КАВКАЗ, 30 АПРЕЛЯ - 11 МАЯ 2008

 
ФОТО <2> | ПЕРЛЫ   Участники
Просмотров: 12771  |  размещен 24.08.2008
Ещё дневники этого автора


КАВКАЗ ВНАРЕЗКУ [6]

дневник похода: Кавказ, 30 апреля - 11 мая 2008

Ломтик четвертый. БОЛЬШАЯ ЛАБА: БЕШЕНЫЕ БЕЛКИ
Марина: В отличие от Кубани, заезд на Большую Лабу был запланирован еще дома – хотелось посмотреть на ее пороги со столь красноречивыми названиями, выбрать интересный участок и покататься на нем – на большее все равно времени не хватит. На все про все и были зарезервированы полтора последних дня. Поэтому, отстрелявшись на Кубани, быстренько разобрались, погрузились в машины и в путь – даже обедать не стали, решив перекусить в Зеленчукской, пока водители будут рыскать в поисках рессоры.

Перекус в Зеленчукской затянулся на два часа – необходимая нам запчасть неожиданно оказалась здесь музейной редкостью, нашли только одну, уже не первой свежести, да и ту по какой-то дикой цене. Короче, какое-то время еще придется потесниться.

А пока за кадром шли поиски, в кадре постоянно мелькали знакомые лица: на входе или выходе из местных забегаловок, с охапками хычинов, колясиками жуткой с виду и очень жесткой местной колбасы, бутылками айрана и, конечно же, с тем самым живым Карачаевким…

Фу-у-у, наконец-то выехали из этого гастрономического эдема! Скорей отсюда, а то колобками станем!

На этом переезде опять пахнуло уже подзабытым и чуть ли ни ностальгическим – нас впервые за все время пребывания в Карачаево-Черкессии тормознули и потребовали мзду. На этот раз отловили на блокпосте и командир, этакий хомячок со щечками до пуза, даже не забивая головку условностями, типа не так свистите, прямым текстом запросил по 100 рэ с носа – мол, республика у них бедная, вторая по нищете после Ингушетии, а кушать хоцца вкусно. Взяли тайм-аут, чтобы почесать репы – почему-то очень не хотелось отдавать за просто так 2,5 рубля.

Вторым заходом отправили на переговоры нашу тяжелую артиллерию – Алика с Баженовым, уж если им не удастся уболтать, блин, придется раскошеливаться. Сладкоречивые наши не подвели – сбили в итоге до 500 рэ на круг, на меньшее хомячок не повелся – как же, целых три машины дурных руссо туристо!

Отделавшись малой кровью и залив айраном неприятный осадок, образовавшийся в душе после столь непритязательного общения, двинули дальше.

А места здесь все-таки красивые – дорогу обступают мягкие высокие холмы бархатисто-зеленого цвета, один из которых – самый живописный, опоясанный, словно великой китайской стеной, лентами скальников, просто потряс своей монументальностью. Где-то здесь на одном из склонов видели высаженную кустарниками надпись «50 лет Победы». Офигеть!

После Псемена началась грунтовка, по которой наши газельки уже едва ползли. К тому же начала портиться погода – посмурнело, и периодически занимался дождик, что тоже не добавляло нам резвости. Окончательно зарядило, когда были на ближних подъездах к Курджиново. Здесь наши машинки окончательно сникли – плелись, еле переставляя колеса, едва дотелепались до въезда в лесничество.

А вскоре после него началось – через еще пару-тройку километров по этой самой грунтовке (в принципе более-менее проезжей – хотя и кочковатой, но твердой – примерно, как дорога от Красновишерска на Ваю, только поуже и вдоль обрывистого берега) наши газельки забастовали: мы, типа, дальше не поедем. А на улице дождь, кругом крутые склоны да мокрый лес, дело к вечеру (около 21.00 местного) и до начала порогов еще километров сорок пять. Даже Алик, наша самая тяжелая артиллерия, не смог ничего поделать. Последнее слово осталось за водителем, и было оно «нет».

В общем, взяли себе это на заметку (ладно, ладно…), но делать нечего – отправили Сережку в поселок за нормальной (без закидонов) местной машиной.

Сережка у нас молодец, оправдал доверие – быстро обернулся туда-сюда и машинку нашел вполне подходящую: тентованный ГАЗ-66. Мухой перетаскали барахло (песня!), а как сами загружались – баллада! В результате сидели кто на чем – друг у друга на ногах, руках, коленках, впритирку и вповалку – кое-кто даже дышал через раз. И это еще притом, что нынче нас минус три лица и один кат – Бармалей все еще не оклемался после травмы, плюс Андреевцы не захотели больше соваться голыми задами да в холодную воду: прогноз предвещал непрекращающиеся дожди и какие-то минуса по ночам.

