ОНА, ЗАПАДНЫЙ САЯН, 6-27 АВГУСТА 2004

 
ОПИСАНИЕ | ФОТО <2> | ПЕРЛЫ   Участники
Просмотров: 5540
Ещё дневники этого автора
 
ПЕШКА | СТАПЕЛЬ, РАДИАЛКА | ВОДА: ВЕРХ, СЕРЕДИНА, НИЗ | р. АБАКАН, ОТЪЕЗД

Маленькое вступление
Уже в мае мы знали, что в начале августа едем в Хакасию на р. Ону. Но, тем не менее, окончательный состав стал понятен только 1 августа, за два дня до покупки билетов. В итоге нас поехало 10 человек, из которых мужики составляли позорное меньшинство - всего 4 человека.
Из нашей старой компании как всегда собрались Женя – руководитель и капитан одного ката (Ласточки), Андрей – капитан второго ката (Желтопузика) и помощник организатора транспорта, Ольга – завхоз и три Марины: я (последняя подпольная кличка “Мама филолога”, Марина-старшая, или просто Марина) – медик и гитарист, Марина-средняя (получила в этом походе партийную кличку Манюня) – организатор транспорта и летописец и Марина-младшая или ММ – пассажир-матрос.
Еще четверо ходили с нами в этот раз впервые. Это Таня, Игорь, Лена и Костя. Таня и Игорь присоединились к нам благодаря моему длинному языку, которым я усердно размахивала с мая месяца, где ни попадя. Костя же с Леной упали нам на хвост, прочитав информацию о предполагаемой поездке у нас на сайте. Сами они родом из Нижнего Тагила. Но это ни сколько не помешало нам утрясти все вопросы по снаряжению, билетам и прочим необходимым закупкам. Надеюсь, они не пожалели. Мы-то уж точно – нет. Это можно понять из Манюниного дневника, где Костя – главный герой.
Но предоставим уже слово Манюне, а то она скоро лопнет от переполняющего ее нетерпения…

Первая ступень Бобслея. Проходит Ласточка


МЫ И ОНА

дневник похода: Она, Западный Саян, 6-27 августа 2004

дневник похода по р. Она, Западный Саян, август 2004 г.

Наши приключения начались на вокзале станции Пермь-2 за трое суток до запланированного отъезда, а точнее 3 августа в 6.45 утра. На удивление, в кассах не было ни кого, совсем ни кого. Как нам сообщили в кассе, информация о наличии билетов должна поступить в 7.00. Терпеливо ждем своего часа. В назначенное время попросили подождать еще 10 минут. А потом… услышали удручающий ответ: “Мест нет…” Наш отчаянный вопль: “Как нет?” “Ну, совсем нет”. “А когда будут, и будут ли вообще места на 6 августа?” Ответ: “Не знаю, может, будут несколько билетиков за 3 часа до отхода поезда…” Но нам же надо 10 билетов…

Побежали с Андреем в справочную, искать иные пути до Абакана или Абазы, предварительно отзвонившись Жене. Минут 30 девушка в справке разыскивала всевозможные поезда в нужном нам направлении – и через Новокузнецк, и через Новосибирск. Но везде было одно узкое место – мест нет, тем более 10-ти. Какой облом! Ну и очередь же мы собрали.

Что делать? А ларчик просто открывался... Уже там кому-то из нас пришла в голову светлая идея посмотреть наличие билетов не через Новосибирск, а через Екатеринбург. И… О, радость!!! На 6 августа есть аж 14 билетов, причем, как и хотелось – плацкартных. Ура! Все у нас получилось! Берем, берем, берем… Фу-у-у, пронесло… А уж до Екатеринбурга как-нибудь доберемся, хоть электричками. Тут же звоним Косте в Нижний Тагил и выдаем полную информацию о поезде: “Дуй в кассы”. Уже спокойно берем билеты до столицы Урала. Классно, и плевать уже, что придется там куковать 7 часов – практически всю ночь. Заодно прикупили и обратные билеты на 27 августа вместо запланированного 26-го. Т. к. 26-го идет фирменный поезд, и билет на него практически на 1000 дороже.

Как оказалось, экономили мы только деньги, но не нервы. Первый шок был у Марины, когда она узнала, что отъезд из Перми состоится на 7!!! часов раньше намеченного. Она рисковала в ближайший месяц не увидеться с дочерью, уехавшей на Усьвинские Столбы и должной вернуться теперь уже через 4 часа после нашего отъезда. Второй шок произошел у Оли, которой пришлось дополнительно отпрашиваться с работы. Но главное – билеты есть. И есть еще 3 дня на сборы, 3 кипешных дня…

Марина: Да уж, пришлось вывернуться наизнанку. Уже было, решила плюнуть на работу, частично пожертвовать сборами и самой рвануть на Столбы – ну как не обняться с дочурой перед длительной разлукой? Да и она приедет, а дома – никого. И у нее будет шок.

Выход нашелся неожиданно и уже в самый последний момент. Женин старший - Леха, Иринкин приятель бросил все свои важные дела и ломанулся на Столбы вместо меня – немного полазить и организовать доставку моей дочурки домой не позднее вечера четверга. И ему это удалось…

6 августа, пятница
Сбор на традиционном месте – у правого тоннеля в 17.30, за час до отправления. В целом все оказались пунктуальными.

Нас – восемь носов – Оля, 3М (три Марины), Таня, Игорь и, естественно, Андрей и Женя (как без них). В Екатеринбурге к нам должны присоединиться нижнетагильцы Костя и Лена. Вот и вся наша команда, с которой мы должны прожить почти месяц (с 6 по 29 августа). Одна проблема – вещей в два раза больше, чем людей, и рюкзаки неподъемные.

Оля: Вспомнилось, что ровно два года назад в этот же день 6 августа и даже примерно в это же время мы уезжали на Байкал и также как в этот раз забыли сахар на паровоз.

Сбегала в справку – наш паровоз прибывает на 1-й путь. Славненько далеко тащиться не надо. Пробираемся поближе. Интересно, уже бы и поезд должен подойти, а на “нашем” пути стоят бесхозные вагоны???

Объява по радио: поезд опаздывает на 20 минут. Следом другая, не менее “радостная”: прибывает на 4-й путь. Радости полные штаны. А куда уже деваться? Рюкзаки на плечи, прочий груз оставляем на провожающую Юльку – карауль, и бегом-бегом. Обегаем состав. Вот блин! – первый вагон оказывается № 26. Бежим дальше. Вагон, еще вагон. Кто-то заметил его номер – 17. Вдруг голос сзади: “ Вот наш”. Классно! 9-й вагон между 26-м и 17-м.

Берем приступом свой 9-й вагон – в билетах черным по белому написано: “места указывает проводник…” Грузимся, грузимся, грузимся. Уф! Вроде все вещи и люди на месте. Ну, поехали. Чух-чух, чух-чух…

Впереди 7 часов дороги до Екатеринбурга: разговоры, разговоры… А кому не нравится, пусть ездит в купе (это было взаимно – нам предложили общий вагон).

7 августа, суббота
В 0.50 прибыли в Екатеринбург, опоздав на все те же 20 минут. Но теперь нам это даже на руку, т. к. предстоит куковать на вокзале еще 7 часов – ночь, и сильно по городу не разгуляешься.

Устроились в зале ожидания и, завалив рюкзаками приличное пространство, благо здесь есть, где их расположить. Оставили Женю на карауле и отправились гулять по привокзальным улочкам. Немного прошлись и по ул. Свердлова, ведущей от вокзала в город. Дошли до Спаса-на-Крови. Стоим в остановке, любуемся ночным городом. Уже совсем было, собрались дойти до храма, как вдруг … на улице погасли все фонари. Остались только огни на Спасе. Красиво! Но темно. Перешли на другую сторону улицы – к храму, и - дождь. Пришлось прятаться под сводами храма. Кап-кап, кап-кап. Ну, хватит уже, гостеприимный Екатеринбург!

На вокзале нас встретила Оля и сообщила, что Женя и Марина ищут Костю с Леной (уже пора бы им появиться!), но не могут найти. Накануне вечером Лена отзвонилась и сообщила время и место встречи, но пока мы гуляли по вокзалу, обнаружили три подходящих по описанию местечка. Однако нижнетагильцы сами нашли нас.

Первое впечатление от Кости: человек собрался в поход на 3 недели, и весь в белом – белые джинсы, белая водолазка (как мы узнали позже, их у него три), черные очки (ночью!) и пляжные тапочки – это круто! Прямо транс!

Ну, наконец-то все в сборе, и можно заняться важным делом – окончательной перетряской рюкзаков (диалог при пертурбации продуктовых пакетов:

Женя: - Что в этом пакете?
Оля: - Одноразовые супы…
Народ (в диком восторге): - А где многоразовые?..
Еще народ (в не менее диком): - Я тебе потом покажу…
Женин вариант: - Супы б/у).

На это увлекательное занятие у нас ушло около 2 часов, и то вперед. А до поезда еще времени-и-и-и…

Но все проходит, и время тоже прошло. За 20 минут до прибытия поезда объявили о его задержке, слава Богу, всего на 30 минут. Одна радость, паровоз подадут на 1-й путь, а то в Екатеринбурге такие длинные концы!.. А рюкзаки… ох! надела… за тридцатник (у женщин) и порядка полтинника у мужиков (бедненькие).

У вагона толчея. Места опять без мест. Проводник поспрашивал пассажиров с детьми, инвалидов, престарелых, и не найдя оных, стал грузить остальных. Наша очередь последняя – силы остались, только тихонько стоять в сторонке. Некоторых впихивали в вагон с помощью “волшебного пенделя”. А тут проводник еще поинтересовался билетами на багаж. Пришлось быстренько выкручиваться – “тра-та-та, тра-та-та, мы везем с собой кота… меньше 36 кг на нос”. А уже и не проверишь.

Уф, сели! Нам досталось всего 2 нижних места, причем боковых. Остальные – верхние, разбросанные по всему вагону. И вновь тронулись… Ура! Мы едем, едем, едем в далекие края… Чух-чух, ту-ту…

8 августа, воскресенье
Все те же паровозные развлечения – люблю повеселиться, особенно пожрать, а еще и поспать. Бесконечные разговоры. Осмотры и завершающие ремонты снаряги – до чего дома руки не дошли.


ПОДЪЕЗДЫ

9 августа, понедельник
Вдруг голос Андрея, сообщающий, что через 15 минут прибываем уже в Абакан. Здорово. Собираемся, пакуемся, перекусываем на скорую руку. Вот и Абакан.

Костя: За ночь, пейзаж сильно изменился. Равнина, а на ней как будто выдавлены из нутрии цепи высоких холмов, выглядят как «игрушки» на ковровом покрытии.

На перроне у вагона нас встречает, как и обещал, водитель, который доставит нас к перевалу. Его координаты мы нашли в инете и еще из Перми созвонились и договорились с ним. Машина класс – Ford с лифтом, хочешь, едешь вверх, хочешь – вниз. Да еще и с лавкой на 8 персон, как и заказывали.

6.30 местного времени. Поехали. Но красотами Хакасии полюбоваться не удалось – Хакасия встретила нас нудным дождиком, и задник пришлось плотно закрыть. Народ частично сидит на лавочке, лязгая зубами на каждой колдобине, частично более вольготно расположился на рюкзаках. Не жарко, я бы даже сказала – холодно.

Стоянка в Абазе (от Абакана добирались 3 часа). Заправка. Хозяин (водитель), увидев наши синие лица, выдал с барского плеча завалявшиеся в гараже теплые вещички – тулупчик, пуховичок и… нутриевую полновесную шубу. Народ сразу повеселел и порозовел. Пока шел процесс заправки, прогулялись по окрестностям. В Абазе есть колесо обозрения!

Костя: Надо отметить, что в Абазе, по крайней мере, у того места, где мы заправлялись, пейзаж уже сильно отличался от столицы Хакасии. Здесь уже были не «игрушечные холмы», а массивные основания, поросшие тайгой, промежуточные сопки с кусками серых облаков, ободранных от тяжелых и темных скоплений туч...

Едем дальше – до ближайшей забегаловки – кушать очень хочется, с утра перебились стаканчиком кофе с сухариками, и теперь в желудках бурчит. Первое, второе, третье, борщик, хариус жареный, гуляш… Когда еще придется пообедать по-человечески? Судя по раскладке, некоторым любителям покушать, будет туговато. Костя: А Тагил про раскладку и не подозревал ничего, не было и мысли заглянуть, а что же в черных дневных едовых пакетах?... Гурманы, а где их нет?

Сидим себе трапезничаем, никого не трогаем… оп-па… в зал входят люди, все входят и входят. Даже по виду иностранцы, а по говору – немцы. Выстраиваются у стенки и стоят, разглядывают нас. Все это действо так и продолжалось, пока мы не закончили обед. Но и мы тоже не дали маху – ответили им тем же.

Костя: Бюргеры – они и в Африке (Хакасии) бюргеры. Диковато смотрелось как гид, молодой парень, суетится, накрывая им на стол, понятно, что заказать сами не могут, но донести тарелку от раздачи до стола? Хоть бы один помог… нет ведь стоят, смотрят, калякают (шпрехают… «яя натюрлих…») по-своему...

Едем дальше. Прохладно. Накрапывает дождик, дремлем, согретые и сытые. Примерно через час Лена открывает полог. Вау! Снег! Круто! А ведь это только начало августа...

13.05. Фургон останавливается. Все, приехали. Вот он, наш перевал, весь в снегу. Но небо относительно чистое – лишь редкие облачка. Солнце светит, тепло. Выгружаемся, раздеваемся, фотографируемся и фотографируем. Какая красота!

Перевал за углом


ПЕШАЯ ЧАСТЬ

Водитель уезжает, а мы вновь перепаковываемся. Здесь начинается самый тяжелый участок нашего маршрута – нам с нашими тяжеленными рюкзаками (у мужиков до полтинника, а у слабого пола от 25 до 35 кг) надо перевалить перевал (высота 2150, перепад порядка 250-300 м) и протопать до начала водной части 20 км. Да и народ не очень-то физически готов – работа у всех сидячая, а побегать… так это же надо напрягаться...

Пока собирались, вновь появились тучи, резко похолодало, опять надеваем теплые шмотки плюс непромоканцы. Ну что, на штурм? Шлеп-шлеп, шлепаем к подножию перевала. Сыро, мокро, дождь и болотина. Бр-р… Впереди что-то журчит, все громче и громче. Эх, похоже, переправа. Да, она...

Не хватило высоты сапог (проблема – у нас практически не выпускают высоких женских сапог), поэтому к месту обеда подходим уже с сырыми ногами.

14.15. Обед под перевалом. Доедаем паровозные остатки, последний хлеб – дальше пойдут сухари. Чай уже с местной жимолостью, которой здесь пропасть. Кстати, какое кощунство: обед готовить приходится на кедре. Но других вариантов нет.

Пока готовили, тучи заволокли перевал вчистую. Дождь перешел сначала в град, а потом в снег. Густо-густо. А в это время по дороге мимо нас проехали наши благополучные немцы на своей яркой “Газельке” в сторону Ак-Довурака.

Отобедали. На дорожку собрались с ММ “налево”. Говорю: “Марина, пошли”. Отвечает Оля (не поняв): “Не спешите, подождите всех”. Щас, все бросим...

Костя: Вот оно!!! Кат и все остальное в довесок!!! Этот небольшой переход – 800-1000м, от трассы до начала подъема … шок … как идти дальше, да еще в горку, если через 100 метров спина просто отваливается? А идущий снег, «облегчающий» рюкзак с каждой снежинкой? Пришлось плотно заняться регулировкой каждой лямки, высота, натяжка… Следующий переход уже «подсказал» куда их, лямки надо двигать. Друг, чей рюкзак был у меня за плечами – ниже на голову и плотнее раза в два. Теперь про рюкзак за спиной я вспоминал значительно реже, осталась только одна маленькая проблема, как и у всех – самостоятельно поднять и надеть.

Утеплившись (снег все-таки) в 16.40 тронулись покорять перевал. Тяжело каждому в отдельности и всем вместе. Каждые 5-10 минут привал. Только остановишься, ноги замерзают в кость, в сапогах хлюпает. С рюкзаком ни встать, ни сесть, только с посторонней помощью. Спасибо Косте, забрал у меня палатку. Век не забуду. А снег все валит и валит. Это лето у меня вообще на снег богато – видела его и в июне (Помяненный), и вот в августе здесь. Женя, конечно, начитавшись отчетов, предупреждал, что на перевале может быть снег, но слабо верилось. Бредем, а в голове вертится одна мысль: если погода и пешка такие, то какова же будет водная часть, и как при таком раскладе погоды и температуры можно плыть по бурной воде не более 6 градусов. Жуть.

Окружающая природа тоже своеобразная: здесь птицы не поют, деревья не растут и лишь туман окутывает нас.

Вот и седловина перевала. Теперь только вниз. Может, будет полегче? Ни фига подобного. Спуск оказался значительно неприятнее подъема. Скользкое все – корни, камни, земля напополам с водой. А падать с таким весом за плечами – препротивное занятие. Особенно досталось Лене и Андрею. А ноги мерзнут все сильней. Ух, сил нет.

Лена садится прямо в снег. Ее пытаются отговорить. А она: “Ничего, у меня шерсть на пятой точке”. Оказывается, имеется в виду шаль, которой она закуталась.

Спуск завершен, и уже некоторое время ищем хоть какое-нибудь место для первого лагеря. Абсолютно ничего подходящего – узкий распадок с крутыми склонами, поросшими лесом. И вот, наконец, в 20.45 прямо на дороге попадается маленький более-менее ровный пятачок заснеженной земли – только-только на 2 палатки. Ура! А то уже и поздно, и голодно, и мокро, и холодно – по прикидкам не выше 0 градусов. Рядышком журчит ручеек Курукуль. Тихо по веткам шуршит снегопад…

Галопом ставим палатки, разжигаем сначала один костер (для готовки), потом другой (чтобы сушильщики не мешали готовщикам). Ужинаем рожками с колбасой, в которую, по всей видимости, хлопнули не менее 0,5 кг черного перца. Видимо предвидя ситуацию – для сугрева изнутри. Чай же остывал прямо в полете к кружкам.

Костя: Гурманы, они среди нас… Мое удивление по поводу приготовления пищи в маленьком котелке, было усилено не менее удивительным ответом Жени – «Так чая всегда не хватает….», и это после полученной дозы физических упражнений с рюкзаком?.. Подумал «Ну, наверное, не привыкли люди кушать на ночь...».

После ужина в погоде произошли приятные метаморфозы – посветлело, небо кое-где стало даже голубым, снег прекратился. Но о погоде решили не говорить – табу! Да, гостеприимная Хакасия! Всюду снег, красотища. У нас так бывает только в самом конце октября – ноябре. Так что летом в зиме побывали.

Греемся, сушимся: пенки, носки, сапоги, штаны. Стемнело, сквозь кроны деревьев светится звездное небо. Опять же красиво. Но холодно. Так холодно, что страшно подумать о вечернем омовении (хотя бы рук) в журчащем Курукуле. Разбиваемся по палаткам – у нас их две. Жить в наших квартирах будем по экипажам. Их у нас тоже два – по числу судов. Экипаж Ласточки – Женя, Марина, Таня, Игорь и ММ – в синей палатке. Экипаж Желтопузика – Андрей, Оля, Костя, Леня и я – в голубой. В синей палатке народ скучковался по комбайнам: Женя+Марина+ММ, Таня+Игорь. У Желтопузиков оказались индивидуалистами Костя, Лена и Андрей. Они решили замерзать в одиночку. Так им и надо. Мы же с Олей сделали что-то типа комби: на одном спальнике спим, другим укрываемся, а чтобы ноги не мерзли, молнию на нижнем спальнике закрывали на 1/3.

