножко подержаться за весло перед маем, чтобы уж не с самого нуля: раз – и на Кавказ. Именно на Ревуне (19-20 апреля) все окончательно порешали и порешили.

  • Ну, во-первых, на Ревуне мы вспомнили, с какой стороны подходить к катамарану и хорошенько покатались. А в частности я впервые в жизни посидела на двойке (мне ведь на ней на Кавказе рассекать) и освоила левостороннюю греблю (до этого всегда сидела исключительно справа).
  • Во-вторых, отметили большое для всех нас событие – первую внутриклубную свадьбу. Иринка в фате, Сережка с цветком на каске, оба верхом на Кузе, украшенном воздушными шариками, бороздили Ревун. Оказалось, что не просто так дружненько заявился на Кавказ экипаж Кузи – а с дальним прицелом, стать его постоянным экипажем. Поздравляем всю троицу!
  • В-третьих, выбрали мамку-кормилицу – рачительного завхоза. Осчастливили опять же Иринку – она у нас девушка проверенная и хозяйственная. Повезло же некоторым…
  • В-четвертых, порешали, кто нас повезет на Кавказ. Здесь было несколько вариантов. Первый – поехать на тех газелях, которые нас возили на Алтай уже несколько лет, но в прошлом году кое-что нам очень не понравилось, поэтому и возникли варианты второй – поехать на других газелях и третий – взять две старые газели и одну новую, для конкуренции. Однако большинством голосов остановились на первом, о чем впоследствии неоднократно пожалели.
  • И в-пятых и последних, окончательно разобрались с маршрутами и экипажами.

С маршрутами покончили быстро – всем составом (Бармалеевская команда тоже села нам на хвост, так как их осталось слишком мало, чтобы идти самостоятельно) идем Большой Зеленчук-Аксаут, после чего заедем на Большую Лабу, а там по обстоятельствам. А вот с экипажами пришлось попотеть. Поэтому изначально приняли за аксиому, что Манюня таки никуда не денется (она до сих пор не определилась) и постановили, что Белочка укомплектована – на фиг нам лишние головные боли. Осталось только понять, как быть с Ласточкой и Красненьким, на которых все еще не хватало общим счетом трех человек. Положение спас Алик, добровольно сняв свою кандидатуру. Он, собственно, и так только погулять хотел и не очень круто посплавляться. И раз уж так получилось, может и вообще обойтись без воды. А вот если ему доверят фото- и видеоаппаратуру, у нас будет освобожденный оператор и много-много километров съемки…

Итак, наконец-то можно подвести итог семимесячной части пролога: на Кавказ едут 21 человек и семь катамаранов, а окончательный расклад по командам и экипажам таков (прикинув количество Андреев, Сергеев, Жень и Ирин, сразу корректирую имена, чтобы в дальнейшем не путать и не путаться):

  • Команда № 1:
    • Кузя:
      • Серега – руководитель и капитан, правый борт
      • Иринка – завхоз, левый борт
    • Красненький:
      • Игорёша – капитан, правый задний
      • Лариса – правый передний
      • АньКа – левый передний
      • Фима (тоже Сергей) – левый задний
  • Команда № 2:
    • Белочка:
      • Баженов (придется по фамилии, а то Андреев у нас было аж целых три – никакой фантазии не хватит. Тем более, Андрюха уже привык – после Ревуна, где он катался в цветнике с тремя девушками на борту, к его экипажу намертво прилипло название «баженский» уже не взирая на гендерный состав) – руководитель и капитан, правый задний
      • Манюня – летописец, правый передний
      • Иришка (не путать с Иринкой) – левый передний
      • Женька (или маленький) – левый задний
  • Команда № 3
    • Цапель:
      • Валя – руководитель и капитан, правый задний
      • Юрик – правый передний
      • Вадик – левый передний
      • Федя – левый задний
    • Матрешка (на тот момент еще безымянная модель «Чипполино-2», окрещена на Аксауте):
      • Женя (не путать с Женькой) – капитан, правый борт
      • Марина – медик, левый борт
  • Команда № 4
    • Безымянная модель «Буратино-2»
      • Бармалей – капитан, левый борт
      • Даша – правый борт
    • Андреевский
      • Андрей – капитан, правый борт
      • Дюша – левый борт

Нынче наконец-то я не буду писать дневник – с нами едет Манюня, и я уломала ее поработать летописцем, как она ни сопротивлялась – мол, не до того ей, а в свободное время будет считать какие-то коэффициенты (конкордации, что ли?) для своей диссертации. Хотя мне показалось, что упиралась Манюня только для виду, а на самом деле ей даже было приятно, особенно учитывая, что ни фига она не хотела считать какие-то там дурацкие коэффициенты…

Но они с Иришкой и впрямь чего-то там посчитали – но как-то чересчур уж быстро: один раз минут пятнадцать в машине по пути туда и еще однажды вечером у костра – те же пятнадцать минут. Все остальное свободное время девушка добросовестно сидела с дневником на коленках – не обязательно писала, но трещала, не выпуская из рук заветную тетрадку. Иногда спохватывалась (когда грозная я шикала «Пиши давай!») и начинала бодро строчить о пережитом…

Так что с этого момента вступает Манюня и начинается вторая часть предисловия – длиной в двое с хвостиком суток…

Дальше >>>    В конец

Комментарии читателей (1)
Старый Бармалей
По поводу травмы.
Преред походом Серега похвастался новенькой камерой, последней моделью от Пентакса - К20Д, которую он приобрел по случаю за сумашедшие бабки. На "Пушке", опосля нашего прохождения, он сунул мне в руки фот, типа поснимай нас на пороге, но ежели чё с фотом случится, то сначала возместишь ущерб в трехкратном размере, а потом я тебя, в ентой реке утоплю! Напуганый таким поворотом событий, я поплелся на берег реки снимать прохождение. Надоть заметить, что в том месте берег очень высокий, сначала спадает к реке заросшим склоном, а потом обрывается небольшим таким обрывчиком метра 2-2,5 и внизу камешки. Угнездившись на кромке я начал увлеченно давить на кнопку "спуск", снимая все, проносящиеся мимо шаланды, за что потом получил от их экипажей кучу благодарностей. Однако, в процессе работы, я так увлекся, что оступился и полетел вниз. Мгновенно вспомнились все те ужасы, что мне настращал Серега. Прям почувстовал, как из моего кошелька испаряюся зробленные тугрики и чьи-то волосатые руки, сжимая моё нежное горлышко, окунают меня в ревущую пену порога. Из последних сил, обеими руками, я поднял над головой это чудо заморской техники и попросив всех святых о снисхождении, за свою грешную жизнь, полетел вниз на встречу с гостеприимно расположившимися на берегу бульниками... Вот так-то, а вы говорите пороги!
04-09-2008 21:44:26
ФОТО <2> | ПЕРЛЫ   Участники
Скиталец - сервер о туризме и путешествиях Rambler's Top100 ПИШИТЕ НАМ
Last modified: February 22 2013 18:40:00
Яндекс.Метрика
© 2002 tourclub-perm.ru   В случае перепечатки материалов сайта активная гиперссылка на tourclub-perm.ru обязательна