НУГУШ, 30 АПРЕЛЯ-6 МАЯ 2008

 
ЕЩЁ ДНЕВНИК   Участники
Просмотров: 4324  |  размещен 26.05.2008
Ещё дневники этого автора


УТКИ, ТИГРЫ И ДРУГИЕ ОБИТАТЕЛИ ЖАРКИХ СТРАН

дневник похода: Нугуш, 30 апреля-6 мая 2008

30 апреля 2008 г.
Всего нас набралось восемнадцать человек – добровольцев, желающих покинуть родной Пермский край для прохождения одной из рек Башкирии – реки Нугуш. Плюс шесть человек – еще одна команда, в планах которой покорить реку Большой Инзер, так же в Башкирии. Все двадцать четыре человека вместе с рюкзаками и катамаранами втиснулись в небольшой такой Пазик.

Выехали в 18.00, вместо запланированных 17.00 – битый час дожидались одного человека из группы инзерцев. А тот застрял в пробке на камском мосту. В результате подобрали его на рынке.

За время дороги было, по-моему, четыре зеленых стоянки и три раза заезжали на АЗС. После каждой стоянки Ирина Жук – наш адмирал, стоя на сиденьи и держась одной рукой за поручень, пыталась пересчитать народ в автобусе. Народ же активно перемещался по автобусу - устраивался, шуршал кулечками с едой. Некоторые «помогали»:
- Ты себя-то сосчитала?
- Меня ты уже два раза посчитала!
- А вот за автобусом это не наши двое бегут? (предлагалось посмотреть в окно задней стенки автобуса, которая практически доверху была завалена рюкзаками).

22.00 – проехали окраину Чернушки. В 23.00 заехали в Куеду, попетляли по ней, в поисках нужного поворота, переждали товарняк. В двенадцатом часу ночи (судя по дорожным указателям, написанным на русском и башкирском языках) въехали в Башкирию.

1 мая 2008 г.
Наши организмы периодически отключались на время сна, но не так надолго, как хотелось бы и не в таких комфортных позах как мечталось нам. Очень забавным показалось ночное принудительное выгуливание во время заправки автобуса (на АЗС категорически запрещено заезжать с пассажирами – так что все по правилам!). В четвертом часу ночи въехали в Уфу. За окнами в темноте как-то сказочно-мистически светятся гирлянды местного завода. Разглядываем улицы ночной столицы Башкирии, кто-то спит. Нужно отметить хорошие дороги и чистоту улиц. 7.00 – едем по горам Южного Урала. Встретилось несколько бурных ручьев, около дороги периодически появляются выходы горных пород – сланцы темно-красных, медных, оранжевых, охристых тонов. И варварство: часть плит исписана автографами туристов.

Растительность из преимущественно лиственной сменилась на смешанную, появились сосны, кедры и ели. В основном все-таки сосны, елок и кедров мало. В лесу небольшими островками лежит снег.

Большой Инзер

На мосту через реку Большой Инзер в 7.45 нас покинула команда попутчиков. Мост, похоже, давно не ремонтировался: покрытие по краям осыпалось аж до арматуры, перила шатаются.

В 8.50 доехали до села Верхний Авзян. Даль заволокло туманом. Грунтовка после Верхнего Авзяна оказалась вполне проходимой. Видимо, давненько не было дождей, и дорога была, в общем-то, сухой. Пазик, загудев от напряжения, все-таки затащил нас на крутую и длиннющую гору после села.

Гора была настолько длинной и крутой, что я реально сомневалась в благополучном продолжении нашего пути на этой машине. Однако, ничего, поднялись! Уф! Вдоль дороги образовались клубы пыли, позже переместившиеся и в автобус. Уставившись в окна, рассматриваем башкирские аккуратненькие симпатичные домики с сине-бело-голубыми наличниками. Лично меня пейзаж поражает, явное отличие от нашего края. Почему-то такие виды встречались мне только в фильмах – огромные зеленые холмы с уютными деревушками. Скоро доберемся до места, Башкирия нас приветствует высоким голубым небом и солнышком.