Андрей залез в свою куколку – видно наутро хочет встать бабочкой. Улеглись и мы с Олей. Не спится. Ждем Лену с Костей. Вползает Костя с голым торсом – он все-таки решился на вечернее омовение. Бр-р-р. Подумать страшно – это при температуре за бортом около 0 градусов, и температуре воды порядка 4 градусов. От одного его вида нас затрясло от холода. Следом заползает Лена. Укладываются. Костя беспрерывно сетует на пень под боком (наутро тайна раскрылась, это были мои сапоги).

Перед сном все поделились своими ночными привычками: кто лунатит, кто разговаривает, кто крутится-вертится. Но никто не признался, что храпит. Здорово! Спим. Кстати, Женя обещал устроить подъем в 6.00. Да и устали. Храп-храп…

Сегодня мы прошли совсем немного, по Жениным прикидкам всего 5-6 км. Основная часть пути еще впереди.

Первое утро...

10 августа, вторник
“Подъем. Каша стынет”. – Как обычно отличился Женя. Нос замерз, спинку ломит. Может, не вставать? На улице все заледенело, на тенте намертво застыли капли воды – красиво, но только с трудом отскабливаются. За ночь в кружке напрочь замерз чай – круто! Ну, хватит нежиться, уже 8.00. Завтракаем манной кашкой с изюмом (Костя: …и по утрам тоже не привыкли…) (изюм по счету – по 4 изюминки в тарелке) и начинаем собираться.

10.00. Все готовы в путь. Вперед, к Оне. Хотелось бы сегодня дойти. Идем вниз вдоль Курукуля. Спускаемся все ниже и ниже и через полчаса вступаем во владения весны – солнце искрится в мириадах капелек и снежинок, снег растворяется в его ласковых лучах, и только позади виднеются заснеженные еще вершины, но под голубым безоблачным небом они смотрятся величаво и уже безобидно.

Кедры постепенно сменяются лиственницами. Появились беспокойные кедровки и вороны – первые встреченные птицы. Солнце, поднимаясь, постепенно согревает этот зимне-весенний пейзаж, переплавляя его в летний. Уже застрекотали кузнечики, да и мы уже прилично подразделись – согрелись, однако. Природа оттаивает прямо на глазах.

А мы все идем и идем вдоль узенького здесь ручья Курукуль. Эти места – просто ягодный рай. Везде, куда ни кинь взгляд – заросли жимолости, спелой и крупной. Прямо на ходу срываем ее и жуем, жуем…

Начали попадаться переправы, но пока не глубокие, можно спокойно перейти вброд. Правда, Оля и Марина, немножко заплутав, переправлялись где-то по бревнышку (мало им тяжеленных рюкзаков!), явно рискуя брякнуться с довольно приличной высоты в ледяную водичку. Да, герои простыми путями не ходят.

Но, однако, дело идет к обеду. Пора, пора. Находим симпатичную полянку со следами прошлых стоянок. Пока готовится обед, мы сушимся, загораем – уже совсем тепло, собираем ягоды к чаю.

16.00. Опять в дорогу. Еще топать и топать. А после обеда рюкзаки вдруг резко потяжелели, да и идется не так резво, как с утра. И вот, сгибаясь под неподъемным своим рюкзаком, Костя выдал первую загадку: “Дома в нормальном состоянии я вешу 70 кг. Но не могу поднять рюкзак. Вопрос: сколько весит рюкзак?” А я предложила новый способ переноски рюкзака – привязать к нему сратостат (ну, оговорился человек, зачем так ржать).

Все хорошо, однако движемся мы все медленнее и медленнее. Идти становится все тяжелее и тяжелее. Народ пыхтит, еле переставляя ноги. Силы на исходе. ММ совсем выдохлась. У меня начинает “ломаться” колено. И нет ни одной подходящей стоянки. Идем, уже не поднимая головы. А еще говорят, что водный туризм – самый легкий вид туризма… Одни подходы чего стоят!

Наконец в 20.00 – долгожданная стоянка нашлась. Солнце уже скрылось за горой, и резко похолодало. Это уже становится привычным. При установке лагеря выяснилось, что Андрей где-то потерял запасное весло. Что делать? Мы все подумали, и Женя решил, что Андрей и Костя встанут завтра вместе с дежурными и отправятся на поиски пропажи (вместо завтрака).

Ужинаем, умываемся (да, да, мы уже начинаем привыкать), сушимся. Костя решил смыть пот со своей белой водолазки и привязал ее к камню в ручье, мол, за ночь все выполощет. И теперь наш чистюля уже греет воду, никогда не догадаетесь для чего. Для мытья головы. В этой его “помойке” пришлось поучаствовать всем, кто присутствовал на данный момент у ручья – мне и Лене. Я свечу фонариком, Лена льет воду. Был бы кто еще, возможно мылил бы ему голову. А далее… леденящее душу омовение торса. Ладно, мы не слабонервные, но холодок по коже пробежал.

Возвращаемся к костру, синяя палатка уже спит, по крайней мере, уже залегла. Мы досушиваемся (это вошло в привычку), Костя сушит голову, греемся. Костер, оказывается, классная и многофункциональная штука. Но, однако, пора спать, уже двенадцатый час.

Начинаем утрясаться. Лена в темноте подходит к палатке: “А вот и я” и начинает открывать вход. В палатке царит несвойственное молчание. Да и с молнией что-то не так, как-то по-другому она открывается. До Лены плавно доходит, что рвется она не к себе домой, а в гости в синюю палатку. Она медленно начинает сдавать назад. Утром выясняется, что жители синего дома все слышало, но им было лень разговаривать, и они просто ждали, чем дело кончится. Интересно, как бы они отреагировали на второй ярус?

Покопошившись, голубая палатка тоже улеглась. Тепло, хорошо, все спят. Намаялись, бедняжки, за день. Наутро оказалось, что ночью я еще и разговаривала с Леной. Ближе к утру, она не спала, ворочалась. Вдруг слышит мой сонный голос в тишине: “Шея болит”. Лена: “Ага” – поддерживает, потирая свою шею. Я (несколько неформально) выражаю следующую мысль: “И надо же таскать такую тяжесть”.

11 августа, среда
6.30 Голос Марины: “Андрей, вставай”. У Кости с Андреем с утра задача – пробежаться назад и найти утерянное весло, предположительно выпавшее при очередном сбрасывании рюкзаков. Но как же долго они собирались! Молния на палатке то и дело вжик-вжик, вжик-вжик. Ну, можно еще хоть немножко поспать?!! Уф, все наконец-то стихло. Значит, ушли. Дремлем дальше. А дежурные Марина и Игорь (вместо положенного Кости) уже вовсю кашеварят. Мы все же уснули и даже успели посмотреть какие-то сны – целых 20 минут. Разбудил голос Марины: “Макароны остывают”.

Раз остывают, делать нечего, надо вставать. Непромытые, да еще и холодные макароны – фу, какая гадость. Тянемся, нежимся, а нос из спальника высовывать не хочется – холодно. Однако на часах уже 8.20, действительно пора вставать.

Да, кстати, к этому времени мы уже перешли на новый режим – сначала завтракаем, и лишь потом умываемся, т. к. и правда, все очень быстро остывает – прямо на лету к тарелке.

Под конец трапезы появились наши гонцы – довольные и о, ура! с веслом. Оказывается, Андрей забыл его на обеденной стоянке. И тот путь, который вчера мы пилили 4 часа, мужики одолели за 40 минут в оба конца. Да, уж…

Моржуем в ручье, собираемся. Костя и Андрей завтракают окончательно остывшими макаронами. Костя: «Говорите точно, сколько надо - в граммах» - желание получить к чаю добавку сухариков и произнесенная фраза «Жень, дай пару сухариков …» были поняты буквально – как пара сухариков...

Ну, что, пора доставать из ручья Костину модную водолазку? Почему-то она вся стала чисто… серой. А он-то наивно мечтал о белоснежной чистоте. И водолазка вместе с очередной конфеткой осталась у костра местному богу (Таня на каждой стоянке оставляет ему подношение – не хорошую погоду, на удачу. То конфетку, то пряничек. А вдруг поможет). Андрей, исследуя окрестные кусты, обнаруживает череп неизвестного животного, предположительно лося, т. к. на черепе видны следы рогов. Андрюха тут же решает сделать хозяина стоянки и долго прилаживает его к дрыну.

10.00. На старт. Сегодня ожидается последний рывок пешки. Господи, как нам хотелось еще вчера дойти эти 6 км. Держим путь дальше. Все, как и вчера: Женя с Мариной (лоси!) убегают вперед, мы их догоняем уже сидящими на очередном бревнышке. Они тут же вскакивают и опять исчезают, как привидения. Чисто догонялки с препятствиями. Наконец-то привал. Глазастая Лена углядела рядом дерево с надписью: “ Витя, не грусти, до Оны осталось 2 ч 05 мин”??? А нам-то сколько? Отсекаем время и чапаем дальше. Растительность становится богаче. Жимолость постепенно исчезает. Ей на смену приходят родные глазу березы и ели. Привала, привала бы… Тяжело. А вот оно, бревнышко поперек тропинки. А на бревне новая надпись: “1,5-2 км до р. Она”, а с другой стороны: “6 км”. Какой верить? И вообще, верить ли? А что остается делать, сейчас и проверим. Идем дальше. Наш проводник, ручей Курукуль становится все шире, и шире – уже небольшая речушка. Наверное, уже близко устье.

Очередной привал. Класс! Здесь шикарный брусничник, и много ягод. Скоро уже 2 ч и 05 мин. Истекают, а мы, кажется, опять не дошли. Стоп. Привал. Женя, глядя на наши удрученные физиономии, решает подкрепить наши угасающие силы шоколадом. Ой! Появилась первая живность. Кусаются же. Пора отваливать.

2 ч 40 мин. После отсечки. Что-то частенько стал появляться мусор. К чему бы это? Уже иду одна, впереди ни кого не видно, у передних, кажется, крылья выросли, задние тоже отстали на брусничнике. Оп-па! Тропа раздваивается. Куда идти? На одной тропе лежат перекрещенные палки, на другой – одна палка вдоль тропы. Ага, все понятно. Неужели Женя до такого додумался? Не знала я такого за ним. Вперед (при разборе полетов оказалось, что идущие впереди даже не заметили не только этих знаков, но и вообще, что тропа раздваивалась, а только я и те, кто шли после меня. А, может, это знаки с небес?). Иду дальше. Ручей куда-то впадает. Доходит… Ура! Она!!! Гип-гип-ура! Мы дошли.

Стрелка: здесь Курукурь впадает в Ону


СБОРКА СУДОВ, РАДИАЛКА

Порядка 15.00. Дружные и радостные сборы на берегу. Решаем, как нам жить дальше. Женя предлагает в ознаменование нашего прихода (или дохода) сделать вечером баню. Ура бане! После изнуряющего двухдневного перехода. С сегодняшнего дня начинается новая жизнь.

Дежурные (Марина с Костей) готовят обед, Женя делает печку для бани, остальные собирают дрова. И ставят лагерь.

Поляна для стоянки здесь большая, есть, где вольготно разложиться, чем мы и воспользовались – прямо цыганский табор. Вытряхнули из рюкзаков все и ровным слоем разложили по поляне на просушку.

Основная задача у мужиков – заготовка дров и поиск подходящего сырья для каркасов. Если с дровами здесь еще более-менее, то с лесом для строительства просто беда – нет абсолютно ничего подходящего.

Костя: Первая вылазка за р. Ону – на левый берег – за жердями для катов. Если ручей, вдоль которого мы шли до Оны преодолевался легко, кто босиком, держа обувь в руках, кто в сапогах – воды по колено, то с Оной – все намного сложнее, поток очень бурный. Пришлось всем надеть обувь, взяться в сцепку локтями и медленно, пробуя опору между камнями, перемещаться. По всему было видно – здесь люди бывают крайне редко – никакого мусора, следов костров (в отличие от поляны, на которой был разбит лагерь), сплошные заросли смородины, малины, брусника…После заготовки жердей, р. Ону пришлось пересекать еще трижды, два раза с грузом. Грела только мысль о бане…

19.00. Банька почти готова. Солнце уже приближается к вершинам гор на противоположной стороне реки. Скоро будет совсем холодно. Вдруг на поляну выскакивает женщина с небольшим рюкзаком (везет же!) – как оказалось, авангард отряда из Новокузнецка. Их ожидается 24 человека. Отправляем их на соседнюю стоянку, метров на 100 дальше по тропе. Кроме того, по ее словам ожидается еще одна компания, 14 человек из Уфы. Ничего, места здесь всем хватит. Будет веселее.

Потихоньку собираем свой табор. В 20. 00 Женя объявляет баню открытой. Возникает неразбериха, т.к. не договорились, кто идет первыми, и в бане оказываются 7 человек, вместо 5 запланированных. У костра остались только я, Оля и Андрей. Что делать? Остается только ждать своей очереди, даже каши не сваришь – котлы все в бане.

О! Первый уже готов – прибежала чистенькая Лена. С легким паром! Мы с Олей убегаем в баню. Раздеваемся на бережку. Бр-р-р-р. Солнце уже совсем ушло. Дубак (соседи ходят в пуховках – демонстративно делают вид, что совсем не смотрят на нас, выходя с котелками к реке, а мы вольготно развалились разогретыми телами на заиндевевших камушках). Красота! Бзд-бзд, пш-пш, ай-ай, ой-ой… Класс! Попа в попу народ выползает из бани и бульк-бульк-бульк-бульк в Ону. Кайф! А как бодрит холодная водичка. И обратно. Костя: Жар в парилке, после поддавания – это нечто! А я-то думал, я стойкий - жар могу нормально терпеть… дал Жене кружку в руки – лягай на пол...

Руководит баней Женя. Он – бзд-бзд. Печка ему – пш-пш. А мы – ай-ай, ой-ой. Грязь и пот сходит слоями вместе с летним загаром. И это повторяется и повторяется… Спецвода в котлах заканчивается, в ход идет все, что льется – сначала чай, потом Онская водичка. Ба-бах! Лопается камень.

22.00, пора уже и честь знать. Идем сушиться. У костра кашеварят Лена и Андрей. Ради баньки выдается по капле бальзама “Прикамского”. И очень долгожданный ужин – каша с изюмом. Все пытаются найти в тарелках изюм. После ужина при свете костра играем в игру “Мы возьмем тебя в поход”, привезенную нижнетагильцами. Правила игры приводить пока не буду, а то потом другим не интересно будет – игра одноразовая, раз догадался, и все. Да, мы, пермяки, оказались немножко тугодумами, а, может, тормозами – баня, что ли, сказалась. Ничего, потом отыграемся на засонях (Женя, Марина, Андрей и Таня). Ну, что, высохли, наигрались? А теперь пора спать.

А небо-то какое звездное! Но через кроны деревьев его видно только клочками. Мысль: идем на берег – я, Оля и Лена. Красотища-а-а! Млечный путь, как на ладони. О! Сегодня ведь август, у звезд – брачный период. И в тот же миг сорвалась с неба первая звезда. Вырвалось только: “О-о-о”... Следом вторая, третья…

Включаем фонари. А где же Лена? Зовем. Откликается уже где-то из лагеря. Догоняем, она смеется. Оказывается, сейчас она пыталась ворваться в палатку к уфимцам. С каждым разом все круче и круче!..

А камни в баньке еще теплые… Не лечь ли спать там? Может, что-нибудь отогреем?

Первое утро на Оне...

12 августа, четверг
Оказывается, сегодня уже 12 августа. Да, уже начались проблемы с числами и днями недели. Если бы не дневник…

День начинается как всегда с Жениного шепота: “Лена, Андрей”. Они сегодня дежурят. Уже 6.30. В нашей палатке начинается копошение. Кто-то накрывает меня еще одним спальником. Не надо, и так жарко. Уф! Бормочу сонным голосом: “Уберите”. Видимо, не услышали. Придется досыпать так. Чуть погодя: “Марина, где сковородка?” Ну, дайте же поспать! Медленно соображаю и объясняю, где в моем рюкзаке можно отрыть несчастную сковородку.

Общий подъем, как и положено, в 8.00 – каша готова. Трапезничаем. По планам у нас сегодня вылазка на озеро в верховьях Оны – Улуг-Мунгашхоль, видимо не хватило нам подходов. Принудительным добровольцем караулить лагерь хотел вызваться Андрей, но Женя пожалел его и остался сам. Не лишать же Андрея всех удовольствий сразу – вчера, например, он не попал в баню. С Женей решила остаться Марина под предлогом того, что она кашляет.

Начались долгие и утомительные сборы. Главный вопрос: что с собой брать и в чем идти? Решили наш уже родной ручей Курукуль, вдоль которого мы топали столько времени, переходить в кедах, а шагать в кроссовках, благо погода стоит хорошая и портиться, вроде, не собирается. Скидываем в рюкзаки наши вещички и сухпайки (усеченные, т. к. шоколад из них слопали в последний день подходов). Ну, что, вперед.

9.30. Переходим вброд Курукуль. Сколько было крика, писка, визга – водичка ледяная, солнышко утром греет еще слабо, и ноги ломит не только в воде, но и долго после нее, на берегу. Провожающие, Женя с Мариной, фиксируют переправу на фото. Переобуваемся. Во, кайф! Это только небольшой брод. А как же мы будем плыть по такой воде?

Топать до озера порядка 12 км, часа 3 по нашим подсчетам. Движемся по тропе, проложенной в узкой долине Оны. Солнце еще за соседней горой, так что местами лежит иней, а местами – роса. Переодеваться в гидру уже поздно, ноги до колен уже сырые. Идем так. Выйдет солнышко, все просохнет. В кроссовках и без рюкзаков шагается весело. Оп-ля! Что это? Земля вся вспахана, не иначе, кабанья тропа. Двигаемся дальше вдоль Оны. Тропа классная, утоптанная, не собьешься. А вокруг заросли черной и красной смородины, брусники, жимолости, крыжовника, ревеня. Прямо сад-огород. Пасемся. Смородина здесь просто класс. Некоторые ягоды в диаметре достигают 1 см. Садовая может позавидовать.

Привал. Ждем всех. ММ догоняет нас с добычей – грибы. Надо тоже пособирать. Начинаем смотреть по сторонам. Я собираю только “благородные грибы, остальные не брезгуют и синявками. Идем по кустам с горки на горку, с камушка на камушек.

О! Новый брод. Кто переобувается, кто идет в сапогах – переходит без остановки. А кто находит попутный транспорт – “лошадку”. Конечно, это я. Хотя Костя сам благородно предложил свои услуги. И-го-го – и на другом берегу. Спешно ищем тропу. Вот она. Наш путь продолжается то по лесу, то по каменным россыпям, на которых тропа едва проглядывается.