Стемнело через 15-20 минут после старта. А дорожка, как я уже упоминала выше, идет вплотную вдоль высокого берега Лабы + кочки и колдобины, к тому же навстречу то и дело шныряют на бешенной скорости груженые под завязку лесовозы... Поневоле вспоминалась та машинка, которую обплывали на Аксауте – там тоже подобный обрыв...

Итак, едем. Ночь, темнота и теснотища – мешанина рук, ног, коленок, коробок, железяк... Все это подпрыгивает, переваливается, постоянно ерзает и трется. Мы, соответственно, тоже и в том же темпе. Водитель-то местный и к таким дорогам очень даже привычный – несется напропалую, не пасуя ни перед какими колдобинами. Периодически нас мощно встряхивало и перемешивало, как в гигантском миксере, так что каски, надетые в целях экономии места, оказались весьма кстати – обошлось без черепно-мозговых травм, отделались всего лишь тривиальными синяками на коленках.

И при всей этой веселухе Иришка как-то даже умудрялась записывать особо выдающиеся высказывания – на коробке с плюшками, которая подпрыгивала у нее на коленках, а Сережка, вспомнив про свои альтернативные – операторские – обязанности, балансировал в обнимку с камерой, снимая в бегающих отсветах своего налобника видеоролик на тему «Селедки в бетономешалке»…

Сюжет сей, кстати сказать, удался на славу – он потрясает своей жизненной силой и неизменно идет на бис. Не затерялись и Иришкины почеркушки – когда коробка опустела, я вырезала из нее кусок картона с записями и сохранила его для дневника. И вот они, каракули на продуктовой коробке:
Марина: – Ой-ой-ой!
Алик (встревожено): – Где больно?
Марина: – Там, где у Вадика все... (коленки)

Едем дальше:
Алик: – Чья это коленка такая хорошенькая?
Лариса: – Моя…
Валя: – Моя…
Игорёша: – Моя…

Едем дальше.
Игорёша: – Какой поселок проехали?
Валя: – Ты имеешь в виду Рожкао?
Игорёша: – Да.
Валя: – А мы его проехали?
Игорёша: – Не знаю...

Надо сказать, что это самое Рожкао мы проезжали не менее трех раз – так хотелось поскорее уже доехать, что любые огоньки тут же назывались этим желанным именем.

Где-то в середине пути показалось, что на дорогу что-то выпало – похожее на скрученную пенку, хотя у нас с тыла точно ничего не вываливалось. Попытались, было, достучаться до кабины, но оказалось, что вся прилежащая к ней часть нашего помещения чересчур плотно заложена рюкзаками, и за них не пробиться в принципе. Оп-ть, мышеловка без сыра...

В общем, колбасились в ритме брейка 1 час 25 минут (до сих пор все коленки в синяках: мой противник – тот, кто сидел напротив – Вадик, просто кузнечик какой-то резвый, к тому же состоящий из сплошных мослов). И первое, чем поинтересовался водитель, когда наконец-то пришел вызволять нас, было: «Ну что, все живы???» Правда, оптимистично?

Кстати, оказалось, что это и впрямь была пенка - хорошо, что всего лишь пенка и всего-то одна. Так как грузились в дикой спешке и под дождем, кое-какое барахло, загруженное в первую очередь, выдавилось через тент в промежуток между кабиной и кузовом и где-то там удачно заклинилось – эх, повезло! Собственно, могли бы не досчитаться чего-нибудь гораздо более ценного, чем пенка...

Лагерь ставили все под тем же дождем и в темноте – где попало. Большую часть палаток угнездили сверху на небольшом пятачке около дороги – едва-едва вписали между лужами, пару – внизу у реки, там, среди крупного галечника обнаружили небольшие песчаные островки.

Фоном таинственно ревела Лаба, зыбкий свет фонариков выхватывал фрагменты огромного каменюки (в пару-тройку этажей высотой), лежащего в русле у нашего берега – река, ярясь, уходила под него. Очень впечатляло...

На скорую руку соорудили костровище и сообразили чайку – согреться и расслабиться. После чего сразу же рассосались по палаткам – день прошедший выдался нелегким…

7 мая, среда
…А день грядущий не обещал ничего нового в плане погоды: всю ночь слышалось шуршание капель о тент палатки, и с утра было хмуро и мрачно – вот-вот опять ливанет. Одно радовало – сегодня кроме покатушек ничего не планировалось, и можно было немного расслабиться, а соответственно никто не торопил с подъемом.

В 9.40, когда привыкшие к ранним побудкам организмы уже даже начинали подумывать о том, что неплохо бы и…, Фима наконец-то протрубил на завтрак.

