РЕКА ВИЛЬВА, 06-09 МАЯ 2011

 
ПЕРЛЫ   Участники
Просмотров: 3020  |  размещен 06.04.2012
Ещё дневники этого автора
 


ЗВЕРИ, ОЧКАРИКИ И ТЫГЫДЫМ

дневник похода: река Вильва, 06-09 мая 2011

День первый

Я натурально падаю на хвост. Ничего почти не знаю, куда, чего. Мне всё равно. В голове – свалка проблем, вопросов, дел. На работе, дома … Лучше все забудьте про меня. И потом хоть трава не расти! Нет, трава лучше пусть растёт. Весна всё-таки.

Итак, Вильва. Никогда раньше она не получалась: на неё надо четыре-пять дней, и на работе аккурат в начале мая их не выцарапать и не вымолить. А тут вдруг вот тебе пять дней! И Валентин как раз ведёт народ на Вильву. Кроме Валентина-Адмирала и Лены-Перепелихи не знаю ни-ко-го.

Одно что весло своё. И это греет.

Вечерняя встреча на Перми-2. Все люди как люди. Экстравагантных почти нет. Чувство юмора сходится, отношения с первых минут срастаются. Самое главное.

Лена-Перепелиха в электричке считает расходы на общепит. Она сделала научную раскладку по программе из Инета:

  • 32 гр. картошки / чел / порцию (чур, чищу не я),
  • 18 гр. хлеба / чел / неделю (это если вместо Вильвы зарулим на Эльбрус)…

Теперь надо научно посчитать, кто сколько затратил на покупку чего.

Между тем, пирожки, бутеры, чаёк. Все уже будто сто лет знакомы. Не ест только Алла. Она – а экстравагантных среди нас почти нет – достаёт из огромных холщёвых мешков диковинные блюда. Каждое такое название влетает в одно ухо нормального человека и тут же в другое вылетает. Ясно только, что Алла – вегето-гурманка. И что закупает всё это она в магазине «Руками сам». Проверено по Дубль Гис – есть такой магазин!

В Чусовом подсаживается Ижевск: Артур, Гена и Дмитрий. Осторожно так ведут себя ребята, хотя видно, что не робкого десятка. Присматриваются.

Скоро выгружаемся. Начинаем утепляться: свитера, жилетки, шапки, перчи, сразу резиновые сапоги. Алла – а экстравагантных среди нас почти нет – надевает пальто до колен и из огромного мешка достаёт ещё и шубу на меху.

Ситуация глазами Ижевцев.
Мы уже ходили на сплавы, но захотелось на Вильву. Позвонили в «Зодиак». Ага, есть такая река! Записались. Нас спросили, есть ли у нас гидры и неопрен. А мы вааще не знаем, что это такое. Ломанули в ателье, но бабки за пошив бешеные и сроки в обрез. Ладно, думаем, пойдём чайниками.
Садимся ночью в Чусе в электрон. «Зодиак» весь такой крутяк. Мы такие скромные… За полночь высаживаться надо на станции. Говорят: «Скоро выходим! Одеваемся!» Все давай переодеваться. Думаем, вот люди сейчас начнут надевать гидры и неопрен, а мы в лысых трико да робах. И тут у них один человек из картофельного мешка достаёт и надевает шубу! И командир сказал, что это четвёртый член нашего экипажа.

Станция Теплая Гора. Местные к прибытию электрички понагнали машин. Выбираем ГАЗельку. Вяжем наверх рамы и вёсла. Подозрительно лишняя вязка из 6 вёсел. Э-э… Это, похоже, соседи по электричке оставили. И вышли в Пашии. Их уже не догнать, а у нас пока пополнение.

По буеракам – до реки, палатки в предрассветных потёмках на обочине, и – спать до утра. Мы сейчас примерно на км выше п. Нововильвенский.

День второй

Более или менее выспались. Не спал только Ижевск. С них и костёр, и утренний чай.
Котёл вскипел.
- Не кидайте пока заварку! Может, кто сначала кофе хочет.
- Да-да, сначала кинем кофе!

