ТУЛВИНСКАЯ ВОЗВЫШЕННОСТЬ, МАЙ-СЕНТЯБРЬ 2009

 
ЕЩЁ ДНЕВНИК | ЕЩЁ ДНЕВНИК   Участники
Просмотров: 5875  |  размещен 13.10.2009
Ещё дневники этого автора


СЕНТЯБРЬ 2009 г.

дневник похода: Тулвинская возвышенность, май-сентябрь 2009

- Ну как, ты больше ничего нового не написал?
- Нет. Что я, графоман, что ли?!
- А разве нет?
(из беседы двух туристов)

Бог, как говорится, любит троицу. А что, милое дело, вышел из города – и сразу начал активную часть похода. И ехать практически никуда не надо, и, глядишь, хоть что-нибудь интересное по дороге да попадется. Дешево и сердито…

Скатавшись на Басеги, я решил использовать остающиеся в моем распоряжении несколько свободных дней для прогулки по все той же Тулвинской возвышенности.

1 сентября, сводив ребенка на школьную линейку, во второй половине дня выхожу из дома с рюкзаком. Для начала нужно чуточку отъехать из города в западном направлении. Необходимо дождаться автобуса до Б. Савино, но поскольку первым подъехавшим к остановке транспортным средством, движущимся в указанном направлении, оказывается пригородный автобус до Нижних Муллов, я решаю прокатиться до этого населенного пункта. А что? Тулвинская возвышенность находится как раз в междуречье Камы, Сылвы, Ирени и Тулвы, так почему бы не начать поход непосредственного от левого берега Камы?

Поселение Н. Муллы, к слову сказать, упоминается в письменных источниках аж с 1623 года. Первоначально – деревня, а с 1678 года, после постройки здесь первой церкви – уже село Нижнемуллинское.

Доехав до села, осматриваю местный Свято-Троицкий храм (постройка второй половины 19 века), затем спускаюсь к Каме; совсем неподалеку в нее впадает Мулянка. На картах это почему-то не зафиксировано, но вообще-то Мулянку, впадающую в Каму в районе Нижних Муллов, следовало бы называть Нижней, т. к. существует и тёзка, «верхняя» Мулянка, текущая через село Верхние Муллы, с устьем выше по течению Камы, в районе Заостровки. Поглазев на окрестные пейзажи, покидаю село по автомобильной дороге, ведущей в направлении биологических очистных сооружений. Кстати, я уже решил, куда пойду дальше: на Гляденовскую гору.

Непосвященным поясню, что это в достаточной степени знаковое для Перми место. Вот так, к примеру, пишет про него один из интернет-блоггеров: «Город на Гляденовской горе в пятнадцатом веке уже был невероятно древним и почти полностью пришедшим в упадок – люди в нем давно уже не жили, оставалось только святилище. Что неудивительно – город этот был возведен предками коми еще в III веке до Р. Х. как пограничная крепость, и расцвет его приходится на начало нашей эры. Сегодня здесь только заросли иван-чая покрывают ямы археологических раскопов… Про Гляденовское костище ходит немало легенд. Местные жители считают это место аномальной зоной, археологи – одним из самых загадочных и значимых исторических памятников России».

К слову сказать, ранее мне довелось побывать на «горе» только ночью, так что дневное посещение будет нелишним. Так вышло, что в первый раз я поперся взглянуть на место расположения древнего языческого капища ночью, чтобы совместить приятное с полезным, а именно «микропоход» и наблюдение за метеорным потоком Персеиды, пик которого приходился в аккурат на часы моей тогдашней ночной вылазки: нужно было просто уйти куда-нибудь за пределы города, подальше от техногенной засветки.

Итак, подхожу к Гляденовской горе, проделываю «кольцевой маршрут» по натоптанной тропе, ведущей к импровизированной часовне Трифона Вятского и расположенному рядом источнику. А еще поблизости от часовни и источника в склоне располагается какая-то «дыра»… Не иначе, вход в упоминаемую в некоторых источниках Гляденовскую пещеру. У реки – гора, под горой – нора, через нору пройдешь – в пещеру попадешь… Ну уж нет, нафиг-нафиг, такие пещеры нам не нужны…

Ручеек из источника стекает в Мулянку – ее воды плещутся в нескольких десятках метров от «часовни». В одном направлении тропа достаточно полога, паломники предпочитают ходить там; рядом даже установлено несколько скамеек; в противоположном направлении, напротив, к часовне ведет весьма крутой спуск, именно здесь я и сбросил высоту. Внизу обе тропы замыкаются в кольцо.