Вылезли, осмотрелись… С утра все оказалось значительно проще – за страшной каменюкой обнаружился нормальный проход, которого ночью мы не разглядели, а метров на тридцать ниже по течению нашлась и нормальная стоянка, но... а, поздно... Не перетаскиваться же…

После завтрака дружной колонной выдвинулись на осмотр Затычки. Надо отметить, что, несмотря на несовпадение терминологий – нашей и местной (по словам водителя ГАЗ-66, водников здесь называют «поплавками», а принятые у туристов названия порогов местным жителям ни о чем не говорят) и на вчерашнее ночное авто-ориентирование «туда, не знаю куда», нас все-таки завезли прям как доктор прописал – многоэтажный «камушек» около нашей стоянки отмечен на всех лоциях как удобное место для чалки и разведки – цитирую – «…самого грозного порога на реке … на ЛБ сразу за огромным камушком (3 этажа в нем точно есть). До Затычки остается всего метров 500».

Затычку, приятно прогулявшись, нашли там, где и было написано – ниже по течению. Её прекрасно видно и слышно с дороги – река здесь беснуется совсем рядом, да и берег открытый и не слишком высокий. К тому же здесь на всех смотровых площадках толпились ярко окрашенные «поплавки» – похоже, ожидалось прохождение.

Мы тоже вышли на широкую, плоскую макушку каменного выступа в районе середины порога. Отсюда, сверху, Затычка смотрелась очень даже внушительно… но не пугающе. Мощная и красивая вода, бьющая с разворота в здоровенные каменные зубы и низвергающаяся пенными струями в межзубные промежутки – зрелище завораживало… но не настолько, чтобы просто замереть в немом экстазе. Поэтому между делом на всякий случай приглядели и обсудили траекторию для возможного прохождения – все дружно сошлись на одном-единственном варианте: первую ступень пройти центром, а затем быстро уйти под правый берег и дальше аккуратненько проскребстись вдоль него, сливаясь в крайние правые проходы.

Вдоволь налюбовавшись Затычкой и дождавшись долгожданного прохождения – ребята тихонько прокрались вдоль противоположного берега, подтвердив наши предположения, – отправились на осмотр Кирпича и поиски места для покатушек.

На участке между Затычкой и Кирпичом Лаба течет в глубоком каньоне, но даже сверху было видно, что пруха очень даже неслабая.

В районе Кирпича берег опять понизился, и дорога из узкого лесного коридора вышла к реке. А к противоположной обочине вплотную придвинулись нависающие живописные скалы, чем-то напоминающие Атлантов на Аргуте.

Осматривали Кирпич в гордом одиночестве, и это даже слегка напрягало – где народ-то? Неужели что-то случилось – мы-то уже успели привыкнуть, что здесь на всех реках столпотворение…

А Кирпич между тем оказался хорош – три охренительные бочки, около бульника, образовавшего порог, – улово и завал, а за бульником – мощная струя и камни в русле. Бочки впечатлили, особенно первая – даже наша Иришка сказала, что не хочет туда соваться, да и Затычка уже казалась не такой уж внушительной.

…А выше по течению перед началом каньона стояли большие лагеря – судя по номерам их машин, кого там только не было – и москвичи, и рязанцы, и самарцы, и… Но что нас просто добило – большинство машин были самыми обыкновенными газельками!!! Причем не местными!!! И ведь не побоялись ехать!!! Не то, что наши! Пи-пи-пи!!!

Пока гуляли, время потихоньку начало склоняться к обеду – а вроде бы и совсем немного прошли. Пора было подкрепиться и приниматься за дело – зря, что ли, вчера натерпелись? Плюнули на все не увиденные достопримечательности, и потопали в лагерь.

На обратном пути еще разик тормознулись посмотреть Кирпич. И не зря – пока стояли, любовались его мощой, из-за поворота выскочила перевернутая двойка и уверенно пошла в порог. Делать нечего, пришлось мужиков вылавливать – хорошо, что струей их прибило к завалу у нашего берега: одному, который шел самосплавом, помог выбраться Баженов, другого вместе с катамараном выдернули на бревна Валя с Юриком.

Пока мы спасали кильнувшихся, на помощь примчалась их машина, и подошел второй экипаж. Общими усилиями спасли все, кроме одного весла, которое бодрым галопом ушло вниз. Хорошо, что хорошо кончается, только после всего этого нам окончательно расхотелось лезть в Кирпич.

После горохового супчика полегчало, быстренько отстапелились и к 16.00 были готовы к новым подвигам. А совершать их наметили на отрезке между Кирпичом (ниже его) и нашим лагерем – нам предстояла очень даже неплохая полоскаловка. Регламент подвига: два разноопытных экипажа (один посильнее, другой послабее) со взаимной страховкой идут намеченный участок, два другие экипажа караулят их внизу. Потом смена позиций, и так пока не надоест.

Первыми на старт выдвинулись мы (Белочка) и сборный экипаж бармалеевской двойки – Фима с Дашкой, а Кузя с Цапелем замерли на страховке чуть ниже нашего многоэтажного камушка.

