КАРЕЛИЯ, АВГУСТ 2006

 
   Участники
Просмотров: 6184  |  размещен 19.09.2006
Ещё дневники этого автора


И ДОЛГО МНЕ БУДЕТ КАРЕЛИЯ СНИТЬСЯ…

дневник похода: Карелия, август 2006

Карелия, р. Кереть – Белое море
(ст. Лоухи – ст. Чупа) август, 2006

В планах на лето у нас стоял Байкал. Но по ряду обстоятельств с Байкалом не получилось, это стало совсем ясно к середине июля. И тут перед нами открылись самые широкие возможности, куда бы пойти. Мы выбрали Карелию. Звучит заманчиво, ехать не так долго и не так дорого (как на Байкал), маршрут разрекламирован одной дружественной группой, ходившей по нему прошлым летом. Как всегда насобиралась куча пылающего энтузиазмом народа в лице автора (она же мать семейства), Димки (мужа и отца семейства) и Тимохи (сына семейства, 7 лет). В команду также был включен катамаран-двойка «Дельфинчик», прошедший курс молодого бойца весной на Ревуне. Итак, все в сборе, можно начинать.

ДОРОГА

Готовились мы к этому походу примерно как к путешествию по Северному полюсу под непрекращающимся дождем. Набрали кучу теплой одежды, дождевых плащей, резиновых курток и штанов, долго-и-под-водой горящих спичек (костровые из нас - те ещё), а на экстренный случай – газ и горелку (хоть стакан воды вскипятить и тем согреться). Видимо, на нас повлияла плохая погода в Перми (три недели было холодно и дождливо), а также сознание того, что «все-таки на север едем». Хочу заметить, что практически ничего из этого не пригодилось. Резиновые штаны я пару раз одела на пороги, а на газу готовили в Петербурге. Билеты купить оказалось неожиданно трудно. Три раза мы ездили на вокзал, пока, наконец, купили билеты до Питера, оттуда до станции Лоухи, и заодно из Питера до Перми. Выезд 5-го августа утром, в Питере пересадка на Мурманский поезд (к счастью, с того же самого вокзала и ждать всего 2 часа). От Питера до Лоухов примерно 18 часов езды.

Кстати, недавно прочитала в рубрике «Осторожно, грабли» про проблемы с перевозкой труб. У нас они возникли только на Перми II. Кассирши никак не могли понять, что за билет нам нужен. Наконец один дяденька из работников вокзала надоумил нас сформулировать это как «излишняя ручная кладь» и билет был куплен. А тут и поезд подошёл. Он был фирменный, но погрузились мы без проблем. Некоторый шок вызвали третьи полки, закрытые с боков. Пришлось положить чехол с трубами прямо в проход параллельно боковушке и слегка его подвязать. Как ни странно, ни проводницы (очень милые женщины), ни пассажиры возмущения не высказали, да еще хором объясняли кто мы такие (спортсмены, дескать) какому-то проходящему ревизору. Наверное, нам очень повезло.

В Питере выгрузились на Ладожском вокзале, купили продукты на следующий поезд и его тут уже объявили.

Еще на вокзале мы обратили внимание на огромную толпу вопящих-галдящих-снующих детей. Кода объявили наш поезд, все они куда-то делись. Нехорошие предчувствия закрались в мою душу. И как выяснилось, не обманули. Подойдя к поезду, мы увидели проводниц в обмороке и всю эту ораву, заполонившую состав. Одним словом, в нашем вагоне только мы были «нормальными» пассажирами, за что проводницы были нам благодарны и даже не заметили наш негабаритный груз (хотя на него был куплен билет в Питере, кстати, без малейших проблем).

Ехали мы весело, дети в первые 20 минут выпили весь кипяток и с энтузиазмом грызли сухую лапшу, посыпая ее не менее сухим пюре. Зато Тимоха был наверху блаженства, ещё бы, такая возможность пообщаться с себе подобными.

