ГЛАВНЫЙ УРАЛЬСКИЙ ХРЕБЕТ, 30 ДЕКАБРЯ 2012 - 7 ЯНВАРЯ 2013

 
ЕЩЁ ДНЕВНИК | ФОТО | ПЕРЛЫ   Участники
Просмотров: 2327  |  размещен 01.02.2013
Ещё дневники этого автора


ЗА ЧТО ЦЕЛУЮТ ЛЫЖИ

дневник похода: Главный Уральский хребет, 30 декабря 2012 - 7 января 2013

Накануне, т/к Зодиак
Пока ковыряю стеклоткань под трубу на новенькой палатке, Димка завхозничает с мешками продуктов. Внутренне восхищаюсь тем, что завхоз в походе – мужчина. Забегая вперёд, скажу: отличный завхоз.
Первый помощник завхоза – калькулятор грамм-калорий – его жена Алёна.
Второй помощник завхоза, массовик-затейник – тоже мужчина. Димыч.
Ещё в группе есть просто Дима – ремнабор и замыкающий.
Сашей два: пусть будут Саша и Саша-доктор.
Остальных – по одному и по одной: Евгений Михалыч, Валера, Слава, Андрей, Лёша с Аней, Марина, Алёна, Люба и я.

29.12, т/к Зодиак
Дофасовываем мешки с продуктами. Допихиваем по рюкзакам. Доводим до ума крепления на лыжах.

Нас 15, на две тёплые палатки. Новую палатку на испытание брать не бум: так и не дошили стеклоткань на тент. Саша взял свою суперскую палатку с суперской печкой (собственноручно гнул на табуретке), испытанные не раз и непревзойдённые.

Петрович повезёт нас до Золотанки, рюкзаки и лыжи – в прицепе. Там утречком уже должна будет стартовать группа из Березников с бураном. Начало маршрута – вверх по Улсу и Кутиму – нам с ними по пути.

День 1. 30.12 (20 км)
Рано-рано. Темно-темно. Березниковцы аккурат в Золотанке. Запуск бурана, и мы, с фонариками на свеженьких батарейках, – вслед за ним. Итак, первый ходовой.

Застывший предрассветный Улс. Мыслями я лично ещё наполовину дома. Под впечатлением чая с лимоном, который заварил мне в термос на первый ходовой прогон сын. Только чай быстро кончился. Ещё несу в рюкзаке килограмм салата, который на Новый год настрогала дочка Аринка.

На привале постскриптумом пытаюсь просчитать точку приложения к рюкзаку. Я его бухнула в снег и бухнулась сверху сама. Интересно, где примерно по отношению к салату я теперь сижу? Наберусь мужества, углублюсь в рюкзак и посмотрю, как он там поживает.

Салат поживает хорошо. Ещё пока ехал в прицепе до Золотанки, впал в анабиоз. Закристаллизовался. Фиг его потом ещё к выступлению президента успеем разморозить. Представляю: хруст кристаллами морковки под бой курантов. Речь президента, бой курантов… О чём это я? Я же в чистом поле. Ишачки, под рюкзачки! Отсчёт пошёл.

– Идём час! Через час подтягиваем хвост и встаём на привал. – Это Евгений Михалыч.

Первая наледь. Лыжи срастаются с мокрым снегом, наждачные ощущения, стоп. Я – деревянный чайник на наждачной бумаге. Привыкла, понимаешь ли, на пластике. Когда-то было дело на деревяшках по воде по Сылве, но забылось. Вспомнилось. Достать нож и соскабливать лёд.

А ножа у меня нет. Как утопила летом, так хороший взамен выбрать ещё не смогла.
– Нож есть? – это Андрей.
– Нет.
– А ложка?
– Ложка есть.
– Чисти ложкой.
Чищу ложкой. Презабавное занятие, поднимает настроение.

