ТАТРЫ, СЛОВАКИЯ - АВГУСТ 2007

 
   Участники
Просмотров: 5316  |  размещен 24.09.2007
Ещё дневники этого автора
 

Бродяг всегда тянет в новые места, но есть у каждого такие, куда тянет, словно магнитом, снова и снова. Для меня Татры – это пожизненный магнит с далекого 1990 года, когда я оказалась там впервые.

Горные вершины Татр, одна за другой, будто волны в море, сливаются с небом. Природа щедро одарила эту землю красотой, расселив по ней озера, реки и водопады. Над густыми лесами, над коврами цветов и ягод высятся гребни скал. В них живет ветер, гостят облака, дожди и снега, и далеко не всегда позволено человеку подниматься на эти вершины. Тропы есть не везде, отвесные скалы и капризная погода не прощают ошибок...


ОРАВА НА ОРАВЕ

дневник похода: Татры, Словакия - август 2007

Но мы (Тимофей, Дима, Аня и я), не умудренные опытом скалолазания, собрались в отпуск с детьми (Аринке 5 лет, Тимоше 8, Мише 9) и на многое не посягаем. Татры предоставляют возможности всем: и малышам, и взрослым, и слабым, и сильным, и новичкам, и альпинистам, и тем, кто ищет упокоения, и искателям приключений. Здесь чаще выбирают вариант радиалки, к вечеру возвращаясь в кемпинг, хату или городок, где живут. Палатки в горах ставить нельзя (территория национального парка), поэтому если кто ночует в горах, то просто в спальных мешках, или в долине под сенью леса ставят палатки нелегально, рискуя встретиться с работниками горной службы или местными медведями, которых, говорят, в округе многовато. Туристические тропы отлично промаркированы, есть подробнейшие карты. Всегда можно выбрать маршрут по силам и временным возможностям. Короче, с детьми самое то.

Как попасть в Татры?

Июнь

В Словакии для граждан России визовый режим. Вариантов выезда несколько: 1) купить тур, 2) забронировать гостиницу, 3) по частному приглашению от родственников или знакомых. Путевки нас не устраивают в принципе, это ограничение возможностей и желаний, ни шага влево, ни шага вправо, да и где ж найти путевку просто в горы. Бронировать гостиницу – космически дорогой «кот в мешке», да и на одном месте мы, может, сидеть не будем. Нам главное по горам пошастать в свое удовольствие. Дима с Аней так и вовсе хотят пробежаться по всей Словакии с востока на запад с заездом на Ниагарские водопады, а потом с юга на север с заходом на Северный полюс. Планов, короче, громадье, и осуществить их можно, только автономно. Остается ехать по частному приглашению.

Это реально. В Словакии в чудном районе под названием Орава (Западные Татры) у нас есть хорошие знакомые. Правда, мы много лет не писали друг другу, от этого ужасно неловко, но раз мы все равно собрались в Татры, так или иначе, нагрянем на Ораву. Лучше поставить словаков в известность, что к ним на Ораву собирается орава русских с детьми, и попросить оформить вызов. Пишем письмо Эве и Яну.

Мы по уши в мыле

И Эва, и Ян откликаются быстро и тепло, они согласны оформить вызов на две семьи хоть сегодня. Мы переписываемся по мылу по-русски, но латинскими буквами. Получаем примерно вот что:

Napishi tozhe, kakoje tvoje predstavlenije ob programe, sto by vy choteli posmotret, kde by vy chotteli zakvartirovatcja, kakoje tvoje voobrazenie stolovanija. Dumaju cto problemov ne budet, no esli prijedut deti, to nado produmat vsjo inacej. My ocen radi bctretimcja s vami i cdelajem vsjo, cto v nasich vozmoznostjach.

Privet vsem.

Eva.

Мыло летает из России в Словакию и обратно в Россию весь июль в запредельных количествах, - мы все уже в мыле. Только Миша с Аринкой мечтают о поездке тихонько. Учат, как по-словацки будет «Привет!», «пожалуйста», «спасибо». Рассматривают книгу с фотографиями Татр, нашли Словакию на глобусе и в атласе. Рады новым кроссовкам с негнущейся рифленой подошвой, которые мы купили им специально для гор.

