С. СЕПЫЧ – С. КУЛИГА, 17 – 18 НОЯБРЯ 2012 ГОРА

 
Просмотров: 3109  |  размещен 26.11.2012
Ещё дневники этого автора
 


К ИСТОКУ КАМЫ. ПРОГУЛКА ПО ВЕРХНЕКАМСКОЙ ВОЗВЫШЕННОСТИ

с. Сепыч – с. Кулига, 17 – 18 ноября 2012 гора

День первыйОдин из моих сослуживцев, уроженец села Сепыч, периодически наведывается туда на своем автомобиле. Между прочим, в двадцати с небольшим километрах по прямой к западу оттуда (на территории Удмуртии) расположено село Кулига, известное тем, что в его окрестностях берет начало наша Кама (седьмая в рейтинге длиннейших европейских рек). Сползать, что ли, «для галочки» к истоку? Сказано – сделано. В субботу около 10 утра подсаживаюсь в машину. Выезжаем на трассу М-7, минуем Краснокамск. Интересный факт: по прямой до камского ключа, к которому я направляюсь – немногим более сотни километров, и в то же время Кама в виде полноводной реки течет совсем рядом, а длина ее русла здесь – на порядок больше кратчайшего расстояния до истока; огибая Верхнекамскую возвышенность, Кама прочерчивает по территории Удмуртии, Кировской области и Пермского края гигантский вопросительный знак…

Уходим с трассы, проскакиваем мимо Очера в сторону Верещагино; эта железнодорожная станция, как и возникший впоследствии рядом с ней город, названа так не случайно: в начале 1904 года из-за неполадок на железной дороге выдающийся художник-баталист задержался здесь на несколько дней, направляясь на свою последнюю войну – русско-японскую. Аннушка уже пролила масло: 31 марта броненосец «Петропавловск», подорвавшись на мине, ушел ко дну вместе с более чем шестью сотнями находящихся на борту людей…

Непосредственно в Верещагино не заезжаем; дальнейший путь проходит по Верещагинскому району мимо отворотов на деревни Хомяки и Зайцы; забавные топонимы. Что дальше будет: Лисы, Волки, а может быть, стесняюсь предположить, Пи-… Песцы? Ан нет: «звериных» названий больше не попадается, зато километров через 15 на пути встречается село Путино, названное в честь нынешнего российского диктатора…

А вот и Сепыч; доехали менее чем за три часа. Несколько лет назад это основанное староверами старинное село прославилось на всю страну благодаря директору местной школы, на которого возбудили уголовное дело за установленную на школьных компьютерах нелицензионную мастдайную операционку. Я уже бывал здесь как-то раз с оказией, даже заглядывал в местный музей народной культуры, так что могу сразу трогаться в дальнейший путь, не тратя времени на знакомство с местными достопримечательностями. Поблизости от главной дороги расположена животноводческая ферма; рядом с нею находится грунтовка, которая проходит мимо местного кладбища и далее ведет через лес в направлении деревни Нифонята – для начала мне нужно туда. Надеваю рюкзак, прощаюсь с коллегой и выдвигаюсь. Мои нехорошие предчувствия сбываются: несмотря на то, что последние несколько дней на дворе стоит отрицательная температура, обильная полужидкая грязь, припорошенная тонким слоем свежевыпавшего снега, все еще не замерзла. Ну что ж поделать, придется топать по глинистому месиву и лавировать между колеями, заполненными покрытой тонкой ледяной коркой водой…

Проскакиваю около шести километров до окраины Нифонят, далее прохожу часть пути по одной из деревенских улиц. Иду мимо ярко-красной таксофонной будки с небольшой антенной: телефонных линий в этой глуши нет, и аппарат обеспечивает связь с внешним миром за счет технологии NMT-450 – умирающего стандарта мобильной связи, почти вытесненного из повседневной жизни более современным GSM.

Еще около двух километров за Нифонятами удается выдерживать необходимое направление, двигаясь по свободным от леса участкам, преимущественно по полевым дорогам. Наконец, безлесое пространство, как, собственно, и дороги, заканчивается: дальнейший путь в Удмуртию проходит через лес и пересекается четырьмя небольшими притоками речки Сепыч.