Весь остаток дня нет-нет кто-то да тормознёт и чистит лыжи от наледи. Особенно везёт первым. Те, кто следом, учитывают промахи траекторий и по возможности лавируют. «Корабли лавировали, лавировали, да не вылавиро…» В паре-тройке мест вода проступает, куда ни маневрируй.
Первая половина дня получилась гипер-ходовая: по решению командира с каждой наледью ходовое время обнуляется. Пока снимаешь лыжи, ножом ширкаешь, лыжи надеваешь – считай, отдохнул. Считай – не считай, знай, шурши вперёд.

Время от времени буранка идёт вдоль реки по берегу. Потом снова ныряет на реку. Наледи подуспокоились. Час идём, – бесконечный такой час – минут 10-15 отдыхаем. Даже не знаю, что лучше: высунув язык на плечо упираться час или 10 минут мёрзнуть с орехами на зубах.
Так или иначе, ощущение «на последнем издыхании» к вечеру становится навязчивым. Вот уже смеркается – то ли в природе, то ли в душе.

Лыжами ших-ших, ших-ших… В голове всплывает предательский вопрос: и зачем всё это? На этот вопрос сотни раз в жизни уже получен ответ, но в такие моменты, как сейчас, предательский вопрос почему-то всплывает снова.

Устали. Как все устали, в тот вечер лучше всех поняли дежурные. Аня никак не могла начать варить суп или чай. Как только в котлах появлялся намёк на воду взамен насыпанных лопат снега, народ кружками выкачивал эту воду прямо со льдом и снегом. Пока не напились талой воды, Аня всё лопатила и лопатила, как кочегар, в котлы снег. Спрос на воду упал, предложение супа и чая становится реальностью.

Ночуем на р. Улс чуть ниже устья р. Верх. Петелиха.
Палатки обживаются, из труб потянулся дымок. Палатка Круглая и палатка Квадратная.
С самого первого дня мы – Круглые и Квадратные.

День 2. 31.12 (16 км)
Лёша с Аней приготовили завтрак на полчаса раньше: к 6.30. Смешанное чувство уважения к труду дежурных и желания вышвырнуть из палатки котёл и доспать законные полчаса. Опять же, где ещё подадут завтрак прямо в постель?
– Тебе кашу в постель или в тарелку?
Приходится выкарабкиваться из спальника. Лучше, конечно, в тарелку. И, кстати, вкусно! Зря я так уж осерчала на этот котёл.

Выходим из лагеря с опережением плана на час. Сегодня более щадящие 45 минут идём, 15 отдыхаем. Выходим на приток Улса, Кутим. Вверх по Кутиму.

Пытаемся хитрить с наледями, но они тоже хитрые. Березниковцы, отогретые в бане и наевшиеся на базе, прокатывают нам ещё несколько километров по реке. Буран погнали было по лесу, но завалились на валежнике пару-троечку раз и вернулись на русло реки. Под скалой, где открыты протоки и слева, и справа, буран окончательно сдался. Дальше сами.

Ага. Сами.
– Вот тут я поседею. – Это Димка.
Лёд местами угрожающе трещит и слегка оседает.
– Это всего лишь пустота подо льдом, – успокаивает Андрей.
Да-да, всего лишь пустота подо льдом.
– Держим дистанцию!
Держим. И лёд держит. И что там, интересно, под пустотой подо льдом?

Слава сегодня – Джеймс Бонд. Евгений Михалыч посылает его в разведки, одну за другой. Можно ли перелететь на другой берег, не вляпавшись в наледи? Можно ли обогнуть зловещее место на реке по гребешкам береговых скал? Слава – лось, разведданные достоверны.

На ночевку встаём на р. Кутим, почти напротив устья Большой Сурьи.
Квадратные начинают 4-суточную вахту дежурства. Люба и Дима варят суп. К вечеру народ жаждет пить, пить. Супная жижа заканчивается мгновенно. Гуща – тоже кайф, но надо будет на все следующие супы снега топить, чтобы воды было до краёв. Может, даже через край.

Тусклая луна, звёзды сквозь дымку, ветер. С высоченной сосны осыпается лавина снега на костёр. Новогодний подарок дежурным от ветра.