На Кирпиче уже был полный аншлаг – наконец-то проснулись все верхние лагеря, народ осматривался, а кое-кто пробовал порог на зубок – только что прорубились несколько двоек. Какие-то москвичи неосторожно похвастались, что прошли все – и Кирпич тоже. И ведь нашли же кому – Иришке!!! И тут сразу же началось: взыграло Иришкино ретивое, и она поперла бульдозером – пойдем, да пойдем. Вот блин, НЕ ХОЧУ!!! Там три ТАКИЕ бочки!!! А сама тем временем прикидываю – здесь правее… тут гребануть… там само пронесет… – все равно ведь полезем в эту задницу.

Так и вышло – Баженов расспросил москвичей, как они шли, попросил, чтобы подстраховали (а перед этим расписал в красках, какие мы крутые – Катунь, Чуя, бла-бла-бла), поставил на страховку наш второй экипаж – Фиму с Дарьей. Бегать в лагерь и оповещать своих папарацци не стали – ради экономии времени. Бегом скинули Белочку на старт… и понеслось…

Камень обогнули, две первые бочки прорубили, а вот на третью скорости не хватило, она нас прихватила и давай подтапливать правый борт! Меня вслед за веслом затягивало все глубже и глубже – одной рукой держу весло, другой цепляюсь за лямку сидухи. В какой-то момент даже промелькнула мыслишка – все! И тут что-то сработало – то ли везение, то ли Баженов. А, может, сама бочка нас так крутанула – поставила свечкой, носом вниз. Но зато весло мое развернулось лопастью по струе, и мне удалось выдернуть его из-под ката.

Бочка все еще держала нас, но теперь мы были во всеоружии, сделали хо-оррроший гребок назад, и нас благополучно выплюнуло. Уф… Со стороны это явно смотрелось просто офигительно!

Обессиленные, мы, было, уже просто отдались потоку, но тут же спохватились – рано еще расслабляться, до финиша далеко, надо трепыхаться. На излете краем глаза успела заметить, что давешние москвичи (вот раздолбаи!) и не подумали нас страховать – на стреме стояла лишь наша двойка, которая дисциплинированно стартовала следом, как только мы проскочили мимо.

Дальше тоже перло, как из унитаза, поэтому пахали как черти – охренеть, какой участочек для покатушек! Пару раз ух, как славно макнуло! Машинально поглядывала назад – двоечка уверенно рулила следом. Молодцы, орлята!

Ой, Женя на берегу – снимает… «Не отвлекаться! Работаем, работаем, – Баженов» «Конечно, конечно…». А вот и наш домик многоэтажный с деревцем наверху – пронесло-о-о-о… «Чалимся! Чалимся!»…

На берегу тут же вернулся дар речи – расписали в красках, щедро сдобрив эмоциями. Даже отговорили остальных соваться в Кирпич. А еще получили втык… от Марины. Я думала, она за нас переживает – оказалось ни фига, ее распирало оттого, что ТАКИЕ кадры пропали зазря!

Марина: А чего задним числом переживать – нормально же все, вон они стоят голубчики, довольнешенькие… А вот кадров, естественно, жалко – такое даже захочешь, не повторишь… Схватила камеру и полетела за Валей с Серегой, которые потащили каты в сторону Кирпича. Там-то я и поседела сразу на полголовы.

Однако по порядку. Сережка с Иринкой заняли выжидательную позицию ниже порога – страховать, а Валя со своими мужиками поперся прямо под сам Кирпич. Долго они не могли стартовать – потоком их упрямо прибивало к камню. Наконец, пошли. Но как-то криво-косо – то боком, а то, пардон, задом. Мне в глазок камеры было плохо видно, что там у них творится, ясно было только одно – что-то неладно. Уже дома на мониторе разглядела, что левый борт почему-то греб не в такт – Федя (задний) зачем-то табанил, а Вадик (передний) со всей дури тянул вперед. Вот их и крутило туда-сюда… пару раз цапанули берег и едва-едва успели выправиться к сливу между двумя камнями напротив страхующих-снимающих, то бишь, метров через сто после старта. После этого слива их резко отшвырнуло от центра реки к правому берегу, и там прижало к корягам… Долгая пауза, в течение которой ребята грябались впустую – коряга цепко держала Цапеля, не желая выпускать добычу из когтей. А потом раздался леденящий душу треск… кат рванулся вперед… пролетел пару метров… и уткнулся в следующее разлапистое бревнышко… Здесь ребятки отбились быстрее, и наконец-то отлипнув от берега, скрылись за поворотом. Уффф… Следом тут же стартовал Кузя. А ко мне подлетел какой-то мужик и, тщательно скрывая восторг, завопил: «Что, кильнулись, кильнулись!?» Да уж, не я одна впечатлилась Цапелевыми курбетами…

