АКЧИМ, 18-20 МАЯ 2007

 
ОПИСАНИЕ | ФОТО   Участники
Просмотров: 4234  |  размещен 04.07.2007
Ещё дневники этого автора


ПРОБА ПЕРА О ПРОБЕ ВЕСЛА И ПРОБКЕ

дневник похода: Акчим, 18-20 мая 2007

Акчим, 18-20 мая 2007

Что такое проба и что такое пробка, вы поймете, прочитав дневник про Акчим. Для его автора это проба пера о пробе весла на порогах. Кстати, для многих участников этот непродолжительный экстримсплав стал своеобразной пробой весла. И еще была пробка. Но все по порядку. Тем более, что сбор у «Зодиака» вечером в пятницу для многих тоже начинается с пробок. На дорогах Перми.

Пятница, не тринадцатое

Итак, пятница,18 мая. Хоть и не тринадцатое, а восемнадцатое, но … пятница. Конец рабочей недели, и в городе, как всегда, пробки. Транспорт стоит, гудит. Жарко!

Прорвавшись через пробки, наш народ собирается у «Зодиака», загружается в два героических уазика Леши и Олега. Героические эти уазики потому, что в них почти все входит, у них безотказная проходимость, и главное, Леша и Олег не простые водители. Сначала будут крутить баранку, а потом махать веслом, наравне со всеми, а может, и в авангарде, покорять бурные пороги Акчима.

В уазики почти..., почти..., почти… все входит. Вообще-то мы ждем еще одну – главную – машину: сверхвместительную, сверхпрочную тентованную Газель. Она мужественно примет основной груз на себя. Она обеспечит человеческие условия пассажирам уазиков. Она отважно будет штурмовать бездорожье. Она … Она наконец-то появилась.

То ли она такой на свет родилась, то ли со страха – посадка у нее низкая настолько, что застревает на бордюрах. Маневренность и скорость – просто немыслимые. Пожалуй, в нее загрузим только весла. Ладно, еще так и быть каркас. Ну, еще пару-тройку рюкзаков. Ладно, еще сами, тоже так и быть. Уселись. Мы - это я, Галя, Федя, Игорь и Евгений Михайлович - предводитель поближе к водителю.

Остальные разместились в двух уазиках. Уазики «Шустрики» рванули вперед и вскоре «ушли в точку». Наша Газелька «Мямлик» чинно отправилась следом.

Коней на переправе не меняют

До Красновишерска добрались без приключений. Водитель «Мямлика», правда, ни о чем не мог говорить, разве что о безобразном дорожном покрытии, которое становилось, по его мнению, тем безобразней, чем ближе к Красновишерску. А между тем, был еще асфальт. Потому мы упорно молчали в ответ на ругань, не выдавая ВТДВ: Великую Тайну Дороги на Ваю. А про себя думали: «Радуйся, мужик, пока асфальт не закончился».

Наверно, прочитав наши мысли, водитель возрадовался и четыре раза подряд прокрутил нам «Хочу быть любимой» в исполнении Долиной. Нет, я против Долиной ничего не имею, не подумайте. Интересно только было, умеет ли эта Газелька «Мямлик» петь что-нибудь еще, кроме «Хочу быть любимой и необходимой»? То, что эта машина нам необходима, понятно: коней на переправе не меняют. А то, что она хочет быть любимой… Любовь ее, похоже, останется безответной, даже если она доколдыбает до самого Акчима. А может, водитель хочет добить нас этим: «Хочу быть любимой...» в надежде, что мы сбежим? Первым и последним, прослушав песню четыре раза non-stop, не выдержал Евгений Михайлович...

Дискотека закончилась. Закончился и асфальт. Дорога на Ваю – а ночь уже к тому времени наступила – расставила точки над «и». Й – мы в яме. Й – пинок в бампер. Й – прыжок. Й - водитель нервно хлопает дверью. Еще раз. Й - плюет в окно. Только бы он нас не вышвырнул и не сбежал. Й – яма. Й – прыжок. Й – встали: «Мямлик» потеряла какую-то жизненно необходимую деталь. Будем считать, что она была запчасть. Так прошла ночь, поспать нам толком не удалось.

Уже почти рассвело, когда мучениям «Мямлика» наконец пришел конец. Она подпрыгнула последний раз, на сей раз искренне от великой радости: впереди - разрушенный мостик через разбушевавшийся ручеек. «Шустрики» его уже восстановили, спустились и выбрались на другую сторону. Но это вариант для шустрых и крутых. В такую яму по таким бревнышкам «Мямлики» не ныряют. Их даже не уговаривают это сделать. В рассветной дымке воодушевленно зазвучало: «Все, ребята, дальше я не поеду!». И словно эхом неслышное: «Слава богу, отмучился».

