СЫЛВА, 13-14 ДЕКАБРЯ 2008

 
ЕЩЁ ДНЕВНИК | ВИДЕО | ПЕРЛЫ   Участники
Просмотров: 4617  |  размещен 05.05.2009
Ещё дневники этого автора
 


ШУГОХОД ПОД НОВЫЙ ГОД

дневник похода: Сылва, 13-14 декабря 2008

Идею зимнесплава в этом декабре вынашивали многие, но больше всё в шутку. Созвонимся, посмеёмся, что на дворе декабрь, а дожди проливные чуть ли не каждый день, и уровень воды в реках скоро начнёт повышаться, и можно будет на сплав идти. Шутки шутками, а вот Машка подошла к делу серьёзно и конкретно. Говорят, её идею народ не сразу воспринял всерьёз, но потом заразился. Ещё бы! Может, раз в жизни природа предоставила такую возможность – сходить на сплав на Урале под Новый год. Когда Ольга Монахова позвонила нам с Тимофеем на сотовый и на сайте «Зодиака» на страничке «Наши планы» я прочитала: 13-14 декабря Сплав по Сылве, я понимала только одно: надо бросить на эти два дня всю неблагодарную работу в универе, потому что иначе кусок жизнь пройдёт мимо.


Фото можно посмотреть здесь

13 декабря 2008 г.
Снова гремим железом в «Зодиаке», отсчитываем поперечины, весла, спасики-близняши, веревки, веревки, веревки и один-единственный небольшой кривой котел. Как-то так Евгений Михалыч хитро рассчитал, что раз он кривой, то его должно хватить на всю нашу ораву в 15 человек. 15 - это: Евгений Михалыч, Марина, Коля, Машка, Саня, Ксюша, Герман, Женя, Петр, Димка, Аня, я с Тимофеем и наши Мишка (10 лет) и Аришка (6 лет) .

Знакомимся кто с кем не знаком.

Фишка! Петр и Женя – из Краснодарского края. Приехали в отпуск к тутошним родственникам в зиме погостить, на лыжах покататься… М-да, на лыжах в Перми нынче кататься разве что на водных. Уже середина декабря, а снег нам только снится по ночам под шум дождя. Утром встаешь – первым делом к окну. Снег? – Фиг вам! Зонты не просыхают. Лыжные ботинки и валенки грустят в кладовке. В «Зодиак» Петр с Женей позвонили наобум, в досаде на слякоть и в надежде сходить с кем-нибудь хоть куда-нибудь, не все ж дома сидеть да дождь за окном слушать. Маринино предложение сходить на сплав их сразило наповал. То есть они сразу сказали «ДА».

Грузимся к Герману в форд и к Димке в хич-хок.

Фишка № 2. Нас сопровождает машина с репортерами с телеканала «Ветта». Мы все теперь станем звездами Пермского экрана.

Хи-хи, ха-ха – и мы уже у скалы Ермак на Сылве. Выгружаем продукты, палатки и Евгения Михалыча. Он будет нас ждать здесь, и здесь сегодняшнее завершение маршрута. Димка тут же оставляет свой хич-хок, и на Германовском форде мы всей кучей поднимаемся ещё выше по течению.

Репортеры терпеливо выруливают за нами до места старта. Мерзнут, бедные, но терпеливо ждут, когда мы начнем собираться. Мотор! – камера начинает съемку. Корпоративные интервью, одно за другим. Конечно, репортерам надо было бы завалить вопросами Машку – главную виновницу всего происходящего. Она бы обеспечила фурор их будущему ролику – во время монтажа вырезать было бы нечего: каждый кадр – на вес золота! Но… Машка вроде как должна сидеть дома и усердно работать. По крайней мере, в это свято верит ее начальство. Поэтому ей лучше не светиться в кадре.

Я тоже жалею, что не взяла с собой накомарник. Во-первых, мое начальство тоже свято верит, и в накомарнике авось бы и не узнали. Во-вторых, прикольно: на сплав так на сплав, на Сылве всю жизнь мошкара стадом летает, … не важно, что на дворе не лето.

В кадрах светится Тимофей: его начальство не верит ни во что, поэтому ему всё равно. Он солидно так рассказывает, что наш зимнесплав – попытка выпроводить осень и заманить в Прикамье зиму. Всё элементарно: взмах веслом – и, тох-тибедох, зима настанет. Только дайте сначала собрать раму для ката.