Но все хорошее заканчивается, и в 9.30 утра 7-го августа мы выгрузились на станции Лоухи. Кроме нас там никто не вышел. Немая сцена, т.к. мы были предупреждены об огромном количестве групп, обычно ездящих именно сюда. Зато все машины, жаждущие подвести до реки толпы туристов, были наши. Но сперва к нам подошел суровый пограничник (ну, любят они нас!) и переписал Димкины паспортные данные. Увидев, что мы из Перми, а не из столицы, он подобрел и разговорился. Однако настойчивые Димкины вопросы про сплав по пограничным рекам снова разбудили в нем профессиональную подозрительность, и я поспешила увести свое семейство и отдать его в руки самого близкостоящего шофера. Он согласился вести нас за 500 руб. и все время говорил, что это очень дешево, я даже ему поверила. В Лоухах закупили продукты (с собой ничего не везли, и так груз был немаленький). Здесь несколько слов о раскладке. Димка велел покупать только две банки тушенки (на неделю!), мотивируя это тем, что «Карелия – дескать, - будем ловить рыбу, собирать грибы и тем питаться». Я не возражала, хотя предвидела, что двух буханок хлеба и палки вареной колбасы нам на перекусы не хватит. Однако, закупились, поехали.

До реки 17 км. По дороге водитель спросил, к какому автомобильному мосту ехать (их внезапно оказалось два – один ближе к морю, другой на 20 км выше по реке). Я уверенно ткнула на карте в более дальний, а Димка промолчал. Как потом оказалось, он про него и не догадывался, и весь маршрут просчитывал с более ближнего. Карты этого участка реки у нас не было, но мы не унывали, несколько настораживали только пресловутые две банки и две буханки, ведь маршрут значительно удлинился.

Водитель высадил нас около реки, пожелал всего хорошего, дал номера своих телефонов и уехал. Мы огляделись. Все вокруг было какое-то особенное. Это начиналось чудо. Чудо по имени Карелия, которым мы будем наслаждаться долгие (и такие короткие) 10 дней. Но помнить о нем я буду всю жизнь.

ОЗЕРА

Итак, водитель высадил нас около реки, на прекрасной поляне, где рос кое-где маленький лес, в котором была черника, и был мох, на берегу рос иван-чай и зверобой, было несколько оборудованных костровищ, а также московская группа, только приступающая к постройке своих катамаранов. Мы не стали им мешать и спустились пониже к реке. Димка бодро провозгласил: «Даешь стапель в рекордно короткие сроки!» - и я тут же начала кипятить чай, а он занялся катамараном. К слову, почти все встреченные нами группы делали деревянные каркасы, но мы – стойкие защитники природы и вообще привыкли везде таскать за собой трубы (мало ли что, а вдруг деревьев не будет!). Погода стояла пасмурная, но не холодная. Удивляло полное отсутствие кровососущих, а ведь мы были предупреждены об их изобилии в карельских лесах и взяли накомарники (которые не понадобились) и всяческие кремы (мазались один раз за весь поход).

Кереть в этом месте была не широкая, примерно как Сылва в районе Кишерти и течения практически не наблюдалось.

Не прошло и 3-4-х часов, как мы были готовы отчалить. Довольные, что уже опередили одну группу, плывем по реке, которая превращается… превращается … в немаленькое озеро.

В тот день мы познакомились с карельскими озерами. Они невыразимо прекрасны. Удивительно прозрачная вода, подводные леса мягких, колыхающихся водорослей с быстрыми рыбками, кувшинки, лилии, а по берегам стоит настоящий лес, но знакомство с ним было еще впереди.

Мы прошли озера Петриярви и Нижняя Ламба. Над озером Петриярви долго-долго сияла в голубом небе радуга.

На озерах мы нагнали еще одну группу москвичей, которые любезно дали нам ксерокопию карты этого участка (у них было несколько). Вот как поступают запасливые люди, видимо предвидя встречу с такими разгильдяями как мы!

