КОНЖАКОВСКИЙ КАМЕНЬ, 23-26 ФЕВРАЛЯ 2011

 
ФОТО | ВИДЕО <2>   Участники
Просмотров: 3743  |  размещен 16.03.2011
Ещё дневники этого автора


Конжаковский Камень, 23-26 февраля 2011

дневник похода

Состав: Евгений Михайлович, Илья, Дима, Слава, Люба, Сергей, Света, Катя, Оля, Ксения, Михаил.

23 февраля:
ЕМ: приехали к марафонке примерно к 10 часам, проехали по ней где-то 3 км. Нашли развилку, где газели можно развернуться и отпустили машину. Встречу назначили на субботу в 14 ч. на этом же месте. Петрович решил коротать время в наше отсутствие в Кытлыме. К 13 ч. дошли до места базового лагеря – примерно 12,5 км. Поставили лагерь на берегу р. Конжаковки, пообедали и в 16 ч. пошли прогуляться вверх до подножия гор. С утра было пасмурно, но днем облачность рассеялась. Замечательно погуляли, пофотографировали и скатились обратно. В 23 ч. легли спать.

Приехали, выгрузились. Сначала шли пешком, дорога была хорошо укатана. Дальше встали на лыжи и поползли в гору. Растянулись, наверное, на километр. Идем с Олей. Нас догоняют Люба со Славой: «Ну, вы и спортсмены! Еле вас догнали!» Ага, спортсмены, шли черепашьим шагом: 20-25 мин едва ноги переставляем, потом отдыхаем и т.д.

Первый подъем закончился, теперь спуск до р. Конжаковки. Катишься тихонько на лыжах (уклон у горы не большой), а перед глазами панорама гор разворачивается. Кайф. Докатились до Конжаковки. Снегу в реке почти до мостика из бревен навалило, а ведь это почти в мой рост – 1,6 м. Снова подъем в гору, отдыхаем через каждые 2 км. Мне лично последние 3 км до лагеря дались тяжело. Но хуже всего было Кате. Чуть не падая, со словами: «Оставьте меня здесь, с палаткой!» или «Прикопайте меня по-тихому!» – все-таки шла.

На стоянке Женя сказал, что снег для еды топить не будем. Целесообразнее брать воду из речки. Нашли место, где снежный слой поменьше, раскопали, продолбили лед (вернее, нечто среднее между льдом и мокрым снегом). Пока возились с водой, погода сделала нам подарок – небо над нами расчистилось, и выглянуло солнышко.

Укатились вверх по долине через низкорослое редколесье до подножия гор. Погуляли часа два и обратно. И тут началось… Туда-то шли вверх, а назад надо было спускаться по накатанному. Так что «обратно» было прикольно…. Лыжи по фирну хорошо разгоняются, как остановиться я не знаю. Деревья, красоту эту ветвисто-извилистую полукарликовую, живописно растущую на склоне, пересчитывать собой совсем не хотелось. Села я тогда на лыжи, как на фанерку, и покатила с ветерком. Прокатилась, в фирновый нанос влепилась, думала дальше таким макаром поеду. Только это безобразие Женя увидал: «Ты костей не соберешь! Поднимайся! Учись стоять на лыжах!» Поэтому весь оставшийся до лагеря путь училась: в какой позе надо стоять на лыжах, правильно останавливаться, даже как правильно падать. А уж сколько раз падала, я даже и не считала. Одно из моих падений на видео заснято. Но особенно эффектны были первые полёты. Плашмя лицом в снег, извернувшись буквой «зю», с лыжами, воткнувшимися в снег под разными углами. Ну, еще то с березкой обнимусь, чтобы в следующее за ней дерево не влететь, то под другой березкой, сложившись в комок, проехала, а иначе бы мне от нее веткой по морде досталось.

На обратном пути, уже на подходе к лагерю, Женя внимательно смотрит на меня и спрашивает: «Где у тебя шапка?». Ё……, да ветром ее сдуло. Под шапку-то я подшлемник надела, на улице тепло, -10 по ощущениям, и пока каталась, успела разогреется, потому пропажу сразу и не заметила. На следующий день Женя ее в снегу под деревом нашел.

Михаил (???): что гонит людей из теплого, уютного жилья в лес, в горы, терпеть трудности, неудобства, мерзнуть, мокнуть и совершать массу нерациональных дел, которые давно механизированы.

