АКЧИМ, 20-21 МАЯ 2006

 
ЕЩЁ ДНЕВНИК | ОПИСАНИЕ | ФОТО   Участники
Просмотров: 4444  |  размещен 01.10.2006
Ещё дневники этого автора
 


РОГАТЫЙ РЕЙС

дневник похода: Акчим, 20-21 мая 2006

р. Акчим, 20-21 мая

Предыстория:
Поезд № 349 Чита-Москва. Ранее утро. В вагоне большинство пассажиров еще спят, досматривая мирные сны. Тихий разговор в купе:
- Ура, домой, ванна!!! шампунь!!! интернет!!!

Голос обросшего и бородатого мужчины с мудрым и отрешенным от всего земного взглядом восточного мудреца:
- Народ, а может все же в выходные на Акчим?
- Не-е-е-е-е-ет!!!!!!! – дикий вопль будит не только этот вагон, но и весь остальной состав.

Вопль постепенно стихает… Другой голос более спокойный:
- Андрюха, если ты не прекратишь говорить про Акчим, тебя здесь просто задушат грязной подушкой.

Еще голос (слова перемежаются со всхлипываниями):
- Да чтобы я, да на спортивный сплав, да ни в жизнь, отныне матрас, и только матрас…

***
Прошло несколько дней. Мы уже отмылись (хотя не все и не везде), отъелись (тоже не все и не полностью), отоспались (хотя и не совсем) и начали деловито собираться на Акчим. Акчим – приток Вишеры. По словам знающих людей – это край девственных лесов (еще не все там вырубили), непуганых тетеревов и тихих спокойных речек с порогами 3 категории сложности.

Команда собирается знатная:
1. Евгений Михайлович – идейный вдохновитель (сплавляться, заметьте, не собирается).
2. Марина (пока нам с Кириллом и Андреем Иринку не доверяет – и правильно делает: за ней глаз да глаз нужен)
3. Женя Орлов – знаменитый на весь «Зодиак» фотограф.
4. Андрей – наш бессменный шофер и охотник (а так же хозяин бинзопилы – великая вещь в тайге)
5. Валентин
6. Герман (добытчик дичи, причем голыми руками, о чем рассказано будет далее)
7. Тимофей (турист с опытом, сравнимым с моим возрастом)
8. Игорь
9. Леха (капитан второго ката)
10. Олег
11. – 14. Хроники в полном составе, описывать их нет смысла – та еще банда (сенсей, судя по всему тоже включен в состав «Хроников», а куда мы без него?) (Прим. редактора: “Хроники” - команда, образовавшаяся после майского сплава по Рыбной-Кану: Андрей (он же Сенсей), Кирилл, Саня (он же доктор) и Иринка).

Пока делали раскладку продуктов, пока собирали деньги и выясняли, кто что возьмет (полчаса спорили, кто возьмет одну (!!!) гитару – в итоге взяли-таки две – зачем?)… в общем, пока утрясали различные вопросы, нашему сенсею пришла в голову свежая мысль: «А почему бы вам (это ни в чем не повинные Кирилл и доктор) не попробовать пройти эту речку на «двойке» - двухместном кате.

Мы этой идеей загорелись. Кирилл оббегал все прокаты в городе, нашел «двойку», да не простую, а «вродекабыспортивную» - что это такое, выяснилось уже на реке.

19.05.06 пятница, вечер
У «Зодиака» стоят две небольшие машинки, в которые должны влезть четырнадцать человек и огромная гора из рюкзаков, катов, рам, весел, спасов, пакетов с легкими перекусами (одного такого пакета хватило бы роте десантников на неделю… да, пожрать мы горазды), касок и Иринкиной тетрадки (а куда мы без нее (без тетрадки, в смысле)?).