На место стоянки приехали около 12 часов. Пообедали, собрали каты. У нас пять катамаранов: четыре четверки и двойка.

Внимание, знакомство с экипажами (нумерация условная):

  • Кат № 1 (Веселопед). Кирилл (руководитель нашего похода), Илья, Дима, Таня.
  • Кат №2 (Серая лошадь). Коля-гитарист, Михаил, Настя, Аня.
  • Кат № 3 (Ласточка). Ирина Жук (идейный вдохновитель, соруководитель), Света, Ирина Фадеева, Польша (завхоз).
  • Кат № 4. Коля (из Лысьвы) и Валерий.
  • Кат № 5 (Фиалка). Коля Соколов, Татьяна, Николай, Ксюша.

Итого на 18 человек целых четыре Николая, причем два из них на нашем кате. Поэтому на первой ночевке Кирилл - штурман и главный капитан - высказал свою задумку: собрать экипаж одной четверки исключительно из Николаев. Задумка отклика не нашла.

На одной из наших четверок полностью девчачий экипаж: Ирина Жук, Ирина Фадеева (из Лысьвы), Польша, Света. Сначала мы называли их команду – девочки в гламурных спасиках, а к концу похода, когда их лица подрумянились под палящим башкирским солнцем (более чем хотелось бы), их переименовали в "Тигров ислама", т. к. девчонки ходили, обвязавшись платками по самые глаза. Что, впрочем, не мешало капитану нашего ката, Коле Соколову, весь сплав регулярно обрызгивать их водой. Ему так хотелось, чтоб они развеселились и ответили ему тем же. Но девушки, как гордые восточные красавицы, молчали и лишь обжигали Колю возмущенными взглядами.

Был у нас и свой гитарист – жаль, всего один, зато какой! Наш Коля всем гитаристам гитарист. Репертуар у него необъятный и разноплановый, но в Башкирии нам почему-то выпадали в основном песни спокойные и мелодичные – природа навевала? Потом сам Коля и проговорился: "Еще пара, тройка таких песен - и все разбегутся по палаткам".

Хм, нет! Разбегались не все, зачем ложиться спать? Неужели мы в своей городской жизни можем создать такую приятную обстановку, когда горячее огненное пламя вьется, поглощая очередное полено, чтобы сжечь его дотла, отдать нам тепло. У костра мы согреваем свои уставшие за день конечности, кто-то поднесет озябшие ладони, кто-то протянет ноги , кто-то посушит носки, возможно, у кого-то сгорят очередные кроссовки или подплавятся сапоги. Мы повесим на крючок очередной котел, заварим чай, Польша, приготовит нам горячительный напиток (крепчающий раз от разу – в этом есть своя загадка ), волшебная кружка пройдет по кругу до полного опустошения, чтоб еще пару раз наполниться. Среди нас замечательный гитарист Коля, и, естественно, все перечисленные процедуры проходили в песенно-гитарном сопровождении. Так под высоким звездным небом Башкирии холодными ночами мы были благодарными слушателями давно знакомых, совсем неизвестных, шуточных, веселых и не очень (вспомним вечер клещей) песен в исполнении Николая. Костром освещались наши довольные и обгоревшие за день лица, грелись души и наполнялись умиротворением сердца.

Погода все дни стояла прекрасная: солнечно, никаких осадков. А в первые два дня и последний было очень тепло. Однако ночью на палатках и траве оседала изморозь.

В первый же день сплава (1мая) нас ожидал сюрприз. Препятствие заключалось в следующем: одну половину реки по ширине занимали растущие недалеко друг от друга два куста, справа свободная протока и в ней расческа, струя выносила прямо на нее. Похоже, все наши каты поздоровались с ней. Три ката лишь слегка, а вот нашему и двойке не повезло особо. Мы правым бортом сходу влетели в расческу. Впереди как раз сидела я. Мне пришлось растянуться на носу гондолы и выставить вперед весло, тараня им ветки, ощетинившиеся на меня. Но с ката я не слетела и весло удержала.