День выдался тяжелый, и мы встали пораньше. Несколько слов о стоянках. Берега здесь низкие и болотистые, но регулярно встречаются каменные выступы, поросшие лесом, на которых и есть оборудованные стоянки. Часто встречаются бани, некоторые даже с тентом. Со стоянками у нас проблем не возникало. Во-первых, приткнуть одну палатку куда легче, чем, скажем, три, и выбора у нас было больше. Во-вторых, групп на маршруте было очень мало и конкурентной борьбы за стоянки не велось, все спокойно вставали на хороших местах.

В связи с острой необходимостью питаться подножным кормом, Димка отрядил меня по грибы-ягоды, Тимошу – на рыбалку, а сам занялся обустройством лагеря.

Вот тут я и познакомилась с лесной Карелией. Леса совсем не похожи на наши. Кругом, насколько хватает глаз, сплошной черничник, голубичник и мох, привычной травы нет. Попадаются каменистые места, поросшие белым мхом и красными ягодками, очень красиво! Деревья с искривленными или раздвоенными верхушками, как будто что-то не дает им расти выше определенного размера. Воздух в лесу густой, тяжелый, душный. Очень много сухих и поваленных деревьев. И тишина.… Ни одна птичка не чирикнет. Когда прошла первая растерянность от обилия новых впечатлений, я была потрясена этой сумрачной красотой, и карельский лес навсегда поселился в одном из тайных уголков моего сердца.

Однако искать там грибы оказалось совсем не легко. Все-таки я наковыряла сыроежек на грибовницу. Ну а черники было столько… столько… и такой КРУПНОЙ (как вишня). Возникало страстное желание лечь на пузо и просто объедать её вокруг себя. Но я ограничилась собиранием в бидон и поспешила к лагерю. Кажется, Тимоша поймал какую-то плотву, мы ее пожарили. Несколько слов об особенностях карельской рыбалки. Плотва у нас клевала только на хлеб (которого было очень мало) и игнорировала всяких резиновых червячков, короедов и т.п. На блесну потом ловились окуни и щука (подробнее – чуть позже).

В общем, обошлись без тушенки и спать легли вполне сытые.

ПЕРВЫЕ ПОРОГИ

На следующий день мы подошли к первым порогам.

Несколько слов об особенностях карельских порогов: сад камней. Надводных, подводных, разных форм, размеров и степени затопленности, разбросанных по всему руслу. В порогах мелко. Мы, люди простые, привыкшие в основном пробивать (или не пробивать) бочки и ставить нос по валам, несколько растерялись от предстоящего крутого слалома. Подводные камни сначала различались нами очень плохо и вследствие этого иногда устраивались душевные посиделки посреди порога с непременным объяснением друг другу в любви. А каждый шаркнувший по шкуре камень отдавался болью в душе, обремененной частнособственническим чувством.

Итак, первые пороги. Первым из первых оказался пор. Кривой. Около него нас догнали москвичи (те, что поделились картой). Они зачалились и пошли смотреть порог. Ну и мы тоже пошли смотреть порог (что мы, рыжие, что ли). Посмотрели, ребенка поставили на фотосъемку и пошли. Прошли, ничего не поняли, посадили ребенка и пошли дальше.

А надо сказать, что все пороги начинаются внезапно, перед ними абсолютно гладкая вода и зачалиться не составляет труда. То же и после, течение как-то быстро успокаивается, это очень удобно, если кто-то или что-то в пороге упадет, поймать это будет легко. В одном из отчетов я прочитала, что карельские реки напоминают бусы, собранные из бусин разной величины, разного материала и вида. Это сравнение я не раз вспоминала, когда после широченного озера перед нами возникал бурлящий порог.

В этот день были ещё какие-то не сложные пороги, а на следующий день к обеду мы дошли до порога Мураш. Везде он описан как оч-ч-чень страшный. Москвичи были уже там. Мы пошли осматривать, до конца не дошли (далеко), решили, что пройдем вместе с ребенком, и ринулись. Все прошли нормально, только в конце, после поворота (как раз где мы не смотрели), бушевали неплохие валы, но зря мы что ли учились заходить носом в валы! Пролетели и их тоже и встали на перекус.