Россыпи сменились опять лесом – слегка сыроватым. Так что прыгаем с камушка на бревнышко, с камушка на камушек. А где же тропа? А нету, лишь местами трава примята. Куда идти? Придется по азимуту. Берем направление и медленно тянемся в горку, размышляя, верный ли мы выбрали путь. Идем уже 3 часа, а озером и не пахнет. Сколько еще будем идти вперед, если не наткнемся на озеро? Решено – не более 5 часов.

Ползем вверх. А вот и тропа. Дальше движемся уже веселее. Смотрим по карте – там два озера. На какое из них мы пойдем? Конечно же, на самое большое – Улук-Мунгашхоль. Второе озеро, Пичи-Мунгашхоль, значительно меньше. А, впрочем, все равно, на какое выйдем.

Высота уже чувствуется: появились кедры, а под ними – море обсосанных белками шишек. А вот и сама белка с шишкой в зубах уползает от нас на вершину дерева. Хоть бы нам шишку скинула.

Появились скалки. Тихо! Вода шумит, но это точно не озеро. Тропа пошла на спуск. Сквозь камни тропы проступает вода. А шум воды все громче и громче. Оп-ля! Небольшой ручей водопадом сливается с камней и уходит под скалу на другой стороне небольшого ущелья. А, может, не туда идем? Тропа-то опять поднимается вверх. Была – не была. Время еще есть, так что карабкаемся вверх.

И вновь спуск. И радостный вопль ММ: “Вот оно!” Дошли. 14.00.

Озеро Улук-Мунгашхоль

Наш подъем в итоге занял не 3 часа, а 4,5. Ближайший берег для отдыха нас не привлек. Смотрим, у берега стоит плотик. Все за исключением Тани решают переплыть на плоту на противоположный берег, где виднеется симпатичное местечко для отдыха и перекуса – уж больно пешком не хочется. Находились уже, а ведь еще предстоит обратный путь. Уселись, кто на попу, кто на колени. Андрей бросает: “Авантюристы” и тоже занимает свое место, отталкивая плот от берега. Оп-па! Плот начинает медленно погружаться в воду. Короче, сидим в воде, обувь, одежда и, самое главное, рюкзак и его содержимое – все мокрое. Зато освежились после трудного пути. Быстрей, быстрей к берегу.

Разбросав вещи из рюкзака на просушку, двинулись по берегу догонять Таню. Запримеченное местечко опять нам не понравилось, и недолгие поиски привели к еще более классному.

Озеро манит своей голубизной и безмятежностью. А, была, не была. Вода чуть-чуть, но теплее, чем в Оне, так что можно сделать 2-3 гребка и… быстрей-быстрей обратно. Но освежает и бодрит классно! Все, теперь жить можно.

Перекусываем, оставшееся время загораем и любуемся красотами непуганой природы – рыбы подплывают прямо к берегу. Одновременно сушим подмоченные пожитки. Лена дремлет. Какая нега. ММ пытается рыбачить, так что она одна при деле.

Костя: Чувствуется, что за дорогу к озеру мы набрали приличную высоту, хотя и светит солнце и даже печет, стоит зайти в тень – тут же кожа съеживается, покрывается мурашками - холодно.

16.00. Пора возвращаться, в 20.00 нас ждут в лагере. Выходим, на обратном пути подбираем ММ с ее уловом – хариус-малек. Объедимся. В 16.30 выходим на тропу. Да, дорога домой попроще будет – под горку по знакомой уже тропе. Уже хочется быстрей придти, даже ягоды уже не так привлекают. Только неугомонные (или голодные?) Костя, Игорь и ММ собирают синявки на жареху. Ну, где же тропы, истоптанные кабанами, оттуда до дома уж рукой подать. Вот и последняя трудоемкая горка, и долгожданная истоптанная тропа. Еще чуть-чуть, и возникает знакомый берег, и Марина с Женей. Ура!

20.10. Мы дома. Каша стынет. Сегодня мамалыга (кукурузная каша) – пища мексиканской бедноты. Все сразу хватаются за тарелки, где каша навалена аж с горкой. Но неугомонный Женя и здесь не дает расслабиться, объявляя, что сразу после ужина все мобилизуются на заготовку строевого леса.

Отужинав, отправляемся по тропе назад. Т. к. ближайший лес уже весь заготовлен, уходим достаточно далеко от лагеря – километра на 2-3. Мужики (Игорь, Костя и Андрей) ищут и заготовляют подходящие деревья, остальные таскают. Но так как время уже идет к вечеру, и быстро темнеет, успеваем немного. Готовы только 4 продолины и пара поперечин. А надо еще… Ладно, все завтра, а сегодня…

Дежурные жарят внеплановые грибы. (Костя: которые с трудом удалось отстоять у Жени, планировавшего их на завтрак место тушенки. Ведь «мамалыги было много»). У Лены еще на озере разболелась голова, и по возвращению в лагерь, выпив таблетки, она скрылась в палатке. А у остальных сегодня музыкальный вечер. Завтра нас ждет сборка катов и первый водный ходовой день – надо пройти пороги Каратошский, Калибр и дойти порога Максим.

Перед сном заряжаюсь положительной энергией хорошо закрепленных и падающих звезд. Красота какая! А теперь – всем спать.

13 августа, пятница
Толчок локтем то ли в бок, то ли в голову (заспала) и извинения Андрея. Не извинился бы, даже бы не заметила. 7.30. Подъем.

Сегодня пятница, 13-е, а ведь и без того день ожидается нелегкий. После завтрака продолжаем заготовлять строевой лес: мужики рубят, женщины носят. По какой-то причине (может, лень) ребята перестали обрубать ветки с деревьев, да и сами дрыны не обрубали по размеру – и мы таскаем целые елки. Тяжело, далеко. “А в это время женщины копали…” Две ходки, и выдыхаемся. Пьем чай, кофе, и вновь за работу.

Наше первое отплытие Женя назначил на 13.00, но до этого надо бы и суда собрать. Одни пилят, другие шкурят, Игорь занимается веслами – снабжает их ручками, остальные вяжут каркасы. Туда-сюда, туда-сюда… К обеду появились тучи. Со всех сторон грохочет. Из-за гор наползает синяя мгла. И так целый день. Несколько раз порывался, было начаться дождь, но так толком и не собрался.

Однако 13.00, а дело еще в самом разгаре. Женя махнул рукой: “Обедаем”. Обед по раскладке – 5 пакетных (одноразовых) супов и сухари. Но т. к. день тяжелый, в ход пошел сыр-р-р. Праздник. А пока все в сборе, Женя проводит теоретическую подготовку и распределение ролей в экипажах. Мне и ММ досталась почетная роль пассажиров и чалок – первыми выпрыгивать с ката и бежать до ближайшего дерева или камня, за который можно зачалить кат. Перспективочка. ММ и так течением сносит, а у меня болит колено… Остальные распределились следующим образом: “Ласточка” – Женя (правый зад), Игорь (левый зад), Марина (правый нос), Таня (левый нос), “Желтопузик” – Андрей (левый зад), Костя (правый зад), Оля (левый нос), Лена (правый нос). Кроме того, прочитали лоцию первого дня, что же нас ожидает. А ожидала нас практически сплошная мелководная шивера с множеством торчащих камней, изредка перемежающаяся порогами – Каратошским, Калибром и завершающаяся порогом Максим.

После обеда сборка судов, рюкзаков и палаток продолжается. И если две последние позиции уже готовы, то с первой мы все возимся и возимся. А у всех на лицах огромными буквами написано “пятница 13-е”. А часики тикают. Все, уже можно привязывать рюкзаки. Народ уже обряжается в гидру и спасики. Но в 18.30. Женя скрепя сердце принимает судьбоносное решение: остаемся. Какой облом.

Заново ставим лагерь, готовим ужин. Подходит еще одна команда – “Это Она?” Ребята из-под Новокузнецка. Потом мы еще несколько раз встречались с ними на маршруте. Но об этом ниже. А сейчас они рассказывают, что уже были здесь и делали радиалку на Каратош – это вершинка порядка 2900 м, к ней можно выйти по притоку Оны Каратошу. На этой реке км 10-15 вверх есть обалденные водопады метров по 5. Какая жалость, что нам уже не посетить эти места.

После ужина развели Марину, Женю, Андрея и Таню в игру “Мы возьмем тебя в поход”, а потом перешли к нашему излюбленному действу “Есть контакт”. Андрюха периодически подходит к кату, садится на свою сидушку, всячески на ней изгибается, а потом что-то перевязывает, и опять садится… Таня делает оладьи. Сидим у костра, отдыхаем. Красота. Вот и квашня подошла – теста, как на Маланьину свадьбу. Жарим. А ведь уже на небе звезды. Андрей отнес по 2 оладьи Жене и Марине – они уже дремлют (Костя: на самом деле оладий было три, народ у костра оживился – подерутся или нет?) (Марина: Фиг, не дождетесь…).. А мы все жарим и жарим. Сначала оладьи, потом блины, а тесто все не кончается и, кажется, даже не убывает. А уже первый час. Пора бы и спать. Женя явно устроит завтра ранний подъем – надо же догонять сегодняшний день.

В 1.00 сливаем оставшееся тесто в 3 самые большие миски, моем котлы. Укладываемся спать. Костя уже посапывает. Андрей серьезно кашляет по вечерам, но отказывается от таблеток. Решаем уложить его в середину, а он ни в какую. Прижимается к входу, сворачивается калачиком. Ну, и ладно.


ВОДНАЯ ЧАСТЬ - верх

14 августа, суббота
Чувствую, уже утро. Костя зашевелился, встал, заботливо накинув на нас свой спальник. Чуть позже голос Жени: “Каша стынет”. Уже что-то около 8.00. Встаем. На завтрак гречка с тушенкой – была вчера. Что за День Сурка. И блины, которые печет Костя. Как же приятно видеть мужчину на кухне! Оказывается, ночью почему-то самая большая миска с тестом навернулась со своего пенька. Какая жалость. Поэтому всем досталось только по одному блину. Ну, и то хлеб.

Ночные новости из синей палатки. Женя, оказывается, тоже разговаривает во сне. Его фраза: ”Я этот сон уже где-то видел” потрясла всех.

Опять вяжем и перевязываем сидухи. Сегодня пробуем новую конструкцию. А параллельно опять пакуем лагерь, собираем рюкзаки. Все. Надеваем каски, спасики. Последние ЦУ – весла из рук не выпускать, только на берегу, инструкции, как складывать чалки.

11.30. Ласточка и первый экипаж отчаливают. Через 10 минут и нам отправляться. Терпеливо ждем своего звездного часа. Уф! Однако в спасиках и непромоканцах жарко. Солнце просто озверело. Все. На старт, внимание, марш.

Отплываем. А через 300 метров видим зачалившуюся Ласточку. Ага, обещанная отработка зачаливания. Пытаемся зачалиться перед ними. Более-менее попали, но ниже Ласточки. Женя остался недоволен: “Куда поперек батьки…”.

Плывем дальше. Ближайшая цель – Каратошский порог. До него 3 км. А вокруг сплошная шивера с узкими проходами. Так что такого “гряб-гряб”, как на нашей Усьве нет, и не будет. Скорость приличная, не расслабишься. Работают все. Бац! Сели на камень. И так еще раза четыре. Прошли неплохой вал. Передним досталось. Но уже видим Ласточку у берега. Чалимся.

Похоже, до порога уже недалеко. Осматриваем. Надо сказать, препятствия здесь не просто идут одно за другим, а просто идут. Да так плотно, что практически невозможно отделить одно от другого. Шивера плавно перетекает в порог и обратно. Просто в пороге появляются сливы, и основная струя становится уже и мощнее.

Прохождение Ласточкой Каратошского порога

Рассматриваем проходы, обсуждаем маршрут. Так как это первый наш порог, решаем пройти его попеременно. Сначала проходит Ласточка, мы их фотографируем, потом наоборот. Суда не разгружаем.

Ласточка проходит, но по другой траектории. Отплываем мы. Все, вроде идет нормально, но выходной валун мы пропускаем между гондол (так получилось). Уф! Чуть не сели. Работаем. Нам еще надо причалиться до Ласточки. Несет. Чувствую на себе всю ответственность – в одной руке весло, в другой чалка. Вот, вот, вот камень у берега. Самоотверженно сваливаюсь с ката (повторяю – в одной руке весло (отпустить можно только на берегу), в другой чалка). В результате зарабатываю неслабый синяк на правой ноге, но мы все-таки причалились до них. А народу-то какая развлекуха: подумали, что я вывалилась. Не оценили всей меры моей ответственности!

Договариваемся, как плывем дальше, и вперед. Нос правее, нос левее, бац! Опять камень. Да так круто, едва слезли. Да, работать надо, не расслабляться.

Только начали входить во вкус, а уже стоп, обед. Опять чалимся. 14.30. Такой шикарный галечник. Рай для любителей камней. Безумие. Собираю все камушки, более-менее похожие на “благородные” – красивые камни. Под это дело мне выделили целый мешок. Лишь бы в вагон затащили и дома встретили. Обедаем, греемся на солнышке, сушимся, загораем, делимся впечатлениями.

И вновь в путь. Переносим кат с мели, отплываем. Нос вправо, нос влево, камень, так держать. Любимой команды “а, поздно” сегодня еще не было. Впереди нас ждет порог Калибр. Его надо просмотреть. Судя по лоции, перед ним будет остров. Чалимся на каждом встречном островке. Чалимся, в основном, носом, поэтому “чалка” отдыхает – ее довозят почти до берега. Красота! А чалиться приходится все время Лене.

19.00. Вечереет. Пора бы и лагерь ставить. Скоро скроется солнце, и будет совсем холодно. Начинают подмерзать ноги в сырых кедах. Очередной остров. Женя с Андреем после очередной разведки возвращаются возбужденными – ну, наконец-то.

Ласточка осторожно заходит в порог с тихой воды. Идем за ними, но своим путем – не смогли вырулить. Проходим и сразу чалимся. По той же лоции, сразу за Калибром находится хорошая стоянка, а далее – пятерочный порог Максим. Не влететь бы с ходу. Чуть дальше видим дорожный знак “Парковка”. Спасибо, знаем. Осторожно плывем дальше. Перед самой стоянкой наши носовые не смогли заправить нос между камней. Сели! Хорошо, что камень уже рядом со стоянкой – выходим здесь. Женя с Андреем снимают кат с камня и выносят на берег.

Разгружаемся, ставим лагерь, развешиваем вещи на просушку, наконец-то переодеваемся в сухое и теплое. И идем смотреть Максим. Вот это да… Обалденно красивая и мощная бирюзовая вода. Несется потоком в узких проходах среди огромных валунов. Прыгая по камням, осматриваем порог и любуемся им. Сам порог представляет собой слив на левом повороте. За ним идет сложная шивера с узкими проходами. Впечатляет.

Доходим конца шиверы. Здесь на берегу стоит памятник – в июле 2002 г. здесь погибли 3 человека. Становится не по себе. Народ весь в ожидании дальнейшего плана действий. Андрей и Костя уже бью копытом, им хочется ринуться в порог. Но все терпеливо ждут решения командира. На обратном пути еще раз все внимательно осматриваем, и Женя принимает решение: обнести. Мужики недовольны, но у женской части команды вырывается вздох облегчения. Мы еще не готовы. Обносить, так обносить: “Хоккейная каска, веревка в руке, веду я кораблик по быстрой реке”… Это работа для настоящих мужиков.

Возвращаемся в лагерь. Лена и Оля уже кашеварят. Ужинаем. Странно, но сегодня вечером почему-то тепло. Сидим, гадаем, доходит: мы ведь уже скинули метров 200 набранной высоты. Народ постепенно расползается по палаткам. Костя жалуется, что у него мерзнет бок и просится в середину. Делать нечего – пускаем. Мужиков надо беречь, их у нас мало. Тут до всех медленно доходит, что палатку поставили неправильно, будем скатываться на Олю, она лежит с краю. А переставляться уже лень. Все легли. У костра остались мы с Андреем – ну, не ложиться же в начале одиннадцатого. Андрей вздохнул: “А у меня завтра день рождения”. После этого начались разговоры за жизнь под аккомпанемент шумящей воды и под звездным небом. В 11.50 решили дождаться 15-го числа – дня рождения, и после этого лечь спать. 12.20. Поздравляемся и укладываемся. Пеньков сегодня я не предусмотрела, но и так классно: вдоль всего тела лежит корень. Андрей вообще спит в яме. Сегодня во сне будем заряжаться силой, мощью и энергией Максима. Кто-то резко встает и начинает дергать молнию входа. “Оля ты?” “Нет”. Значит, Лена. “Ты куда?” Ответ следует твердый и уверенный: “Спи”. Ну и народ… Сплю, а куда ж деваться.

Порог Максим

15 августа, воскресенье
Как обычно, дежурных (Костю и Олю) будит Женя. Следом поднимается Андрей. Остаемся мы с Леной. Что-то зябко без мужиков, спина мерзнет. Может, и мне встать? О, уже 7.30. Пойду-ка я костру, там теплее. Да и каша готова. Вовремя я встала.

На завтрак опять мамалыга. Затем умываемся и начинаем собираться. Мужики обносят каты, все вместе носим вещи. Костя: Тяжелый моральный момент… «кто не рискует, тот не пьет шампанского» … сегодня не наш день…день ребят из под Новокузнецка…

Заклеиваем сидухи. Параллельно маленьким женским коллективом сочиняем Анрюхе на вечер поздравление в стихах. К 12.00 Желтопузик готов к старту. Ждем Ласточку. Уж больно они копаются. Пасемся по берегу на брусничнике. А т. к. у Андрея сегодня день рождения, у ММ промелькивает ассоциация: день рожденья – день варенья. А не сделать ли нам варенье? Благо, море брусники. Собираем. В это время порог проходит команда из-под Новокузнецка, с которой мы познакомились в начале маршрута. Догнали таки нас. Хорошо ребята работают. У них несколько двоек и четверка. Но и мы уже готовы к старту. Идем следом. Проходим участок сложной шиверы и чалимся. Далее – Арохская шивера-порог 5 к. с.

Женя с Андреем уходят на ее осмотр. Ждем их долго. Только было вышли им на встречу, глядь, возвращаются. Этот порог состоит из 3-х гряд камней. Женя говорит: “Пойдем друг за другом. Если две гряды плохо пройдем, то в третью и соваться нечего. Заходим в камни у берега”. Yes! Будет сделано.

Идем без груза. Опять все надо отвязать-перетащить. Ужас! Первую гряду проходим без проблем. На второй гряде Ласточка встала в камнях – какие-то проблемы с сидухой Игоря. Пришлось рядом зачалиться. Впереди ревет третья гряда. Ждем, когда отчалит Ласточка. Теперь можно и нам. Снимаемся с камней, и понеслось. Ключевое место этого участка – большой камень в центре слива. Надо бы не сесть на него. Обходим один камень, другой…. Впереди с левого берега нам что-то маячат руками вправо, мол, вправо – это ребята из-под Новокузнецка. Наваливаемся вправо и не успеваем. Круто, всей рамой садимся на тот самый ключевой камень. Висим на нем центром. Рама аж выгибается. Левый борт лежит на другом валуне. Хорошо сидим. И выпрыгнуть некуда – везде ревет вода. Костя переползает вперед, Андрей пытается сбросить кат. Не получается. Я тоже перебираюсь вперед, к Оле. Держусь за раму тремя пальцами. В другой руке 3 весла: мое, Андрея и Кости. Просто беда. До края камня сантиметров 5. Еще чуток, и кат просто перевернет. Я почти не держусь. Оля с Леной висят над бездной. Надо срочно сбрасывать нос. Перебираюсь в свои стремена. Наконец мужики выбираются на камни, и кое-как сбрасывают кат вместе с нами. Костя: Мы с Андреем как-то так резко поспрыгивали и начали его сталкивать, что силы вдруг иссякли … ну стоит кат на камне, надежно стоит, нас не заливает и не переворачивает … надо посидеть, отдохнуть … отдохнули, осмотрелись … и сделали все как надо … «Доктор сказал в морг, значит в морг…». Поехали.