Нет – сюда не каждый пойдет. Большинство смотрит на красоту природы по телевизору, ну кое-кто пытается из окна своей машины. И все-таки природа манит почти всех. Видимо, это какой-то зов предков, который остался у нас. А сколько было трудностей в нашем походе! Мне, в первый раз отправившемуся в зимний поход, особенно заметно.

Бессонная ночь в машине заваленной рюкзаками, потом марш бросок с рюкзаками в гору на лыжах. В конце многочасового пути силы покидают многих. Но никто в этом не признался.

Прибыв на место во второй половине дня об отдыхе можно было только мечтать. Среди сугробов по пояс нужно поставить палатки, нарубить и напилить дров. Каждая мелочь на морозе в лесу дается с трудом. Развести костер и раскопать под снегом ручей, приготовить пищу, а ведь силы истрачены еще в первой половине дня, когда несли по 20-30 кг в рюкзаках. Рюкзак из-за тесноты в палатке пришлось оставить на морозе. Все, что взято с собой из еды замерзло. Замерзла, как выяснилось, и зубная паста. С гигиеной тут совсем худо.

Люба: еще до выезда Слава сказал, что мы будем жить в пещере. Как только дошли до места базового лагеря он взялся за ее строительство. На площадке у палаток ему не понравился слой снега, хотя он местами доходил до 1,5 м. Слава решил строить пещеру на склоне. Поэтому он даже в первый вечер не поехал с нами кататься. Остался в лагере копать. Но в результате почти готовая пещера обвалилась, и пришлось жить в палатке.

24 февраля:
Поднимаемся на Конжак: по долине до подножия гор, резкий подъем, пологий склон, вдоль склона, резкий длинный подъем и, наконец, вершина. Где поположе – шли на лыжах, на подъемах снимали. Перед последним подъемом к самой вершине лыжи оставили у курумника. Пилили в гору пешком, цепляясь остриями лыжных палок за фирн. Кое-где проглядывают курумники, как же, оказывается, я их люблю, ведь ходить по ним гораздо легче, чем по скользкому или проваливающемуся снегу.

На Конжаке солнечно, но сильный ветродуй. Снег под действием ветра принимает причудливые формы: барханы; наплывающие друг на друга пласты с волнистыми краями; мелкая рябь, как на спокойной воде от легкого ветерка; слой с клиновидными краями, где верхние пласты нависают над нижними. В одном месте ближе к вершине ветер так отполировал поверхность, что она стала похожа на слюдяную: такая гладкая, переливается на солнце ослепительным блеском.

На вершине, несмотря на ветер, чувствовала себя великолепно. А ведь на подъемах задыхалась, умей мои дыхательная система и сердце говорить, ругались бы дурным голосом. Хотела я наши Уральские горы зимой увидеть – вот тебе, пожалуйста, исполнилась, хи-хи, мечта идиота.

Но вид, открывшийся с вершины, непередаваемые ощущения, которые там испытываешь, стоит этих мучении. Поднявшись и оглядевшись вокруг я поняла – мы находимся в сердце горной страны. Рядом Серебрянка, Иов, Тылайский, Косьвинский камни, через долину где находится наш лагерь видны г. Семичеловечья, горы Бугры, Казанский камень. По другую сторону видна полоса ГУХа, на севере угадывается Денежкин Камень, на юге из бескрайней тайги выглядывает г. Ослянка. Величием и древностью веет от наших гор. От их сглаженных временем вершин с кристалльно-белым снегом, серо-коричневыми крапинами курумников и останцев, темными пятнами лесных долин между вершинами.

На вершине Конжака находились совсем недолго: групповое фото на скале с непонятной конструкцией из палок, залезли на другие скалы-останцы.

Женя погнал всех вниз в обратный путь. Вовремя, как оказалось, ушли. Буквально за 15-20 мин вершину заволокло облаком. Только солнце оранжево-желтым маревом просвечивало через него. Правда также быстро это облако и сдуло.

На обратном пути народ от души покатался. А у меня опять все ни слава богу: когда у меня в n-ный раз расстегнулось крепление (ослабла пружина), плюнула и пошла пешком.

Катя: сходили на Конжак… нет бы идти, радоваться: солнышко, красота! Но мой организм в этом походе меня явно не слушается… умаяла я его, но все-таки забралась А спуск это просто «101 падение»! Зато ноги подкачала, пока вставала, и сбросила пару килограммов.