Потом Федя рассказал, что на первой коряге у них почему-то запуталась морковка, и ему пришлось доставать ножик и резать веревку (этот треск я и слышала), а потом до самого конца управляться веслом с ножом наперевес…

P. S. Пока Валин экипаж готовился к старту, обежала весь берег в районе Кирпича – ну, ведь быть такого не может, что никто не снял прохождение Белочки – столько народу вокруг толкется, и у каждого второго болтается какая-то оптика. Увы, видеть-то многие видели, а вот заснять не сподобились – очень уж все произошло неожиданно…

После Кирпича вопрос о Затычке даже не поднимался – было само собой разумеющимся, что мы в нее полезем. И поэтому никто даже не удивился, когда отстраховавши свое, мы потащили Белочку вниз. С нами потащился и весь наш немаленький табор – кто стоять на стреме, кто запечатлевать, кто просто поглазеть.

Так как тактика прохождения была уже намечена при утрешнем осмотре – держаться противоположного берега и аккуратно вписываться в крайние правые сливы – то осталось только расставить страховку. А мы, пока обносились страхующие суда, вышли на маленькую отмель перед порогом – готовиться к старту.

Наконец поступила отмашка – «страховка готова», и мы пошли… Так как стартовали с левого берега, сначала пришлось круто перегребать струю, чтобы выйти под правый. Первый слив – ни хрена себе, с берега он так не смотрелся!!! Похоже, у всех промелькнула одна и та же мыслишка: «И на фига мы сюда сунулись!!!»

За сливом не удержались и провальсировали – ткнуло носом в береговые камни и прокрутило. Но перед вторым сливом удалось выправиться. В момент зависания над этим сливом выделилась следующая порцайка адреналина – опять же когда смотрели со стороны, все выглядело совсем не так офигительно жутко!!! Один миг липкого ужаса, и мы рухнули в эту ревущую пропасть… На до-о-олгое мгновение показалось, что правый борт уже никогда не вынырнет из пенной взвеси – у Иришки даже каска не просвечивала наружу. Но вода разошлась, и Иришка, как ни в чем не бывало, попросту и не заметив своего исчезновения, спокойно закончила начатый перед нырком гребок. Уффф… прошли…

…И уже совсем без сил потащились к последнему – третьему сливу Затычки. На него адреналину в организме уже совсем не осталось, поэтому только башкой констатировала – «пи-пи-пи», так как нормально зайти уже не успевали – чуть-чуть не хватало времени на маневр. Так и свалились – попом. Белки, блин, обмороженные…

…В лагере толклись давешние москвичи – те самые, которые кинули нас со страховкой. Им не хотелось тащить вверх каты, и они решили на ночь оставить суда в нашем таборе. Увидев нас, мужики, конечно, дико поизвинялись, но тут же и оправдание придумали, мол, были уверены, что мы нормально пройдем – «ведь ничего же не случилось…» Конечно, ничего не случилось, но все равно было неприятно.

Потом мы еще катались до самого вечера – то страховали сами, то нас страховали. Но никаких эксцессов больше не было.

Марина: Погода весь день простояла более-менее – изредка накрапывало, но, в общем и целом было тепло и хорошо, иногда даже выглядывало солнышко, освещая узкую долину Лабы и смягчая суровые её пейзажи. А к вечеру начался паводок – вода заметно прибыла, и мимо лагеря несся мутный, коричневатый поток. Вот завтра повеселимся, ладно, хоть Затычку решили больше не трогать – не испытывать лишний раз судьбу, а стартовать сразу после нее.

Планы на завтра: встать пораньше – к девяти ожидался ГАЗ-66, который должен был увезти вниз все барахло – так как мы в принципе не планировали оставаться без своего транспорта и, соответственно, не собирались ходить на воду с вещами, то народ расслабился, и не все взяли гермы. Вот и приходилось выкручиваться – гонять туда-сюда левую машину. Со шмотками уедут Алик и Анька, а остальные – своим ходом и налегке уйдут до ожидающих около лесничества газелек.

8 мая, четверг
Утро опять было ранним – в 8.00 уже лениво бренчали тарелками. И на всех полусонных рожах было написано одно единственное выражение – не хочу-у-у… Не знаю, чего не хотели остальные, лично мне не хотелось на воду! Ладно бы, грябаться, а вот мокнуть… Хотя… погода вроде наконец-то начала налаживаться – вон и небо чистое, и солнышко уже почти выкатилось из-за гор и вот-вот заглянет и в нашу узкую долинку…

После завтрака привычно скидали лагерь, но грузиться пока не спешили, а первым рейсом перекинули за Затычку три ката (Белочку, Кузю и Красненького) – сколько влезло в ГАЗон. И только потом закидали в кузов шмотки и до обеда распрощались с Анюткой и Аликом, которые уехали вниз сопровождающими.