История, связанная с местночтимым святым РПЦ Трифоном, произошла в 16 веке. Нелегкая занесла уроженца будущей Архангельской губернии на Пермскую землю, где в Пыскорском монастыре он принял монашеский постриг. Спустя какое-то время, рассорившись с братией, Трифон покинул монастырь и «сплавился» по Каме до устья Мулянки, где и поселился на некоторое время. Здесь отшельничающий монах умудрился завалить и сжечь растущую на Гляденовской горе исполинскую ель - священное дерево, которому поклонялись окрестные остяки и вогулы, съезжавшиеся, согласно житию Трифона, на «идольское жертвище от всех стран и рек с Печоры, Сылвы и Обвы, и с Тулвы». Дурное дело, как говорится, не хитрое... Потом Трифон снова странствовал и, наконец, основал Успенский монастырь на Чусовой, где сотворил «чудо» похлеще истории с елью; видимо, жечь что ни попадя стало особым коньком Преподобного. «Расчистил место для посева. Срубил лес и начал сжигать срубленные деревья. Вдруг... загорелся соседний лес; далее огонь перешел на дрова, заготовленные поселянами для соляных промыслов Строгановых, и дров погорело до 3000 сажен». Нехило, да? Дело, естественно, едва не закончилось смертоубийством, но слуга господень сумел-таки спастись от преследовавших его разгневанных работяг... Ну а уже несколько позднее Трифон перебрался на Вятку, где также основал свой собственный монастырь...

Запасаюсь питьевой водой из источника, проделываю вторую часть «кольца» и вновь оказываюсь наверху. На западе поблескивают купола храма в Култаево. Понимаю, что как-то странно у меня сегодня начинается «поход», но все же решаю сделать крюк, чтобы побывать и там: сколько раз видел эти купола издалека, с трассы, а в Култаево заглянуть все никак не сподобился. Иду через поле в направлении села. На карте показано два мостика через безымянный приток Мулянки, но в существовании одного из них, ближайшего ко мне, равно как и в проходимости близлежащих окрестностей, я засомневался, поэтому делаю небольшой крюк, слегка отклоняясь к западу. Миную какой-то дачный поселок, по пути объедая куст одичавшей облепихи, и, наконец, оказываюсь на развилке дорог, одна из которых ведет к мосту и далее прямо в Култаево, а другая обходит село с запада и выводит на трассу. Иду в Култаево. Населенный пункт, кстати, тоже упоминается в письменных источниках с 1623 года. А вот и Иоанно-Предтеченский храм постройки 1917 года.

Далее выскакиваю на Юго-Камскую трассу, а затем двигаюсь по полям, стараясь не нанести серьезного вреда посевам (кое-где на моем пути встречаются участки, засеянные «царицей полей» кукурузой). Добираюсь до деревни с пафосным названием Болдино; туда с трассы приблизительно в южном направлении ведет дорога с бетонным покрытием, продолжающаяся дальше на юг в сторону другой деревни, с непафосным названием Чуваки. Миную околицу и пытаюсь отыскать полевую дорогу, ведущую в сторону Гамово, и в это время над моей головой пролетает журавлиный (вроде) клин. А еще начал накрапывать дождик. Ну вот, кончилось лето… Болдинская осень, блин… Искомой дороги я не нашел, впрочем, свежескошенный луг и без того прекрасно проходим. Прохожу мимо деревни Заречная и далее начинаю движение к Иван-горе, практически на юг, благо часть пути также проходит по полям и лугам.


Небо: то МИГ-31 пролетит над головой с оглушительным ревом, то стая перелетных птиц…

Четвероногие обитатели окрестных населенных пунктов

Вот и ориентир – впереди виден геодезический знак. Гамово, кстати, тоже видно – поселок оказывается слева и чуть позади по отношению ко мне… Слишком долго провозился сегодня, уже начинает темнеть. Кстати, а где башня связи? А, вот она, чуть в стороне: на ней вспыхивают красные огоньки. Все, пора вставать лагерем, на гору двинусь завтра. Ставлю палатку в небольшом перелеске...

На следующий день возобновляю движение к горе. До вершины осталось совсем немного, поэтому, как и в прошлый раз, решаю залезть по азимуту. Ох, напрасно; надо было все же уйти по безлесому участку на восток и «подрезать» дорогу, ведущую на гору из поселка… Вы когда-нибудь ходили по зарослям крапивы высотой выше своего роста? Мне пришлось. А я сдуру поначалу еще и перчатки поленился надеть, за что и поплатился: оступившись на одной из кочек, рефлекторно хватаюсь за крапивные стебли, после чего неприличными словами вспоминаю чью-то мать, какую-то бабушку и, кажется, даже дедушку… Кроме крапивы, разумеется, на моем пути попадаются другие препятствия, характерные для вторичного леса. Впрочем, спустя где-то полчаса – час я таки взбираюсь на вершинное «плато» в районе горнолыжного комплекса.

Обхожу окрестности, любуюсь индустриальными (по преимуществу) пейзажами, затем ухожу по лесной дороге, ведущей приблизительно в южном направлении.