Снег в лесу испещрен обилием следов; почему-то особо здесь разгулялись лоси…

Чем хороша поздняя осень: трава пожухла, и при движении по пересеченке все препятствия, в летний период скрываемые растительностью, видны как на ладони: отчетливо просматриваются мелкие кочки и ямки, ручейки и лужи, коряги, поваленные деревья и торчащие из земли пеньки; перемещаться в таких условиях гораздо легче, чем летом. Я уж не говорю о том, что сейчас полностью исключена такая пренеприятнейшая процедура, как, к примеру, преодоление зарослей крапивы высотой в человеческий рост… А за счет того, что с деревьев и кустарников облетела листва, смешанный лес хорошо просматривается вглубь, что дополнительно облегчает движение по азимуту. Снега пока что немного, идти он, в принципе, не мешает, даже, пожалуй, наоборот: сцепление подошвы с влажной почвой, слегка припорошенной снегом, намного лучше. Минусы, конечно, также имеются: волей-неволей часть мокрого снега с ветвей и преграждающих путь поваленных стволов стряхиваешь на себя…

Тем не менее, в целом лес неплохо проходим, за исключением ряда участков; основные препятствия локализованы в районе глубоких оврагов, на дне которых протекают вышеупомянутые безымянные ручейки, да еще в одном возвышенном месте попадается участок, загроможденный чрезмерным количеством поваленных взрослых деревьев; что за аномалия? Возможно, здесь когда-то погулял ураганный ветер…

Световой день короток, приближаются сумерки.

Ловлю себя на мысли, что в течение некоторого времени мурлыкаю под нос случайно прицепившуюся ко мне навязчивую мелодию из песенки «чайфов» с парой таких вот строчек:
Кто-то хитрый и большой
Наблюдает за тобой…

Какой-то не слишком позитивный текст, особенно в данных обстоятельствах… С чего это вдруг???

Сумерки, между тем, сгущаются. Заранее включаю фонарь. Моя цель на сегодня – во что бы то ни стало до конца проскочить лес, чтобы назавтра двигаться лишь по безлесым участкам – продиктована тем обстоятельством, что выйти в населенку хотелось бы в сухой одежде, не заморачиваясь потом с разведением костра и сушкой. Остаться сухим в данных погодных условиях после движения по заснеженному лесу крайне проблематично. Судя по карте, промежуточный финиш близок: я где-то в районе административной границы с Удмуртией, впереди – выход к речке Юс, неподалеку от нее в зону леса как раз вклинивается полностью обезлесенное пространство, по которому вполне можно спланировать последние километры пути в сторону Кулиги. Но что это? Снова участок, сплошь заваленный деревьями. Здесь тоже погулял ураганный ветер? Как-то чересчур неправдоподобно. Перелезая через очередной поваленный ствол, упирающийся в землю недоломанными ветвями, обнаруживаю рядом с комлем пень с ровным распилом. Какие-то пид@расы лесные геи (возможно, спугнутые с места преступления черные лесорубы) повырубали здесь все нафиг, да так и бросили поваленные деревья, даже не успев их обессучить.

Наконец, вылезаю в долину Юса и вскоре нахожу на противоположном берегу удобное место для ночевки рядом с опушкой леса; стоящие поблизости деревья, изобилующие сухими сучьями, полностью обеспечивают мои скромные потребности в топливе...

А теперь представьте себе комизм ситуации: темной-претемной ночью, в темном-претемном лесу, сижу я такой в полнейшем одиночестве возле своего костерка и продолжаю напевать себе под нос долбанный приставучий припев про кого-то хитрого и большого. Хорошо, что я не параноик… По случаю припоминаю, что нынешней весной на Усьве на входе в Сухие пороги (которые первого мая были вполне себе мокрыми) меня точно так же преследовала песня про 17 человек на сундук мертвеца в интерпретации Максима Леонидова:
Под килем полмили до дна, под килем полмили до дна,
Наши звезды померкли, и бездна темна, под килем полмили до дна.