Пока мы висели на камне, наши попутчики из-под Новокузнецка (да, забыли мы, какой город они назвали!) нам что-то пытались советовать, но подойти к нам не могли, нас разделял неширокий, но полноводный и бурный поток. Зато они нас фотографировали.

За порогом встали на обед. Обменялись впечатлениями. Ласточке повезло больше. Они не сели на этот камень, но чисто войти тоже не смогли, перед этим камнем их вынесло в небольшую заводь – прямо к попутчикам. Те помогли нашим вытолкаться задом в левый слив. Именно поэтому нам и махали вправо – левый проход был занят Ласточкой, которая только-только свалилась в слив. Да и сами ребята из-под Новокузнецка тоже не избежали проблем: их четверка села здесь на камни. В нее влетела их же двойка с тремя человеками экипажа и перевернулась.

Когда мы вернулись к этому камню преткновения для проведения разборок полета и за оставленными для обноса вещами, увидели фотики, расставленные по всем камням. Оказывается, на просушку после аварии. Обменялись с ребятами e-mail’ами. И теперь ждем волнующих фоток висящего на камне ката. Как нам сказали, такого они еще не видели и смотрели, как зачарованные.

...хорошо висим...

Ура! Дождались! Спасибо вам за незабываемый кадр. Зато теперь мы уже не забудем, откуда вы родом (цитата: кстати, наш город называется Калтан (с шорского кал - скверный, дурной; тан - морозный ветер)).


Обносим вещи, готовим обед. Нам бы сегодня пораньше дойти до порога Косые ворота – впереди праздничный вечер с поздравлениями и подарками имениннику.

Едем. Отплываем чуть раньше Ласточки, но см. пункт 1 (командир всегда прав) – их надо дождаться и пропустить вперед. Цепляемся за камни и ждем. А они все никак не могут сняться с прибрежных камней. А нас с Андреем заливает струей, особенно именинника. Наблюдаем, как они корячатся, пока Марина не вылезла в воду и не столкнула кат. Да, есть женщины… Все, тронулись с разворота за ними. Идем. А они опять сидят. Андрей командует: “Чалимся к камням”. А камни здесь, куда не посмотри: и справа, и слева, и по центру. Куда? А куда занесет, видимо. Чалится и Ласточка. Оказалось, у них ЧП – сломалось весло. И опять загораем. Минут через 20-30 ремонт закончен. Опять идем.

А вокруг красотища неописуемая. Горы, обрамляющие реку, река, точащая горы, неумолчный шум бирюзового потока, и над всем этим – бездонное голубое небо и солнце, уже приближающееся к горам. Вечереет, однако. Хочется плыть так вечно, а еще хочется сохранить для себя каждый миг, каждый изгиб реки, каждое движение этих облаков… все-все.

Между двумя камнями, лежащими по центру реки - слив порога Косые ворота. Да-а, а не скажешь...

Но вот за очередным поворотом слева на берегу лежат каты. И народ оттуда призывно машет нам руками. Ласточка чалится. Подтягиваемся к ним и мы. Опять все те же лица – наши попутчики из-под Новокузнецка. Оказывается, через 100 м начинается порог Косые ворота, и у нас были все шансы с ходу влететь в него. Женя смущенно объясняет, что в лоции написано, что ориентиром порога является спокойный участок реки – его-то он и ждал. Потом мы все-таки отыскали этот участок. Да уж – его длина оказалась не более 15 м…

Ищем место под лагерь – уже около 20.00. Заодно осматриваем порог. Красивый, мощный. И опять камень практически сразу после основного слива. Женя говорит, что если уж мы не вырулили в Арохе, то здесь нам точно делать нечего. Завтра – обнос. Женю, конечно, можно понять. Из всех нас десяти, опыт сложных рек есть только у него. У остальных – только опыт наших весенних рек (1-2 к.с.), да и то не у всех. Женя не хочет, чтобы сыграли психологические факторы, если вдруг, не дай Бог, кто-нибудь перевернется. Ему надо, чтобы мы постепенно набирались опыта, а не негативных эмоций. Но Костя недоволен – ему подавай экстриму и подольше, побольше. Но последнее слово все-таки остается за командиром.

Ставим лагерь. Сегодня нас ждет праздничный ужин – будет плов. Ягоды для варенья уходят на тортик. Оказывается пряники, сгущенка и брусника вместе дают очень тонкий вкус – можно подавать на самый изысканный стол (Костя: праздник гурманов). Репетируем поздравление и раздаем роли.

После ужина торжественно поздравляем именинника. В честь праздника Оля выдала нам по глоточку “Прикамского бальзама” – а больше и не было. В продолжение праздника – музыкальный вечер.

Сегодня вечеруем с Костей. Вдруг в лесу появляются два фонаря и двигаются в нашем направлении. К нам гости. Просят гитару. Нам бы не жалко, мы бы и сами с ней ушли, но синяя палатка не подает признаков жизни, а гитара живет где-то у них. Облом. Так что отправляемся спать. А у нас в палатке все еще шуршат языками. Так что укладываемся все одновременно. Сегодня спим в лесу и заряжаемся силой и энергией нового порога.

16 августа, понедельник
Что-то поздний нынче подъем – уже 8.30. Оказывается, палатки стоят далеко, Жене было лень вставать будить, и дежурные проспали. Завтракаем, умываемся. Именно в такой последовательности, уже вошло в привычку. Собираемся. Мужики обносят каты. А попутно фотографируем порог – очень уж он красивый. Переодеваемся в водное, привязываемся и в 11.30 отплываем.

Прохождение Желтопузиком порога Перебор

В 12.00 Женя и Андрей идут смотреть следующий порог Перебор. Возвращаются, и единственно, что мы от них слышим, это слово “цирк”. Но улыбаются, значит, идем. Ура! Новая команда: “Доставайте фотики”. Женя расставляет команду Желтопузика по всей длине порога – фотографировать. Сначала идет Ласточка. И, конечно же, как всегда в самом начале они сели на камни, а дальше прошли нормально. Ну, ничего, дальше идем мы. Сползаем с камней, идем. Не вписавшись в заданную траекторию, тюкаемся носом в камень. Нас разворачивает, и слив мы проходим задом, садимся на камень. Стаскиваем себя, ставим нос по струе. Уф! и остальное проходим, как положено. Вот тебе и весь цирк.

Чалимся. Через 300-400 м сложная шивера-порог. Опять загораем, пока Женя и Андрей ходят на разведку. Здесь нас опять догоняют наши постоянные попутчики. Просят их подстраховать, чтобы сэкономить время – все равно мы стоим. Стоим уже не просто так, а со смыслом – подстраховываем, смотрим, как пройдут они. Им-то проще. Здесь очень узкие проходы, и им с их маленькими судами проще вписаться между камнями. Ребята проходят порог и уходят дальше. Больше на маршруте мы их не видели. Пора и нам, тем более что Женя с Андреем уже вернулись.


Марина: Недавно получила письмо от калтанцев. Дмитрий вкратце описал их дальнейшие приключения (цитирую):
По поводу нашего дальнейшего сплава.
Похоже, есть разница в лоции (в названии порогов), поэтому попробую привязаться к местности. По нашей лоции дерево с табличками стоит сразу за порогом Ревун. На правом берегу, на скале прибита табличка. Ниже, на правом повороте начинается Джаргинская яма-1 (метров 300). Ее прошли чисто, дети даже не поняли, хотя четверка за валом не была видна. После левого поворота следует сужение, и там расположена Джаргинская яма-2. Порог начинается разгонной струей и парой бочек, а потом идет охрененная яма в центре реки, но с берега она не смотрится (если только подойти впритык). Так вот, в бочке перед этим валом четверка становится боком (не отработали), и на валу валится через бок. На второй ступени двоих отрывает от ката, и дальше они идут сами (на повороте благополучно их ловим). Катамаран зачаливаем ниже, где-то через 1 км. Оставшиеся двое смогли его подправить к берегу только на затишье. Следом идем мы на двойке. Честно до последнего хотели уйти вправо и прокрасться вдоль берега, но не смогли. Бочку прошли нормально, только скорость сбросили, а на валу не хватило скорости, и уже на самом верху кат поставило в свечу и крутнуло через корму. Зачалили кат сами, прошли всего метров 200-300. Но эмоций - выше крыши. Правда, дети обижались, что их заставили обнести ступень.
А так вроде все остальное нормально. Да, еще на Бобслее (Трехступенчатом) на первом сливе Леху с четверки смыло за борт. Получилось так: кат падает в слив и зарывается носом в воду, а Леху поднимает водой (объем жилета большой). Катамаран застревает на камне, а Леху уносит дальше. Ну, ничего, сам выплыл, вернулся, сел на место, я их столкнул с камня и они пошли дальше.
Ну, вот вроде и все. Пока. Привет всем.


Ласточка отплывает, следом за ней и мы. Ну что за день сегодня – проходим практически всю шиверу попом вперед. Ну, ничего. Мы ведь тренируемся. А еще мы и на камне посидели, правда, не так, как вчера, но тоже неплохо, и опять на глазах у наших попутчиков. Но, чалясь, увидели их весло, уплывшее еще вчера при перевороте, чем заслужили их особую благодарность.

15.00. Что-то уже кушать хочется. На обед сегодня ожидается всеми любимый борщ и сыр-р-р. Обедаем на замечательной галечной косе. Просто праздник. В желудках повеселело. Под сенью леса всех разморило, плыть никуда не хочется. Да и немного накрапывает из невесть откуда взявшихся облаков.

Но пора. Снова собираемся, и в путь. Впереди сложная шивера. Начали заходить в камни, но опять не совсем удачно, впрочем, день сегодня такой. Вдруг команда “весло”? Что, весло уплыло? Заходим в камни, садимся. Андрей: “Удерживайтесь без меня”, выскакивает и бежит вверх по течению. В камнях подбирает какое-то весло. Оказывается, не наше, да и с виду не очень. И было бы, зачем делать такие маневры. Теперь бы слезть с камня. С трудом выкарабкиваемся и с разворота садимся снова. И опять упираемся, раскачиваемся. Да, что же это сегодня за такое!

Плывем дальше и тут же стоп. Ласточка ждет нас. По лоции дальше что-то есть. Женя уже ушел на осмотр, и Андрей бросается вдогонку за ним. Остальные терпеливо ждут.

Ждем-пождем, ждем-пождем, ждем-пождем. Возвращаются наконец-то. Впереди будет крутой прижим к скале левого берега, а справа – отмель и груда камней. Проход узкий. Получаем ЦУ, кто и что должен делать. И с Богом!

Короче, не судьба нам сегодня с блеском проходить препятствия. Опять круто сели. Кат свешивается вниз, сваливаясь направо, в камни. Андрей и Костя хотели вытащить его в основную струю. Но не получается. Скидываем морду, и сразу же залезаем в новые камни. Так весь прижим и прошли справа, буквально на руках пронесли кат. Хорошо, что есть мужчины. Ух, все закончилось. Сегодня только и слышится: вж-вж-вж-и-и-у-у-у. Ну, все камни собрали.

А Ласточка прошла прижим спокойно и правильно. По их словам, проблемы с камнями у них бывают только по утрам, когда экипаж еще не проснулся и не вошел в ритм.

Через 10 минут снова остановка. Похоже, недалеко уже порог Бобслей, которым и заканчивается верхний участок сплава. Здесь у нас запланирована дневка, радиальный выход в горы и баня! Короче, будем отдыхать по полной программе. Женя с Мариной уходят на разведку. Ждем-ждем-ждем, а их все нет, нет и нет. Мы даже вздремнули. Появились они минут через 40. Действительно, недалеко Бобслей. Остается немного пройти до стоянки напротив него.

Так близко к порогу мы еще не стояли – до него метров 15. Каты пришлось оставить метрах в ста выше по течению. Порог ворочается и ревет прямо перед глазами. Приходится почти кричать, чтобы расслышать друг друга.

Ужинаем традиционными рожками, но с колбасой. После ужина народ частично разбрелся по палаткам. Оставшиеся уговорили Марину на подержать гитару. Завтра нас ожидает трудный день – радиальный выход до озера и без тропы, поэтому спать уходим достаточно рано. Как всегда шумно, со смехом, под анекдоты и истории Кости. А вот заползает и последний – Андрей. Примерившись к своему спальному месту, он ложится головой в другую сторону, изменник. Теперь с одной стороны меня будут пинать, а с другой – толкать локтями. Да и местечко так себе, сплошные кочки. А ведь придется здесь спать три ночи. Ну, все, спать, спать. Завтра мы с Андреем дежурим – нам вставать раньше всех. Хорошо, хоть общий подъем запланирован не на 8.00 как обычно, а на 9.00, ввиду дневки.

17 августа, вторник
Сегодня у нас Лена работает будильником, т. к. Жене до нас не докричаться – палатки стоят слишком далеко друг от друга, да и порог шумит неимоверно. Встаем и первым делом собираем дрова, вчера вечером уничтожили весь запас. Все, костер готов. Сегодня будет манная каша с усиленной (за счет мамалыги) порцией изюма. К костру подтягивается Костя, следом Лена и Оля. Оказывается, все уже привыкли рано вставать. Так что дежурим всей палаткой. Спасибо, ребята.

Как и заказывали, завтракаем около 9.00. Тут же обсуждаем сегодняшний маршрут. В лагере остаются Андрей, Лена и Оля – им хватило. ММ, еще вчера колебавшаяся, сегодня решает идти. А верный ли это выбор? В итоге, уходим всемером. С собой берем сухпайки и горы теплой одежды, т. к. предполагается восхождение на 2400 м, и Женя говорит, что там может быть очень холодно. Ну, что, все собрались? Нет, ММ еще не достирала свой гардероб…

Черная красная смородина

10.30. Выходим. Возвращаемся до впадения в Ону р. Орту-Чата-Хем и вдоль нее начинаем подниматься. Перебираемся на другую сторону ручья и идем вверх. Женя решил, что верхами уйти будет проще, чем заросшей и заваленной узкой долиной. Не видно никаких следов пребывания здесь людей. Через бурелом пробираемся все выше и выше, но очень-очень медленно. Где ползком, где, как получится. По дороге подбираем недоеденные белками кедровые шишки. В этом году, похоже, неурожай – шишек мало, да и те в своем большинстве пустые. Изредка догоняем Женю с Мариной (точнее, они дожидаются нас) и делаем привал. Обнаруживаю на себе клеща. На очередном привале выясняется, что Марина тоже уже сняла одного. Тут у меня начинается клещевая паранойя. Все чешется, кажется, что кто-то ползет. Но продолжаем упорно лезть, поедая все встреченные по пути ягоды – смородину, жимолость и бруснику. А смородина здесь очень и очень интересная. Ягоды у нее черные, мелкие, а на вкус и вид куста – чисто красная смородина.

Начинаются курумники, все сплошь поросшие мягким пышным мхом. Периодически кто-нибудь проваливается в коварные трещины. Тяжко, но мы не сдаемся. Потихоньку дебри заканчиваются, светлеет. Все чаще попадаются огромные кедры. Мы уже где-то высоко. Нечаянно открывается окошко с видом на нашу вершинку. Но как же она еще далеко!

Мха становится все больше и больше. Вот это да! Сколько брусники, да еще какой! Крупная как виноград, висит гроздьями, обалденно-гранатового цвета. Ею усеяна каждая кочка. Не проходите мимо. Устоять просто невозможно. Ну, мы и не устояли. Уплетаем ее, родимую, за обе щеки. Даже морально устойчивый Женя сдался, минут на 15 позабыв о целях и задачах. Какое объедение!

Наконец последовала не очень внятная команда: “Пошли дальше”. Какая жалость, мы еще не все съели. Продвигаемся дальше, то и дело срывая на ходу ягоды. Откуда-то издалека слышится Женин голос: “Тропа”. А ведь и, правда, тропа. Интересно, кто по ней ходит? Бежим по ней. То и дело слышится командирский голос: “Не растягивайтесь”. Стараемся не растягиваться, силы пока не иссякли. Отдыхаем после тяжелого, душного подъема метров на 400. Замечаем, а тропа-то бежит вниз, похоже, к ручью. Теряем набранную с такими трудами высоту. На тропе нет ни единого человеческого следа, даже старого. Есть предположение, что она ведет на звериный водопой. Однако продолжаем свой полубег.

Вот мы уже в зоне леса, опять начался бурелом. Интересно, зачем же мы поднимались? Не затем ли, чтобы потом спуститься вниз? Об этом может знать только Женя, но он молчит. А сил остается все меньше, и цель ближе не стала. Начинаем понимать – в этот раз она недосягаема. Время уже обедать, а там пора и в обратный путь – как обычно, Женя заказал ужин на 20.00, и нас будут ждать к этому времени.

Обсуждаем ситуацию, и решаем уже спускаться к ручью и обедать. Там, по крайней мере, есть вода, и можно попить и помыться. С нас уже сошло 10 потов, и мухи не дают нам даже ненадолго остановиться. Последние метры пробираемся через особо буйный бурелом, поросший мхом и колючками. А журчание воды все ближе. Ура! Вода!

15.00. Первым делом умываем все, что удается – искупаться не получится, мелко и узко. Ах, как хорошо! Начинаю ощущать себя человеком. И сразу же мух поубавилось. Готовим и съедаем перекус. Затем – в путь.

Так как на озеро мы не успеваем, решили подняться на противоположный склон, с которого хоть окрестности обозреть можно – там есть каменистые уступы, не заросшие лесом. И снова ползем вверх по залесенному склону. Правда, здесь нет уже такого бурелома, и лес относительно чистый. Ползем, обливаясь потом, уж больно круто. Минут через 40 выходим на крупную осыпь. Бросаем здесь рюкзаки и продолжаем подъем на ближайший скальный останец. Еще немного, еще чуть-чуть… и вот мы наверху. Обозреваем окрестности. А во-о-н в той ложбинке между горок – озеро, к которому мы так стремились, а вот это – наши заветные 2400 м над уровнем моря. Жалко, но по такой дороге, точнее, при полном ее отсутствии, да еще в отведенное время наши планы оказались заведомо провальными.

Фотографируемся и фотографируем. В глаза бросаются кедровые шишки. Они висят на верхушке каждого кедра – прямо перед глазами. Да, близок локоть, да не укусишь – больно круто. С отчаяния пинаю по ближайшему кедру. Бац, бац. Шишка, шишка. Хорошо, хоть не по голове, касок ведь не взяли. Тут к нам пришел азарт. Обпинали все приемлемые по толщине кедры. С одного был даже шишкопад. Ура! хоть с шишками повезло. К тому же обнаружили здесь заросли черники с остатками ягод.

И вновь Женина команда: “Идем вниз, не растягивайся”. Спускаемся до рюкзаков, попинывая по дороге приглянувшиеся кедры. Дальше спускаемся уже не по пути подъема, а траверсируя склон по прямой. Да, спуск тебе не подъем. И кто говорил, что спускаться легко? Да еще не последнем дыхании… А оно, то открывалось, то закрывалось.