25 февраля
Все ушли на Серебрянку – смотреть красивые останцы. Сегодняшний путь на 2 км длиннее чем на Конжак. А мы с Катей решили устроить себе отдыхательно-прогулочный день. Подождали, когда наши уйдут, помахали им на прощанье платочками …тьфу варежками. Потом не спеша собрались и выдвинулись. Отошли от Поляны художников метров на 200 – нас догоняет группа на снегоходах. Вроде тоже из Перми, едут на Конжак. Хотят на снегоходах заехать прямо на вершину и, глаза мои округляются, на снегоходох же съехать: летя вниз по очень крутому склону, с риском кувыркнуться на фирне со льдом, со всей дури впечататься в камушки курумников. Лихо. Интересно, у них получилось?

Поднимаемся не спеша вверх по долине, часто останавливаемся. Просто любуемся окружающей природой, наслаждаемся тишиной, греемся на солнышке. Солнце припекает так, что загорать можно. Синоптики обещали на сегодня облачность – к счастью ошиблись. Облачность есть только над Семичеловечьем и Буграми. Облака – тонкие полосы, окрашенные переходящими друг в друга бледно-желтыми, нежно-розовыми и пастельно-персиковыми тонами.

На первом крутом склоне по левую сторону (если подниматься по марафонке) тоже останцы есть. Туда мы и направились. Добрались до ближайшего курумника, оставили лыжи. Поднялись до первой понравившейся скалы, залезли на нее, позагорали недолго, а недолго потому что порывы ветра очень сильные, едва не сдувает. И дальше от курумника к курумнику, от скалы к скале. Обратно половину пути шли на ногах, половину – скатываясь на пятой точке, пересчитав попутно неровности снежного рельефа. Зато весело было. В лагерь пришли в 4-м часу, разожгли костер, набрали воду в котлы.

И следуя указаниям Жени, поддерживали ее в горячем состоянии до прихода остальных.

Народ вернулся в 7-м часу, только темнеть начало.

26 февраля
Встаем, нехотя выползая из спальников – меньшая часть группы. Остальные упорно притворяются спящими. Но и им не удается сколько-то долго пофилонить, ибо Женя настроен решительно – грозится радикальными мерами, обещает вытряхнуть особо залежавшихся личностей прямо в снег.

Завтракаем. За 4 дня на свежем воздухе нормальные люди нагуливают аппетит – у меня получилось с точностью до наоборот. Сегодня мой завтрак – кружка чая и маленький кусочек сыра, даже на конфеты и пряники из своего сухпайка смотреть не могу.

По мере готовности встаем на лыжню. Собираемся вместе на берегу Конжаковки. Такое впечатление, что рюкзак стал в два раза тяжелей. Надеваю его, не без помощи мужчин, шипя себе под нос: «Да лезь ты на меня, сволочь синяя!» (рюкзак у меня синего цвета). Зато после, на спуске хорошо отдохнула.

До места встречи с Петровичем добежали раньше на 2 часа обговоренного срока, а он нас всё равно уже дожидается.

Последнее групповое фото – на фоне машины, и в путь. Заехали в Карпинске в магазин. В Пермь приехали в 21 ч.


Ещё дневники этого автора
Голосов: 813
Комментарии читателей (2)
Славян
Единственное, что я хотел написать - это чтобы сахар на всех брали. А то опять дефицит присутствовал. Но мне дали плохую ручку, да еще машина тряслась. Видать глас народа скрыть хотели. Хотя на Ослянке сахар уже был на всех.
16-03-2011 18:52:16
Admin:  Ну вот, так и есть - это я про фигню всякую

Посовещавшись, решили твои слова отдать другому - так получилось логичнее
27-06-2011 21:26:57
Славян
Что-то я не припоминаю, чтобы я что-то в дневник писал. Да и манера изясняться не моя.
16-03-2011 15:39:52
Admin:  Ну, что я могу сказать... Все вопросы к Ксюше, что она дала, то и опубликовано...
Хотя да, ты бы точно фигню какую-нить накорябал
16-03-2011 15:58:17
ФОТО | ВИДЕО <2>   Участники
Скиталец - сервер о туризме и путешествиях Rambler's Top100 ПИШИТЕ НАМ
Last modified: February 22 2013 18:40:00
Яндекс.Метрика
© 2002 tourclub-perm.ru   В случае перепечатки материалов сайта активная гиперссылка на tourclub-perm.ru обязательна