Сначала приходит приглашение от Яна Диме, Ане и Тимоше. Через неделю … yes! пришло приглашение нам от Эвы. Не загуляло родненькое, не завалилось на нашей почте в пыльный угол, пришло! На радостях бежим покупать словакам подарки, себе тушенку! Вот только еще разок на всякий случай заглянем в Интернет, что там пишут про Словакию, и …нам плохеет.

Плохеет конкретно, потому что в честь нашей предстоящей поездки консульский отдел придумал усложнить выдачу виз для бедных русских. Как именно – не понятно, на сайте посольства нет никакой толковой инфо. Якобы увеличили срок оформления виз аж до двух недель. Якобы что-то еще.

30 июля

Любая инфо в Перми – это только половина инфо. Еще половина надежно хранится в Москве, а бесценный выход из любой ситуации способны подсказать разве что соотечественники-бедолаги из живой очереди у дверей посольства. Дима с Аней могут ехать только через неделю. Июль на исходе, а Мишке с Тимошей к 1 сентября надо бы в школу вернуться. В смятении бредем по Компросу, в голове сотни мыслей-вариантов, одна бредовей другой. Вечереет.

- Поехали на Пермь II? Будут билеты в Москву, так сразу и поедем, а там разберемся.

- Дима с Аней?

- Мы их все равно будем ждать, но в Москве. Все им расскажем. Уже будут знать, что к чему, меньше времени потратят на пустую беготню по столице.

- Когда собираться будем?

- Ну, а что нам с тобой собираться? За ночь все скидаем в рюкзаки, в поезде отоспимся.

Билеты в Москву были на семь утра. Ладно. Димку перед сном ошарашили по телефону, - он нас обозвал «ребятами вертикального взлета». Зато Миху с Аринкой обрадовали, - вместо привычного «Быстро ложимся спать!» в тот вечер прозвучало: «Срочно собираем рюкзаки, утром едем в Москву! А оттуда в Словакию. Может быть…»

Москва

Эпопея с визами останется нашим ноу-хау, иначе русским совсем перекроют кислород. Смешно то, что мы приехали в Москву 1-го августа, сдали документы на визы 3-го, ждать их десять дней. Тут же нарисовался самый быстрый, компактный и недорогой вариант получить визы за один-три дня, но мы им воспользоваться уже не смогли: документы в посольство сдали несколькими часами раньше. Ладно, подарим этот вариант Диме с Аней. Сами с удовольствием поживем у друзей в Подмосковье, сто лет не виделись.

Димка приехал в Москву 6-го августа, 6-го же августа получил на все семейство визы, 6-го же августа приехали Аня с Тимошей, и вечером 6-го августа они уже стартанули до Чопа (граница Украины со Словакией). Так нам пришлось ехать порознь. Но мы договорились встретиться в Тврдошине (город на Ораве) 16-го августа, где нас ждали Эва и Ян.

Обменять рубли на кроны в столице мы не смогли, словацких крон в наличке не было нигде. Только евро. Между тем, наш поезд должен прибыть в город Жилина (это уже там) в три часа ночи, когда обменники точняк не работают. Билеты дальше - а еще две пересадки до Тврдошина - мы сможем купить только на кроны. Придется, может быть, сидеть до утра на вокзале между небом и землей.

Только все же не Россия

Наступила ночь отъезда из Москвы. Мы еще в России, но уже все не по-русски. Смотришь в билет, и не понимаешь, что к чему. Вагон номер 343. А места в одном трехместном купе посередине вагона 51, 53 и 55. Наверно, 52, 54 и 56 - для наших рюкзаков. Вообще, какой длины должен быть вагон, если в нем мест этак 80, и сколько таких вагонов в составе, если наш 343-ий?

Подходим к поезду - вагоны нормальные. Заходим в купе – хоть стой, хоть падай. Падать точняк некуда. Багажных полок нет нигде, - все пространство в купешечке заняли наши рюкзаки, у людей шансов нет. Не то чтобы рюкзаки жуть огромные, просто купешечка явно рассчитана для представителей иной расы, у кого ноги покороче, торс поминиатюрней и нервная система покрепче. Главное, в купешечке всего три места … сидячих. С подголовниками, с подлокотниками, но два дня ехать сидя…Мишу с Аринкой это не смущает. Они шустренько протиснулись меж рюкзаков и уже вовсю играют с подлокотниками.