На следующий день нас ждал порог Сухой. Это были просто камни, натыканные по всему руслу и слабое течение. Но продолжалось это безобразие довольно долго и под конец начало здорово напрягать. Конечно, хочется объехать все камни, но это просто не возможно, все равно что-нибудь цапанешь. В конце мы сели на мель (посреди реки), пришлось выходить и сталкивать Дельфинчика.

Но вот мучения закончились, впереди замаячили ж/д мост и населенный пункт под названием Кереть. Поскольку хлеб закончился, колбаса и печенье тоже были на исходе, было решено десантировать Димку на берег с целью поиска магазина. Поселок на берегу производил впечатление вымершего: ни звука, ни дымка над крышами, и Димка пошел вдоль железной дороги до станции Кереть (около 2 км). Там он обнаружил не слишком трезвого аборигена. На вопрос: «Где здесь магазин?» - абориген ответствовал:
- Турист?
- Да.
- Спирт есть?
- Нет.
- И магазина тоже нет.

На самом деле магазин туда приезжает по железной дороге на час или на два, а в этот день он был в 6 часов. Пришлось Димке возвращаться ни с чем.

Поплыли дальше, с грустью подсчитывая оставшиеся макаронины.

К вечеру подошли к порогу Долгий. Он действительно ну очень долгий (около 4 км непрерывного слалома между булыганами). За каждым поворотом реки ждешь, что все, наконец-то все, а он продолжается и продолжается. Где-то в середине второй половины порога наше внимание стало несколько рассеиваться, и мы затеяли философскую дискуссию на тему: «С какой стороны обходить этот камень». К сожалению, она была прервана самым беспардонным образом: мы наехали на упомянутый камень Димкиным бортом, нас неплохо колбаснуло и Димка, сидевший, между прочим, на рюкзаке, выпал за борт не издав ни звука. Только ножками дрыгнул. Но тут же из воды показалась его голова, а также могучие плечи (глубина была такая – по пояс), изо рта его сыпались разные ласковые слова и прозвища в мой адрес. К счастью (в данной ситуации) на нем не было спасжилета, что сильно облегчило залезание на катамаран, но с другой стороны на нем были болотники, что сильно затруднило залезание. Однако порог не думал на этом заканчиваться, и мокрый залезший Димка взялся за весло, не переставая изрыгать ласковые прозвища. Я молчала, тайно сожалея только об отсутствии камеры.

Но вот закончился и самый Долгий на маршруте порог. Мы решили больше не искать приключений на сегодня, тем более что впереди нас ждал довольно сложный (по описаниям) порог Варацкий, и встали на ночевку. Это была первая стоянка, где у меня возникли некоторые проблемы с поисками черники (за ней надо было идти чуть дальше двух метров от лагеря).

Утром следующего дня мы подошли к порогу Варацкий. Над ним стояла группа очередных москвичей (другая!), которые как раз собирались уходить. Мы посмотрели порог (есть один интересный слив) и обнаружили в конце его автомобильный мост. Димке пришла идея смотаться до поселка Чупа (напрямую 7 км), с целью посетить магазины, т.к. ситуация с продуктами становилась критической. Так у нас получилась дневка. Москвичи освободили стоянку, предварительно оскорбив нас тем, что перепутали Пермь с Пензой, Димка убежал в сторону Чупы, а мы с Тимофеем занялись сбором грибов, ягод и рыбалкой.

О последнем пункте немного подробнее. Около берега, в зарослях кувшинок периодически кто-то громко плескался. Димка, еще до ухода, бросал туда спиннинг, пришел спиннинг с одною тиной речною и на этом он успокоился. Но вот, через какое-то время, вновь послышались всплески. Я, до этого ни разу не державшая в руках спиннинг, решила, что пора бы и подержать. А может даже и покидать. Пару раз бросила я – ничего, потом бросил Тимоха. И бросил-то недалеко, вдоль берега, но мы сразу почувствовали – что-то есть. Начали подматывать. Вода в Керети очень прозрачная и мы ещё издалека увидели щуку, зацепившуюся за наш крючок! Она сопротивлялась, но мы вытащили ее на берег и отволокли подальше от воды. Поскольку это была первая в нашей жизни щука и не маленькая (см. фото) и она вся прыгала, извивалась и хотела убежать, я подумала, что надо ее как-то успокоить. Что-то забрезжило в моей памяти, что-то такое я читала, про успокаивание щук. И я взяла не маленькую дубину и шмякнула ее по башке. Так на наших глазах произошло превращение мирной домохозяйки в кровожадного и дикого первобытного человека. Потом мы эту щуку помыли, (она запачкалась, пока мы ее волочили от воды) и была сделана фотография вместе с рыбаком.