Новый год в штаб-квартире у Круглых. Полумороженые, обалденно вкусные салаты. Сало. Ананасы. Оливки. Димычевы рыжики. Чай с шоколадными конфетами. Гитара.

День 3. 01.01 (16 км)
Чуть светает – выходим до устья Большой Сурьи. По левому берегу вверх по Сурье начинаем набирать высоту. Конкретный валежник время от времени напоминает, что он тут хозяин. Но так-то бурелом не особо буреломный. У него только особая любовь к Марининому негабаритному из-за гитары рюкзаку.

Тропим по очереди: Квадратные тропят, Круглые распивают чай с орехами.
– Ни фига вы утопали, вас не догонишь!
– Ни фига вы жрать, вас не дождёшься!
Потом Круглые тропят, Квадратные распивают чай с орехами.

На мелких кочках нет-нет да кто-нито заваливается: то лыжи отдают, то ёлки ветки в колёса вставляют.

Забурился в снег Саша-доктор, сам себя быстро откопал, а палка одна – как сквозь снег провалилась. Палка не лишняя. Лопатой перелопатил пол-леса. Выкопал под лыжнёй.

Просека дотянулась до стены леса. Тропим по лесу, выходим в редколесье. Западный склон какого-то Лысого пупыря, который на карте значится как 984,0. Крутенький склон, сквозь ели видны намёки на вершинки ГУХа.
– Наконец-то горы! – Это Лёша.

Под палатку выравниваем лопатой горизонтальный квадрат. Утоптанный лыжами снег схватывается моментально. Наверно, мороз за 25.

Лагерь ставим добротно: минимум на 2 ночёвки. Кухня – дизайн, со ступенечками, с полочками – почти как дома. Сюда котлы, на полочку левее – кружки и термоса, в «шкафчик» морковку, свёклу да чё да. Ступеньки в снежный карьер для воды.

Чуть ниже по склону сушины не валить, не шуметь и не хохотать – там из-под снега идёт пар. Якобы так спят и дышат медведи. Медведя велено не будить. Сначала воображение рисует жуткие картины шатания шатуна в поисках фарша, сала и… Вырисовываются новые версии трагедии перевала Дятлова. Потом становится смешно. Ещё смешнее оттого, что из-под снега пар идёт, оказывается, в нескольких местах одновременно. Здесь явно залегает стадо медведей, и не верьте, что медведи делят территорию тайги. Они точняк зимуют стадами. Так теплее.

Дежурят Валера и Саша-доктор. Вкусно всё! От супа до чая. Сегодня ещё до ужина успели прогреть палатку, едим в тепле. По полу тянет холодом, но дрова своё дело знают.

На небе мириады звёзд. Они висят так низко и такие светлые, будто в детстве гирлянда на ёлке. Мост Млечного пути.

День 4. 02.01 (14 км). Восхождение на Лямпу Кутимскую, 1410,7
Подъём обещан на 8.30. В 7.45 дежурные внесли в палатку кашу. Как так? Мало того что опять не дали сны досмотреть, ещё и переживают, что несолёная. Вот и солили бы оставшиеся 45 минут, и не переживали бы… Усолиться можно! А люди бы поспали…
Каша супер! Но это понимаешь, когда уже окончательно проснёшься.

Светает – выходим в радиалку. Налегке мило так. Поднимаемся вдоль Лысого пупыря, по GPS выходим на перемычку и вдоль усика истока р. Лямпа – на фирн Лямпы Кутимской.

9 умных человек – Кошатники – надевают кошки. Остальным – Некошатникам – остаётся только снять бахилы.

Ага, Лямпу по западному склону народ берёт в лоб. Террасный подъём.
Пристрелите меня здесь. Я даже поднимусь, но можно не так стремглав?
Можно и не стремглав. Меня все терпеливо ждут на полочках. Отдыхают, фотографируют.