Стапелимся. По катам Адмирал нас распределил. Все заняты делом.

Первых полтора часа ходу. Наша шестёрка уже успела уханькаться на перекатах: держим с Леной раму ногами, вязка на носу съехала вся. Поперечины напоминают клавиши фоно, на каждую из которых время от времени жмут волны. Аварийно чалимся на островок надежды. Перетягиваем раму.

Каты сочинили себе логины.

  • 4-ка Ильи, Лены, Саши и Юли – «Звери».
    Особые приметы: звери – не просто звери, а звери таёжные; много и голосисто поют; составляют авангард и гордость флота.
  • 4-ка удмуртов – Гена, Дима и Артур, плюс Алла – «Очкарики».
    Особые приметы: члены экипажа носят солнцезащитные очки; ничего не видят, но слышат; слышат, но ходят запретными протоками; вписываются в завалы, сидят на берёзах; на порогах не гребут, а если гребут, то очень громко; с адреналиновым восторгом отдаются на растерзание валам.
  • 6-ка Валентина, Сергея, Ирины, Кати, Галины и Лены – флагман «Тыгыдым!», а по паспорту «Крузенштерн».
    Особые приметы: гондолы скреплены только на корме, рама на носу нагло разъезжается; роль крепежа выполняют носовые (мы с Леной). Судно имеет также клички «Раздолбай» и «Беллинсгаузен и Крузенштерн» (кто влево, кто вправо), но по паспорту всё равно просто «Крузенштерн».

Наш правый борт – Лена, Катя и Сергей, все в тёмных куртках, Тыгыдымские вороные – нас явно перегребают. Одна только Катюха как взмахнёт веслом, нам сразу втроём надо отгребать раз восемь. Наш левый борт – я, Ирина и Валентин. Ну, это ветер в нашу сторону, наверно. И вообще, правый борт – сильный борт, а левый борт – прекрасный борт.

Время от времени играем в Бутылочку. Правила игры: 1) кинуть пластиковую бутылку с завёрнутой крышкой куда глаза глядят, 2) произвести манёвры, 3) выловить, 4) если не вылавливается, всё равно выловить: экология – дело святое.

Сегодня не сбылся наш сплав по Щегровитке. На самом интересном сливе плиты легли так, что впишется только двойка. Ребята с двоечкой, которые тоже здесь просчитывают вариант покатушек, сказали, что плиты легли так совсем недавно, в прошлые годы речка была проходима и на четвёрке. Посмотрели, как прошла двойка. Сняли на видео.

Дошли до Коростелёвки. Вернее, по нашим подсчётам, она где-то тут за очередным поворотом. Встаём на ночёвочку.
Саша читает дамам лекцию про бетулин – кристаллические молекулы, которые содержатся в берёзовой коре и делают её белоснежной. Эти молекулы жуть полезны в косметике.
Алла так ничего толком и не ест. Из бездонных мешков достаёт то капусту брокколи, то чёрный фундук. Как же нам её нормально накормить? И на какой день сплава она сдастся и съест ложку нормальной каши?
Илья, Сергей и Валентин воспитывают раму «Тыгыдыма».
«Очкарики» давят в картишки.
Лена-Перепелиха из группы «Звери» и супом командует, и концерт соло даёт.

День третий

Илья встал в 7 утра, зашаманил костёр. Я – следом. Варим суперскую пшеничную кашку. Вот никогда не скажу, что вкусно, если просто нормально и съедобно. Но эта каша была правда суперской! В 8 будим всех. «Выходим в 10», – сказал Адмирал. Выходим в 11.

«Звери» дают концерт за концертом. Лена с Ильёй жгут, Саня с Юлей на подхвате и тоже иногда солируют.
Наш «Тыгыдым» вошёл в настрой приколов и в состоянии петь только этнические мантры и пародии на то, что поют «Звери».

Три ступени порога Нырок. Заливает хорошо. «Очкарики» прикалываются в валы боком, им так смешнее.