Кстати, ночь действительно темная-претемная, небо полностью затянуто облаками; вот ведь облом – как раз сегодня прогнозируется пик метеорного потока Леониды, а я снова ни черта не увижу…

День второй. Кама с утра
Карта не врет, дальнейший путь пролегает по безлесью: местами покосные луга и поля чередуются небольшими необрабатываемыми участками наподобие кочкарниковых болот. В целом все вполне проходимо, но не слишком быстро, тем более что за ночь подсыпало еще немного снега, поэтому решаю чуть отклониться от прямого направления на Кулигу к северу, чтобы подрезать нанесенную на карту полевую дорогу – по ней идти несколько сподручнее. Прохожу к югу от деревни Дурманы, далее дорога ведет прямо в нежилую деревню Мазац (нет там больше никакой деревни – от нее осталось единственное полуразобранное бревенчатое строение)… Вдали уже видны дома большого села; собственно, это и есть Кулига.

Найденная мной грунтовка выводит прямо на дорогу, соединяющую Кулигу и расположенную чуть к северу от нее деревушку Бузмаки.

Приблизившись к селу, включаю мобильник. На телефон тут же прилетает смс: «Ростелеком рад приветствовать Вас в путешествии…»; кстати, расценки на роуминг в последние годы подешевели – при регистрации в партнерских сетях (Мегафон, Билайн) минута разговора обойдется в девять рублей. Посмотрим, кто тут у нас ловится; ага, целых два оператора – Мегафон и Теле2… Отзваниваюсь коллеге и сообщаю, чтобы он меня не ждал: буду выбираться самостоятельно через Кез. Дело в том, что прогулку я задумывал еще летом, когда световой день был существенно длиннее, поэтому первоначально у меня в голове сложился удлиненный вариант маршрута, в форме кольца: вперед – пройденным мною сейчас путем через леса и поля, назад – сначала обозначенной на карте грунтовкой, ведущей в Сергеевку, а оттуда полевой дорогой через Соколово в Сепыч. О состоянии дороги, ведущей из Удмуртии в Пермский край, мне ничего неизвестно, а суммарная протяженность маршрута Бузмаки – Соколово составляет порядка тридцатки – это по-любому не менее шести часов пути. Сейчас уже почти полдень, так что понятно, что при нынешнем раскладе пройти до вечера возвратную часть кольца или хотя бы самый сложный, начальный его фрагмент (до села Соколово, от которого в Сепыч можно и на транспорте доехать), я с большой долей вероятности не успеваю. А между тем, завтра с утра нам нужно быть на службе.

Вхожу в село и на свое счастье обнаруживаю одного из местных обитателей, колющего дрова рядом со своим домом. Выясняю путь к истоку Камы, а заодно уточняю расписание автобуса до Кеза: по воскресеньям он уходит в 13:50 местного времени. Кстати, разница с Пермью здесь – аж два часа: благодаря одному кремлевскому инноватору жители Удмуртии сейчас вынуждены жить по московскому времени.

Сворачиваю с главной дороги направо, на улицу Пушкина: исток находится почти в самом ее конце; когда-то расположенные вдоль нее дома образовывали отдельную деревню Карпушата (а всего Кулига в своих современных границах включает в себя аж шесть некогда самостоятельных мелких близрасположенных деревушек).

Иду по улице, оглядываюсь по сторонам; дома добротные; на каждом висит по табличке с символическим изображением противопожарного инвентаря, который жителям данного домохозяйства следует иметь наготове на случай пожара – в смысле, кому бежать к горящему соседскому дому с ведрами, кому – с топором, а кому – с багром… Возможно, я ненаблюдателен, но у нас ничего подобного вроде бы не встречал… Вот таксофон – судя по надписям, совсем недавно местная таксофонная сеть обслуживалась региональным оператором «Волга-Телеком», а сейчас его, подобно нашему «УСИ», поглотил «Ростелеком».