Вышли на крутую каменистую осыпь. Спускаемся прямо вниз. Камни живые, постоянно кто-то что-то спускает. Да, надо бы поосторожнее, и не идти друг под другом. Осыпь поросла красной смородиной черного цвета, крыжовником. Движемся перебежками от куста к кусту. Женя, как всегда, впереди. Вдруг слышим, кричит: “Уходите вправо, в лес, впереди сбросы”.

Заходим в лес. Ужас, все, что здесь растет – колется: акация, крыжовник, шиповник, малина. Потом пошла сплошная трава. Тоже плохо – катится. Хоть садись на попу – и вниз… Однако медленно, но верно скатываемся вниз.

Оп! Тропа. Идем по ней до реки. Можно хотя бы умыться. Живем. И опять чап-чап, чап-чап. А еще пилить и пилить. Однако по тропе идется лучше, чем по бездорожью, даже по звериной, как эта. Вот уже виднеется где-то за деревьями горушка, расположенная на противоположной стороне Оны, напротив нашего лагеря. Мы к ней, а она не становится ближе. Идем-бредем… Уже 20.00, ужин, а мы все еще где-то здесь. Однако люди здесь, похоже, бывают. Находим старый заржавленный капкан, привязанный цепью к дереву.

Неожиданно светлеет, и мы выскакиваем к Оне. Подходим к лагерю и молча, подхватив по дороге умывальные принадлежности, раздеваемся и лезем в воду. И это в 21.00. С наслаждением пулькаемся. Кайф! Одеваемся в сухое и получаем горячий ужин. Правда, уже и есть не хочется, а только пить, пить. Вот это марафон…

Костя: Тайга есть тайга, и по карте-то до озера было всего 8 км, но каких км!! за десять часов мы едва одолели только половину того, что должны были пройти.

За ужином подсчитали – синяя палатка ходила полным составом, голубая – на 2/5 (я и Костя). По этому поводу синяя палатка сразу после ужина отключилась. Первым из обоймы выпал Женя. Его еще за ужином как бы уже и не было. Голубая в полном составе плюс Игорь у костра делилась впечатлениями и дожидалась второго котелка чая. В результате пили не чай, а компот из принесенных и помятых в дороге ягод. Вкуснятина.

Однако пора спать. А завтра отдохнем от души. Завтра баня. Ох, и оторвемся, смоем весь сегодняшний пот и грязь. Залегли в палатку. У Кости по поводу нашего сегодняшнего выхода возникла новая загадка: сколько человек из палатки ходило в поход, если трое уже спят, а двое еще смеются? Храп-храп, сап-сап.

18 августа, среда
Господи, как же тяжело спать на этих кочках, и никак их не обляжешь. Ну, почему дежурные не будят? Сил больше нет спать и вообще лежать. Ощущаю в палатке какое-то шевеление. Открываю глаза, вижу Костину то ли спину, то ли попу, то ли бок. Ага, первый пошел. Можно немного растянуться. А вот и дежурный (Марина): “Подъем”. Опять каша, и опять мамалыга. Из синей палатки кроме дежурных, нет никого. Да, умотал бедненьких вчерашний забег. Из голубой все-таки вылезают, но сплошные китайцы с помятыми физиономиями и всклокоченными волосами. Просто залюбуешься. И сразу же тарелки в руки, кашу в зубы. Одно радует – сегодня баня, поэтому замечательный день.

После завтрака Женя уходит строить баню, Марина ему помогает – таскает камни. Остальные мужики заготовляют дрова – ищут, таскают, пилят и колют.

Костя: При строительстве этой бани был уже учтен предыдущий опыт – отсутствие на берегу «окультуренного» место отдыха, где бы можно было, выйдя из парилки, посидеть – расслабится. Сделанный из камней полушезлонг с постеленной поверх пенкой усилил кайф, получаемый от бани на такой живописной реке.

Во время обеда решается главный вопрос дня – каков наш банный регламент, кто, с кем и на сколько… Решено, сначала идут мужчины – их у нас мало, потом женщины.

Я после вчерашнего устраиваю большую стирку. Зато все во мне будет чистое. После стирки загораем. ММ с Костей нашли замечательное местечко на троих. Уединенное и с бассейном. Берем спасики и сваливаем туда сразу после обеда. Оказывается спасик – вещь многофункциональная – и поможет в трудную минуту, и можно использовать как подушку, как кресло, как матрац… Загораем, периодически окунаясь в бассейн. Полный расслабон. Костя: Как тут не вспомнить наш первый день? Могли ли там предположить, что будем вот так загорать на галечке, прогревая тело в лучах солнца, а не рюкзаком за спиной, плескаться в реке, смывая песок, а не пот напряженных мышц. Иногда поглядываем в сторону лагеря, а не пора ли в баню? Неожиданно видим, что на камнях у “нашего” порога куча не нашего народа сидит. Облепили, как чайки. Судя по количеству, наконец-то нас догнала самая первая команда из Новокузнецка, в которой 24 человека. Тогда баня откладывается. Загораем дальше.

А наш народ в это время уже веники вяжет. Лена строит печку для лепешек. Все при деле.

Команда из Новокузнецка начинает проходить порог. У них каты увязаны по плотовому, гондолы очень широко расставлены, и идут боком. Уже не помню, сколько судов у них было – по-моему, мы и тогда уже сбились со счета. Порог они проходили попеременно. Одни проходят, а все остальные – фотографируют. Наконец-то и они все закончились. Теперь можно и в баню, в баню, в баню. Пш-пш-ой-ой-ой.

После баньки нас уже ожидает ужин с вареньем и Лениным хлебом – лепота. Состояние, как вчера после радиалки. Полный расслабон. Марина немного побренчала на гитаре сама с собой и ушла. Побренчала немного и я, вспоминая что-то давно забытое. Однако нельзя же так рано спать ложиться – 21.00. У костра остались только представители голубой палатки плюс ММ. Допиваем чай – и она уходит с гитарой в палатку. Медленно отпочковываются и все остальные. Остаемся с Андреем. Не спится. Кстати, а где сегодня звезды? Видимо, за облаками. Однако перед сном немного выясняет. Это радует. 23.00. Отползаем и мы. Андрей, как всегда, укладывается валетом. И начинается – бац – колено Андрея – бац – Костин локоть. А под боком все те же кочки. А у палатки уже слышен голос ММ: “Костя, Костя…”

19 августа, четверг
И не надо так орать, он (и все остальные) и так все прекрасно слышит. Встает уже. Ох, теперь можно хоть немножко поспать. Даже не слышала, как встал Андрей. И опять стук ложкой по тарелке и голос ММ: “Каша готова”. Ну, дайте же поспать, ироды. Выползаю, с трудом продирая глаза. И почему же с утра так хреново? Да, воистину, как говорит Марина, утро добрым не бывает. А каша-то еще не готова, обманули. Приходится изменить привычному уже ритуалу. Идем умываться… Костя: Дневка сделала свое дело, утром хоть и проснулись все помятые, но было видно – отдохнувшие, лоснящиеся после бани лица.

За завтраком вспоминаем, что сегодня 19 августа – знаменитый для многих день. Оля считает его вторым днем рождения. Два года назад на Байкале они чуть было не утонули. Интересно, а что произойдет сегодня?

Собираемся и выходим. Планируется попеременное прохождение Бобслея на разгруженных судах. Сначала проходит Ласточка, мы фоткаем, затем наоборот. До порога плыть всего ничего – метров 100. Он неожиданно открывается на резком левом повороте реки. Перед порогом параллельно течению лежит застрявшая в камнях огромная сосна. Правда, от нее остался только один ствол, ощетинившийся острыми сучками. И очень уж неудобно она лежит – надо заходить в слив, практически прижимаясь к ней. Здесь надо бы сработать очень четко – струя на повороте русла бьет в дерево. А после него сразу следует метровый слив с резким уходом после него сначала влево – камень по курсу, а потом вправо, отбиваясь от берега. А дальше следуют еще две более слабые ступени, разделенные между собой хорошими шиверами. Причем, третья ступень тоже неплоха, хотя там не такой высокий слив, зато камней в русле побольше будет.

Ласточка выходит на старт. Идут по основной струе, заходят в поворот, выворачивают параллельно лежащей сосне. Однако, утро, еще не вошли в ритм. Не выруливают и чувствительно тыкаются правым носом в дерево. Кое-как отталкиваются и едва успевают выровнять курс, как сваливаются в слив. Слава Богу, зашли нормально, носом. Выгребаются влево, обходят правый камень, но чуточку увлекаются и шаркают левой гондолой по прибрежному булыгану, но опять успевают зайти в слив более-менее нормально. И так весь порог.

Прохождение Желтопузиком третьей ступени порога Бобслей

Прошли, уже чалятся. Возвращаются не сильно довольные. Спорят, кто не дорабатывал – нос или корма. Отдаем им фотики и бежим к старту.

Как прошли, практически не помню. Одно могу сказать – быстро. И как мне кажется несколько чище, чем Ласточка. О дерево мы тоже шаркнулись, но не так сильно. И влево-вправо отработали четче, не задев ни правый камень, ни прибрежный валун.

Обносим вещи. Производим рокировку в обоих экипажах: На Ласточке Таня и ММ меняются местами, на Желтопузике – я и Лена.

12.00. Вперед, новыми экипажами. Вправо нос… левее, пошли вперед – и-и-иууу – бух – камень – ш-ш-ш-ш – снимаемся. Да, да, всю вину беру на себя. До кучи еще и весло упустила – зацепилось за раму и выбилось из рук. Отвязалась бутылка при попытке его спасти, и осталось весло на берегу в камнях. Чалимся, а заодно причесываем каски елками. Да, тяжеловато с непривычки. За поворотом нас ждет зачалившаяся Ласточка.

На Средней Оне


ВОДНАЯ ЧАСТЬ - середина

Этой шиверой заканчивается верхний участок и начинается средний, спокойный участок сплава. Здесь нет ни порогов, ни шивер, только перекаты. А еще разбои. Река разлилась, все чаще и чаще в нее впадают ручьи и речки. Гряб-гряб в ожидании разбоев. Так и догрябали до обеда.

14.00. Ждем плановый гороховый супец. Вспоминаем Алика. Бедный Алик, он, наверное, икать уже устал – как только у нас гороховый суп, так мы плотно его вспоминаем. Начинает обычно Оля: “Я ему заказывала 5 борщей, 5 рассольников, 5…, ну, в общем, всех супов по пять. А он привез 20 пакетов овощных с вермишелью и 40!!! гороховых. Хорошо, я вовремя заметила и докупила 20 борщей, а половину гороховых оставила дома…” В общем, дальше все понятно. В конце концов, постановили: считать Алика добрым товарищем - он решил позаботиться о скорости прохождения маршрута, чтобы мы быстрей домой вернулись. Правда, некоторые особенно кровожадные задумали страшную месть – скормить Алику в Каменном Городе (первый послепоходный выезд) все оставшиеся у Оли дома гороховые супы. И пока не съест, больше ничего не давать…

Да и сам этот супчик оказался, мягко говоря, неудобоваримым в самом прямом смысле этого слова. Уж как мы его ни голубили, ни лелеяли, ни варили – минут по 40 вместо 20 задекларированных на пакете, он ни в какую не желал развариваться. И каждый раз нас ожидал один и тот же плачевный результат – в котелке с водой плавали несколько горстей жестковатого дробленого гороха.

Собираем бруснику на чай. А по небу забегали облачка. Обед уже движется к своему логическому завершению… ба-бах! Молния прорезает пространство, а из-за горы величаво выплывает темно-синяя туча и быстро затягивает видимый горизонт. Гроза. Подул резкий ветер. А вот и закапало – кап-кап-кап, а потом – бац-бац-бац. Как из ведра. А вокруг вдобавок еще грохочет и сверкает, причем совсем рядом.

Спешно одеваемся, собираемся у катов. Плыть страшновато – ветер и дождь в лицо, да и гроза над головой бушует. Женя дает отмашку – все в лес. Сгрудились под деревьями и ждем, когда дождь поутихнет.

Повезло, минут через 20 он не только поутих, но и сменил направление. Занимаем места и вперед. Теперь в основном приходится гряб-гряб. А с неба кап-кап. Так и догрябали до разбоев. Здесь Она разбивается на множество мелководных узких проток, частично перегороженных завалами. Следуем, как и указано в лоции, преимущественно правыми, пока не утыкаемся в завал. Точнее, в завал утыкается мощная основная струя. Сам завал частично перегораживает протоку на резком левом повороте реки, оставляя для нашего прохода всего пару-тройку метров. Тут же стоит и часть команды из Новокузнецка. Тоже осматриваются. Ласточка пытается вписаться в проход. Получается как-то не очень – боком вписывается в дерево. Игорь, не удержавшись, валится на раму – вот и каска пригодилась.

Остальные уже не рискуют. Андрей вброд переходит реку, ведя Желтопузика с нами за чалку. Ему помогают ребята из соседней команды. Затем помогаем им – долг платежом красен. Плывем дальше.

Метров через 50 – очередной завал. Женя идет осматривать препятствие. Неприятное местечко, похуже предыдущего будет. Здесь остаются только два варианта, если плыть – или в завал угодить со всей дури, или шкрябаться по камням. Выбираем проводку. Оля, вылезая из стремян, зацепилась ногами за диагональ и рухнула между поперечинами спиной вниз. Естественно, пока сообразила, пока начала выбираться, вся вымокла. Мало ей дождика показалось. И смех, и грех.

Пока проводили кат, на отмели нашли сиротливо лежащий кулек со шмотками. Прихватили на всякий случай – а вдруг хозяин найдется. Нашелся. Оказалось, нынешние попутчики забыли. Возвращаем пропажу. Обещают ящик пива, но обманут ведь. Правда, сейчас бы не пива, а водочки принять. Для сугрева. Холодно, сыро – кроме дождя собрали несколько приличных валов. Заливало по воротник.

Экипаж Ласточки жалуется, что Женя сегодня отдает неоднозначные команды, типа: влево-ой-вправо. Да, видимо, эта болезнь заразная, а мы-то думали, что только Андрюха этим болеет.

Уже около 19.00. Хорошо бы уже и к стоянке прибиться, посушиться бы. Да и дождик поутих. Встаем в глубине обширного галечника. Здесь редкие деревья растут на песке – хоть кочек не будет. Может, выспимся по-человечески. Ужинаем, массированно сушимся. Андрей: “Дайте ножик, пойду герму ремонтировать”. А народ совсем обалдел – уже в 20.00 повалил спать. Опять вечеруем с Андреем.

20 августа, пятница
Ночью мужики ходили на небо посмотреть. Говорят, действительно, было звездным. Однако верится мало, т. к. ко времени общего подъема (как обычно в 8.00) было “утро туманное, утро сырое”. Б-р-р. Как не хочется вылезать в эту промозглость…Но и кашу холодную есть не хочется тоже. Вот дилемма… Подъем. Все вокруг словно дымится – туман огромными клочьями закрывает то один фрагмент пейзажа, то другой, клубится и перетекает. Хмуро, но завораживает.

Завтракаем, протирая глаза и за сборы. Сегодня снова грябать и грябать – в планах добраться до пос. Кубайка и отойти от него километров на 5 – по Жениным прикидкам 8 часов ходового времени. Отплываем в 11.50. Весла бульк-бульк, мы гряб-гряб. Речка влево-вправо, влево-вправо, мы за ней влево-вправо, влево-вправо. Несколько раз вспугиваем стаи уток. Эх, ружьишко бы… А погода, вроде налаживается. Небо чистое, светит солнышко, но ветрено и не жарко.

Однако цивилизация приближается – все чаще по берегам начинают попадаться рыбаки. А так как своих не имеется, пытаем счастье у чужих. “Рыба есть?” “Нет, приплывайте завтра, будет”. В очередной раз слышим ответ: “Есть”. Но Андрюха неумолим: “Надо догонять Женю”, и все тут. Скрепя сердце проплываем мимо. А так хочется рыбки к обеду…

А цивилизация – уже вот она. Проплыли пос. Большой Он. Самого поселка с воды практически не видно – только пара крыш светится сквозь деревья. После поселка вдоль реки нас сопровождает асфальтовая дорога, по которой мы и забрасывались под перевал. Ну, хоть теперь разглядим окрестности. Дорога по мостам (уже прошли 3 штуки, а Женя обещает еще парочку) периодически перебегает с одного берега на другой. По дороге изредка даже проезжают машины.

В 12.00 на Желтопузике закончилась утренняя манка и открылась гастрономическая тема. К часу стало совсем невмоготу, видимо, и молоко, и изюм, и сахар тоже иссякли. Обед! Хотим обед, иначе будет бунт.

13.30. Ура, обед! Обедаем и сушимся, сушимся и греемся. Сегодня солнце!!! Кто-то из программистов, видимо, все-таки договорился с погодой. Еще в самом начале мы решили использовать их (у нас двое программистов – Костя и Игорь) в качестве шаманов – есть у этих профессий что-то общее. И вчера пообещали принести их в жертву местным небожителям, как не справившихся со своими обязанностями. А вдруг смилостивятся над оставшимися. Но сегодня кто-то из ребят расстарался – и уже не пугают валы заливанием за воротник (обсохнем на солнышке!), а только радуют (вот, кайф!).

Отобедав, выходим в 16.00. По Жениным подсчетам дообеденная норма плавания – 4 часа, и столько же послеобеденная. Но уже явно не уложились. Одно успокаивает – Женя, как обычно перестраховывается. Так что плывем, плывем, гряб-гряб – сплошные плесы. Задолбало. Ноги затекают. Если раньше немного погрябал – вышел – опять немного погрябал – опять вышел, то сейчас… уже час с нетерпением ждем зеленой стоянки. Сегодня хотя и солнечно, но не жарко, и сильный ветер в лицо. А рыбаки встречаются все чаще и чаще. Как и до обеда пытаемся “половить” рыбки - “Есть рыба?” – “Да, в реке”. – “А на продажу?” Ответ однозначный:– “Нет”. Один мужичок ответил, правда: - “Рано еще, приплывайте часиков в 9-10”. А что, может, вернемся?

Уже седьмой час, и Ласточка начинает мылиться на стоянку. Мы же только-только вошли во вкус и протестуем. Однако понимаем, что скоро солнце зайдет, и будет холодно, лучше, конечно встать по теплу. 19.00. Чалимся.

Стоянка – класс! Даже со столиком. Правда, и с тучами мелких, надоедливых комаров. Вот и антикомарин пригодился, хоть не зря везли. Дежурные готовят царский ужин – рис с куркумой и отдельно подают колбасу. Пока идет процесс, сидим за столом, смотрим на колбасу, воспитываем силу воли.

После ужина мужики идут осматривать каты – уж больно сильно скреблись на перекатах. С Ласточкой полный порядок. Переворачивают Желтопузика… Вот это да! Правый чехол весь в дырах, и на левом немножко. Хорошо еще, что внутренности не пострадали. Делать нечего, завтра предстоит крупный ремонт – кружок очумелые ручки.

Синяя палатка почти полным составом (кроме Марины) залегает как обычно рано. А мы сидим у костра – завтра торопиться некуда, вечеруем под музыкальное сопровождение Марины, разглядываем звездное небо. Необычно тихо – река спокойная, ее практически и не слышно.