Может быть, такой ясный день, как сегодня – единственный на весь поход. По крайней мере, так пророчил Гисметео. На весь поход пасмурно, снежно, гадко…, но в этой мгле на пару дней солнечное окошечко. Окошечко сегодня. Видимость идеальная. Подарок судьбы. Солнце пригревает, ни намёка на ветерок. Денежкин камень. Конжак. Казанский. Шудья… Та коричневая полосочка на школьной физической карте под названием Урал, что делит мир на Европу и Азию, – здесь и сейчас белая-пребелая, синусоидами расходится из-под ног до самого горизонта.

Фирн местами исколот солнцем, образует иголки. Иголку откалываешь и ешь. Такое вот горное мороженое. Не клубничное, не персиковое. Шоколадно-фундуко-грецко-курагастое. В зависимости от того, что лежит в нагрудном кармане на перекус. Коллективная шоколадина на вершине, и – срочно вниз. Пока не стемнело.

На спуске я, хитрая, пристраиваюсь за Андреем. Он чеканит кошками зацепки для пяток – так Некошатникам спускаться легче. Следом Люба с фотосессией и Алёна.

– Сегодня всё для нас: и погода, и лыжня, и необыкновенный вид. Весь сегодняшний день полон ярких красок, весёлых минут, сказочных эмоций. – Это Алёна.

– Всё-таки Урал любит нас! – Это Димка.

Алёна было решила с вершины съехать по-человечески на попе.
– Убьёшься! – Это Марина. Подвиг камикадзе дамам явно не к лицу. Спускаться «как все». Мастер-класс по торможению палками на спуске выше своего центра тяжести.

– Больше никогда не пойду в горы без кошек. Ладно, хоть лыжи не забыл. – Это Слава.

В лагерь возвращаемся в густых сумерках. Сушняк, сколько ни пей.

Звёзд ещё больше, чем вчера, но уже не такие яркие.
Завтра снова радиалка. На соседнюю с Лямпой вершинку, метров на 200 пониже.

День 5. 03.01 (22 км). Восхождение на соседку Лямпы Кутимской (вершину 1247,4 – севернее Лямпы)
Режу халву на завтрак. У Димы вчера как-то эстетично брусочками получилось. У меня хаотичными кусками, никакой эстетики, даже извиниться хочется.
– Ничего что не брусочками, курумником тоже вкусно!

Спасибо дежурным. Андрей и Саша отдежурили замечательно. Всё сверх-съедобно! Даже нелюбимую пшеничную кашу Саша-доктор ест с удовольствием. Главное – сварить её с морковкой, травками, приправками…

– Где-то здесь тусовалась моя кружка с карабином...
– А где сыр? Вечером раздавали на утро сыр.
– А где шербет?
– Кто видел вторую такую рукавицу?
Две ночёвки в одной палатке уже превратили её в бедлам. Кружка тусовалась среди спальников, шербет – под кладкой дров, сыр – никто не сознался, где он тусовался, рукавица выплыла сама собой.

Сегодня у нас три сачка, которые не идут в радиалку. Убеждают себя, что будут по уши заняты делами в лагере: сушины, да дрова, да подсыпать снег под просевшую печку, да ужин, да чай по первому звонку. Да выспаться наконец-то. Иронизирую, поскольку один из этих сачков – я. Просто реально оцениваю вчерашнюю радиалку. Убеждаю Любу не становиться четвёртым сачком и отправиться на штурм соседки Лямпы Кутимской. Итак, сачков трое.

Где-то в полдень налетают порывы ветра, с севера потихоньку затягивает небо пеленой. На палатки наносит с ёлок снег. Но, может, там, на высоте у ребят получше. Может, они чуть выше облаков. Поднимутся, и вернутся в лагерь уставшие, но довольные.

Ближе к вечеру топим с Валерой на костре снег. Суп грибной. Жалко только, нигде в хоз. пакетах не откопала Димычевы молотые на кофемолке грибы. Но суп, честно, и без них вышел нямочка.