Оставшиеся суда (Цапеля с Матрешкой) мужики галопом оттаранили к старту на руках, мы даже налегке едва за ними угнались – эх, на Ревуне бы так! Распределили очередность, сели, принайтовились, пошли.

На сегодняшний участок лоция ничего страшного не каркала, поэтому шли без осмотров, и сверху наверняка смотрелись выводком утят попугайской раскраски. А так как мокнуть под конец совсем не хотелось, в бульки особо не лезли. Просто шли, любовались красотами, которые уже не скрывала распахнувшаяся после каньона долина Лабы: снежными шапками на вершинах далеких гор, им в противовес буйно цветущими по берегам деревьями и кустами; речушками и ручейками, которые водопадами и водопадиками периодически впадали в нашу водную артерию с невысоких, но крутых склонов… и сожалели безмерно, что оставили все фотики в рюкзаках, и сейчас они бесполезно трясутся в машине вместе с нашим замечательным фотографом – нет, чтобы взять Анютку пассажиром! Ух, она бы и порезвилась!

…На очередном повороте засекли дремлющие в зарослях катамараны, а чуть подальше светились крыши палаток. Народ еще дрых, только одинокий силуэт мужеска полу задумчиво медитировал на берегу, параллельно отдраивая ротовую полость. Второго заметили чуть позже – он сидел под кустиком в острохарактерной позе и практически сливался с тем самым кустиком, под которым и затаился. Однако, завидев нас, не стушевался, а с достоинством помахал ручкой…

Каждые 10-15 минут останавливались – размяться и посовещаться. Остановились и перед первым из двух последних каньонов – хотя по лоции там все гладко, но кто его знает…

Марина: Зачалились на правом берегу в симпатичной мелководной и песчаной бухточке. Матрешку не стали вытягивать далеко – вроде, будем рядом, да и пойдем скоро. Пока Баженов бегал в горку на осмотр, Женя отвлекся на беседы, а я увлеклась камешками, и чуть было не проворонили кат. Ладно, Валя среагировал – аж напугал. Вдруг ни с того, ни с сего завопил нечеловеческим голосом что-то нечленораздельное и сиганул в воду… Едва успел – еще бы чуть-чуть, и пришлось бы нам с Женей гулять по берегу в ожидании попутки…

Первый каньон оказался очень живописным – узкий, тенистый, с крутыми скалистыми стенками и на удивление спокойный для такого резкого сужения – ни одной нормальной бульки – тихий, гладкий быстроток. Вскоре после первого проскочили и второй – не менее красивый, но подлиннее и пошустрее – там даже покачало неплохо.

После каньонов Лаба вольготно катилась по широкой долине. Вместе с ней катились и мы, неспешно подгребывая и балдея сразу от всего: от солнышка, от тепла, от окружающих красот. Так и прошли все ЛжеРожкао, которые при дневном свете оказались симпатичными дачными поселками, с замысловатыми лестницами, ведущими от участков прямо к воде. Блин, живут же люди!

Расслабившись, чуть было не проскочили условленное место финиша, не увидев с воды лесничество. Но уже совсем близко замаячила деревня, а нам туда совсем не хотелось, вот и чальнулись к ближайшему правобережному галечнику – оказалось, удачно. Итого три ходовых часа от Затычки.

У лесничества загорала на куче наших рюкзаков Анютка, машин не было. Алик тоже отсутствовал. Хотя его-то мы как раз и не ожидали увидеть – он планировал смотаться в Медногорск к друзьям. А вот куда подевались машины… Анютка по этому поводу тоже ничего, кроме «приехали, выгрузились, не было, Алик ушел на поиски», сказать не смогла. Так бы и мучались в непонятках, но тут, наконец-то, подошел сам Алик с кучей новостей и большими такими глазами. Оказалось, то, что у нас вчера «изредка накрапывало», здесь от души прополоскало всю округу. Да так мощно, что на дорогу ниже лесничества сошел оползень. Ну, наши водилы запаниковали – как же жить-то без цивилизации – и, не подумав о последствиях, кинулись напролом штурмовать преграду. Вот и получили: две газельки, изрядно помучавшись, все-таки прорвались, а одна добротно засела – ну, не шмогла – ее потом вытаскивал тот самый ГАЗ-66, на котором мы катались. При спасах сломали серьгу (знать бы, что это за фигня), посадили аккумулятор (наши мужики продрожали всю ночь в холодной машине), посеяли ключи. Просто караул какой-то! Но самое главное – напуганные стихиями водилы вопили, что прямо сегодня (сейчас!) надо выезжать домой! Хотя мы и так уже уступили им целый день – еще на Кубани, когда Андрей (наш водила) запел, что девятого вечером (как изначально договаривались) – это поздно, можем не успеть. Тогда мы передоговорились выехать девятого же, но утром. Но отправляться сегодня – ну, уж дудки. А просушиться? А посидеть напоследок у костра? И даже наплевать было на второе условие – что придется с полкилометра тащиться со всем скарбом до машин, так как наши доблестные мастера вождения отказались еще раз ехать сюда, хотя оползень ликвидировали еще вчера – здесь же очень оживленное лесовозное движение. Фиг с ним, дотащимся… но завтра…