Коле с двойки пришлось хуже: дерево сняло его с ката. Он уцепился руками за него, но ноги в сапогах болтались в воде. Высокие сапоги-болотники на сплаве, как известно, не самая подходящая обувь, хоть в некоторых случаях и удобная, вода заливается в них и удерживает человека, а то и тянет вниз. И все-таки Коля залез на дерево и даже вместе со своими сапогами. Ему помогли переодеться, напоили горячим чаем, и через 40 мин Коля снова был в строю, т. е. на катамаране и с веслом.

2 мая 2008 г.
Погода солнечная, покинули лагерь примерно в 10 – 10.30 ч. Наши разноцветные катамараны немного растянулись по реке, но в целом скорость движения у всех была в пределах общественной нормы.

В первой половине дня встретилось очередное препятствие: мель, кусты по краям и камень с бревном на небольшом островке посреди реки. Течение, упрямой струёй, разумеется, выносит наши суда именно на островок. Все каты более-менее благополучно смогли выгрести в нужном направлении, и только наша Ласточка уселась на камень. Надо сказать, что с утра мы слабо накачали левую гондолу, поэтому, когда во время маневра правая гондола поднялась вверх, левая гондола, продолжая находиться в воде, приняла на себя нагрузку и «спустилась». Издалека очевидцам показалось, что кат вот-вот перевернется, но, каким-то чудом, он съехал с бревна на воду. В целом благополучно, но, успев промокнуть, экипаж добрался до берега, подкачал гондолу и продолжил плавание вместе со всеми.

На правом берегу деревни Галиакберово, после моста, встав на зеленую стоянку, мы пообщались с лошадьми. Т. е. четверть группы бегала за лошадками с фотиками (в том числе и сама писака), приманивая их травой, которую срывали у лошадей из-под носа.

На левом берегу, очень крутом - уклон, наверное, 75-80˚- и скалистом, на высоте метров 100 паслись коровы. Как они туда забрались, так и осталось для нашего ката загадкой. Со всех сторон коров окружали крайне крутые склоны. На крыльях что ли они туда залетели?

Ожидаемые пороги после деревни Галиакберово прошли с разведкой и без происшествий (так же второй ходовой день). Кирилл после осмотра первого порога наобещал чего-то страшного-страшного. А порог не впечатлил: валы, где-то около метра, сливчик, рядом с вклинившимися в реку каменюками. Даже Татьяна с нашего ката, не особенно стремившаяся к острым ощущениям, после следующих порогов сказала про первый: "Ну, разве это порог!"

Как нам рассказали местные, большая вода была за день-два до нашего приезда, мы плыли уже по спадающей. Поэтому пороги оказались приятным разнообразием после спокойных участков. И мы старались зарулить в максимальное их количество. На нашем кате особенно воодушевлялся при виде порогов Николай-старший, казалось, он один перегребет всех нас троих (меня, Татьяну, Колю-капитана). За это Коля-капитан его и отметил: "Николай задавай темп!" А нам с Татьяной: "Равняйтесь на Николая!".

В спокойных местах мы объединялись тремя-четырьмя катамаранами, и только двойка упорно плыла в одиночку. Одним из самых объединяющих факторов оказалось сало. Хотя, не всем оно по душе. Тут я поддерживаю недовольство Польши: "Опять ваше сало есть!" (не понять и мне, что же такого вкусного в этом куске жира?). Во время одного из таких тихих участков мы услышали спор девочек: - Что ты на меня все нападаешь?!
- Ты сама начала!
- Да я тебя только веслом по голове ласково погладила!