Совсем стемнело. Вглядываюсь в лес, не начнут ли сквозь деревья мелькать фонарики. Вспоминается «В бой идут одни старики», Макарыч с его «Самое тяжёлое в нашей работе – ждать». Вот именно не самое трудное, но самое тяжёлое. По лесу только ветер. Суп уже с выдержкой у костра. Заслуженный. Вода для чая ходит живая по котлу, ждёт от поленьев финишного рывка, чтобы, как только замелькают фонарики, принять заварку. Потрескивают дрова на костре. Кухня протаяла до курумника. Где-то там в лесу уже, наверно, ползут на подъём или скатываются на виражах фонарики. Где-то. Но пока не здесь. Ветер, ветер.

– Идут!
Поляна оживает. Слава. Димка. Алёна. Люба…
Суп на ура. Чай туда же.

Ого, народ намотал нынче 22 км! Уважуха. На вершину 1247,4 поднялись. Там было зелёное небо. Обалденный вид на Шудью и Каюк. На северном склоне жёстче фирн, чем на западном, спасибо кантам на лыжах. Заструги, надувы. Кошки, кошки, без кошек несерьёзно.

День 6. 04.01 (9 км)
Варим с Димой волшебную пшённую кашу. Я натурально колдую: котёл то одним боком к огню, то другим, поварёшку кипятка убавить, поварёшку кипятка добавить, пшена на 150 гр меньше, чем заложено, чтобы негусто. И ровно к 8.00, как велено Евгением Михалычем. А то взяли все манеру завтрак готовить раньше времени.

Дима – незаменимый костровой. Нет, он, конечно, заменимый, но уж очень комфортный. У костра тепло, оперативно, чётко, спокойно.

– Если сегодня до 14.00 не успеваем подойти под перевал, перевал проходить будем только завтра. – Это Евгений Михалыч.

Собираемся шустро. Отвлекаемся только на знаки внимания для Славы: у него сегодня день рождения. Слова пожеланий, мишура на рюкзак и в рюкзак – незаметненько так – масенький подарочек. Килограммов на парочку. Подарочек называется полешко деревянное, самим же Славой накануне ровнёхонько отпиленное, для дежурных в палатку им же задуманное. Подарочек-нежданчик. Димыч его подсунул, пока мы Славу отвлекающими манёврами привлекли к складыванию Квадратной палатки. Слава дополнительный вес не распочухал. Выводов два: 1) если рюкзак тяжёлый, парочка кило роли не играют; 2) в следующий раз Славе можно дарить подарочки потяжелее.

Пошла тропёжка. Спускаемся к болоту, вниз по Б.Лямпе и начинаем набирать высоту по частому редколесью.
О! Чем ближе к перевалу, тем снег всё больше похож на высокие барханы. Я верблюд на бескидах. Как бы так эти гребни барханов с одного взмаха бедром заминать лыжами? Лавируем между ними. Траверс.

На границу леса выходим в 14.30. Это значит, что под перевал к 14.00 мы не подошли. Ставим лагерь. Перевал будет уже только завтра.

Берендеево царство.
– Как в сказках Роу. Того и гляди выскочит какой-нибудь Леший. – Это Димыч.

Погода ветреная и хмурая. Алёна и Димка сегодня дежурные. Им досталась честь готовить на сетке (описание устройства без фото неэффективно, с фото – избыточно). Ничего так. Под костром не протаивает снег. Только ноги не погреть. И Алёна в этот вечер умахалась сидушкой до не могу.

Лёша и Димыч ушли тропить под самый перевал на завтра.

Марина с Аней и мы с Любой ударно «дружим» дрова.
– Давайте кого-нибудь сменю. – Это Валера.
– Не-а, мы уже впилились!

Дрова нынче заковыристые. Сучья гнездятся, в каком месте ни пили, распил всё равно бурит в сучок. Так же заковыристо и капризно они разгораются. В обеих палатках газовые камеры. Печки долго не соглашаются переваривать то, что мы им напилили и нарубили.

Суп отменный! Остренький, горный. Почти кавказский. Вспоминается «Антикавказская» Арона Крупа. Классная такая песня, ещё с 70-х дотянулась до наших дней. Хорошо, что её Саша нынче вспомнил.