В 23.00 все разбредаются по своим спальникам. Сегодня мое койко-место прошло жесткий контроль – под боком ничего не давит. И валетом никто не лежит, значит, пинков не будет. Как всегда на ночь следует загадка и история. Хихоньки-хахоньки.

Оп! По стенкам палатки забегали неясные блики, разгорается костер, какое-то шуршание и треск. Ой, кто там? Костер ведь не мог сам по себе разгореться. А у нас шмотки по всему лагерю разложены. Надо бы выйти, посмотреть. Но добровольцев что-то не находится. Ну, ладно, схожу.

Выглядываю. Марина с распущенными волосами, как русалка жмется у костра. На душе прям отлегло. Ну, зачем же так пугать? Мало ли что замерзла? Ну, спокойной ночи.

21 августа, суббота
Вроде бы уже и выспались, а почему никто не будит? Бряк-бряк-бряк. Ну, слава Богу, подъем. 9.00. Встаем, продираем глазки. Хорошо поспали. Вылезаем из палатки, и опять – “утро туманное, утро седое…” Еще покруче, чем вчера – сплошное серое молоко. Пока завтракаем любимой мамалыгой, туман начинает шевелиться – то там, то здесь появляются плывущие в облаках вершины, освещенные солнцем. Народ, не доев, хватается за фотики и исчезает в тумане.

Моем посуду. Мимо проплывает длиннющая моторка – вчера мы видели ее в кустах. Дежурно кричим: “Рыба есть?” Нестандартный ответ: “Есть”. “Продашь?” Опять удивил: “Так берите, дарю”.

Подходит к берегу, вываливает улов. Не богато – несколько ленков и один хариус. Но мы и тому рады – хоть полакомимся. Знакомимся – Евгений Гуров, спасатель из Абазы, приехал отдохнуть на выходные. Рассказывает нам про Нижние Онские пороги – моща. За год они там не одного… вылавливают… “Вы там поосторожнее, ребята”, - говорит. А пока суд да дело, Лена уговаривается смотаться с ним до Кубайки – картошечки купить. Берут с собой Олю и улетают.

Остальные принимаются за ремонт Желтопузика. Под чутким Жениным руководством дружно штопаем дыры. Работаем на столе в 8 рук – прямо таки хирургическая операция. Одни шьют, другие готовят и подают иголки с нитками, ножи, спички… Однако в тенечке не жарко, пьем кофе и греемся. И опять к станку… Белошвейки у нас Марина с Таней, мы с ММ на подхвате. А мужики – Костя с Игорем – занимаются собирательством черемухи в чай. Затем Игорь отправляется на кухню – жарит ленков и солит нашего единственного хариуса.

Уже начало первого. Пора бы и девчонкам вернуться. Только начинаем беспокоиться, как они нарисовываются на другом берегу и начинают нам семафорить, мол, хотим домой. Организуем им переправу.

Девчонки прибыли с богатым уловом – 2 ведра картошки, зелень, майонез, сливки к кофе, сметана прочая вкусная мелочь. Жаль, с овощами здесь тяжко – не разживешься. Но и так сегодня будет праздник живота.

Все идет своим чередом – одна гондола еще шьется, другая уже надувается, рыба жарится, картошка чистится, дневник ведется, и все при деле.

13.30 – обед. Ох, какая это вкуснятина – вареная молодая картошечка с зеленкой и жареной рыбкой! Разморило всех, а надо еще собираться, да еще поспешать. В 16.30 все-таки отплыли. Ох, и скукота сегодня – ни одного маломальского вала, только мелкие перекатики. На одном даже поскоблились брюхом. Бедный Желтопузик…

Грябали до Кубайки 2 часа (а девчонки на моторке долетели за 50 минут). А по берегам все стоят и стоят рыбаки. Рыбка… мечта наша… Проплываем Кубайку. Вот это да! В деревушке, где нет электричества, на неприглядном с виду домике торчит спутниковая антенна. Навстречу нам несется длинная зеленая моторка. Где-то мы ее уже встречали… А не Женя ли это? Точно, он! Привет! Чалится к нам. Трали-вали… “Женя, еще бы рыбки”, - Костя. “Щас наловим”. Костя в своей белой водолазке перебирается к нему в лодку, и они нас покидают.

Мы продолжаем путь уже вчетвером. И снова гряб-гряб. Уходим от Кости все дальше и дальше… Плывем, приглядывая местечко для стоянки – уже 19.00, пора, пора. Вот неплохое с виду местечко. Чалимся. Женя с Мариной отправляются на осмотр. Возвращаются, отрицательно качая головами – здесь все заминировано. Окончательно встаем метров через 500 – мины здесь тоже есть, но немного и уже основательно подсохшие. Но лучше ночью по лесам не шастать. А в остальном местечко очень симпатичное – длинный узкий галечник, переходящий наверху в песочек, обрамляет невысокий и негустой лесок. Только установили лагерь, слышим приближающийся треск мотора. А вот и наши рыбаки. Но какая жалость, рыбалка не удалась. Они три раза закидывали невод. В первый раз вытащили его с двумя рыбешками, второй раз с корягой речною, а в третий раз порвали невод… На этом рыбалка и закончилась.

Пока мужчины ведут важные разговоры с Женей Гуровым, готовим костровище, разводим огонь и ставим котелки. Затем обмениваемся с новым знакомым адресами, дружно машем ему руками. И начинаем бурные прения – а что же делать с уловом. Большинством голосов постановляем – да будет суп. На уху, как предлагали наши гурманы, рыбы мало, засолить – тоже только понюхать. Вроде и фигня, но дебаты были серьезные, чуть не поругались. Во время опомнились и решили – пусть будет так, как решат дежурные. И вообще, в свое дежурство каждый на кухне – царь и бог – хочет – промывает макароны, хочет - нет. Остальные не лезут – отыграются в свое дежурство. А внеплановые блюда (как сегодняшние 2 рыбки) отдаются любителям готовить – пусть отрываются.

В итоге на ужин было и первое (пахнущая рыбой картофельная похлебка (Костя: да, «гурманам» в этот раз не повезло, наваристая уха, медленно превращается …медленно превращается …), и второе. О, этот день живота!

Все бы хорошо, но кашель замучил. Наш главврач Марина обмерила мою температуру (в норме), выдала порцайку витаминов и таблеток, а так же ЦУ – всю ночь сухое человеческое тепло на все тело.

После ужина страсти улеглись, народ размяк, подобрел. К тому же все сегодня умаялись – пришлось прилично погрябать. Похоже, сегодня вечеровки не будет – после ужина все начали расползаться по палаткам. Перед сном на всякий случай все шмотки аккуратно попрятали – а вдруг под утро сюда забредет стадо. Потопчут, нагадят…

Спим. Мужики всю ночь выполняли наказ главврача – жара невыносимая, и не спиться. А ведь завтра мое дежурство. Ладно, буду бдить. Нервно вслушиваюсь в шорохи за палаткой и в журчание воды. Только начинаю дремать, как слышу голос Андрея: “ Пора вставать”.

22 августа, воскресенье
6.30. “Что так рано, давай поспим еще полчасика”. Но Костя встает – явно выспался. Можно только позавидовать. Завтрак. Сборы. Все на месте? Все – ни быки, ни люди так и не появились. Ну, не очень-то и хотелось. Отплываем необычайно рано, нет еще десяти (9.40) – неужели к концу похода наконец-то научились?

Плывем. Грябаем. Погода задумчивая – ни ветра, ни солнца, ни жары, ни особого холода, но промозгло. А так, тишь да гладь – никаких тебе развлечений, только любоваться проплывающими мимо нас окрестностями. Вот и любуемся. По описанию, почерпнутому в интернете, сегодня нас ожидают прямо-таки новозеландские пейзажи. Не знаю, не была в Новой Зеландии, но здесь красиво – величавые скалы, поросшие лесом, заполняют живописную долину реки. А вот, интересно, что это за веревочная лестница на вершине скалы. И главное, ведет в никуда – заканчивается где-то в ее центре. Предположили, что здесь местные старатели разрабатывают втихушку золотую жилу.

Вскоре подходим к деревушке под названием Малый Анзас. Вспомнили, что вчера девчонки забыли купить соль – странно, но она почти на исходе. Чалимся неподалеку от деревни и отправляем делегацию – Олю, Марину и Костю. Костя: Вот уж о соли-то думали не все, кроме соли на ум лезли разные овощи – огурчики, помидорчики, лучок, редис, свеколка, кабачок и прочая «живность» растущая на грядках,… а пасущиеся там, сям коровы… навевали аромат парного молочка, густой сметанки… Остальные маринуются на берегу.

Костя: … н-да… света… женщин нет… одни староверы… скупой «мужской стол»… они и не догадываются чем мы питаемся и что за мысли «бродят в наших головах»… тонкие намеки перерастают в конкретные пожелания… ощущения да? У тебя есть деньги и ты хочешь с ними расстаться – но тут это никому не надо… аскетический образ жизни… экзотичный для Уральского туриста, привыкшего в деревнях пополнять cвой прод. запас ассортиментом того, что изначально не влезло в рюкзаки. И было заметно, что их более беспокоило то, как мы пройдем нижние Онские пороги, нежели то, что будет в наших животах булькать. Долго нам рассказывали что да как, сколько там народу сгинуло… перекрестили нас и благословили…

Через час возвращаются наши засланцы. Ого, да они с добычей! Несут полные пакеты. А там чего только нет – и парное молоко, и лепешки (Олина заслуга), и редиска, и немного зелени. Про соль они тоже не забыли.

Молоко с лепешками приговорили тут же – кушать хочется, а завтрак уже куда-то делся. И в 12.00, стуча зубами от холода, покинули этот гостеприимный берег.

Плывем дальше. Все те же новозеландские пейзажи. А в остальном скукотища – гряб-гряб, разве что согрелись немного. Одна радость – скоро, очень скоро спокойный участок закончится, и опять начнется веселуха. Сначала пойдут шиверы, а потом уже и до Нижних Онских порогов недалеко.

Интересно, что это такое, почему уже два дня не могу прямо поставить нос – он почему-то все время заворачивает влево. Я и так, и сяк его подтягиваю, а Оля отчаянно грябает, а он ни в какую! Ну, что за напасть. А вокруг почти незаметно уже начинается осень – пока еще редкие желтые пряди в густых шевелюрах берез, желтые полосы видны и на некоторых холмах, да и погода сегодня соответствует. Хорошо, хоть дождя пока нет.

Внизу шумит и ворочается Второй Нижний Онский...


ВОДНАЯ ЧАСТЬ - низ

В русле начинают попадаться редкие пока камни. Народ подбирается – похоже, скоро начнутся шиверы. К тому же русло реки несколько сужается, течение ускоряется, а уклон становится виден невооруженным глазом. Ура! Начинается, а то уже совсем угрябались.

И пошли шиверы одна за другой. Работаем, работаем, работаем. Главная задача – не выскочить на камень. Проносит, опять проносит, и опять же проносит… А шиверы здесь ничего себе, помощнее верхних, да и воды побольше, и проходы пошире, и валы попадаются неплохие.

Однако стоп – Ласточка уже чалится. Никак, скоро пороги? Женя говорит, что похоже. Так что пока отцы-командиры бегают на разведку, готовим обед. Варим суп с yes! картошкой. Костя куда-то убегает и возвращается… с рыбой: “Вы что рыбаков мимо пропускаете?” Класс. Решаем, что на ужин будет уха. Мы ведь дежурные, что хотим, то и готовим.

Суп уже готов. Ну, где же все? От нечего делать пьем кофе. Начинает накрапывать дождик. А тут и народ подтягивается из разведки. Лица у всех непонятные – удивленные, что ли? Оказывается, судя по лоции, ожидали от Джерги большего. Обедаем. Параллельно обсуждаем планы прохождения. По нашей лоции здесь нас ожидают четыре порога почти один за другим – Джерга I, Джерга II, 1-й Нижний Онский и 2-й Нижний Онский, и все 5 к. с. Осмотрели только два первых. Ничего особенного там не углядели – ну, сливы, ну, валы. Но как-то все мелковато, что ли. Правда, позже, стоящие здесь москвичи удивленно жали плечами – в их лоциях Джерги I и II нет совсем. Вполне вероятно, что это просто хорошая шивера.

После обеда проходим место предполагаемых Джерг – метров 300. Дальше, метров через 100 начинается 1-й Нижний Онский. Чалимся в камнях далековато от берега, но ближе подплыть проблематично – слишком много здесь камней. Отвязываем рюкзаки, и начинается эквилибристика на мокрых и скользких камнях – переноска на берег сначала груза, а потом и самих катов. А дождь все усиливается.

Женя оставляет меня на карауле и уводит остальной народ на осмотр порогов и поиск стоянки. Стою, дыбаю. Ноги напрочь сырые, зуб на зуб не попадает. Пою себе песенки, а чем еще заняться одной в лесу? А дождик все пуще и пуще, даже каску снимать не хочется, хотя на уши давит. В общем, все прелести жизни. 40 минут прошло – нет. Час стою – никого. Ау, люди, вы где? Совсем замерзаю. Достаю с низа рюкзака сапоги. Ну и что, что на босу ногу, но хоть сухие. Дальше дыбаю. Минут через 20 из лесу появляется Оля. Ура, Бог услышал мои молитвы! “Вы где ходите?” “Не знаю. Я только наклонилась за шишкой – и уже никого нет”. Еще через 10 минут появилась Таня. Она тоже потерялась. Следом за ней пришли Марина и Лена с полными касками шишек. Вот это погуляли! За себя даже обидно стало – простояла 2 часа, промерзла только зря.

А мужиков все нет. Пошли с Олей погулять. Вот и они стоят, порог рассматривают. Ну, ни какой совести! Движутся нам навстречу. Женя выносит вердикт – обносим рюкзаки ниже порога. Там и останавливаемся, а завтра посмотрим. Примерно 18.00.

Надеваем рюкзаки, и народ уносится верх по тропе. Остаемся я, Костя и Оля. Тоже подхватываю рюкзак и ухожу за идущей последней Леной. Медленно начинаю отставать – ведь камни несу, тяжело. Костя меня обходит, хорошо, у развилки. Дальше прусь за ним. Однако и он медленно теряется из виду (Костя: я дежурный, у меня в руках картофельный мешок с прод запасом и котлами). Остаюсь одна. Иду не спеша – а за деревом дерево, а за деревом куст… раз развилка, два развилка, три… И всюду свежие следы. Иду по основной тропе. Периодически кричу то Костю, то Женю. А в ответ тишина. Вот уже и следы на тропе исчезли. А ушла уже далеко от реки, и тропа все в лес, да в лес. Может, надо было где-то свернуть? Стоп. Люди, где вы? И опять слушаю тишину. В ответ только шум дождя, шелест листьев да грохот воды. И куда податься?

Иду обратно. Примерно на половине дороги села на тропе, жду – пойдут обратно, подберут. А возвращаться им придется, там еще каты остались. 20 минут сижу – нет никого. И Оля не догоняет, она же где-то сзади осталась. Задолбали!!! А может, пойти вдоль реки? Правда, по камням скользко. Ну, да ладно, ну, уговорила.

Дошла почти до начала пути. Свернула по ближайшей тропе к реке. Иду, матькаюсь. Мать, мать, мать… Но понимаю, что искать будут точно, никуда не денутся. Либо на тропе, либо по берегу, тем более что у меня палатка. Иду, бреду, спотыкаюсь, еле ноги переставляю. Оля? Оля! Загорает на бережку под дождиком вместе со всеми своими пожитками. Одна. Добредаю до нее. Оказывается, тоже потерялась. Решили – остаемся на берегу, прогуляемся влево-вправо. Все равно ведь искать будут. Другое дело, когда и где…

19.30. Скоро начнет темнеть. Вправо прошли – никого не нашли, влево прошли – результат тот же. Пособирали шишек. Стоим, грустим. Уже и дождик перестал. Надо бы что-то делать. По всей видимости, поиски еще не ведутся. Разделяемся: я жду здесь, а Оля отправляется налево. И тут же натыкается на Марину. Сгоряча обматькивает ее и убегает ко мне. А рядом уже рыбаки. Решили попытать счастья хоть здесь. Бились, бились, и тут полный облом. Ну, и ладно, пойдем искать своих.

Взяли рюкзаки, ползем по мокрым камням. На встречу выходит Таня со своими вопросами. Да, не до этого нам, сил нет. Идем дальше. Когда добредаем до лагеря, уже начинает темнеть. В лагере одна Лена: “Марина сказала вам взять спасики и идти помогать перегонять каты”. Добрая душа, я его 3 часа таскала на себе, а теперь нести обратно…

Ползем обратно уже по тропе. Оказывается, я по ней не дошла до лагеря всего метров 100!!! Идем-бредем. Уже прошли наших рыбаков, вдруг слышим голос ММ: “Подождите”. Фу-у-у, все отменяется, идем обратно. Опять доходим до рыбаков. Решили-таки выклянчить рыбки. ММ: “Дяденьки, мы вам дров наловим…”, хватает приличное бревнышко и бежит за ними вприпрыжку. Выскакивает к ним в лагерь: “Ой, помидорки… Ну, угостите рыбкой, мы уже 2 недели едим одни каши да макароны”. “ Интересные люди эти туристы. Сегодня один уже плакался, что 2 недели ест одни сухофрукты…” (В голове сразу всплыла мысль о Косте, но почему сухофрукты? Как потом выяснилось, имелись в виду сухпайки.) В тот же момент в ММ летит рыба – так в зоопарке кормят тюленей. Мы сначала даже не сообразили, в чем дело, пока один из них не подошел к нам и выдал нам пакет с рыбой. Ой, спасибо, мужики!!!

Довольные возвращаемся обратно. В который же сегодня раз? Навстречу нам выходят Женя с Костей, выражают свое “фи” по нашему поводу. В лагерь входим уже в полной темноте и прямо к ужину.

МАРИНА: Те же события, но с другой стороны. Перед уходом всем было сказано – идем по тропе. Берем рюкзаки и уходим. До выбранного места примерно 20-30 минут хода. А потом еще надо вернуться за катами. Добегаем до места, бросаем рюкзаки, разводим костер, благо дров вокруг навалом – везде лежат кучи плавника, оставляем Лену с Таней готовить ужин и остальной толпой (мужики и мы с ММ) мухой летим к оставленным судам. Прибегаем. Странно, что по дороге никого не встретили – ни Манюни, ни Оли. Нет их и у катов. Куда они могли деться – тропа-то одна и хорошо натоптанная? Может, пошли берегом? Зачем бы – по скользким камням несподручно скакать с рюкзаками. Мужики метров на 50 обносят каты – Женя решил не ходить в основной слив 1-го Нижнего Онского, сказал, что для нас крутовато. И пока суть, да дело, решаю сбегать до лагеря, как-то неспокойно за девчонок, непонятно, что с ними произошло, куда пропали. Несусь галопом. Надо успеть, пока мужики корячатся с катами по лесу, чтобы не задерживать процесс. Добегаю. В лагере уютно пахнет рыбой. Кроме Лены с Таней нет никого. “Оля с Манюней не появлялись?” – спрашиваю. “Нет, не было. А разве вы их не встретили?” – встречный вопрос. Классно, блин!!! На всякий случай прошу, если появятся, пусть берут спасики и идут помогать перегонять каты – их два, а нас там только шестеро. И убегаю назад. Где же девчонки? На тропе их точно нет. Продираюсь через заросли к реке и вдруг слышу отчаянный Олин вопль. Вылетаю на берег. Метрах в 20 от меня на камне стоит Оля и орет. “Где вас носит?” – спрашиваю. В ответ слышу нечто абсолютно нецензурное. Что это она? Сама же потом жалеть будет! А Оля спрыгивает с камушка и с безумным видом скрывается в кустах. Когда я окончательно выбираюсь из кустов на берег, ее уже не видно. Кстати, это происходило метрах в 100 от лагеря.