На одном из порожков мы встретили уток-экстремалок. Т.е. мы плывем, перед нами три утки, а впереди порог. Перед самой большой булькой одна из уток взлетает, пролетает низко над валами (видимо, провела разведку и будет страховать оставшихся). Две другие, плавно покачиваясь на валах (как кораблики), спокойно проплывают порог. Еще немного о животном мире Башкирии. Кто-то из девочек видел змей: одна тусовалась на берегу, другая проплыла рядом с катом. И, судя по деревьям, подгрызенным на манер карандаша, местность изобилует бобрами. В последний - пятый ходовой день видели, как птичка играла в кошки-мышки с бабочкой: отпустит бабочку, та попорхает немного, птичка ее снова на лету схватит.

3 мая 2008 г.
Наконец, достигли того участка реки, который называется «дубовый лепесток» (свое название этот участок получил из-за причудливых изгибов реки, по форме напоминающих дубовый лист). Ирина Фадеева пересела в этот день на кат-двойку, но вернулась обратно на свой кат в последний день (день прохождения водохранилища).

В течение дня любовались нугушскими скалами, принимали солнечные ванны и ловили все возможные бульки. Вечером встали на одном из изгибов реки на ночевку. С этой стоянки проснулись клещи, к тому же и местность была располагающая к их изобилию – нашу поляну окружали кустами. Клещи были везде - и на тентах палаток, и ползали внутри по пенкам… В общем, покусали трех человек из группы (в том числе и меня). Хорошо, хоть не энцефалитными оказались.

4 мая 2008 г.
Как обычно подъем дежурных в семь часов, остальные встали в восемь. Вот так вот спишь, спишь, хорошо тебе… а снаружи кричат, например, такое фирменное у Коли Соколова: «Рота подъем!» Подъем, подъем, еще и у палатки все ходы и выходы откроют, дабы сони-засони завтрак не проспали. Итак, пробужденные движением утреннего нугушского воздуха под сводом палаточного тента уютные нагретые коконы разворачиваются и из них потихоньку, зевая «выпархивают» ... ммм... нет, вылупляются сонные, опухшие туристы (не подумайте чего плохого, опухшие – из-за особенной любви солнца к нашим бывшим когда-то в городе белым лицам). «Если солнцу вставать не лень, и для нас значит ерунда...», ерунда не ерунда, а солнышко давно уже старается – светит.

Начался этот день с утреннего похода на близлежащие скалы. Полюбовались открывшимися просторами, пофоткались.

Лысьвенцы (Коля и Ирина) с воодушевлением обсуждали, что с этой отвесной скалы получится отличная тарзанка, неплохо бы спрыгнуть отсюда с парашютом и еще что-то из экстрима. Здесь я удостоверилась, что деревья с черно-серой корой – это дубы. Обычно их представляют как великанов, толщиной в несколько обхватов. А тут - самые что ни на есть обычные деревья, и только листики и желуди под ногами подсказывают, какое перед тобой дерево. Вообще, по сравнению с нашей сумрачной, заросшей мхом тайгой, леса в Башкирии кажутся более мирными, светлыми и просторными (видимо из-за преобладания сосны).

После экскурсии на скалы устроили тренировочные спасработы. Поплавать согласился Дима – собственно, с того все и началось, что Диме захотелось искупаться. С морковками (морковка – спасательная веревка, упакованная в специальный же мешочек яркого цвета и с карабином на конце, кидалась Диме с целью вытащить его из воды) стояли Николай-старший и чуть поодаль Кирилл. Выше по течению Диму скинули (или он добровольно выпал ) с катамарана в воду. Во время самосплава «утопающему» сопутствовал катамаран с опытными товарищами (со стороны ощущение было такое, что они собираются добивать его веслами ). Спасли добровольца быстро, первым (по занятой позиции) кинул морковку Николай, Дима за нее сразу же уцепился и благополучно был зачален к берегу.