Шок проходит быстро, сменяется жаждой деятельности. На пол, кажется, поместится коврик-пенка. Быстро разматываем коврик на зависть другим пассажирам, которые уже из соседнего купе пытались вломиться в наше прямо через стенку. Они решили, что их еврокупе не может быть таким тесным, значит, за стенкой должна быть вторая комната или хотя бы шкаф для чемоданов. За стенкой, извините, мы.

Мы уже оклемались и строим планы сдать в аренду на аукционе еще два коврика тем пассажирам, кто поменяет нам евро на кроны. Тут выплывает проводник, хитро улыбается и раздает гражданам … постельное белье! Издевается? Ну, сяду я в кресло, ну, прикроюсь простыней, ну, второй буду вытирать два дня слезы. Наволочка-то зачем? Пассажиры начинают требовать у проводника объяснений. Он продолжает хитро на всех смотреть (рисковый мужик) и совершает второй обход купешечек. Легким движением руки демонтирует стенку-трансформер и превращает ее в широченные полки, все с одной стороны купешечки друг над другом. В первом часу ночи это кстати. Миха с Аринкой бегом засыпают. Москва умотала их по полной программе.

Три полки друг над другом – тоже не по-русски. На нижней сидеть невозможно: второй этаж начинается аккурат на уровне седьмого шейного позвонка. Голову бы в карман, да карманы маловаты будут. Ладно, дети спят, что еще надо? Садимся на пол и по-человечески пьем чай.

Чай – это философия. С ним до нас наконец-то отчетливо доходит, что мы ЕДЕМ!

Ahoj! – «Трям!» по-словацки, т.е. «Привет!»

На привокзальной площади в Жилине стоит отель. Там Тимофей попрактиковал свой древнешкольный английский и поменял по грабительскому курсу первые евро на первые кроны. Мы купили билеты и на заре, досматривая сны под стук колес, отправились в Тврдошин с пересадкой в Кралованах.

Эва нас встретила, - Ahoj! - подсела в электричку на своей станции в городке Нижна, с чаем в термосе, рогаликами, маслом и самделешным джемом.

Мы поселились в студенческом общежитии, которое пустует во время летних каникул и поэтому в нем селят приезжих туристов. Как и договорились, Дима с Аней и Тимошей приехали в тот же день туда же. Ahoj! Они уже объехали пол-Словакии и чего только не насмотрелись и где только не побывали.

Нам выделили увесистую связку ключей от всех дверей на всех этажах. Самый ценный ключ - от кухни с плитой, посудой и холодильником. Двумя этажами ниже жили поляки и чехи, они часто прибегали на кухню кипятить воду, чтобы залить кипятком разные порошки супов и каш. Мы тоже часто готовили наскоряк, но русский желудок просил добросовестной пищи. И ребят не хотелось держать на бич-пакетах. Поэтому мы с Аней сочиняли и настоящую вермишель, и настоящее овощное рагу, и настоящую рисовую кашу на молоке. Сей процесс однажды ввел в транс четырех чешек, которые собрались на кулинарный консилиум вокруг нашей загадочной кастрюли, в которой добросовестный рис уже добрый час булькал в молоке. Как-то раз мы даже настряпали творожные сырники со сметаной, чтобы угостить ими Эву и ее семейство. Ее дочь Дана, которая живет и работает в Мадриде, готовила их вместе с нами. Так что рецепт русских сырников уехал в Испанию.

В Словакии почти все знают русский язык. Когда предлагаешь незнакомцу на выбор английский или русский, чтобы поговорить и договориться, почти всегда слышишь в ответ: «Лучше по-русски». Наши языки похожи. Похожи до смешного. Слово вроде одно и то же, а означает совсем другое. Мишка даже в школьном сочинении про лето написал, какая это хохма общаться в русско-словацком режиме. Цитирую:

В Словакии очень смешной язык. Например, если тебя спросят: «Ты любишь поганку?», ты ответишь: «Нет». Потом будешь громко смеяться, когда узнаешь, что в переводе со словацкого языка на русский «поганка» - «гречка».

Вот мы и смеялись, когда узнавали, что «električka» - это «трамвай»; «ovoce» - «фрукты», «zakazano» - «запрещено», «potravka» – продукты, «kalhoty» - «брюки». Да и милых слов море: «paradajki» - помидоры, «zubar» – «стоматолог», «zdarma» - бесплатно, «čučeredka» - «черника».