Ну, и вот. У Славы, значит, сегодня день рождения. Димыч – сценарист, режиссёр, аниматор, человек-оркестр, человек-факир. Нас построил, роли распределил. Как смогли, мы сыграли. Похохотали. Особливо по поводу Славиного масенького подарочка килограммов на парочку. Заодно и посвящение в лыжные туристы провели - с клятвами верности туризму, с истовым целованием лыж и дотошной проверкой укладки рюкзаков (которая и завершилась нахождением того самого «подарочка»). Посвящённым – по медали, отпиленной от Славиного полешка.

Ночью, дежуря у печки, Слава записал в бортжурнале: «Ребята, благодарю вас за устроенный сегодня праздник. Такого дня рождения у меня не было никогда! Диме отдельное спасибо. Как ни крути, чурка-то удобная!»

День 7. 05.01. Перевал Ходовой
Утро хмурое. Сквозь облака, похожие на северное сияние, плывёт луна. Снег. Ветер. Не сказать что сильный, но мы пока и не на Ходовом, – в реденьких, но всё-таки сосенках-пихточках. Кто намордники, кто балаклавы, кто пуховку, кто горнолыжку. Я храбрюсь, глядя на Марину. Выхожу в одной толстовочке и болоньке без подклада.

Высоту набрали ещё вчера, сегодня подъём чисто символический. Заканчивается редкое редколесье – заканчивается лыжня, которую накануне тропили Димыч с Лёшей. Пошёл лысый фирн и ветродуй. Лица обрастают седыми кружевами, бледнеют и розовеют одновременно.

Ходовой перевал – открытое поле, с которого мы сваливаем по хитрой траектории. Авангард забирает всё выше и выше на правый склон. Ясен перец, Андрей и Саша-доктор ведут по GPS, но нам – идущим в середине и в хвосте – манёвры не совсем понятны. Ну, да ладно. Значит, так надо.
– Мы почему вверх-то идём?
– Там курумника меньше.
– Ну, да. Скоро на вершину пойдём коньковым. Там вообще курумника нет. – Это Саша.
Потом уже Андрей объяснил, что если с перевала сваливать по кажущейся оптимальной траектории, выходишь на обрывы. Надо забирать южнее. Забираем.

Забираем на лыжах по макушкам курума, пока не вниз. Как только начинаем спуск, лыжи снимаем, крепим по бокам рюкзаков, превращаемся в сохатых с высокими рогами. С камушка – на камушек...
Димыч, между прочим, снял лыжи уже давно и шагает в ботах:
– Лыжи чужие, неплохо бы вернуть.

Спустились до границы леса, ветер оставили далеко наверху. Теперь можно чай, орешки, шоколадки. Оказалось, мы с Димычем два хапуги: оба отковыряли там наверху по куску курума домой на полку.

Снова ныряем в лыжи, и … начинается слалом. У кого гигантский, у кого помельче.

Снего-фирн строит козни и пакостит в самый неподходящий момент. Вроде несёт тебя по пушистому, мягкому, и вдруг … хрясь! стоп машина, – счастье, если рюкзак не по инерции и тебя не носом в фирн.

Фирно-снег тоже пакостит. На нём разгоняешься ещё конкретней, и вдруг ш-ш-ш-ш, стоп машина, – по голень тормозишь в снежной вате, и рюкзак снова не понял, что хозяину надо.

– Нет! Нет! Нет! Нет! Нет! – Это Лёша.
Устоял. Надо запомнить волшебные слова: «Нет! Нет! Нет! Нет! Нет!».

Аня никак не может настроиться на спуск. Летит и падает… летит и падает…
– Я не могу с рюкзаком! – Глас вопиющего на ГУХе.
– Ты не торопись! – советует проплывающий мимо зигзагами Евгений Михалыч.
– Да я не тороплюсь! Я остановиться не могу!

Через пару минут на бедную Аню налетает не справившийся с управлением Лёха:
– Я тоже не тороплюсь!