Светится в кадре и Аня. «Да нет, не боимся!», - слышу ее голос за ольхой. Наверно, она объясняет нормальным людям, которые в это время сидят дома в тепле у телевизора, что нам тоже тепло и что мы тоже нормальные.

Теперь Димкина очередь давать интервью. Он говорит, говорит, что мол, «никто такого ещё не делал» и « зимой не ходил». Корреспондент до того проникся мероприятием, что Димкину фамилию в репортаже укоротил на три буквы. Ну, то есть был Димка Жаровцев, а стал Жаров.

Герман снимает на фотик, как репортеры снимают Германа на камеру.

Коля с Мариной работают на сборке катов не покладая рук так, что каждому репортеру понятно, к ним лучше не подходить, от дела не отвлекать.

На другом конце нашей маленькой полянки что-то вещают в микрофон Женя с Петром. Наверно, объясняют, что такое счастье. Счастье – это проехать две тысячи километров в декабре, чтобы попасть по воле судьбы с Черного моря на Белую реку.

Сылва и вправду белая. По ней шуршит шуга. Это такие огромные лепешки рыхлого льда. Снег ложится по кромкам берегов, леденеет, но течение отламывает эти снежно-ледовые кромки, некоторые отламываются под собственной тяжестью, и плывут лепешками по реке. Шуга толпится, с каждым днем она будет все крупнее и дружнее. Лепешка к лепешке – образуется зажор (это умное слово я не придумала, а стибрила из энциклопедии), и река встанет, начнет обрастать льдом. Похоже, кстати, встанет скоро. На завтра обещали -10°С. Как бы нам этак не вмерзнуть посреди реки в лед. Но это шутка вслух: нам предстоит поприкалываться только лишь 8 км. до Ермака.

Репортеры окончательно замерзли. Но ничего, сейчас будет гвоздь программы, они оживут, и потом им можно будет возвращаться в Пермь. Гвоздь программы – это вовсе не спуск катамаранов на воду и не начало сплава. Это Дед Мороз со Снегурочкой. Для того, чтобы в Прикамье наступила зима, недостаточно взмаха весла и тох-тибедоха. Нужно найти под прибрежной ивой Деда Мороза и разбудить его.

Начинаю поиск … бороды, шапки и ситцевого тулупчика для Деда Мороза в моем рюкзаке. Где-то я всё клала сверху, но… об этом пока знаем только мы с Мариной.

Дальше следует кастинг. Кто сумеет сверху на свитер, куртку и спасжилет надеть Дедморозовский тулупчик, того и выбираем на главную роль. Самый худой – Саша, да и курточка у него тоненькая и спасик элегантный. Сразу видно, не мёрзнет человек, а раз не мерзнет, то он и есть самый настоящий Дед Мороз. Нос, правда, красноватый, но это не от холода, не думайте, это так положено по сценарию. Примеряем тулупчик – подходит. А синтепоновая борода – будто с ней родился. Сашино удивление быстро сменяется на лукавую улыбку, роль ему явно по душе.

Марина тем временем достаёт из своего рюкзака шапочку и шубейку Снегурочки. На такой барский наряд сразу глаз кладет Аринка, шепчет мне на ухо: «Мам, можно я Снегурочкой буду?» Легко.

Народ оживился, мчится со всех ног в ритуальный хоровод вокруг Деда и Снегурки под самое, может быть, прикольное в жизни исполнение в-лесу-родилась-елочки.

Всё, Деда на один кат – на весло, Снегурку на второй – почетным пассажиром. Пока, репортеры! Земля, прощай, в добрый путь!

Грести средь шуги – ну, очень душевно. Пока идём с подветренной стороны, так даже комфортно. Шуга, правда, настырная иногда попадается, с интересами катамарана не считается, куда ей надо, туда и тянет. Лавируем потихонечку между шуг (или как их по отдельности обозвать?).

По левому берегу по железной дороге грохочет товарняк. Машинист несколько мгновений оторопело смотрит на нас (Мужик, рот закрой!), моргает часто-часто (Не бойся, это у тебя не глюки!), хохочет (Вот это по-нашему!), выдает басистую трель гудков: весело ему от нашего зимнесплава. Еще один товарняк – та же картина.