Обозрев все это, доктор решил, что у Евгения Михайловича есть знакомый с грузовым вертолетом, который всю эту гору людей и снаряги увезет на Акчим, но… тут из «Зодиака» вышел Андрей – хозяин и водитель «буханки», наш бессменный проводник по дорогам севера (непроходимым для танков, но вполне проходимых для Андрюхиного уазика). И доктор получил бесценный урок загрузки больших объемов груза в ограниченное пространство салона. Каты и рамы укладывались прямо на пол, сверху рюкзаки, спасы, коврики, каски и люди. Что не влезло, то утрамбовывалось ногами. Периодически были слышны крики сенсея: «Каску, каску берегите!!!»

В итоге за 15 минут в салон буханки влезли: гора снаряги и девять человек, держа в руках самое ценное: гитару, каску сенсея, пирог доктора (принявший форму каски из-за соседства с нею в рюкзаке, но не ставший от этого менее вкусным), Иринку и, конечно, Иринкину тетрадку.

Доктора, который по неопытности пытался объяснить, что на сидениях ездят сидя, положили в центр салона держа за руки – дабы не нервничал, и слегка щекоча пятки – дабы не расслаблялся. Ну вот – все упаковано, и можно ехать. Прощаемся с Юлишной – она пришла проводить нас в этот нелегкий путь, дай Бог – еще свидимся.

Кирилла мы должны подобрать на Молодежной. Как и где он будет ехать – не обсуждалось. При его росте, вариантов было не много, а точнее вариант был один единственный: сам Кирилл вместе с нами в салоне. А ноги придется разместить на плечах Андрея в кабине – благо есть специальное окошечко… да и Андрею хорошо, уши мерзнуть точно не будут – у Кирюхи есть потрясающие носки, на которых шерсть очень густая, мягкая, пушистая и торчит дыбом, как на бешенном кролике.

Вообще лежа ехать гораздо интереснее: в окно видно небо, под спиной мягкие весла с рамой. Лежу и пытаюсь понять, кого я обнимаю, в такой путанице ног, рук и голов, это непросто.

Пока мы ехали по трассе, я замечал, что водители проезжающих мимо машин пытаются посчитать количество человеческих голов в машине и сопоставить их с количеством пяток, торчащих из окон… Под утро свернули на грунтовку. Средняя скорость машины – 15-20 км/час. Дорога такая, что в сравнении с ней, ралли Париж-Даккар – это просто немецкий автобан.

В салоне все сидят, крепко держась за ручки, рюкзаки или за соседа. Доктору держаться не за что и он периодически взлетает под потолок и, падая вниз, гремит костями о раму и весла, но не просыпается.

Дорогу перед машиной, щурясь в свете фар, иногда перебегают зайцы, тетерева с глухарями, беглые каторжники и прочая лесная живность.

Делаем крюк, заезжаем на речку Золотиху – здесь сходят Евгений Михайлович, Марина и Женя Орлов: побродить, пофотографировать и решить годится, эта речка для весеннего сплава или нет.

То, что речка для сплава не годится, видно даже ночью. И, сделав несколько фотографий, научно-исследовательская экспедиция от НИИ «Зодиак» сворачивается и решает ехать с нами на Акчим. Ура!!! Будет кому нас профессионально пофотографировать, обед приготовить (ха-ха!) и за отдельными представителями «Хроников» приглядеть.

Уже светает, когда...  ...мы ставим палатки

Уже светает, когда мы подъезжаем к разрушенному водой, временем и тяжелой жизнью деревянному мосту через быструю, красивую речку. Это и есть Акчим – конец пути. Уазик с Лехиным экипажем приехал раньше нас. Вместе разгружаемся, ставим палатки и на пару часиков отключаемся от действительности. Кстати, наша палата Хроников в очередной раз оправдала свое звание – мы опять спали минут на сорок меньше остальных – наша обычная норма.

Наш лагерь

20.05.06 суббота
В субботу палата № 2, она же палата Хроников – наша палатка, проснулась полная жаждой деятельности (не все, правда, некоторые пытались пытались забиться поглубже в спальник со словами: “Ну, рано же еще, дайте поспать бедному ребенку.”) – дров порубить, костер разжечь, завтрак приготовить. Но не альтруизм выгнал Хроников из уютной палатки, а совершенно опустевшие желудки.