К вечеру пришел Димка с полными сумками всякой вкуснятины (если бы его не подвезли добрые местные жители, пришел бы к утру, по дороге оказалось все 20 км, а по другой стороне дороги был магазин в поселке Плотина до которого 5 км.). Увидев щуку, он сразу же захотел такую же, или, ещё лучше – семгу! С такими мыслями он пошел рыбачить под порог и оборвал там блесну. Но предварительно поймал пятнистую рыбку совсем без чешуи (нам потом объяснили, что то была форель). А уха из щуки была просто божественной.

Утром следующего дня мы прошли Варацкий (без особых сложностей), выставив ребенка на фотосъемку. Он был возмущен нашим вероломством (дескать, мою щуку трескать – так все, а как пороги проходить – так без меня). В прекрасном настроении доплыли до озера Варацкое и на радостях (чудесный день, солнышко, куча вкусных продуктов) круто в нем плутанули сделав лишних 10 км вдоль его гостеприимных берегов, причем половину пути против неслабого вмордувинда. Тут надо выразить отдельную благодарность Дельфинчику, который даже с нашей наполовину слабосильной командой, шел против ветра вполне бодро. К примеру, на Гордом Красавце (четверке) в такой же ситуации, мы бы в лучшем случае стояли на месте.

На выходе из озера нас, озверевших от гребли, ждал еще один сложный порог - Краснобыстрый. Пока мы его смотрели, нас опять догнали москвичи (те самые, с картой). Они хотели нас поснимать на видео, но мы этого не знали и стартанули слишком рано, москвичи даже приготовиться не успели. Зато ребенок опять фотографировал.

Потом мы с ходу прошли порог Масляный и встали на ночь. Стоянка получилась в лесу на довольно низком берегу. Но комары нас не донимали. Я быстро набрала грибов и начала их варить, а мужики поплыли на рыбалку. Незадолго до их отплытия, в лагере была замечена мышка с длинным носиком - землеройка. Димка сказал, что ее надо поймать, а то она погрызет наши продукты. С этими словами он сел на катамаран и они отчалили. Я осталась ловить мышку. Она вскоре появилась вновь и вела себя как-то странно и нехарактерно для дикого зверька. На меня не обращала никакого внимания, деловито копалась в земле, наткнувшись на наши вещи, недовольно попискивала и пыталась через них перелезть, сунулась в костер, потом побежала к реке, чуть не свалилась туда. Я накрыла ее шапкой с целью поймать, но странная мышка, по-моему, даже не поняла, что ее кто-то ловит, и пропищала что-то вроде: «Кто выключил свет?». Тогда я поставила ей на пути руку, она ткнулась в неё холодным и мокрым носиком и скривилась от отвращения. Я устыдилась, и предложила ей кусочек печенья. Печенье было проигнорировано, и я сделала вывод, что нашим продуктам ничего не грозит. Эта мышка еще долго занималась в нашем лагере своими важными мышиными делами, и мы нисколько не мешали друг другу.

Димка с Тимошей наловили неплохих окуней. По их рассказам это напоминало ловлю в аквариуме, вода настолько прозрачная, что видно, как рыбы подплывают к наживке, нюхают ее, пробуют на вкус. Окуни там очень красивые, яркие, с темными полосками.

После этой рыбалки мы тщательно попрятали удочки, т.к. местные предупредили Димку, что на автомобильном мосту стоит рыбнадзор и всех штрафует.