Газельку «Мямлик» разгрузили, часть снаряги закинули в уазики, понимая, что одному из «Шустриков» предстоит челночный рейс. Себя с Галей приберегли для этого второго рейса и улеглись спать в Газельке. Хоть на что-то она должна сгодиться.

Поспали отлично! Даже не заметили, как прошло время, и вернулся за нами и остатками снаряги Олег. Так вот «Мямлик» осталась одна наедине с тайгой, банкой кабачковой икры и двумя корочками хлеба. Олег с Лешей, кстати, для таких случаев всегда имеют все необходимое, чтобы автономно перекантоваться день-другой. Мы бы, конечно, «Мямлика» просто так не бросили, но ее водитель твердо решил сгонять за продовольствием в оставленную позади деревню и убедил нас, что не пропадет тут один.

Про мост и лагерь у моста

Приехали на Акчим ярким солнечным утром. Солнце уже пригревало и, отражаясь от воды, весело слепило глаза. И нельзя было никуда скрыться от наполнявшего всю окрестность шума ревущей воды. Полянка, на которой обычно встает народ, вся залита водой. Палатки поставили прямо на дороге.

Мост через Акчим совсем перестал внушать доверие. Если в прошлом году народ ходил по нему, почти как по проспекту, то нынче левая сторона рухнула окончательно, перегородив по диагонали один из пролетов между опорами и выставив гвозди-штыри навстречу всем катам, которые аккуратненько не впишутся, проходя под мостом.

Народ все равно туда-сюда шастает, производит пробу на отсутствие прочности правой стороны моста (которая тоже надломилась и чуть провисла) и наблюдает за водой, игрой солнца во всплесках и брызгах. Кажется, несущийся на тебя ревущий поток сейчас снесет остатки руин моста, и тебя заодно захватит. А, обернувшись, можно проводить взглядом чуть успокоившийся, но все еще ревущий поток, уносящийся вдаль к Вишере.

На воду можно смотреть бесконечно. На костер тоже. Особенно, если на нем варится что-то съедобное. Позавтракав вкуснейшим пловом, запив все съеденное чаем с плюшками, мы начали готовиться собственно к тому, зачем сюда приехали.

Особо долго собираться не пришлось, а вот добираться до места старта пришлось часа полтора. Зато какие это были полтора часа! По заброшенной дороге лесовозов в лучах солнца, по лодыжки, иногда по колено, по холодным лужам, через ледяные ручьи, пересекающие наш путь, и снежные полянки. Были среди нас и умные люди, которые шли в резиновых сапогах и неопрене, без проблем форсируя ледяную воду. А вот мне приходилось периодически повизгивать, и если окружающие думали, что от удовольствия, то они явно ошибались. Хорошо хоть солнышко пригревало, пели пташки и мама ничего этого не видела. Когда свернули на последнюю прямую к реке, суша уже только угадывалась под окоченевшими ступнями. Чвак, чвак по какому-то болоту. Судя по нарастающему шуму и гулу, чвакаем к реке. И вовсе не прогулочным шагом налегке, а с тяжелой ношей: я тащила всю дорогу какие-то палки в чехле (вероятно, часть каркаса), остальные - я так понимаю, гондолы, весла и еще палки. Все это вместе, вероятно, сложится и станет катамараном.

Это сложилось и действительно стало катамараном. Игорь, Федя и Вадим возились добросовестно, собирали катамаран, а я балдела на солнышке. Периодически, правда, совесть взывала принять участие в общем деле. Так и быть, я подавила немного лягушку, накачивая гондолу, и еще что-то не сильно обременительное мне поручили... Точно, бесконечно можно смотреть не только на то, как течет вода, горит костер, но и на то, как работают другие. Очень сильно пожалела, что не взяла с собой фотик, так уж интересно за ними было наблюдать.

Причвакал второй экипаж: Олег, Леша, Роза и Сергей. Ребята собрали кат еще в лагере, потом переправились на другой берег не по мосту, а вплавь, принесли его на место старта собранным. Стартовать будем с небольшим интервалом, чтобы держаться в пределах видимости.

Подогнали под себя сидушки-мышки, потуже затянули ремни и … эх-ма!