Горы

Утром мы просыпались рано, потому что автобус в горы шел рано. Собственно, до них рукой подать, в семь-девять часов утра мы уже были на тропе и начинали подъем. Туристических троп в Татрах много. Можно ходить и не по ним, но это небезопасно, нужно снаряжение, опыт, и во всяком случае, это вариант не для детей (да и не для нас): Татры – скалистые горы, со множеством отвесных стен и обрывов.

Описание туристической тропы заслуживает особого внимания. У подножья горы -это добротная дорога, асфальтовая или грунтовка. Потом начинается крутенький подъем по хорошей тропе через лес. Лес заканчивается где-то на высоте 1500 метров над уровнем моря, и начинается альпийский луг, а за ним голый скальник. По нему тропа уже угадывается не всегда. Но в основном, направление движения задается четко и частая разметка напоминает, что ты не заплутал. На вершинах, в седловинах и на развилках маршрутов стоят симпотные указатели со стрелочками и даже обозначено среднее время движения от одной точки до другой. Это же время проставлено на картах. Почти на всех сложных участках туристических троп в скалы вбиты цепи или скобы. Иногда вертикальные металлические лестницы. Если надо пробраться над обрывом или пропастью, - горизонтальные решетки. В принципе, дело твое, пользуешься ты всем этим или нет. Главное, что оно есть.

Схема движения известная: ползешь вверх час за часом, бездыханный; потом эквилибр на скальном хребте; восторги на вершине; потом несколько часов спуска. На вершине Острый Рогач (Ostrý Rohač, 2088 м.) есть хорошенький вертикальный участок метра четыре. Когда по этой стенке поднимались поляки, один из них весело так всем закричал: «Люди! Скажите мне кто-нибудь, ну почему, по-че-му, черт возьми, мы лезем в горы?!» Он прокричал это по-польски, но абсолютно понятно было бы даже китайцу, что он прокричал. Потому что объяснений «почему» не существует и существовать не может.

Мне очень нравился чай, которым нас поили Лацо и Ян в горах. Термос мы из России не взяли, да и не из чего было нам особо чай заваривать. Лацо и Ян сочиняют его из шиповника, малины, всяких волшебных травок, листиков, палочек… Когда весь умаешься на подъеме, сидишь на вершине на ветру, кутаешься в свитер или ветровку, этот горячий чай, который бережно передается по кругу из одних озябших рук в другие – метафизически вкусный – словно подарок с неба. Тем более что небо где-то вокруг тебя, попадает прямо в нос.

Грозы

На самом деле, холодно и ветрено бывало только наверху. В долине стояла очень теплая погода. Теплая настолько, что за день накапливалась эта жара и разряжалась вечерними или ночными грозами. Мы никто никогда такого в жизни раньше не видали. Дело в том, что горы притягивают электрический разряд, и во время грозы сверкает одновременно везде, на все 360 градусов. Десятки молний образуют на небе кольцо, и стоит конкретный треск отовсюду!!! Тимоша, Миха и Аринка были в диком восторге (мы находились в тот момент, естественно, не в горах, а в общежитии). Дети выпрыгивали на балкон и с визгом пулей залетали обратно при сильных порывах ветра. Гвоздем программы была кромешная темень: во всем городе пропал свет. Он пропал на несколько минут, а когда снова стало светло, дети его уговаривали: «Свет, ну миленький, вырубись снова!» Наверху в горах в это время… Трудно даже представить себе, что там творилось.

На утро оказалось, что с некоторых домов посрывало крыши, деревья перегородили авто и железные дороги. Словаки сказали, что такая буря бывает три-четыре раза в год. Да-да, через три дня все повторилось.

Снова творилось что-то невнятное. Гроза бушевала часов до 3 утра. В 6 мы были уже на маршруте, перелезая через завалы елей у подножья горы Воловец (Volovec, 2064 м.).