Однако оказалось, что дрова уже порублены (да и попилены тоже – зря, что ли Андрей с собой мотопилу таскает), костер весело потрескивает, над огнем в котелках что-то многообещающе побулькивает. И по тайге, мечте вековых кедров, плывет восхитительный аромат. А у костра уже толпятся изрядно озябшие и зверски оголодавшие господа-туристы.

На время шум речки в нашем лагере перекрылся дружным и жизнерадостно-интенсивным почавкиванием, похрустыванием, похлебыванием и причмокиванием – впереди был трудный день…

...по разваливающемуся мосту (где прямо под ногами торчали ржавые кривые полуметровые гвозди, а внизу гостеприимно шумел и пенился в камнях Акчим)

После завтрака мы разделились на две группы. Первая, водрузив на мускулистые загривки каты, рамы, каски, весла, неопреновые гульфики, восемь килограммов легких перекусов и, конечно, Иринкину тетрадку, пересекла речку по разваливающемуся мосту (где прямо под ногами торчали ржавые кривые полуметровые гвозди, а внизу гостеприимно шумел и пенился в камнях Акчим) и потопала по нелегкому пути золотоискателей и первопроходцев вверх по течению.

Вторая же группа, состоявшая всего их трех человек с фотоаппаратами (члены самой быстрой на свете научной экспедиции – Евгений Михайлович, Марина и Женя Орлов), рассредоточилась по обоим берегам реки – увековечивать наши будущие подвиги.

Установка была такая: мы, преодолев все трудности в непроходимой тайге, должны будем выйти на 6 км выше по течению и, собрав каты, пройти порожистый участок, а господа фотографы будут нас фотографировать, получая редкое удовольствие от лицезрения сего процесса.

Итак, мы, нагрузившись снарягой, по одному переходим на другой берег Акчима. Оказавшись на твердой земле, фотографируемся на память и уходим по полузаросшей дороге в тайгу. Вдоль нашей грунтовки весело бежит ручеек, один из бесчисленных притоков Акчима. Он походит на миниатюрную копию горной речки III-IV к. с. А прямо из-под ног частенько взлетают вспугнутые шумом тетерева, величиной с небольших, но очень упитанных поросят. Кругом следы зайцев и лосей… жаль, что только следы, ибо, как говорит древняя туристская поговорка “Хороший лось – это жареный лось”.

Но делать нечего, жареных лосей мы не видим, и приходится идти дальше. Любуемся видами далеких гор на фоне неба. Было озвучено несколько мнений, что это за горы: то ли Уральский хребет, то ли Саяны, то ли Гималаи…

По пути нам попалось несколько деревянных мостов через ручьи, раскуроченных буйством стихий, а, может, временем ... переправляться было довольно интересно

По пути нам попалось несколько деревянных мостов через ручьи, раскуроченных буйством стихий, а, может, временем. Поэтому переправляться было довольно интересно.

Проходим мимо заброшенной деревеньки – здесь жили лесорубы или старатели. Рухнувшие внутрь срубов крыши, истлевшие заборы, ржавые цистерны – унылое место. Не деревня, а декорация к фильму ужасов.

Вскоре после деревеньки сворачиваем в сторону реки и идем по дороге, выложенной поваленными стволами кедров. Дорога заросла, иногда приходится продираться через довольно густой кустарник. А потом под ногами зачавкало болото. И тут Герман (если бы он жил в Северной Америке, у него точно было бы орлиное перо в шевелюре и прозвище ”Зоркий глаз”) узрел в чаще повесившегося с тоски лося. Лось явно покончил жизнь самоубийством, причем еще зимой. Волки сожрали все, до чего смогли дотянуться, и Герману досталась только лосиная башка, зато с такими роскошными рогами! Ай, да Герман!!!