Первый Нижний Онский...

Слава Богу, ничего с ними не случилось. Взрослые люди, доберутся. Изо всех сил бегу к катам. К тому времени, как я вернулась, мужики вчетвером уже перегнали Ласточку к лагерю. Стоим с ММ, ждем их обратно. Они подходят минут через 10. У Кости несколько возбужденный вид. Интересуюсь, почему собственно? Оказывается, что ему всю дорогу не хватало экстрима, а тут его посадили носовым (впервые!) – и он его наконец-то заполучил! Как Костя объяснил – сзади нет того кайфа – гладишь валы как утюгом, а здесь – полное ощущение присутствия – все видишь, все чувствуешь, окунаешься в пенные ямы – балдеж, одним словом. Я-то и без него все это знаю, всю дорогу бессменный мокрый носовой. А ему-то в новинку, вот и перевозбудился.

Рассказываю про свою встречу с Олей. А мужики, оказывается, их уже видели. Проплывают, а девчонки сидят на берегу и демонстративно никого не замечают. Ладно, потом разберемся. Сейчас надо гнать Желтопузика.

Мужики садятся по углам. Нас с ММ рассаживают на пассажирские места. Правда, сами сидят на сидухах, а нам приходится всеми четырьмя вцепиться в каркас – эти места сняты вместе с рюкзаками. Теперь моя очередь получать новые ощущения. Получаю. Оказывается, работать самой значительно проще, чем ждать, как сработают другие. От меня сейчас ничего не зависит, и от этого не очень комфортно.

Мужики напряженно машут веслами – здесь тоже неслабое местечко. Лавируем между камнями, перескакивая с вала на вал. Костя вывешивается вправо почти на 2 метра – он весь сплошное упоение. В особо напряженных местах что-то ору ему или повторяю Женины команды. Ух ты, уже проскочили. Неплохо, но самой все же лучше.

Чалимся, слезаем. Подходит Таня и начинает рассказывать: “Знаешь, Марина, произошла странная история. Женя мне сказал, что они видели девчонок метрах в ста от лагеря. Ну, я и пошла за ними. А они уже идут мне навстречу. Я к ним, а они проходят молча мимо, как будто меня и нет. Возвращаюсь в лагерь, Лена говорит мне, что сунула им спасики в руки и послала к вам на помощь, как ты просила”. Вот блин-н-н-н!!! Надо бы сбегать за девчонками, но еще злюсь на Олю, да и набегалась уже туда-сюда. Отправляем ММ. Она исчезает за поворотом.

Потом Жене с Костей пришлось еще бежать, спасать их всех, так как быстро стало темнеть, а девчонок все не было. Вот такая вышла история.

Костя: Третья версия одного и того же времени. Тем временем события у места подготовки катов к перегонке (т.е. мы уже дошли до лагеря – кинули рюкзаки и вернулись к катам. По понятным причинам мы и никого не встретили, поскольку тропа идет далековато от реки, и шли мы быстро). Подгонка передней сидушки много времени не отняла – удобная получилась штука. Женя рассказывает, как мы идем – «Правый берег… нос заправляем …». Марина. просится пятой… видно ее расстройство по поводу отрицательных движений Жениной головы… «Кто его знает, как мы пойдем…. Экипаж нескатанный …». Марина удаляется… последние приготовления… «пошли залетные…»… Здорово, что я сел вперед – ЭТО ТАКОЙ КАЙФ!!! Чувствуешь, как ремни сидухи надежно держат ноги – тело свободно и подвижно, как весь корпус вкладывается усилиями в гребок – здесь чисто физическая работа, некогда особенно смотреть по сторонам, только команды сзади «Нос влево, нос вправо… подтягиваемся…» и работаешь… работаешь... работаешь… и чувствуешь, как стихия бурлящего потока легко поглощает все твои потуги… Секундные передышки – когда нос ката повисает над потоком – надо поймать, войдешь в ритм – «провалишься» гребком по воздуху…у-ух-х, руки чувствуют холостой ход… и почти тут же обдает волной… После такого адреналина ноги сами неслись обратно к Желтопузику, и этот момент «выпал из моей памяти» - как я оказался на новом старте? Женя доволен, ну теперь-то мы уже «обкатанные перцы»… теперь и вшестером легко одолеем путь… Берем на борт Марину и ММ. Да, кат кату рознь, да еще пара пассажиров… чувствовалось, что кат более неповоротлив и инерционен…помню, как увидев Олю и Манюню на берегу с рыбаками подумал «О, девчонки на берегу… »… весла и река отняли остаток сил, оставив сладкий привкус, возбужденность, восторг!!

Ужин опять сытный – и первое, и второе, но нервный – мы еще злимся на всех. Оказывается, кроме Марины нас никто и не искал. Мужики дважды прошли порог, Марины прокатились пассажирами, и все насобирали шишек. А мы? (Марина: - А на самом-то деле, никто кроме меня и не понял, что они потерялись. Лена с Таней думали, что они у катов, остальные – что в лагере… Только я одна побывала и там и там.). А ведь самый интересный сплав практически закончился – впереди нас ждал только один порог – 2-й Нижний Онский, 5 к.с.

Записываю впечатления Кости, всю дорогу просидевшего на корме и первый раз в жизни севшего на нос: сзади едешь, как после утюга, разве что немного поболтает вправо-влево. Впереди совсем по другому – вся сила валов, вся бурлящая энергия реки окатывает тебя, придавая остроту ощущению движения по природной стихии А вообще, первый раз за все время сплава… трусы оказались мокрыми. А при такой гребле по спокойной воде они бы высохли через 20 минут. И физические нагрузки при гребле спереди много разнообразнее и требуют полной выкладки…

Темно. Разбросав вещи по огромному корнястому кедру, который является центром нашего лагеря, стоящего прямо на тропе (а больше негде), народ улегся спать. Из наших первыми отползли Лена с Андреем, затем Костя. Похоже, сегодня смешков в палатке не будет. Чего и следовало ожидать. Остались мы с Олей. Досидели аж до часу.

Залезаю в палатку. А куда здесь ложиться? Мой спальник в свернутом состоянии едва помещается на свое обычное место. Пришлось отвоевывать жизненное пространство.

23 августа, понедельник
Женя будит дежурных, Андрея с Олей. Смотрю на часы - 8.00. Что-то сегодня поздно. Встает Лена, за ней выползаю и я. У костра дежурные уже помешивают кашу. Оля плачется, мол, не умеет варить манку, испортила. Успокаиваем ее. Пока каша варится, успеваю сбегать вправо-влево за шишками – ничего. Ниже по течению, сплошь лиственные леса, а вверху белки и наши вчера все подобрали.

После завтрака народ уходит смотреть последний порог и искать новое место, мы с Олей тоже решаем прогуляться. Ходим долго. Порог – красота и мощь. Интересно, что же здесь делается по большой воде? Возвращаемся в лагерь. Копошимся у рюкзаков. У ММ кто-то погрыз все ее шишки. И у меня самые лучшие тоже покоцаны. Обидно. Только было, собрались на новые поиски, пришел Женя. Собрал весь народ обсуждать сегодняшние планы: после обеда переносим вещи на новое местечко, мужики проходят 2-й Нижний Онский порог – сначала на Ласточке, потом на Желтопузике, мы фотографируем. На этот раз Женя категорически против всяких женщин на судне, даже пассажирами не берет. Грустно, а нам так хочется… А сейчас, с 12.00 до 14.00 – гуляем.

После собрания уходим таки с Олей на охоту. Тщетно бродим по лесу, но разве за ММ хоть что-нибудь найдешь? Она хуже белки. Где-то здесь Оля находит котелок в форме фашистской каски, немного помятый, но в целом пригодный для использованию по назначению. Возвращаемся на стоянку.

Какой же у нас дисциплинированный народ, однако. Сказано к 14.00, и в назначенное время все уже в лагере. Пока собираемся, Лена рассказывает, что видела того, кто наши шишки воровал. Это оказался бурундучок – маленький, хорошенький и очень юркий. Она даже сфоткала его – бурундучок очень любопытная животинка, и чтобы подойти поближе и не спугнуть его, Лена тихонечко посвистывала.

Наконец-то сборы окончены, начинаем обнос, благо недалеко – метров на 300 ниже по течению. Как и было решено, мужики готовятся к прохождению. В это время по тропе потянулся народ с рюкзаками, катами и прочим барахлом – москвичи. Вчера мы с ними побеседовали. Костя задал главный вопрос – будут ли они проходить порог. Их руководительница высокомерно передернула плечиком, мол, что за глупости, конечно же, будем, а зачем же мы сюда ехали… И вот теперь обносятся. Чувствуем законную гордость – а мы-то, в лице наших мужиков, пройдем. Так что уже с успокоенной совестью отправляемся выстраиваться на камушки вдоль порога – болеть за своих и фоткать.

Наши мужики проходят Второй Нижний Онский...

Мужики прошли порог, причем первый раз вполне на уровне, а второй раз крутанулись на камне в основном сливе. И последующий участок частично прошли задом. Но как красиво работали – особенно рьяно вывешивались Костя и Андрей.

Вернулись в лагерь, а Оля уже и обед приготовила. Сегодня опять праздник живота – суп с картошкой на первое и вареная картошечка с выклянченным и уже соленым хариусом на второе. Пальчики оближешь. Правда, обед получился несколько поздним – уже 17.00 – ни рыба, ни мясо. И после непродолжительного отдыха решили, что есть еще время покататься по нижней части порога – после такого обеда Женя расщедрился – катаются все!!! Пока он не передумал, облачились в гидру, спасики и ломанулись к Ласточке.

Но не тут то было. Костя: Последний перегон Ласточки ознаменовался тем, что в сливе нас все-таки развернуло и волной сдвинула заднюю правую гондолу к центру ката. Сначала-то не обратили внимания, но потом пришлось перевязывать стяжки... Пока перевязывали под себя сидухи и поправляли раму (я, Оля, Лена и Костя, а у Андрея разболелась голова, и он ушел в палатку), все желание отпало. Холодно, моросит, 19.00. Решили посвятить вечер помойке и стирке. Лена вместе со штанами добросовестно постирала и фотоаппарат. Обидно, почти вся пленка уже была зафотографирована.

К 20.20 наконец-то вылечился Андрей. Приладил свою сидуху на Ласточку и давай у костра всех пытать – пойдем кататься, да пойдем кататься, причем, прямо сейчас. А что, ведь еще не темно? Да уж… Однако, желающих почему-то не нашлось – 21.00. Уж лучше завтра. Еле-еле угомонили его.

Ужин. И опять дебаты по поводу меню – гречку (вчера ели! Игорь ее терпеть не может!) или макароны промывать (Костя эстет, блин-н-н-н). Что за беда наши гастрономические причуды!!! Победил Игорь, но на Костиных условиях – макароны все-таки промыть. Ну, тогда сам виноват – иди и промывай. По нашим наблюдениям, обычно в процессе промывки Костя упускает примерно 1/10 часть макарон – долю одного участника. (Костя: Позвольте! позвольте! Откуда ж 10 %? Ну, уплывет парочка другая… и все… зато их можно есть без чая...) Жалко ведь. (Костя: Это не похоже на Манюню, всю дорогу жалующуюся на избыток еды и регулярно (спасибо, тебе Манюня подкармливающую меня и Андрея). Ну, да ладно, решаем, пусть делает со своей долей, что хочет…

22.00. Ужин сегодня поздний, подстать обеду. Народ расслабился – никаких срочных и не срочных дел нет. Разбредаемся по лагерю кто куда в поисках, чем бы заняться. Вроде бы и у костра посидеть хочется, песен попеть, была бы гитара. Вот это да! Синяя палатка почти в полном составе (только Таня ушла спать), даже Женя здесь! Живем! Поем!

Уже совсем темно. Кстати, чем ниже спускаемся, тем раньше темнеет и сильнее пахнет осенью (Марина: Манюнь, а, может, просто время такое подошло? Осеннее…).

Слушаем песни, что знаем, поем. Все больше и больше тянет в сон. “Ну, все на сегодня”, - Марина. На часах 24.00. Действительно, пора спать. Завтра, как обычно, тяжелый день: до обеда катаемся на пороге (правда, ниже основного слива – Женя зверь), а вечером баня.

24 августа, вторник.
Подъем. Таня бьет ложкой по моей тефлоновой сковородке. Предупреждала ведь, что так с ней обращаться не желательно… Встаем, завтракаем, умываемся. Женя с Мариной и Игорем принимаются за строительство бани и заготовку дров для нее.

Определяемся, кто идет кататься. Кроме Кости с Андреем пожелали Оля, Леня ММ и я. Остальным некогда, врут, что заняты баней. Правда, подумав, Лена тоже передумала и ушла досыпать. Нас осталось пятеро.

Ну, что, все готовы? Весла, спасики, каски при нас, кат перевязали еще вчера. Тогда по коням.

Держим курс на противоположный берег - с первого взгляда по нему легче будет обноситься (по нашему берегу среди леса идет узкая тропа, и кат пришлось бы носить вертикально, а мужиков всего двое, и кат тяжелый. А там широкий галечник). Надо вырулить против течения между двух камней. Гребем изо всех сил. Силы быстро иссякают (не проснулись еще что ли?) – не вырулили. Кое-как доползли, уже по течению и куда вынесло. Андрей ругается: “Как вы собрались кататься, если не можете нормально переправиться?” Мы с Костей, как носовые, пытаемся доказать, что это было нереально, так как слишком мощный здесь поток.

Покатушки на Втором Нижнем Онском...

Все, отношения выяснили, пора за работу. Надо поднимать кат к месту старта. Пока было возможно, мужики проводили Ласточку по воде. Дальше стало слишком глубоко много камней-булыганов, пришлось и нам впрячься. И кто это такой умный сказал, что по этому берегу обносить будет легче? Галечник здесь крупный, меж камней выступает вода, все скользкое. Тащим, скользим, спотыкаемся, падаем. И кат весит не хило – одна Андрюхина сидуха кг на 10 тянет – он туда для жесткости приличную чурку засадил.

Фу-у-у, дошли. Обсуждаем регламент покатушек – катаемся по четыре человека, девчонки на носу, мальчишки на корме, на следующий заезд одна из нас меняется с пятой, и. т. д. Катаемся вдоль правого берега, чтобы проще было отчаливать-чалиться.

Сели, готовы, поехали. Андрюха кричит: “Нос влево!” А куда же влево, против течения что ли? Оказалось, что именно это и имелось ввиду – он хотел круто зайти в струю. Пока думали, уже и приехали. Ничего не поняли…

Тащимся обратно. Проходим маршрут с Олей. Опять ничего не поняли.

Теперь мой черед ждать, но Андрюха решил пройти с пассажиром, то бишь, со мной. Ура! Поднимаемся выше предыдущего старта – это уже практически весь порог. Сели, прошли. Хорошо-то как!

Ого, уже два часа промелькнуло. А мы только три разика и катанулись – больше таскали кат. Пристаем к нашему берегу. Попробуем, может, здесь будет полегче. Хотим на этот раз пройти порог целиком. Теперь мы с Олей гребем, ММ - пассажир.

Но Женя все испортил – разрешил стартовать только ниже основного слива. Ну и ладно, все равно прокатиться хочется, хотя бы еще разик. Мужики плюс Женя понесли Ласточку по тропе к месту старта. Осматриваем путь, намечаем траекторию движения, на сей раз вдоль левого берега. Все готовы.

Отчалили. Зарулили в струю, нырнули в котел, отчаянно замахали веслами. Где-то не домахали и в очередной раз левой гондолой сели на выходной камень. Потоком нас развернуло и сняло с камня, и мы пошли, как положено (в смысле, как обычно) – попом вперед. А когда развернулись, оказалось, что уже пора и причаливать. Ну, мы и причалились, немного поманеврировав среди прибрежных булыганов.

Мы все возбуждены, громко обсуждаем последнее прохождение. Кто-то говорит, что в котле хорошо окатило водичкой. Честно говоря, не помню, была вся в работе. И вообще ощущений выше крыши. Еще, еще, еще!!! Однако мужики сопротивляются, кат, видите ли, тяжелый, таскаться по кустам им, видите ли, не хочется. Да, в общем-то, и мне тоже не хочется таскать кат. А хочется кофе. Да, кофе, кофе, кофе! И съесть бы еще чего-нибудь.

Супик уже на огне. А пока пьем кофе и ждем обеда. За обедом обсуждаем банный регламент – поступило новое предложение: сегодня устроить мужской день, а завтра женский. Оно проходит на ура. Вносим маленькую поправку – если останется пар после мужиков, мы начнем уже сегодня. Возражений не последовало.

В 17.00 мужики уходят в баню. Чем бы заняться-то? Сидим, мастерим памятные дощечки. Здесь неподалеку, на той стоянке, где стояли москвичи имеется интересное такое дерево – все увешанное табличками: кто, откуда, в каком году… Мы тоже захотели оставить свой след. Нашли симпатичные “плавники” и сидим выкорябываем на них следующее откровение: август 2004 Пермь – Н. Тагил. Пока не очень-то получается. Но ничего, мы упорные.

Примерно через час из бани вышел первый – Андрей. У него не очень приятная новость – поймал клеща. Видимо, на той стороне, когда ходил собирал шишки. Еще через два часа начинают подтягиваться из бани остальные, и каждый говорит, что пара еще – ого-го! Делаем вид, что верим им, и после ужина упархиваем париться. Почти стемнело. Дубак.

Раздеваюсь, девчонки уже там. Подхожу. “Манюня, принеси еще кружку”. Да вы что, холодно же…, но разворачиваюсь и бегу босиком к костру. Возвращаюсь, открываю дверь, обдает паром – фу, ты, очки снять забыла. По первым впечатлениям, в бане тепло, но и только. Бздаем – от печки едва слышное ш-ш-ш, и все. Вот это пара!!! Блин-н-н, а как хочется если и не попариться, то хотя бы помыться. Стуча зубами плещусь в Оне. А девчонки все пытаются реанимировать печку, даже вениками хлещутся. Но на 25 кружке сдались все, тоже моются. А сейчас бы не заболеть.

Возвращаюсь к костру. Согреться хочу! Чаю хочу горячего! А Андрей ищет свой фонарик. Перетряхнул свой рюкзак, обыскал в темноте всю палатку (“Костя, я тебе не мешаю спать?”) – нет фонарика. Дала ему свой фонарик. Он еще раз уже при свете перевернул все в палатке (“Костя, подвинься немного, а теперь назад”) – результат тот же. Куда ушел? О, а может, в кармане посмотреть? Ух ты, вот он! Да, воистину, поближе положишь, долго искать будешь.