На следующий день мы без просмотра прошли пороги Павловский и Колупаевский, а так же автомобильный мост. На нем стоял какой-то дядька с кучей детей, очевидно, это и был рыбнадзор. Нас он не тронул.

После моста в Кереть впадает река Луокса, на которой находится порог Медвежий. Димка с Тимошей ходили по берегу посмотреть на предмет медведей, но ни одного не встретили.

Потом был порог Кривой (такие вот разнообразные названия) и последний спокойный участок реки перед впадением в море.

Кереть подарила нам незабываемо прекрасный день: светило солнышко, река петляла между небольших островков, поросших лесом, было удивительно тихо и спокойно, хотелось плыть так бесконечно, ни о чем не думая и ничего больше не желая.

Но вот река стала шире, подул встречный ветер, а на берегу замаячили домики. Это означало только одно – впереди порог Морской (или Керетский). Перед порогом находится биостанция, и вся река перегорожена сетями. Это семгу непущают верх по течению, а всячески ее изучают, культивируют и сортируют. Мы причалили к берегу перед сетями, и от домиков на противоположном берегу тут же отделился мужик на лодке и поплыл к нам. Еще с середины реки он предложил открыть для нас проход в сетях за 50 руб. Я оставила Димку вести с ним переговоры, а сама с ребенком пошла смотреть порог. Ну, что тут скажешь… Сад камней. Подошедшие перед нами байдарочники проводили свои суда, прыгая по колено в бурлящей воде. На них больно было смотреть, и мы повернули обратно.

Димка очень мило беседовал с мужиком, который рассказывал, что даже им запрещают ловить здесь рыбу. В это время на наших глазах из воды выскочила огромная семга, размером со среднего дельфина, поглядела на нас умными глазами и скрылась под водой.

И вот, когда я уже решила, что мы с мужиком друзья, и он пропустит нас за так, вновь встает вопрос о деньгах. Димка вынимает тысячу и интересуется насчет сдачи. Мужик думает, потом качает головой и ни слова не говоря садится в лодку и уплывает. Делать нечего, приходится обносить сети.

Начался последний на этом маршруте порог, финальный аккорд, так сказать. Прошли мы его просто отвратительно. В каком-то месте не выгребли куда надо, нас утащило под правый берег, а там камень на камне сидит и камнем погоняет, на всех этих камнях мы посидели под задушевные разговоры. Но все хорошее кончается, всё-таки мы попали на основную струю и все мокрые с гиканьем вынеслись в широкое устье реки. Здесь Кереть уже понемногу смешивается с морем, мы наблюдали прилив и отлив. Вода еще оставалась пресной. На левом берегу стояла заброшенная деревня Кереть (опять оригинальное название!). Несколько домов все же были обитаемы, и вообще там толклось довольно много народа, а так же стояли моторки. Правый берег был необитаем. Именно туда мы и причалили, преодолев сопротивление ну очень сильного вмордувинда. Вечерело, и перед нами встала проблема: ждать, когда стихнет ветер и ночью грести к островам, или переночевать здесь, а рано утром, пока опять же не проснулся ветер грести все к тем же островам.

Мы выбрали второе, попрощались с москвичами, которые в очередной раз догнали нас (они выбрали первый вариант, немного отдохнули и часов в 9 вечера отчалили) и устроились на ночлег.

В МОРЕ!

Димка поднял меня в 4 утра, как и обещал! Холод был просто жуткий. Первый и последний раз в этом походе мы замерзли. Однако, костер, горячая пища – и снова можно жить. Ветра не было совсем, встало солнышко, мы пригрелись и отчалили, навстречу морю. Поскольку плыли мы внутри весьма протяженной Чупской губы, берега все время было видно, да еще и большое количество островов создавали впечатление просто широкой реки. Но это было Белое море! Сколько чудес мы там увидели! Первыми нам показались медузы, большие, яркие (бордовые, фиолетовые, красные), они величественно колыхались в воде, а за ними тянулась длиннющая (метра 2) бахрома из тонких щупалец. Таких медуз (только поменьше) мы с Тимохой потом спасали при отливе. Отливы там, надо сказать знаменитые. С утра вода начинает уходить, обнажая дно, и отходит метров на 15. И куда она вся девается, не понятно. На берегу остаются зазевавшиеся медузы, пучки мокрых водорослей и тысячи ракушек с мидиями. Тимоша с энтузиазмом их собирал, а я варила, жарила, тушила с грибами и чего только с ними не делала. Мидии очень вкусные и сытные. Вечером – прилив, он происходит как-то очень быстро, и ложились спать мы уже у самой кромки воды.