Минут через тридцать мы выходим к Акчиму: по берегу крупная галька, поваленные деревья вдоль русла и вековые кедры вокруг – красота. Правда, воды а реке – сантиметров двадцать…

За час собираем каты Первым отходит кат Андрея (сам Андрей, Иринка, Тимофей и Герман) Затем стартует Лехин экипаж (Леха, Олег, Игорь и Валя). Суровы лица покорителей бурных северных рек

За час собираем каты, наскоро перекусываем (а как же иначе, весло – штука тяжелая, чтобы удержать его, силы нужны. Хотя по 0,5 кг сала на человека мало конечно, но до обеда, надеюсь, дотянем). Привязываем на каты запасные весла, Иринку (чтобы не сбежала), Иринкину тетрадку и рога Германа (ну, в смысле рога лося, принадлежащие уже не лосю, а Герману). И вперед.

Первым отходит кат Андрея (сам Андрей, Иринка, Тимофей и Герман) – 50 метров быстрой воды и - да здравствует первая мель. Снимаются и идут дальше.

Затем стартует Лехин экипаж (Леха, Олег, Игорь и Валя). Суровы лица покорителей бурных северных рек. Мужественные и непреклонные стоит они на фоне ката.

Последними выходим мы с Кириллом на вродекакбыспортивном кате-двойке. Отчаливаем. Двойка верткая и легкая по сравнению с более мощным, но много менее маневренным четырехместным катом. Обходит один камень, второй, третий. Четвертый пропускаем между гондол, а на пятый налетаем рамой…

Акчим речка быстрая, неширокая, берега так и мелькают, не успеваешь ничего разглядеть. Поэтому в памяти остались только образы: камень, похожий на покрытого мхом медведя (а, может это был медведь, похожий на покрытый мхом камень), кедр-великан в 2-3 обхвата, патриарх леса, скалы, осыпи…

Проносимся мимо Андрюхиного экипажа – они почему-то на берегу, но скорость велика и спросить, что случилось, не успеваем. К тому же на реке сплошное веселье – камни, шиверы, сливы – бодрый слалом.

В очередном небольшом пороге кат застывает, как вкопанный. Ну, и почему стали? Осматриваем кат – ага, распустилась чалка и, запутавшись в камнях, держит нас на привязи. Делать нечего – режу чалку. Но эффекта никакого – стоим на месте. Снова осматриваемся – на этот раз виноватой оказалась морковка. Режем и ее… и с воплями сливаемся в порожек.

...мы делаем отважные лица, усиленно машем веслами и… входим в слив задом

Вижу на берегу Марину с фотоаппаратом. Киваю на нее Кириллу, и мы делаем отважные лица, усиленно машем веслами и… входим в слив задом. Ха-ха! На очередном обливнике перегибаем гондолу и моментально ощущаем результат – гондола начинает спускаться.

Чалимся уже в прямой видимости моста. Вытаскиваем кат. Кирилл пытается обнаружить повреждение, а я иду в лес на поиски короткого выхода на дорогу – перенести кат.

Возможно, и была там дорога, но мы с ней так и не встретились. Поэтому проводим кат вдоль берега. И уже в лагере нашли причину аварии – разошелся шов на резине.

Почти одновременно с нами чалится и окривевший на один борт катамаран Андрея – они умудрились проткнуть гондолу в пороге… рогами Германа… т. е. лося, которые теперь принадлежат Герману… В общем рогами, которые они привязали посередине на кат параллельно поперечинам.

Подводим итоги получасового сплава: два ката из трех выбыли (пусть временно) из игры, к тому же на нашем кате погнуты все поперечины (целых две!), нет ни чалки, ни морковки. Печально! Однако Кирилл клеит Андрюхин кат, и через полчаса он (в смысле, кат) снова готов к сплаву.

Скоро обед!!!

После стольких переживаний: прогулке по тайге с полной выкладкой, сплава по веселой речке, борьбы с лосиной головой в пороге – все с утробным рычанием и голодным блеском в глазах набросились на обед. А после полуденной сиесты решили еще разик пройти этот порожистый участок, но уже только на двух катах.

Лехин экипаж ушел раньше всех, а мы, решив не разбирать катамаран, начали операцию по его проводке на двух морковках через поток на противоположный берег Акчима.