В общем, решили стоять насмерть… однако не успели сообщить об этом Жене, который в тот момент колупался в палатке и не пожелал выйти к народу – между делом мы успели поставить лагерь, приготовить обед и раскидать на просушку каты и прочее барахло. И когда неожиданно подкатила наша головная газелька с главным революционером – нашим водителем, Андреем – Женя наконец-то вылез наружу, сходу принял Андрюхину ноту, и тот довольный умотал. Ё-к-л-м-н!

Короче, пришлось отправлять парламентеров – Женю с Баженовым (Алик к тому времени уже успел сбежать в свой Медногорск, и до позднего вечера не ожидался). Вернулись они взбешенными и в полушоковом состоянии – Андрей с мату орал, гнул понты и выдвигал такие условия, что просто-напросто тут же захотелось послать его куда подальше: первое – полностью и прямо сейчас выдать ему всю оговоренную сумму, второе – водители будут спать в дороге по восемь часов, третье – ехать при этом будут медленно и не гарантируют возвращения в оговоренный срок – к вечеру одиннадцатого. Мол, когда их величество пожелают, тогда и приедем. Пи-пи-пи!!!

Первым делом, конечно, подостыли, а потом устроили экстренное заседание стаи. Посчитали оставшиеся финансы – yes! на худой конец спокойно уедем на паровозе. Созвонились с Аликом, и он с помощью своих медногорских друзей тут же нашел недорогой местный автобус, который отвезет нас до Невинномысска или Армавира. Надо было только забрать из газелек оставшееся там имущество – не дарить же «любимым» водителям пару ноутов, электрочайники, Андреевского и прочую подобную мелочевку. Хотя… что-нибудь надо оставить – на память о себе. О! Оставим им выдающегося кирпича-путешественника, завернутого в прекрасную оберточную бумагу…

…Видимо, выглядели мы не слишком приветливо, когда всей толпой подошли к машинам и без единого слова начали вытаскивать барахло – даже Андрюха почувствовал неладное. Иначе, зачем бы он потом гнался за нами и тихим-тихим – просто медовым – голосом пытался заводить разговоры то с одним, то с другим, пока не добежал до шедшего впереди Жени. И тут состоялся завершающий раунд переговоров – наш противник был просто шелковым: «да вы что, я ничего такого не говорил… завтра, так завтра, ничего страшного… да, конечно, когда надо тогда и будем дома – мы же договаривались… вы не таскайтесь, мы к девяти подъедем…»

И хотя вся эта нервотрепка изрядно подпортила настроение, но посиделки, тем не менее, состоялись: тихо, мирно и вполне душевно – под звездами и с гитарой. К нам подтянулись и гости – ярославцы, которые стояли неподалеку и тоже завтра планировали отчалить до дому. В общем, вечер удался… не зря мы его отстаивали…

Послесловие сквозь сон
9 мая, пятница

Марина: Похоже, погода наконец-то установилась – утро выдалось ясное, тихое и теплое. Но, блин, любоваться им было уже некогда – отточено скатали лагерь, привычно раскидали его по машинам, сноровисто угнездились сами и… моментально отрубились. Правда, Алик успел таки завести «Спектр» Лукьяненко, так что в краткие моменты бодрствования усиленно пытались въехать в канву повествование.

Так продрыхли весь день, просыпаясь только пожевать – организмы уже привыкли питаться по часам, на зеленые стоянки – опять же гольная физиология, и осмотреться – где едем. Надо сказать, что обратно мы решили ехать немного по-другому, памятуя про надоедливые посты по дороге в «туда». И ура! здесь с этим было значительно проще, и по первости даже довольно шустро продвигались – засыпали в одной области, просыпались уже в другой.

Ночью, как ни странно, тоже безмятежно дрыхли, и проблем с пересыпом не возникло ни у кого… Смутно помнится, что ночью кто-то толокся по ногам…

10 мая, суббота
Проснулись поздненько, определились с местонахождением, выяснили, что полночи плутали по праздничному Волгограду, причем именно там и толокся по ногам Баженов – бегал нам за кефирчиком. Подискутировали насчет меню – единогласно сошлись на следующем: а все равно что, лишь бы не капусту, ибо весь поход мы употребляли ее в немереных количествах, но так всю и не осилили, остаток – по два кочанчика – Иринка раздала по машинам. А после завтрака и освежающей зеленой стояночки, под звуки нескончаемого «Спектра» – герой все еще рубился за правду – … дружно отрубились… Ничего себе отдохнули…

И опять весь день пребывали в спячке с краткими перерывами на еду и прочую физиологическую ерунду. Было здорово! Тем более что ехать, спя – это практически та же нуль-транспортировка: всего одно движение век – вверх-вниз, и заоконный пейзаж уже изменился – расслабленные тела по мановению ока оказались на несколько сотен километров ближе к дому.