- Лена, ногой зацепись за раму.
- Ага.
Тыгыдым, тыгыдЫм, тыгыдЫЫм…
- Нет, ты ногой за раму зацепись, а?
- Угу.
Тыгыдым, тыгыдЫм, тыгыдЫЫм…
- Валы цепляем… Цепляй! Ещё!
Боковым зрением вижу: Лены становится меньше.
Вал.
Поворот головы: Лена через нос уходит за борт. Нырок бедром.
Вал.
Но Тыгыдымские вороные просто так не сдаются! Вильвенские валы просто так не смывают сильный борт! Удержавшись на честном слове – при этом с раскатистым а-ха-ха-ха!!! – Лена снова машет веслом.
- Ёжкин кот!
Серёжа спрашивает про этого самого кота: ёжкин он или ёшкин?
- Это два разных ежа, – отвечает Иринка.

То, что мы прошли Нырок, мы поняли только вечером на стоянке у устья Большой Порожной. Андрюха Баженов нам перед сплавом напел, что этот дикий Нырок – после пос. Вильва. Мы все из себя уже настроились, что щас дойдём до пос. Вильвы, а дальше будет ещё круче. Валя, как и положено, выдал двойной паёк поддержать гвардию перед боем. Многократно прочитал бесценный инструктаж. И тут по реке прошёл экипажик, который нас невзначай так спросил: «Ну, как вы прошли Нырок?» И вот тут мы вспомнили Андрюху, будем считать, что добрыми словами.

Пос. Вильва. Железобетонный мост. По центру над одним из пролётов – плакат. Издали вчитываемся, ломаем глаза: «Сча-с-тли-во-го пу-ти!» О, спасибочки! Подходим ближе: «О-пас-на-я зо-на!» Ну, это на предмет арматуры. Проходим без проблем.

Встаём на правом берегу перед впадением Большой Порожной. Манёвры ещё те! Там такусенький пятачок, прямо-прямо перед устьем, в который надо вписаться резким разворотом направо. Про этот пятачок, во-первых, надо знать, его до последнего момента не видно. Во-вторых, кто не успел – тот опоздал: Порожная – речка шустрая. Стоянка высокая, раздольная. Собственно, именно тут нам приспичило встать на ночёвку потому, что есть планы сплавиться по этой самой Большой Порожной. Разведка вверх по течению. Снимаю с разведчицы Лены-Перепелихи клеща.

Ставим лагерь, ужин, да чё да.

Валентин проводит инструктаж по киданию морковки.
- Можно же попасть утопающему по голове! – вопрос Лены-Перепелихи.
- Во-первых, утопающий должен быть в каске. Во-вторых, без разницы, в куда ему попадёшь.

Фантастический закат.

День четвёртый

Варим с Саней волшебную рисовую кашу. После того, как я сожгла рис на Колчимском, у меня фобия сварить несъедобный рис. Ну мазохизм это – промешивать рис в эмалированном ведре! Сегодня и вовсе навесила ведро не над костром, а рядом с костром. Так надёжней. Поворачиваю то одним боком, то другим. Нямкая каша вышла!

Адмирал начинает утро с игры на губной гармошке. Душевное утро!

Четвёрка отважных уносит кат вверх по течению Большой Порожной. Сплавчик на пять минуток. Счастливее всех, кажется, Юля: «Вот бы вся река была такой!»

У Адмирала сегодня слова не сходятся с мыслями. Что-то вроде «Лево-право не выбирать, табань-греби не говорить». До нас это дошло, когда поняли, что все впятером совсем не понимаем, что он нам вещает.
- Обходим справа.
Ладно, выгребаем вправо.
- Справа!
Гребём упорно ещё правее.
- Левый борт!
Левый борт в надрыв.
- Вправо, говорю! Вправо!!!
Далее совсем нецензурно.
Оказалось, Адмирал в это время думал про лево. Не протелепатировали.

- Уходим в левую протоку.
Пусть.
- Я говорю, в левую!
Вроде, туда и заходим.
- Влево! То есть вправо! Вправо – это правильно!
- Валя, определись уже, где лево, а где правильно.
Договорились, что контрольное слово «правильно» будет означать, что мысли сошлись со словами в одну точку.
- Обходим справа. Это правильно.