В этот же день успели сходить ниже по течению на водопад на ручье Куперля. Ручей выливается через сквозное отверстие, образующее арку в скале, и через несколько метров обрушивается вниз каскадом водопадов. Рядом с первым отверстием, буквально на расстоянии метра, расположенного второе, только меньше раза в три. На арочный мостик можно подняться, ширина его в самом узком месте не превышает 1-1,2 м. На водопаде мы в первый раз увидели дикие тюльпаны (желтые и красные).

Под конец четвертого ходового дня мы ощутили приближение водохранилища - Нугуш стал спокойной, равнинной рекой. На последнюю ночевку встали на полянку с явным уклоном. В связи с этим у Татьяны с Николаем-старшим состоялся разговор:
- Как ты палатку ставишь, я же всю ночь буду на тебя скатываться!?
- А я тебя буду откатывать.

На этой поляне тоже произрастали тюльпаны и уже распустившиеся желтые примулы.

5 мая 2008 г.
Мы гребли по уже по разлившемуся Нугушу (шириной, наверное, с нашу Чусовую в районе Пальников-Голованово). Мало того, что не было течения, так еще и ветер (мордодуй) периодически дул прямо в лицо. Из-за чего кат едва ли не плыл назад.

Вот мы и приближаемся к концу маршрута, что-то защемило в душе. Ленность и усталость с тоской уже просыпаются. А надо грести! Водохранилище – это не так весело как брызги при прохождении порога, но зато очень даже живописно. Появляется повод перебрать разные варианты игр для экипажа во время гребли, дабы совсем не заснуть после долгой посиделки у костра звездной башкирской ночью. Пытаемся грести ровно, спокойно, но в особо ветреные периоды приходится по команде капитана проснуться на сколько это возможно и грести, грести…

На одной из гор (справа, на повороте в водохранилище) кто-то не поленился выложить камнями тропинку и слова:

РФ
Башкортостан

Доплелись до места антистапеля, там нас уже ждал Пазик. Большинство девушек уже давно мечтало о душе или хотя бы о возможности помыть голову. Ну, и домечтались… Полина, добрая душа, одолжила шампунь.

Вот это и называется жертва ради чистоты и красоты: каждый раз, когда я лила себе на голову воду, у меня дух захватывало от прохлады. Судя по возгласам плещущихся рядом девушек, они тоже испытывали незабываемые ощущения. Некоторое время, после душа, я передвигалась по зигзагообразной траектории, пошатывало (видимо так холод подействовал). Но горячее солнышко быстро высушило волосы.

Было так здорово, что захотелось провести еще (еще! еще!) денек на уютном пляже национального парка Башкирии. Но вот мы уже пообедали, разобрали и просушили катамараны. Групповое фото на память, и… поехали. Как сказала Татьяна с нашего ката: "Всегда не хватает одного или двух дней".

Ещё дневники этого автора
Голосов: 183
Комментарии читателей (2)
Таня
Ой! На кате № 1 (Веселопед) была Таня - то бишь я, а не Настя. Куда меня дели, УФФФ)))))))))))
31-05-2008 08:44:18
Admin:  Эт глюк Анютки...
Поправила...
31-05-2008 13:06:45
аня - матрос "Серой лошад
=))) поправка: "Серая лошадь" не садилась на ... тот островок, на "Серой лошади" были те очевидцы, которым показалось, что "Фиалка" вот-вот перевернется зы: 2 мая.
26-05-2008 21:06:45
Admin:  Ну, запуталась в вас с Ксюшей...
Исправила
27-05-2008 13:03:23
ЕЩЁ ДНЕВНИК   Участники
Скиталец - сервер о туризме и путешествиях Rambler's Top100 ПИШИТЕ НАМ
Last modified: February 22 2013 18:40:00
Яндекс.Метрика
© 2002 tourclub-perm.ru   В случае перепечатки материалов сайта активная гиперссылка на tourclub-perm.ru обязательна