Единственное событие, которое под вечер на пару часов резко выдернуло эти самые тела из самозабвенной спячки, произошло уже в Оренбургской области, когда мы пробудились к ужину – нас опять заловили никогда не дремлющие доблестные гаишники!!! На этот раз они организовали засаду сразу после длинного крутого спуска с фатально-сплошной разделительной полосой по центру. А у нас впереди как на грех еле телепалась какая-то раздолбанная фура, вызывающе покачивая скрипящим кузовом – за ней выстроилась уже целая демонстрация… Ну, наши водилы и повелись… причем все сразу… собственно, не только наши… По крайней мере, нам пришлось целых два часа простоять в очереди к бело-синей жучке с мигалкой – на рыбном месте и улов богатый.

Дальше поехали облегченными на три комплекта водительских прав. Ну-у-у, зато теперь у нас уж точно было нечего отобрать…

Ввиду беспрецедентного полуторасуточного сонного марафона в отдельно взятой машине кое-кто даже запереживал, что вот нынче-то ночью уж точно наступит расплата в виде непременной бессонницы, ан ни фига! Отпали, как миленькие, сразу после ужина. Да так сладко, как давно не дрыхлось, и даже по ногам никто не толокся…

11 мая, воскресенье
Позднее утро застало нас на каком-то проселке и вроде бы уже в Пермской области, пардон, крае. Где мы колесили и главное – почему – понимали только избранные. Остальные в сонном недоумении пялились на окрестности, а Иришка каждые пятнадцать минут добавляла к висевшим в воздухе однотипным вопросам еще один: «Куда нас везут?»

А за окошками было солнце, возможно, пели птички, начинали набухать почки и кое-где сиреневели кустики медуницы – похоже, для нас наступала весна номер два – излет первой мы застали на Кавказе. Однако ни озадаченность своим местонахождением, ни порывы весеннего ветерка из форточек не вывели нас из повальной спячки – окончательно оживились, только проехав Большое Савино.

А там обратным отсчетом замелькали минутки-остановки – Ипподром… 9-го Мая… Гознак… Мильчакова… Рынок… Финиш… 14.15… Последним покинул машину кирпич в оберточной бумаге – тот самый, который повидал мир… Нынче он числится в нашем клубе привратником – подпирает входную дверь – и самым первым встречает всех входящих, а на досуге пописывает мемуары, начинающиеся фразой: «Житие мое…»

Так все и закончилось – промелькнула, словно приснилась короткая, но бурная весна номер один, накинулась со своими заботами весна номер два, и уже мерещится следующая – традиционная, северная – весна номер три…

В начало    <<< Назад

Комментарии читателей (1)
Старый Бармалей
По поводу травмы.
Преред походом Серега похвастался новенькой камерой, последней моделью от Пентакса - К20Д, которую он приобрел по случаю за сумашедшие бабки. На "Пушке", опосля нашего прохождения, он сунул мне в руки фот, типа поснимай нас на пороге, но ежели чё с фотом случится, то сначала возместишь ущерб в трехкратном размере, а потом я тебя, в ентой реке утоплю! Напуганый таким поворотом событий, я поплелся на берег реки снимать прохождение. Надоть заметить, что в том месте берег очень высокий, сначала спадает к реке заросшим склоном, а потом обрывается небольшим таким обрывчиком метра 2-2,5 и внизу камешки. Угнездившись на кромке я начал увлеченно давить на кнопку "спуск", снимая все, проносящиеся мимо шаланды, за что потом получил от их экипажей кучу благодарностей. Однако, в процессе работы, я так увлекся, что оступился и полетел вниз. Мгновенно вспомнились все те ужасы, что мне настращал Серега. Прям почувстовал, как из моего кошелька испаряюся зробленные тугрики и чьи-то волосатые руки, сжимая моё нежное горлышко, окунают меня в ревущую пену порога. Из последних сил, обеими руками, я поднял над головой это чудо заморской техники и попросив всех святых о снисхождении, за свою грешную жизнь, полетел вниз на встречу с гостеприимно расположившимися на берегу бульниками... Вот так-то, а вы говорите пороги!
04-09-2008 21:44:26
ФОТО <2> | ПЕРЛЫ   Участники
Скиталец - сервер о туризме и путешествиях Rambler's Top100 ПИШИТЕ НАМ
Last modified: February 22 2013 18:40:00
Яндекс.Метрика
© 2002 tourclub-perm.ru   В случае перепечатки материалов сайта активная гиперссылка на tourclub-perm.ru обязательна