Но вернемся к тому прекрасному утру. Есть все-таки прелесть в раннем вставании! Хотя я проклинала все на свете, выползая из теплого спальника, уже через пару часов, рассекая безмятежную гладь воды и любуясь восходящим солнцем, островами, золотящимися в его лучах, я поняла, что жизнь прожита не зря.

Когда, по мнению Димки, встречный ветер уже был нам не опасен и автоматически превращался в попутный, мы углядели симпатичный бережок и собрались встать отдохнуть (может даже поспать). Смущало наличие некоего строения, но при детальной разведке выяснилось, что это рыбацкая изба. Пустая. Около нее, на самом берегу моря стоял стол с лавками, был сложен очаг с металлической решеткой, и даже висели прихватки, особенно меня умилившие. Еще там были разные сушилки, которые мы тут же обвешали сырыми шмотками, табуреточки из чурбачков, а в избе – нары с матрасами, печка, какие-то посудины, словом все, что необходимо для жизни. Огромное спасибо неизвестному хозяину избушки, который все так заботливо обустроил. Мы, конечно, постарались ничего не нарушить и оставить минимум следов своего пребывания (добавили только дров).

День, проведенный на этой стоянке, без сомнения стал одним из лучших в моей жизни. Все там было так ловко и удобно устроено, солнышко ласково пригревало, вокруг стоял сосновый лес битком набитый грибами и черникой. Сидишь, бывало на теплой деревянной лавке, за столом, любуешься морскими просторами и ешь жареные грибы с мидиями, закусывая черникой со сгущенкой. Просто рай какой-то.

На дне морском мы углядели колонию немаленьких морских звезд и поехали с Димкой на охоту. Мы кружили над ними, как коршуны, а в самый ответственный момент Димка свешивался с катамарана и хватал их рукой. А вода в Белом море, надо сказать, ледяная. При всем огромном желании искупаться (было жарко, градусов 25-28) выше, чем по колено зайти в море никому не удалось.

Пойманных звезд мы поместили в тарелку с водой, сфотографировали и отпустили. Многие туристы, к моему негодованию, сушат несчастных звезд, варят, увозят с собой или просто бросают на берегу. Ужасное зрелище, в такие моменты мне становится стыдно, что я - тоже человек.

Еще мы столкнулись с проблемой пресной воды. Конечно, мы взяли небольшой запас из реки, но его надолго не хватило. К счастью, Димка узнал у проплывавших мимо байдарочников, что на соседнем острове имеется родник. А макароны и грибы мы варили в морской воде, (чуток разбавленной) получалось очень вкусно.

На следующий день тронулись вглубь Чупской губы. Наша цель была – остров Олений. По описаниям на нем имелась пресная вода. Дул попутный ветер, и мы очень быстро дошли до этого острова. Сначала высадились где-то не там (остров-то большой), воды не нашли, зато нашли много-много грибов. А Тимоха, заглянув под водоросли на берегу (был отлив) обнаружил маленьких (около 2-х см) морских звездочек. Они были такие миленьки, так трогательно шевелили щупальцами, что меня еле-еле увели от них.

С этой стороны острова задувал очень сильный ветер и мы, наскоро перекусив, решили перечалиться в более тихое место. Огибая остров, мы заметили совершенно потрясающий берег, состоящий из белых и розоватых камней типа кварцев. Конечно, там мы и высадились. И не прогадали. Нами были обнаружены:

  • целые каньоны пресной воды;
  • большое количество хороших стоянок;
  • много черники;
  • группа москвичей (да-да, тех самых, с картой).