А вот теперь ветер дует прямо в морды. Весла начинают леденеть и незаметненько тяжелеть. Скоро, поди, обледенеют и потяжелеют и каты. Шуги (или как их по отдельности обозвать?) к нам уже привыкли, приняли за своих и кучкуются вокруг гондол. Вот-вот начнут смерзаться со шкурой катов…

– Всё! – раздается гулко по всей реке с соседнего ката голос Коли. – Я себе уже нижнюю чакру отморозил!

Колина чакра, посаженная на каркас полтора часа назад, перестала чувствовать холод металла. Это хорошая примета! Почему? Потому что по правому борту - камень Межевой! Значит, скоро Ермак, где мы закончим наш зимнесплав, и где нас ждет уже Евгений Михалыч, наотрез отказавшийся морозить чакру.

Обещаем Коле как-нибудь его отодрать от рамы в случае, если он чакру не только отморозил, но и приморозил.

На самом деле, всё вышло так прикольно и весело, что очень жалко, что сплав кончается. Не так уж и холодно. Ксюша так вообще жаром пышет. И Марина довольна толстенным спасиком – он её сегодня спасал от ветра. А для меня главное, что дети не замерзли и довольны происходящим по уши.

Причаливаем прямо под Ермаком. Бегом разбиваем лагерь, и уже почти начинаем варить ужин. Только вот чудный кривой котел остался в Германовском форде на месте старта. Ничего, подождём-с, пока он его пригонит обратно. Работы в лагере и без того пока навалом.

Мужчины – просто монстры: дрова носят огроменные, толстенные, да столько, что на всю ночь чай распивать да песни петь, не замерзая, хватит.

Вот и котёл с Германом! Вернее, Герман с котлом. Костёр уже жарит, и котёл варит рожки. Кому кажется, что котел маловат, далеко из лагеря не уходите, чеплашечки подавайте первыми. Кому кажется, что котёл кривоват, … Вот тут-то у котла и оторвалась ручка, и под наше «Ах!» он выплюнул треть недоделанных рожков на угли. Ничего, на то они и недоделанные. Ужин варим в две серии, торопиться некуда.

Часов в 6 вечера наступили такие потёмки, что прямо ночь глубокая. Конечно, мы долго не спали; конечно, была гитара; конечно, ухохотались. И ещё было полнолуние, и от всего этого создалось действительно предновогоднее настроение.

14 декабря 2008 г.Морозец с утра чувствуется конкретней, чем вчера. И солнце! Кто знает, вдруг мы действительно Деда Мороза разбудили. Может, он, проснувшись, ужаснулся тому, что на свете белом творится, и наконец-то принялся выполнять обязанности, предписанные ему веками матушкой-природой.

Коля, Герман, Саша и Ксюша крепят верёвку на Ермаке. В программе сегодняшнего дня – скалолазание. Но сначала завтрак из кривого котла. Ручка у него, кстати, сегодня снова оторвалась, выплюнув в костёр воду для чая.

Кто что – а мы с детями возмечтали накататься со склонов на подпопниках по тоненькому слою еле нападавшего снега и забраться в пещеру в Межевом. По дороге к нашей экспедиции присоединилась Ксюша. Она тут уже бывала не раз, и дети её назначили проводником группы, пообещавши слушаться и не отставать.

На Межевом мы встренулись с Машкиной группой, и обратно уже возвращались все вместе. И снова местами на подпопниках, поскольку спускаться со скалы в резиновых сапогах по тоненькому слою еле нападавшего снега – эквилибр не для слабонервных.

Вот, собственно, и всё. Обед (наивкуснейший!) – и мы отправляемся обратно в Пермь.

Кстати, с этого дня зима в Прикамье и началась. Морозы простояли до самого Нового года и даже после него. Снега только в небесной канцелярии выделили нынче маловато. Экономить что ли начали из-за мирового финансового кризиса? На Новый год из-под снега ещё выглядывала трава.


P.S. Зато на 1 мая реки в Прикамье так и не вскрылись, а Дима с Аней и сыном Тимошей 2 мая катались на горных лыжах в Губахе. Такая вот «сдвинутая» нынче вышла зима.

Ещё дневники этого автора
Голосов: 159
ЕЩЁ ДНЕВНИК | ВИДЕО | ПЕРЛЫ   Участники
Скиталец - сервер о туризме и путешествиях Rambler's Top100 ПИШИТЕ НАМ
Last modified: February 22 2013 18:40:00
Яндекс.Метрика
© 2002 tourclub-perm.ru   В случае перепечатки материалов сайта активная гиперссылка на tourclub-perm.ru обязательна