Эх-ма! Проба весла

Эта часть дневника должна быть самая короткая. Потому что сам сплав занимает от силы минут десять-пятнадцать. За это время ничего понять не успеваешь, а потом эти минуты толком описать не можешь. Я даже не поняла, какая она, эта третья категория сложности. Помню только, как окатывало почти с головой холодной водой, из-за чего было некомфортно кое-где, то есть везде. Как кат летел вниз, будто с водопада (только с очень маленького), а навстречу в лицо летели брызги... И как сводило ноги от холода и неудобной посадки... Это я не жалуюсь, делюсь ощущениями... А вообще было здорово, для первого раза очень даже.

После этих стремительных минут сплава причалили мы перед мостом почти без проблем. На финише нас встречал Дима. Я с трудом вылезла на берег, ноги свело капитально, да и как быстро спрыгивать с ката, заранее не спросила...

Лехин самосплав

Второй кат тоже, видимо, прошел пороги весело. Но на самом последнем сливе, на который им не надо было бы вообще выходить, а забирать вправо к берегу, встали они боком да чуть ли не вертикально. Надо бы, было бы – легко говорить. Все вышло, как вышло. Кат подумал-подумал и выплюнул Леху. Весло его покинуло мгновенно. И сапоги-болотники тоже предали. Он их поуговаривал остаться, подгибал ноги и прижимал к себе, но они сказали: «Хозяин, выбирай, или с нами вниз, или без нас вперед». Он бы мог их еще поуговаривать, но свирепый мост приближался уж очень стремительно.

Когда настоящего мужчину покидают кат с любимой женщиной (на нем осталась Роза), единственное весло и сапоги-болотники, его не покидает мужество. Леха пересек почти всю реку (которую четыре человека на кате пересекают с трудом!) и шустро выбрался в заводь перед мостом. Тут его уже встречали со всеми почестями. Как ни как герой дня. Отогрели, накормили, интервью на видео записали.

Скажу еще, что весло упустил и Олег. Кат и Олега хотел выплюнуть, но тот вцепился в него конкретно, пожертвовав веслом.

Одно весельное жертвоприношение река приняла, а второе весло оказалось живучим – в нужный момент зацепилось за ветку, где я его и выловила.

Между тем, на кате осталось всего два гребца: Роза и Сергей. Благо, по диагонали. Он отправился в зубастую пасть пролета под мостом, успешно миновал штыри и за мостом уже причалил.

После всего испытанного был вкусный обед. А дальше… Дальше все почти то же самое по второму кругу, но намного интересней. К старту стали готовиться другие два экипажа.

Записки фотокорреспондента

Дело было ближе к вечеру. Таяние снегов в горах усилилось. Напор воды стал ощутимей, и в узких местах река поднялась сантиметров на пятьдесят.

Второй заход я решила не делать. Видно струсила (хотя повода не было – я все равно ничего не поняла). Прикинулась, что хочу пофотографировать. Меня, собственно, и не уговаривали. Желающие сплавиться нашлись.

Опять переправа на другой берег на катах. Инструктаж и слова напутствия Евгения Михайловича. Прорыв к дороге через низкий лиственный лес с катамараном на плечах. И я тут же с треском по кустам в роли фотокорреспондента. Фантастика.

Дальше я увязалась вместе со всеми. Прошла налегке полпути в той же роли, найдя и сфоткав почти все, что заприметила еще в первый раз. Вернулась обратно на позицию, с которой удобно наблюдать за процессом сплава.

Ждать пришлось долго, очень долго. Можно даже сказать, вообще не дождалась. Первый экипаж (Игорь, Дима, Галя и Ксюша) пронесся так стремительно, что я не успела ничего толком запечатлеть, а вторую команду (Олег, Федя, Сергей и Вадим) мы ждали-ждали, ждали-ждали – и ... шиш. Даже отправились на поиски вдоль берега. Ребята должны были стартовать вместе, с небольшим интервалом. Значит, что-то случилось.

Через полчаса после начала поисков на другом берегу показался чей-то силуэт, движущийся к лагерю. Этим силуэтом оказался Федя, тащивший на себе тяжелую сырую ношу. Нет, не товарищей, - гондолы. Сообщив, что с народом все нормально, что кат они порвали, он скинул свою ношу в лагере и отправился обратно в бурелом вытаскивать остальных.