Синяя палатка опять уже спит почти полным составом – после бани. Счастливчики. Хотя и неприлично в походах ложиться спать в 22.00. Голубая бодрствует, даже уже и Костя – поспишь тут с нами. Пьем чай с нижнетагильскими ирисками и леденцами, сушим волосы, болтаем о жизни. С нами не спит ММ. Она все-таки собралась перебраться к нам спать и даже нашла, кто ее пригреет (напоминаю, она без спальника).

Ну все, уже двенадцатый час, волосы высушены, чай допит, а болтать и в палатке можно. Заползаем посменно. Народ трясет из Кости анекдот и загадку на ночь. Но ему пока некогда, он посвящаем ММ в нашу ночную хозяйственную жизнь: “В тамбуре стоят дежурные тапочки на случай…” На что ММ выдает любимый ночной анекдот синей палатки (в тему): Зима, туристы укладываются спать. Руководитель объявляет: “Я у входа поставил дежурные валенки, можете пользоваться”. Утром спрашивает: “Ну как, пригодились?”. И слышит в ответ: “Да, спасибо. Валенки полные”. Все ржут, Андрей сдержанно хихикает – ему этот анекдот рассказывали зимой, когда он оставил свои ботинки дежурными.

Решили этот анекдот зачесть Косте, как ночной. А вот с загадкой сложнее – она тоже должна быть в тему сегодняшнего дня. Конечно, о бане. Костя немного пораздумывал и выдал: “Какова была температура в бане, если после ужина из нее вернулись четыре синих тела?”

Все хихоньки, хахоньки. Не спится. Где же Костина коронная фраза “Спокойной ночи”, после которой все успокаиваются? Ну, наконец-то, прозвучала.

По тенту кап-кап-кап. Да как сильно! Все подрываются, но на улицу выскакиваем только мы с Леной. Там на веревках развешены на просушку всякие постирушки, на дереве над костровищем висит мешок с продуктами. Собираем все подряд, закидываем в тамбур. Залезаем в палатку – все сырые, синие. Бр-р-р… 4.30. Вроде дождик поутих. Спим дальше.

25 августа, среда
Около 8.00. Опять капает. И никто не будит. Похоже, изо всех планов (а так хотели сходить в горы!) на сегодня остается только баня, и четыре синих тела пойдут париться первыми.

Бряк-бряк-бряк по котлу ложкой – дежурные все-таки встали и что-то готовят. А вот это уже нас зовут – дзынь-дзынь-дзынь по тарелке. Подъем. Завтракаем, умываемся.

Дружно снимаем тент с бани. Выбираем Костю дежурным истопником, а остальным составом собираемся к памятному дереву, прибивать свою табличку. А где же ММ? Ее уже давненько не видно. Надо полагать, пошла белок и бурундуков обворовывать на шишки. Значит, не будет нам никаких шишек по дороге. А мы-то надеялись…

В 12.20 выходим. До места примерно 30 минут ходу. Здесь на большой замусоренной поляне стоят два дерева, на высоту до 4-х метров плотно увешанные разнокалиберными табличками. Рядом стоит метровый столб с надписью “САХО”. И что бы это значило? На его срубе остатки всяческих продуктов – подношение местным богам, что ли? Да и сами таблички блещут разнообразием – это и разнокалиберные доски, и кружки, и каски, и куски металла, лопасти от весел, и… На одной из них красуется надпись: “Люди, берегите природу. Гринпис”.

Пристраиваем свою табличку с левого бока – а больше некуда. В качестве подношения оставляем на столбе несколько конфеток. Фотографируемся и выходим в обратный путь.

По дороге мы с Олей пытаемся таки пособирать шишки. Я мимоходом, а Оля основательно погружается в это занятие. Поэтому она опаздывает на обед, и появляется хоть и с полуобглоданными, но шишками. Рассказывает, что на нашей предыдущей стоянке встретилась с воришкой-бурундучком, который кинул в нее шишкой. Явно, заколебали его туристы – объедают. И так год неурожайный.

Когда мы вернулись на стоянку, ММ уже была там. Оказывается, она ходила искать заготовку для памятной табличка лично себе, и сейчас что-то выскребывает у костра. А еще она нашла и разорила клад бурундучка прямо на глазах хозяина. Это за то, что тот погрыз ее запасы. Око за око.

Сегодняшний обед проходит под грустным девизом “Праздник последнего сухаря” – к супу были поданы последние крошки. А как все голосили, что куда так много берем… И лопали их, не считая. А сегодня на поверку оказалось, что сухарей больше нема. Ну, будем худеть. Ура!

После прогулки двое представителей голубой палатке нашли на себе клещей. И всех остальных тоже подвергли тщательному осмотру. Да, насекомые тоже тянутся к людям. А зря… Эти двое, например, были уничтожены.

После обеда ожидаем баньку, готовим пихтовые веники. Первый жар сегодня достанется четырем синим телам. Сегодня с утра Костя потрудился – еще добавочно усилил и без того неслабую печку и хорошенько протопил ее. Надеется, что и ему что-нибудь да останется после нас.

Послеобеденный отдых, завершающие приготовления, и вперед, в первый жар. Да, банька удалась на славу – жаркая, просто класс. Паримся аж до головокружения. Пошел дождик. Ну да какая, собственно разница – все равно мокрые.

Только достали полотенца, слышим бряк-бряк-бряк. Как мы вовремя. Из бани прямо к столу угодили. На ужин сегодня картошечка. Ели, ели, но так и не поняли, наелись ли. Дежурные рассказывают, что Андрюха очень сильно переживал, что картошки на всех не хватит, а потом и предложил: “А давайте, пока они моются, все съедим”.

После ужина синяя палатка опять уже дрыхнет. Да и наши какие-то вялые. “ А пойдемте-ка и мы спать”, - неожиданно предложил Костя. Какой спать в 22.00! Да еще… А хотя… Ну хорошо, хорошо, уломал.

Еще и спать не улеглись, а в палатке уже стоит такая жара и духота! Народ раздевается. Засыпаем. Спим, спим, спим… По очереди начинаем подрываться. Ух, как холодно. Одеваемся, утепляемся, утрамбовываемся, жмемся друг к другу, греемся. Однако так холодно ночью было только сразу после перевала.

26 августа, четверг
7.00. Холодно. Дежурят сегодня Костя с ММ. А я вызвалась в помощь. Костя встал первым, а нам разрешил еще понежиться до готовности воды. Замечательно, можно еще минут 30 поваляться. Честно говоря, за два дня совсем уже расслабилась, и вставать в такую рань совершенно не хочется.

Костя: “Марина, вставай и буди ММ”. “Ага”, - лежу. Через несколько минут он опять пристает. Ну, встаю, встаю. Встаем. Приступаем к готовке. Засыпаем крупу, мешаем жалкие остатки молока. А где изюм? Ищем, ищем, ищем. Нет их нигде. Решаем все свалить на бурундука. Видимо, решил отомстить за порушенные кладовые и упер аж двойную пайку изюма вместе с пакетом. Так что каша сегодня некомплект.

Вид вниз от Второго Нижнего Онского...

Завтракаем, собираемся. Сегодня мы покидаем порожистую р. Ону, входим в спокойные воды р. Абакан, а к вечеру и совсем завершаем наш маршрут у пос. Абаза. Но нас еще ждет неплохая выходная шивера, там прилично бурлит. 10.40. Отчаливаем, точнее, отчаливают – и Ласточка, и Желтопузик следом за ней, а я остаюсь. “Э-э-э, ребята, вы куда? Вам уже не нужна чалка?” Реверс к берегу – за мной.

Отчалили. Андрей: “Ребята, впереди хо-о-рошая “булька”, Женя нам разрешил в нее прыгнуть”. Ура!!! Выруливаем к валу, заходим в него. Ух! Круто. Нырнули по пояс. Еще, еще… И почему это мы катались выше по течению? Здесь посильнее будет.


р. АБАКАН, ОТЪЕЗД

Грябаем дальше уже по спокойной воде. Оп! Что-то впадает слева, или мы во что-то впадаем. Надо полагать, в Абакан. Засекаем время – ровно 11.00 (сведения с Ласточки – они вышли в Абакан в 10.50). Реверс, надо пощелкать. На прощание тормозим на бережку, раздеваемся – вышло солнце, и стало жарко, прощаемся с Оной. Марина рассказывает: “ Вплываем в Абакан. Гребем, гребем, а Ласточку все разворачивает и разворачивает. Кричу Жене, чтобы помог, а он спокойно так отвечает: “ Я нарочно доворачиваю, чтобы показать вам зад”. А мы тут ломаемся, стараемся выправить курс… А нам, оказывается, окрестности показывают, чтобы полюбовались напоследок”.

...по Абакану...

Здесь же в обоих экипажах прошли перестановки. На Ласточке Женя ушел в пассажиры, а Марина – вместо него на руль. На Желтопузике Андрюха понял, что все уже закончилось, и расстроился, оттого, что никто так и не кильнулся. Начал угрожать, что все равно перевернет кат, даже на ровном месте. Его пересадили на нос, а Олю за руль. Однако, как же хорошо было грябать с Олей! Андрюха же то перегребает, то совсем не гребет. Нос рыскает то вправо, то влево. “Бульки” почти пропали, перекаты тоже глубокие – ни каких радостей в жизни, ни тебе покачаться, ни по дну поскрябаться…

Грябаем, грябаем. Скучно. Вижу “бульку”. Решаю, что Андрюху надо завести в нее – пусть помокнет, поостынет. Рулим, гребем. Андрюха яростно отгребается. Ну, не хочется ему в душ без гермы. Его весло так и мелькает, а я, похоже, не успеваю, не успеваю-ю-ю… Заруливаем в “бульку” прямо мной, и меня окатывает с головы до ног. Еще один гребок, и получаю еще один душ – с ног до головы. Спасибо тебе, добрый человек… Так что эта “булька ” досталась мне, а больше, наверное, и не будет.

Видим кат на берегу. Народ оттуда орет: “Привет, вы откуда”. Отвечаем: “Из Перми, а вы?” “Из Новокузнецка”. Здесь, похоже, весь Новокузнецк собрался. Опять кричат: “Вы тоже по Абакану?” “Нет, по Оне”. “О-о-о”, - уважительно.

Грябаем, полный расслабон, тепло, солнышко. Река здесь широкая и спокойная, только грябать и грябать, а уже лень. Хорошо, хоть Андрюха работает за двоих. Но, однако, кушать хочется.

13.00. Чалимся на обед. Последний раз гуляем по шикарному галечнику, собираем камни и дикий лук – его здесь видимо-невидимо. Правда, он уже переспел и жесткий. Что, зажрались, господа туристы? Кто не хочет, не заставляем. Так что все при деле. Одни собирают, другие моют, третьи строгают витаминные добавки.

15.00. Выплываем. Нам сегодня не позднее 17.00 надо бы доплыть до моста, чтобы успеть сбегать в киоск. Только это еще придает силы для гребли. Так, за каким поворотом киоск?

Спокойная гладь воды. И Андрюха задает странный вопрос: “А мы в том направлении плывем?” Да, и в самом деле…

Часа через полтора на горизонте показался заветный мост – почти доплыли. Однако оп! впереди еще одна “булька”! Надо бы в нее попасть напоследок. Грябали, грябали и промахнулись. Просто немного покачались на волнах.

Около 17.00 чалимся, “желтые командирские штаны” уходят на разведку. Топчемся на берегу в ожидании приговора. Женя возвращается, говорит, что до хорошего места надо еще немного проплыть.

17.15. Окончательно чалимся. Все. Плыли, плыли, и, наконец, приплыли. Какая жалость… Последний раз отвязываем рюкзаки, последний раз вытаскиваем каты на берег…

...и мы с Мариной прыгаем на последней еще не сдувшейся гондоле...

Оля, Лена и Андрей убегают в магазин. А мы разбираем каты. Да, разбирать – это не собирать. Все происходит очень быстро. Раз, и уже вместо изящной Ласточки и крепенького Желтопузика на земле груда веревок, мешков и куча палок. И мы с Мариной прыгаем на последней еще не сдувшейся гондоле…

Вот и все. Натягиваем веревки между деревьями и развешиваем на просушку то, что еще недавно гордо рассекало бурные воды. Бывшие катамараны висят мокрые и поникшие, даже не колышутся – полный штиль. Грустно-то как!

Собираемся у костра и только распаковываем последние сухпайки, являются наши засланцы. Ой! А что вы так рано? Однако свою миссию они выполнили – в мешках и кефир, и колбаса, и яйца, и сгущенка на тортик, и хлеб, и даже пара бутылочек винца… Живем!

Девчонки говорят, что с моста наш лагерь смотрится очень живописно, как цыганский табор. Таня хватает фотик и убегает на мост.

Сегодня прощальная ночь. С вином, тортиком и яичницей. Непривычно тихая вода, но ее грохот с лихвой заменяет шум машин по мосту. А завтра в 12.00 подъедет наш рефрижератор, и увезет нас отсюда далеко-далеко.

Вечер, темнеет. Вино выпито, яйца съедены. Перед завершающим концертом Женя предлагает прибрать лагерь. В темноте сматываем гондолы, чехлы, веревки, стаскиваем все в тамбура. Вспоминаю, что еще засветло не могла найти остатки т/б, потому и ценные, что остатки – для меня, Марины и ММ. На всякий случай громко вопрошаю: “А никто не видел мою самостраховку?” Андрей острит: “А зачем искать? Она тут везде валяется”.

Закончили, и жмемся к костру. Ночь холодная, но здесь это ощущается только со спины, а колени закипают. Такой жар дают кедровые коряги, красивые, что даже жечь их жалко. Сегодняшний концерт был самым длинным за весь поход – продержались аж до 1.00. А так хотелось посидеть до утра… И какие мы после этого туристы?

Сегодня спим тем же составом – четверо в синей палатке, шестеро – в голубой. Кое-как помещаемся – растолстели, что ли после обильного ужина? Ежевечерних анекдота и загадки от Кости мы так и не допросились. Непорядок. Потихоньку засыпаем под звуки музыки, раздающейся где-то на берегу.

Слышу, кто-то ходит. Резко просыпаюсь. Чутко бдю. Еще шаги. Будить никого не хочется, но встаю, жертвуя Костей, выглядываю. Темнота, сырость, холодно. И не видно ни зги. Залезаю на место, прислушиваюсь. Нет, определенно кто-то ходит. Выжидаю несколько минут и предпринимаю новую попытку открыть тайну, но уже с полным выходом на улицу. И опять никого не вижу. На часах 5.30.

27 августа, пятница
Ложусь обратно, жутко хочется спать, но только дремлется. Организм автоматом переключился в режим “большого уха” – слушаю звуки вселенной.

6.30. Ба-бах, и чуть погодя еще раз и еще. То ли рыбу глушат, то ли в шахтах взрывают. Да, отвыкла я спать в полной тишине – здесь каждый шорох заставляет вскидываться. А тут, вблизи цивилизации их столько! Да и не только шорохи – взрывы, шаги, шум проезжающих машин, музыка. А как сладко спалось под грохот порогов!

7.00. Ужас. А общий подъем назначен аж на 8.00. Как еще час продержаться? Да и народ спит уже как-то беспокойно – ворочаются шевелятся, открывают глаза. В 7.30 наша палатка ожила – поднялись все. Однако быстренько вернулись в палатку – хоть и не спится, но на улице больно уж промозгло и холодно. Только дежурные остались у костра при исполнении.

На завтрак сегодня ужас Игоря – гречневая каша. “Мне, пожалуйста, четверть нормы”. Завтракаем, и за сборы. Распределяем, кому что сложить, упаковываемся, дофоткиваем пленки, кому надо.

Время “Ч” наступает в 11.55. “Машина пришла”, - говорит Женя. И правда, видим - знакомый фургончик съезжает с моста и двигается в нашу сторону. Не без труда навьючиваем на себя рюкзаки – камни, шишки, коряги, каты, мокрые палатки (с утра стоял такой густой туман, и не было ни ветерочка) – они с начала путешествия ни сколько не полегчали. Так и кажется, что все только начинается, что вот-вот двинемся к перевалу. Чуть ли не вприпрыжку торопимся к машине. Вот и задний лифт, скидываю на него рюкзак, и он скользит вверх. Класс! Забили весь салон вещами, расселись на лавочке.

Едем, дремлем. С кочки на кочку, с кочки на кочку. Бух, бряк, шмяк. Остановка. Здесь дорога выходит на вершину перевала. Бросаем последний взгляд на горы Хакасии. На прощание желающие привязывают веревочки к дереву желаний, и снова в путь.

Кочка, ямка, кочка, ямка, бух, бух. Ай-ай. Это я чуть привстала, а водитель вдарил по тормозам. Я так и пала звездой, придавив сразу четверых.

Зеленая стоянка. Рядом местный идол, весь обвязанный ленточками. Таня у нас профессиональный историк. Ей и положено интересоваться местными достопримечательностями. Она и интересуется у двоих аборигенов, кто это. Те отвечают, что это древнее божество. К нему специально ездят просить удачи, и что важно – помогает. Но только, предупреждают они, своим. А чужим лучше не просить – хуже будет. Ну и ладно, мы и не собирались.

Едем дальше. Дремлем в промежутках между подпрыгиваниями на неровностях дороги. Ровно через 3 часа, как и было обещано, показался г. Абакан.

По пути зарулили в магазин – надо же еще два дня чем-то питаться. Фу-у, затарились, а теперь едем на вокзал. До поезда остается еще три часа. Народ разбредается по личным надобностям – всем надо бы позвонить домой. Однако оказалось, что здесь с этим беда. На вокзале нет переговорного пункта. Кое-кто убегает на его поиски. Остальные перебиваются кто как. Лена обнаруживает междугородние телефоны-автоматы, покупает карточку и удачно отзванивается. Сообщает другим. И скоро все уже ходят довольные.

А Игорь с Таней опять отличились. Пока мы бегали в поисках телефонов, покупали сливы и алычу, они сходили в местный краеведческий музей и теперь рассказывают, как там здорово. В музее они видели объемную “карту” Хакасии – прекрасно выполненный муляж. Я думаю, Таня сама расскажет об этом.

А время течет неумолимо. Остаются последние минуты до прибытия нашего паровоза. Остается только решить, куда бежать, в какой стороне будет наш первый вагон. Решаем стать где-нибудь посередине. А вот и поезд подают. Вглядываемся в номера вагонов. Ну, конечно же, надо было идти в другую сторону! Опять напяливаем рюкзаки, берем пакеты в руки и зубы и пилим вперед назад. По дороге фоткаемся на фоне вокзала под надписью “Абакан”.

У вагона и в вагоне, как и положено – кутерьма и толпы народа. Загромождаем своими баулами весь проход. Хорошо, хоть билеты с местами. Нам опять “повезло” с местами – практически все верхние и боковые, и размазаны по всему вагону. Потихоньку убираем рюки с проходов, усаживаемся и пересаживаемся по интересам.

Поезд трогается. Прощай, Абакан, прощай, Она. Может, мы когда-нибудь сюда вернемся. А пока нас ждут новые приключения и другие города-реки-горы, где мы еще никогда не бывали. Только завернем ненадолго домой…


ОПИСАНИЕ | ФОТО <2> | ПЕРЛЫ   Участники
Скиталец - сервер о туризме и путешествиях Rambler's Top100 ПИШИТЕ НАМ
Last modified: February 22 2013 18:40:00
Яндекс.Метрика
© 2002 tourclub-perm.ru   В случае перепечатки материалов сайта активная гиперссылка на tourclub-perm.ru обязательна