У меня от смеха уже слёзы льются по щекам. Наступает моя очередь. Я вылетаю на жёсткую стиральную доску. Вхожу в резонанс. Он не гасится. Волшебные слова: «Нет! Нет! Нет! Н»… Хрясь! И всё равно, смешно до невозможности.

В настоящем лесу нас ждал подарок дня: буранка до самой Большой Сосьвы. Да всё вниз и вниз. Сказка!

Буранка кончилась. Началась какая-то совершенно адская тропёжка. Наверно, на восточном склоне снега насыпает больше. Или ветер его не прессует. Его тут просто немерено. Ставишь лыжу – и нога уходит по колено. На западном было по голень.

День 8. 06.01. Бесконечно мало км
Ночью шёл пушистый снег. Вокруг снежно-кристальная красота.

Если честно, вааще не до красоты. Тропить получается хреново. Первый снимает рюкзак, тропит без рюкзака, потом возвращается за рюкзаком и догоняет хвост. Второму тоже достаётся по полной – поэтому он тоже снимает рюкзак вместе с первым. Третий окончательно утаптывает лыжню, уже с рюкзаком. Начиная с четвёртого – идти проще.

Надо думать, что при таком раскладе дамы тропят негигантские куски: пока едёшь третьей, а потом второй, уже силёнки на исходе, и когда доходит очередь до первой, понимаешь, что группа просто за тобой черепашит. Дотропились в таком режиме до того, что все мужики, способные тропить, помногу, слиняли далеко назад за своими рюкзаками, и авангард составили одни дамы, меняющие челноком друг друга каждые 20 метров. Димка и Слава, наконец-то вырвавшиеся вперёд, нас натурально спасают.

Догонять хвост – тоже не слабо. Чё-то я ещё до обеда так устала, а лепту в тропёжку внесла настолько мизерную, что пока все обедают, ушла тропить потихоньку дальше. Ничего так нашлёпала. Ушла бы даже дальше, но дотопали до ручья, который смотрела так да эдак, но везде вода.
Меня догнала Люба. Попробовали обойти ручей слева – вода.
Подошёл Андрей. Снял рюкзак, стал спускаться прямо по просеке – вода.
Подтянулись все остальные. Нашли обход справа. На обратном пути за рюкзаком там, кстати, Андрей провалился-таки в воду.

Все впечатления от этого дня связаны с тропёжкой. И водой, которая караулит под снегом вдоль дороги. Даже когда на поляне поставили лагерь, через дорогу перейти так, чтобы не провалиться в воду, сумели немногие. Собственно, через дорогу можно было бы и не прыгать, но там завалили сушинку. Её надо было распилить и перетаскать в лагерь.

Пока ставили лагерь, Саша-доктор, Дима и Андрей ушли тропить на завтра. До базы под Сосьвинским камнем осталось 3-4 км.

Крайняя ночёвка. Рождественские посиделки в штаб-квартире у Круглых.

День 9. 07.01. Кто сколько км
Делимся с утра на:

  • Мясо (они же Кошатники, они же Штурмовики) – те, кто идёт в радиалку на Сосьвинский камень (1204,5 м);
  • Рыбу (они же Авангард до машины Петровича) – те, кто с утра сразу уходит на лесовозную дорогу Жигалан – Североуральск;
  • НиРыбу-ниМясо (они же Праздношатающиеся) – те, кто провожает Мясо до полпути, катается на Сосьвинских склонах и уходит потом вслед за Рыбой.

Мяс – семеро, НиРыб-ниМяс – шестеро, Рыб – двое. В каждом отряде – радист, чётко оговорены сеансы связи.
– Дорога! Дорога! Я Гора. Приём!
– Гора, я Дорога! Вас слышу.

– На фирн выпал свежий снег. Идите осторожно.
– Вас понял. Гору не подрезать.