Более увлекательного зрелища я еще не видел

И для начала туда ушел Андрей. И начал кидать нам морковку. Кирилл с этого берега пытался поймать ее, заходя в воду все дальше и дальше. И каждый раз морковка падала сантиметрах в пятнадцати от вытянутых рук Кирилла. Более увлекательного зрелища я еще не видел.

Наконец, морковка у нас. Цепляем кат и начинается другая игра – перетягивание каната. Где в качестве каната выступает наш катамаран-четверка. Это надо было видеть! На том берегу, заглушая своим ревом шум потока, тянут кат Андрей с Германом, а на этом – мы с Кириллом, Тимофеем и слегка хмельным охотником (под громкий рассказ этого самого охотника о том, что бы он сделал, будь на то его воля) пытаемся удержать кат за выскальзывающую из рук веревку.

...решили еще разик пройти этот порожистый участок Оба экипажа с шумом и ревом удачно форсируют пороги

Минут через десять веселье наконец-то закончилось, и мы уже на том берегу. Помогаю ребятам донести кат по уже знакомой дороге, желаю удачи, машу ручкой и возвращаюсь обратно по берегу.

Потом выстраиваемся по берегу – встречать и фотографировать. Оба экипажа с шумом и ревом удачно форсируют пороги и на сей раз безаварийно чалятся перед мостом. Ура! А теперь можно и в лагерь.

...рога уже стоят на почетном месте – на высоком пне...

А там: рога уже стоят на почетном месте – на высоком пне, Валя с варганом в зубах бродит вокруг костра и наигрывает что-то очень торжественное, Марина священнодействует над котелком, отгоняя любопытных поварешкой.

После ужина Герман (он же Зоркий глаз), гуляя по лесу, нашел на ветке дохлого рябчика со следами крови на голове. “Наверное, летел, ударился головой о дерево и умер” – такова была версия Германа. Вдвоем с Андрюхой они ощипали бедную птичку, разделали, зажарили и съели. А потом пришел второй Андрей – наш водитель, и пожаловался: “Подстрелил всего одного рябчика, да и того сперли. А уже и на соседей наехал - не вы клали, не вам и брать…”

уже перед самым вечером...

Уставшие, но довольные и умиротворенные все постепенно стягивались к костру. Достали гитары (обе), но так как у доктора болел пальчик, то отдуваться за всех пришлось Вале.

С нами происходило что-то странное – то ли чай на нас так подействовал (надо будет спросить у Марины, что она туда добавила), то ли наше с Валей вытье под гитару и варган, но все довольно рано расползлись по палаткам, и вскоре над непроходимыми таежными дебрями зазвучал разноголосый храп…

А перед тем, как залезть в палатку, договорились с Андрюхой встать пораньше – часиков эдак в пять, и сделать еще один заход на порожистый участок…

...пора в обратный путь...

21.05.06 воскресенье
Утро. Около 10 часов местного времени. Хроники медленно просыпаются. Все вчерашние планы позабыты. Да, поспать мы тоже любим, ничуть не меньше, чем поесть. Ну, делать нечего, пора собираться в обратный путь.

Сворачиваем лагерь под робкими утренними лучами солнышка. Грузимся в машины, уже привычно валимся поверх снаряги, и в путь.

А как только отъехали от Красновишерска, зачастил дождь. Хорошо, что нас он уже не замочит. Домой!!!

Вечером были в Перми. Разгрузили машины, закидали снарягу в кладовку, попрощались и, нагруженные рюкзаками, усталостью и впечатлениями, разбрелись по домам. До новой речки и нового маршрута.

P. S. Найденную лосиную башку Герман подарил “Зодиаку”.

Ещё дневники этого автора
Голосов: 116
ЕЩЁ ДНЕВНИК | ОПИСАНИЕ | ФОТО   Участники
Скиталец - сервер о туризме и путешествиях Rambler's Top100 ПИШИТЕ НАМ
Last modified: February 22 2013 18:40:00
Яндекс.Метрика
© 2002 tourclub-perm.ru   В случае перепечатки материалов сайта активная гиперссылка на tourclub-perm.ru обязательна