Ещё у Адмирала проснулся дар ясновидения. Он стал видеть то, что не видит никто. Подходим к берёзе-расчёске. Нижние веточки – как шёлк, тонюсенькие. Хорошо так подходим, выбираем, кого ласково чуток причесать. Хи-хи, ха-ха. Адмирал вдруг говорит:
- Нет, давайте правее, на берёзе есть невидимые ветки.
Момент молчания. Напряженно вглядываемся, но вглядываться бесполезно – сказано же, они не-ви-ди-мы-е!

После обеда проходим дюкер. После трагедии 2009 года здесь всё серьёзно. По обоим берегам за 1,5, потом за 1, потом за 0,5 км – таблички с русскими по белому предупреждающими знаками «Внимание! Опасные перекаты!!! Через … км опасный участок реки! Примите меры безопасности: наденьте защитные шлемы и спасательные жилеты» За 400 м. до дюкера на правом берегу огроменными буквами на щите – ОБНОС. Ничего мы, конечно, не обносим: впереди по правому берегу ещё явно есть место для чалки и течение тихоходное. Держимся правого берега, подходим ближе. Нас встречает КССник, показывает, где причалить. Адмирал регистрирует группу в специальном КССном журнале. После чего нам сообщают: «Дюкер не экстремальный, можете проходить без осмотра». Нет уж, спасибо, мы сначала посмотрим.

На самом дюкере – ещё метров 200 ниже по течению от поста КСС – никто не дежурит. Дно сровняли, сгладили, насыпали гравия. Слив стал без мощного встречного вала. Просто горки. Постояли, помолчали. Наверно, каждый как-то представил себе тот нелепый май 2009 года.
Перед самим дюкером зачалиться крайне сложно: берега обтянуты мелкой металлической сеткой, сдерживающей гравий, из сетки торчат колючки, и насыпь пологой не назовёшь.

Проходим по очереди. Хотя, прохождение действительно простое: на Нырке трепало гораздо сильнее. «Тыгыдым» и «Звери» ещё разогнались, как положено, отгребли все валы, как честные пончики, технично прошли по язычкам. А «Очкарики» даже разгоняться не стали, и язычки проигнорировали, прошли по самым высоким гребешкам, задрав нос.

В 300-500 м ниже по течению таблички погибшим ребятам.

Уже совсем темнеет, и одолевает вечерний колотун. Наша крайняя стоянка. Праздничный ужин. Огроменный горячущий костёр, палёные стельки, копчёные носки и перчи, песни, байки…

День пятый

Алла сегодня ела утреннюю кашу. Немножко.

Тихий, солнечно-припекающий день. Все расслабились. Позагорать бы да покупаться.
- Можно я сегодня пойду без жилета?
Вот так же два года назад разморило ребят перед дюкером. Впереди ничего адреналинового уже нет. Наверно…
- Ты всё сними, но жилет оставь.
- Ладно.

Я сегодня с рюкзака переместилась на самый нос. Иринке наконец-то открылась панорама реки. Прости, друг, но в предыдущие дни такую роскошь мы позволить себе не могли.

Впадает слева Вижай. Воздушный поцелуй тебе, звонкий наш Вижай!

Мост, с которого в начале весны упал грузовик. Грузовик ещё не подняли, и поэтому на берегу растяжка «Внимание! Впереди опасность! Проход моста под правым пролётом запрещён!»

Вот и Чусовой. У а/м моста через Усьву чалимся, сушимся, вяжемся… Самые неприспособленные к отрыву от цивилизации уже мечтают о чипсах и мороженом. Звонят родные. Звоним родным. Как вы там? Мы тут хорошо!


Ещё дневники этого автора
Голосов: 236
ПЕРЛЫ   Участники
Скиталец - сервер о туризме и путешествиях Rambler's Top100 ПИШИТЕ НАМ
Last modified: February 22 2013 18:40:00
Яндекс.Метрика
© 2002 tourclub-perm.ru   В случае перепечатки материалов сайта активная гиперссылка на tourclub-perm.ru обязательна