Непогода помешала нам подняться на вершину лишь однажды. При подъеме в Смутное седло (Smutne Sedlo) начался дождь, поднялся ветер. Он лихо гнал тучи из-за вершины Плачливого (Plačlivo, 2125 м.). Мы моментально вымокли под косым дождем и задыбали на ветру. Если бы это безобразие быстрехонько прекратилось, мы бы продолжили подъем, но ветер не унимался, сгоняя народ в долину. Ян сказал, что это только ветерок по сравнению с тем, что сейчас на вершине. Те, кто в тот момент оказались наверху, рассказывали потом, что у людей на гребне срывало с плеч рюкзаки (представляю себе с трудом), и устоять на ногах стоило больших усилий. Короче, пришлось нам сойти вниз и через два дня маршрут повторить.

Тимоха и Миха: спайдер-киндеры

Чтобы одолеть тот же Острый Рогач (Ostrý Rohač, 2088 м.), надо интенсивно идти почти одиннадцать часов, и отдыхать особо некогда. Но дети есть дети: как только им интересно, усталости они не чувствуют. Скучные, сонные и изматывающие всегда были километры подъема через лес. Потом, когда начинаются скалы со всякими прибамбасами, скучать и уставать некогда. После первого же подъема со вбитой в скалу цепью на горе Сивы Верх (Sivy Vrch, 1805 м.), они с надеждой в глазах спрашивали: «А еще будут цепи? А когда? А скоро?» Тимоха и Миха, как спайдермены, вернее, спайдер-киндеры, особо в цепях не нуждались и с удовольствием карабкались вверх, цепляясь руками и ногами.

Наши спайдер-киндеры больше держались вдвоем. Им вдвоем, конечно, было интересно, все что-то сочиняли, рассматривали всяких насекомых, кормили хлебом уток на озерах. Из-за какой-нибудь скалы подкрадывалось и наползало вдруг облако: «Ahoj! Я кусок неба! Вы добрались до самого неба!» В рюкзаке у Яна отыскивались – так кстати- пирожки, которые пекла его жена Эва, а у Лацо – совсем сюрприз – связка бананов или шоколадные батончики. Это были «медали» за покорение вершин. С альпийского луга спайдер-киндеры спускались с растопыренными ладонями и сгребали всю чучередку (словацк.- «черника») вместе с листьями, ели до «не могу». Из нее делали даже … Татранские шашлыки.

Рецепт Татранских шашлыков: хапнуть пригоршню чучередки, взять длинную травину, нанизывать ягоды одну за другой грязными руками. Подавать шашлык родителям, пожелав приятного аппетита.

В Тврдошине времени всегда было в обрез: поспали - поели – вперед – вернулись – поели – спать. У спайдер-киндеров была настольная игра «Остров сокровищ», в которой ни один взрослый не понял ничего. Сначала взрослых упорно звали в эту игру, но когда поняли, что они бестолковы до невозможности, звать перестали. Когда выдавался свободный часик, мальчишки расставляли на игровом поле пиратские корабли, так и быть звали Аришку и искали сокровища, вступая в морские бои.

Аринка – батарейка

По тропе Аришка шла то сама, то со мной, то с Тимошей, то с Аней, то с Яном. Два раза ходили с нами Дана и Стана, и с ними Аринке тоже было интересно, потому что интересно было им с Аринкой. Особенно хорошо получалось идти с Лацо, который многому ее научил за те четыре раза, которые ходил в горы вместе с нами. Они вдвоем постоянно уходили с тропы и шли «как альпинисты», пока все остальные «как туристы» выбирали что попроще. Лацо сравнил Аринку с приборчиком, который работает на батарейках: иногда они садятся, и приборчик «падает духом», но потом вдруг, словно батарейки заменили на новые, только что с конвейера, приборчик начинает работать с космическим КПД.

Ян так и прозвал Аринку: Батарейка. Energizer. В самом деле, иногда казалось, ну все, надо сходить с маршрута, зачем над ребенком издеваться. Вдруг - совершенно то есть вдруг - наша Батарейка выдавала такую скорость движения, что мы натурально за ней не успевали. При чем она практически безошибочно выбирала, куда ставить ногу, на какой камень, на какой уступочек. Как сказал Ян, который всю жизнь провел в горах, 15 раз был в Альпах и имеет богатый альпинистский опыт, «Ариша на каждый шаг принимает стопроцентно верное решение, в отличие от взрослых». На спусках она получила новое прозвище: Колобок, все за ту же немыслимую скорость передвижения. К счастью, не катилась голова-ноги-голова-ноги, просто быстро шла, повинуясь моим постоянным «Ариша, не беги!»