Что случилось с этой командой, ясно. Но в лагере не было и экипажа Игоря, промелькнувшего так стремительно полчаса назад мимо меня. Наваждение какое-то. Уж эти-то куда могли деться? Оказывается, их перед мостом никто не встретил, и они не смогли зачалиться. Их унесло намного ниже моста. Отправилась я за ними на поиски и, можно сказать, еле их нашла – как-то уж далековато их унесло. Там, чтобы не продираться к лагерю через бурелом с катом, ребята стали его разбирать. Они тоже умудрились повредить чехол правой гондолы, когда проносились мимо штырей под мостом, который не захотел так просто пропустить их в свои зубастые ворота.

Мы ныряли до самого дна

Ужин. Сумерки. Все уже сухие, довольные.

Ребятам последнего ката только досадно. Столько ехать, готовиться, собираться, тащить на себе кат к месту старта, чтобы что? Чтобы проткнуть его через пять минут сплава и снова через бурелом тащить все на себе в лагерь. Хорошо, что в этом экипаже все шли уже по второму кругу, пройдя первый утром.

«Это вода стала выше и мощнее, - рассказывает Олег. – Мы так с валов уходили вниз, ныряли до самого дна! Вот где-то на подводный камень и напоролись. Под Вадиком гондола резко так сдулась. Мы рамой по кустам скребли, скребли, долго зачалиться не могли. Ну, а потом чего, решили разбирать кат и нести его через лес в разобранном виде». Сплав для многих стал и пробой весла, и пробой ледяной воды, и пробой подводных камней. Конечно, облом. Ну да ничего не попишешь.

Наливаем чай, всем в награду и утешение есть даже вишневый пирог.

Подходит Федя: «Хотите прикол? Кат-то наш целый. У него пробка выскочила». Вот уж мы хохотали! Зверей хохотом распугали до утра, это точно. «Мы так ныря-яли, мы так ныря-яли, до самого дна…»

Вечером все, изрядно притомившись, отправились спать, так и не дождавшись посиделок у костра с гитарой . Остались только несколько человек... . Дальше история умалчивает. RoK'n Roll forever... Скажу только, что разошлись мы глубокой ночью.

«Мямлик» тоже совершает подвиг

И опять солнечное утро! Гудит вода! Поют птицы! Готов завтрак! Но скоро уезжать...

Собравшись, погрузившись в «Шустриков», отправили первый рейс. Остались опять мы с Галей и Евгений Михайлович. Нам повезло больше, ведь мы тусовались возле красивой, бурлящей реки в лучах солнца, в дыму догорающего костра и чьих-то тлеющих ботинок. Остальные, домчавшись до «Мямлика», там нас и дожидались.

Водитель «Мямлика» эти сутки в тайге вовсе не скучал. Местные лесорубы составили ему компанию. Он даже совершил героический поступок, уговорив их не разбирать настил через ручей, который накануне сооружали «Шустрики», чтобы нам снова не тратить на него силы и время.

Время пролетело незаметно, и один из уазиков вернулся за нами. Отвез нас туда, где нас с нетерпением уже ждал повеселевший водитель Газельки. Обратно он ехал более воодушевленный, но решил нам все равно насолить напоследок - включил такой блатной шансон, что аж уши в трубочку закатывались.

Между прочим, «Шустрики», прикиньте, не просто вернулись в Пермь. Они свернули на Помяненный, и если бы Помяненный не был по колено завален сугробами снега, сбегали бы на вершину и обратно. Знай наших!


Ещё дневники этого автора
Голосов: 169
Комментарии читателей (2)
Галя
  Re: АньКа (05-07-2007 11:18:00)
Я тоже, пока все сочиняла, думала, лишь бы водила это не прочитал.
05-07-2007 22:35:28
АньКа
написать
Круто меня обработали! Я бы так ни за что не смогла. Спасибо Гале, прикольно получилось!
А я долго думала, что мне газелька напоминает – и точно ведь – «Мямлик» самое подходящее название для нашего транспортного средства. Интересно, а чтоб было, если б это сочинение попало в руки водителя ...... Уж очень в разных системах координат мы с ним были : он нам про охоту – мы горой за бедняжек-животных, он нам про рыбалку – мы не рыболовы совсем.... и т.д. и т.п...... А когда Евгений Михайлович предложил ему съездить на Екатерининский канал порыбачить, тот мигом отказался – и подумал: «Да, чтоб я с вами еще куда......»
05-07-2007 11:18:00
ОПИСАНИЕ | ФОТО   Участники
Скиталец - сервер о туризме и путешествиях Rambler's Top100 ПИШИТЕ НАМ
Last modified: February 22 2013 18:40:00
Яндекс.Метрика
© 2002 tourclub-perm.ru   В случае перепечатки материалов сайта активная гиперссылка на tourclub-perm.ru обязательна