Наконец, по левую руку от себя обнаруживаю некое подобие парка, обнесенного оградой; внутри видны беседки, скамейки... Это и есть место расположения истока Камы по версии кулигинцев. На входе в парк – схема расположения объектов; есть даже сооружение, обозначенное на плане буквами «мэ» и «жо». Над парком возвышается металлическая стела с надписью «Кама», неподалеку установлен каменный обелиск, на котором начертано, что здесь берет начало уральская река Кама, а также стоит поклонный крест – как я погляжу, их нынче принято втыкать где ни попадя по поводу и без повода.

Внутри ограды сливаются воедино три или четыре ключа (место слияния трех ручейков я увидел собственными глазами, некий четвертый фигурирует в попадавшихся мне описаниях).

Все ключи, в общем-то, равны, но один оказался равнее: «облагороженный» каптажом, он выбегает тонкой струйкой через металлическую трубу, далее стекает по небольшому желобу навстречу своему собрату, а чуть ниже по течению к ним примыкает еще один ручеек…

Делаю пару глотков… Хм, вода какая-то не слишком вкусная, и к тому же чересчур теплая. Вообще-то рядом жилые дома, а значит, вполне возможно, и выгребные ямы, навозные кучи… Короче говоря, дурацкий эксперимент, повторять не рекомендую: вода из открытых источников подлежит кипячению…

Да, к слову сказать. То место, которое кулигинцы решили считать истоком Камы, на самом деле… хм… как бы помягче сформулировать… короче говоря, это не он! Достаточно взглянуть на карту, чтобы убедиться, что царь ненастоящий здесь берет начало лишь первый безымянный левый приток великой реки, а сама Кама формируется приблизительно в пяти километрах отсюда, на склоне безымянной высоты 330 метров (являющейся, возможно, высшей точки Удмуртии).

Перекусив, ныкаю рюкзак на территории парка и отправляюсь на прогулку по окрестностям. До истинного притока сходить уже не успею, так хоть погляжу, существует ли обозначенная на картах грунтовка, ведущая в ту сторону, к нежилой деревне Сизево; да, дорога есть, впрочем, более похожая на направление; как по этому разбитому колеями глинистому безобразию перемещаться в сезон весенней либо осенней распутицы – ума не приложу. Наверное, только в болотниках… К слову сказать, прежде чем уходить на вышеописанную возвратную часть кольца, я подумывал заложить еще и петельку к высоте 330, частично включающую эту безобразную грунтовку; вот тут бы я и завяз, потеряв драгоценное время, какой уж тут марш-бросок в сторону Соколово и Сепыча…

Вернувшись в парк, забираю рюкзак и направляюсь назад к главной дороге, чтобы уже по ней выйти к автобусной остановке. Помимо табличек с изображением противопожарного инвентаря, обращают на себя внимание пресловутые рынды, изготовленные в виде своеобразных гонгов и развешанные через каждые несколько сотен метров. Диск одного из этих приспособлений выполнен в форме восьмиконечной звезды – почти точь-в-точь как местечковый геральдический знак с развеваемого ветром удмуртского флага, венчающего какое-то административное здание неподалеку…

Дорога до Кеза (порядка 45 километров) занимает чуть более часа; стоимость билета – 80 рублей. Помимо автобуса, делающего по будням несколько рейсов, а по воскресеньям, кажется, ограничивающегося одним-единственным, в будни здесь также ездит некий газелист-ипэшник…

От кезского автовокзала до железнодорожной станции – несколько сотен метров. Минут через двадцать, в 15:17, отправляется электричка Балезино – Верещагино – Пермь 2. На подходе к станции меня перехватывает водитель микроавтобуса: у него тоже рейс в Пермь, в салоне осталось два места – как только найдутся желающие, так и стартанем. Планируемое время в пути – часа три (электричка идет на час дольше), стоимость – 300 рублей с носа. Немного подумав, соглашаюсь с предложенным вариантом; до Перми доезжаем без приключений…


Ещё дневники этого автора
Голосов: 82
Скиталец - сервер о туризме и путешествиях Rambler's Top100 ПИШИТЕ НАМ
Last modified: February 22 2013 18:40:00
Яндекс.Метрика
© 2002 tourclub-perm.ru   В случае перепечатки материалов сайта активная гиперссылка на tourclub-perm.ru обязательна