Пока мы катались на пушистых горках, видно было, как в молоке по склону ползёт чёрная гусеница – это Кошатники. Ползёт динамично, всё выше и выше. Собственно, о том, что это склон, догадываешься только по гусенице. Так-то молоко и молоко – то ли гора, то ли уже небо... Голубоватые проблески тут же затягивает белой пеленой.

Пока НиРыба-ниМясо добирались до Базы, Кошатники уже спустились с вершины, вернулись в лагерь и тоже вышли на финишную до Базы.

На Базе снимаем лыжи. Ещё километр круто вверх по Берендееву царству пешком.

Дорога. Звезда. Петрович! Уже полуцивильные Саша с Валерой. Сейчас мы тоже начнём оцивиливаться. Грузим рюкзаки и лыжи в прицеп. Теперь чай и что-нито из остатков съестного в тёплой машине. Крайне миниатюрные бутеры с салом: сухарик размером с ноготь, на него такой же размером с ноготь «шмоточечек» сала. Я кулинар-ювелир.

Кем только я не ощущала себя за этот поход: чайником на наждачной бумаге (это на наледях), верблюдом на бескидах (это на снежных барханах), Макарычем (это когда ждали ребят со второй радиалки), НиРыбой-ниМясом (это хронически)… Теперь ещё и ювелиром!

Подкатили два крутых снегохода, мужички в шлемах.
– Чем круче снегоходы, тем потом дальше бежать за трактором. – Это Саша.

На Базе, кстати, отдыхающих мы не заметили, только хозяева.

Вечереет. Вот и Кошатники. Резвые, счастливые. Все в сборе. Поехали!

Был бы не вечер и было бы не снежно, виден был бы ГУХ. Где-то, пока ещё среди гор, набирает обороты наш микроавтобус.

Скоро начнёт ловиться сотовая связь. На ночь глядя будет супермаркет в Серове. 15 неадекватных нас, каждый, взяв по корзинке, провернёт турникет, решительно шагнёт в продуктовый рай и начнёт блуждающим взглядом выбирать по полкам еду. Тактично засмеются продавщицы, я не выдержу и засмеюсь громко, туда же покупатели, кассирши, мы…

– Даже не знаю, что купить.
– Дык, пакетик ячки! – Это Валера.

В городской суматохе будних дней… ГУХ-ностальжи со стойким привкусом позитива, кажется, обеспечено.

Ещё дневники этого автора
Голосов: 476
Комментарии читателей (4)
как положено Димыч)))
Соглашусь с Андреем, очень хорошо добавлены бытовые моменты, их всегда так мало, а последние прекрасно дают понять с чем все таки приходится сталкиваться в походе ,особенно зимнем. Ведь маршрут это далеко не весь поход. Бытовуха отнимает наверное поболее и времени и сил. Мы то там это вместе прошли. Замечательно включены диалоги, мне очень понравилось ))
05-02-2013 22:24:36
Га
  Re: как положено Димыч))) (02-02-2013 03:57:30)
Димыч, а вот не скажи! Просто чужие дневники всегда читать интересней: пока свой пишешь, привыкаешь к собственным мыслям. Я вот все 2012го года читала с удовольствием!
03-02-2013 08:10:49
Aндрей
написать
Очень точное и яркое описание незабываемых дней новогоднего похода. Как снова побывал на ГУХе. Моменты походной жизни описаны так реалистично, что кажется вот-вот оживут, начнут продолжаться!
03-02-2013 02:37:10
как положено Димыч)))
Галина, то мммм.........как бы сказать, если дать прочитать нехоженым.....так они ведь всю прелесть даже от дневника переймут!!!! то так классно........эх, мне бы хоть на 10 процентов так же(((
02-02-2013 03:57:30
ЕЩЁ ДНЕВНИК | ФОТО | ПЕРЛЫ   Участники
Скиталец - сервер о туризме и путешествиях Rambler's Top100 ПИШИТЕ НАМ
Last modified: February 22 2013 18:40:00
Яндекс.Метрика
© 2002 tourclub-perm.ru   В случае перепечатки материалов сайта активная гиперссылка на tourclub-perm.ru обязательна