Хотя бежать и прыгать вниз иногда гораздо проще. Папа Дима и папа Тимофей попробовали, когда мы спускались с вершины Большой Розсутец (Velk. Rozsutec, 1610 м.). Им тоже захотелось побыть Колобками.

Сказка в Сканзене

Некоторые дни мы устраивали отдых от гор и выбирались в цивильные места. Сканзен – это Оравский музей деревянной архитектуры, целая деревня гектаров на двадцать, искусственно созданная в середине прошлого века, куда свезли типичные и диковинные дома разных местностей Словакии. В каждый дом и двор можно зайти и подивиться на утварь. Или на настоящих козлов и баранов (если это хлев), древние книги и счеты, и доску, и парты (если это школа), гробы (если это дом гробовщика), молот и наковальню (если кузница)… Есть там и храмы, и мастерские по производству ткани, и пожарная колокольня, и…, и… Во двориках качели, расхаживают гуси, посреди деревни по камешкам бежит-звенит речка, в траве прячутся рыжики.

Бродили мы много часов и не набродились. Наверно, поэтому обратно отправились пешком через лес. Наелись в сотый раз чучередки и с черными губами запрыгнули вечером в последний автобус до Тврдошина.

В кружевах пещеры

Пещера Свободы (Jaskina Slobody) – самая красивая из всемирно известных карстовых Демяновских пещер, которые зарегистрированы ЮНЕСКО - просто огромная, с просторными гротами, богатыми натеками, натечными водопадами, сталагмитами и сталактитами. Похожа на нашу Российку под Губахой, только глобальней и шикарней, - этакое крещендо. Туда мы отправились с экскурсией, чтобы день передохнуть от гор, а малышня смогла без напряга посмотреть, что такое пещера. Что чудно, там разрешено все трогать. Дети все стены перегладили, со сталагмитами пообнимались, температуру в озерах заценили, по рублю в колодец, чтоб вернуться, бросили.

Оравский град –

визитная карточка Оравы. Из невысокого утеса, словно продолжение скалы, вырастает средневековый замок, строившийся несколько веков начиная с XIV. Получился он многоуровневый, и разные его части построены в разных стилях: романском, готическом, ренессанс и нео-готическом. Не знал он никогда ни набегов, ни разорений, ни таких отважных фотографов, как Димка, который нелегально во время экскурсии нафоткал гигабайт кадров про этот самый замок: башня слева, башня справа, орава русских на фоне башни, башня на фоне оравы русских, башня на фоне реки Орава. Кстати, по Ораве можно сплавиться на массивном плоту, и на веслах стоят гребцы в национальных костюмах, а ты сидишь и смотришь по сторонам.

Домой и дома

Домой мы уезжали, как и приехали, по отдельности. Дима с Аней и Тимошей приехали на неделю раньше и уехали раньше. Напоследок и они, и мы день провели в Братиславе, побродили по старой части города, тихой, размеренной, доброй, милой.

Москва ворвалась в нашу жизнь ураганом, в котором себя не видишь и не слышишь. И вся наша матушка Россия поразила в контрасте со Словакией, к сожалению, грязью и мусором. Ко всему хорошему привыкаешь быстро, а вот обратно привыкнуть трудно. На днях почитали на форуме Teron про замусоренный Каменный Город, вспомнили свинюшники на Койве и Чусовой, - да везде, млин. Ребята, имейте совесть.

Ян прислал по мылу фотографии Татр, на вершины которых в начале сентября лег снег. По нему бы потоптаться…

Аринка рисует горы. Вот мужичок упирается с рюкзаком на подъеме. Дамочки загорают у подножья. Кто-то машет Ahoj!!! с вершины. Лихач гонит с самого верха на скейте. Мишка глянул на ее рисунок, раскритиковал: «Ага, сама попробуй на скейте с вершины!» «Вырасту – и скачусь без проблем!» Кто знает…


Ещё дневники этого автора
Голосов: 171
   Участники
Скиталец - сервер о туризме и путешествиях Rambler's Top100 ПИШИТЕ НАМ
Last modified: February 22 2013 18:40:00
Яндекс.Метрика
© 2002 tourclub-perm.ru   В случае перепечатки материалов сайта активная гиперссылка на tourclub-perm.ru обязательна