Оказывается, на этом острове раньше добывали слюду. Отсюда и разбросанные везде красивые камни (не удержались и прихватили парочку!) и слюдяные пластинки, а так же поражающие воображение каньоны, затопленные водой.

Конечно, мы не могли не устроить дневку на этом волшебном острове. Немного огорчила погода (был самый холодный и ветреный день за весь поход), но все равно было замечательно.

И вот наступил наш последний ходовой день. Как же не хотелось собираться, сознавая, что впереди – только поезд, дорога, город. Но пришлось себя пересилить. По ходу до Чупы у нас было 2 поселка: Чкаловский и Нижняя Полунга. Ветра практически не было, к Димкиной досаде (он мечтал поставить парус и специально для этой цели мы тащили с собой кайт). Однако фокус не получился, пришлось налечь на весла. В море мы увидели тюленя, он подплыл к нам довольно близко и некоторое время сопровождал катамаран, периодически выныривая из воды. Вообще, тюленей там довольно много, они высовывают из воды любопытные морды и рассматривают обалдевших туристов.

Поналегав какое-то время на весла, мы призадумались, а стоит ли идти до Чупы? Может быть, сняться в Нижней Полунге? С целью выяснить этот вопрос, мы причалили в поселке, и к нам тут же подошел дядя с предложением отвезти нас на станцию. Цена показалась нам вполне приемлемой, в поселке имелся продуктовый магазин, времени на просушку хватало, и мы решили дальше не идти.

Потом все как обычно: сушка, сборы, погрузка в машину. И вот мы на станции Чупа. Нам опять повезло. Мы подошли за 15 минут до закрытия кассы, купили без проблем билеты на поезд, нашли магазин (хотя по описаниям его как бы нет, но кто ищет, тот всегда найдет!), зарядили телефон и (самое главное!) нас не выгнали из зала ожидания в 20.00, как обещала грозная надпись.

Наш поезд шел в час ночи. Стоянка 3 минуты, и проводник, махнув на нас рукой, велел быстрее грузиться. И вот я лежу на верхней полке, а за окном проплывает ставшая такой близкой и родной Карелия. Проезжая мимо станции Лоухи, где мы начинали маршрут, я немножечко всплакнула. До свидания, Карелия, ты стала частью моего сердца и поэтому я уверена, что вернусь к тебе, ведь жить с нецелым сердцем невозможно.


Ещё дневники этого автора
Голосов: 24
Комментарии читателей (3)
Пермяк из Снежинска
Все! В Карелию! Но сначала - на Байкал ... Спасибо за хороший отчет.
10-03-2007 16:11:37
Лена (Пермь)
С интересом прочитала ваш рассказ, спасибо. И счастье своё вы вполне заметили, и насладились им, и передали это вполне, на мой взгляд!
Ибо понять другого тоже умеючи можно, а можно и не совсем...
Счастливо, ребята!
09-01-2007 21:34:27
Admin:  Воистину...11-01-2007 02:31:22
Александр (Новосибирск)
написать
Спасибо за ваши впечатления! И немного о том, чего вам не хватило...
В походе никогда нельзя ныть
и думать черт-те о чем!
И Красота бывает иногда в сумраке,
но не сумрачной!
Всё хорошее никогда не кончается!
Даже в самые сложные моменты похода.
Особенно для тех, кому было дано увидеть Радугу и другие чудеса Природа. Это вам знак свыше за бережное отношение к миру Природы.
У каждого походника свое Счастье. И у вас оно было. Только вы его слабо заметили. И передали как-то без особого настроя... Жаль... Чтобы почувствовать это, почитайте наши дневники. Они тоже здесь. А на Байкал всё же рискните попасть!..
11-12-2006 16:52:08
   Участники
Скиталец - сервер о туризме и путешествиях Rambler's Top100 ПИШИТЕ НАМ
Last modified: February 22 2013 18:40:00
Яндекс.Метрика
© 2002 tourclub-perm.ru   В случае перепечатки материалов сайта активная гиперссылка на tourclub-perm.ru обязательна