Пересекаю широкую вырубку, по которой проходит двойной ряд ЛЭП и какой-то газопровод высокого давления. Неподалеку виднеется башня связи. В прошлый раз я выскакивал из леса где-то неподалеку, минуя «горнолыжку». На удивление, на противоположной стороне вырубки лесную дорогу удается отыскать вновь; впереди – еще одна ЛЭП, на этот раз одинарная. А вот здесь – засада: дорога теряется, во всяком случае, я не смог отыскать ее явного продолжения, показанного на карте чуть в стороне, и далее двигаюсь к горе Благодать по азимуту через лес. В итоге после нескольких часов шатаний через урочища Марковский лог и Фролкина охота выбираюсь в район обозначенных на карте старых вырубок в окрестностях поселка Юг. Гора Благодать – передо мной; на горе отлично виден характерный ориентир – башня связи. Спускаюсь в долину речки Юг, пересекаю его по полуразрушенному мосту... Прямо у меня из-под ног выскакивает какой-то «цапел»… Ну не знаю, нечто, как мне показалось, водоплавающее весьма внушительных размеров с офигенным размахом крыльев, не пожелавшее хотя бы ненадолго задержаться и дать себя разглядеть…

Кстати, выше по течению в Юг впадает левый приток с прикольным названием (внимание, Жванецкий отдыхает)… Северный Юг… Да и другой приток – Полуденный, т.е. Южный, Юг – тоже достаточно забавная тавтология…

Впереди – что-то непонятное; виден отрезок дороги, столбы ЛЭП. Вроде какая-то заброшенная войсковая часть… Хм… Заброшенная? Иду по дороге, на которой отчетливо видны свежие следы гусеничного транспорта… Подхожу ближе… ближе… А вот и фиг: никакая она не заброшенная, это действующее стрельбище не то для танков, не то для САУ, вытянувшееся в длину на несколько километров. Весело… Возле дороги, ведущей к поселку – КПП; дорога перегорожена шлагбаумом. Рядом – еще одна дорога, уходящая в лесной массив, из которого я приперся. Шел бы восточнее – зацепил бы ее, а так прошарахался по дебрям. Охраны как таковой нет – стрельбы же сейчас не ведутся, хотя поблизости от КПП вертится пара служивых-срочников, попытавшихся стрельнуть у меня сигарет. Объясняю, что не курю, и выясняю, что полигон действительно действующий.

Убедившись, что разборки с армейской контрразведкой мне вроде как не грозят, пытаюсь уточнить, почему с севера не стоит забор или хотя бы внятные предупреждающие надписи. Да вы представляете, отвечают солдатики с вытаращенными глазами, сколько здесь понадобилось бы колючки намотать! Мда… Чудны дела твои, господи. Ладно, все понятно. Если намылюсь пройти в этом направлении еще раз, через леса ходить больше не буду, и упомянутую «военную» дорогу, наверное, не стоит отыскивать, лучше после Иван-горы по ЛЭП уйти на восток к т.н. Рыжским горам и оттуда – по дороге через д. Рыж в пос. Юг…

Итак, грунтовка ведет в сторону поселка; практически перпендикулярно от нее отходит дорога в сторону горы… Вот что я сделаю: рюкзак оставлю среди деревьев, а сам таки сбегаю до Юга. Поселок, описание которого приведено мной в «отчете» по «второму эпизоду», тянется на несколько километров вдоль одноименной речки, при этом большая часть построек расположена на правом ее берегу.

Прохожу через весь поселок по центральной улице (разумеется, Ленина); на одном из перекрестков – местная библиотека-музей (несложно догадаться, что перпендикулярная улица названа в честь гения экономической мысли Карла, сами понимаете, Маркса); еще дальше – аккуратный сквер с памятниками жертвам гражданской и участникам Великой отечественной войн. Ну и наконец на самой окраине – конечная цель «радиалки», здание каменной кладбищенской Пророко-Ильинской церкви (1907 г.). Да, чуть не забыл, на противоположном берегу реки виднеется большое старинное кирпичное здание (тоже, кстати, если не наврали местные жители, какой-то бывший храм).

Тем же путем возвращаюсь назад, по дороге заскакивая в местную забегаловку с надписью «24 часа»; надо же, здесь действительно можно поужинать, кстати, весьма недорого… К своему рюкзаку возвращаюсь уже в сумерках, затем (вот идиот) двигаюсь на гору, в темноте благополучно проскакиваю нужный отворот и в итоге, вместо того, чтобы таки уже смириться и лечь спать, устраиваю ночное GPS-ориентирование в поисках вершины; занятие, разумеется, преглупое и, учитывая торчащие повсюду ветви и валяющиеся под ногами поваленные суковатые деревья, небезопасное. В итоге, однако, все заканчивается вполне благополучно, и я ночую неподалеку от геодезического знака.

Проснувшись, быстро сматываю удочки в направлении идущей к югу от горы дороги. Окрестности «вершинного плато» за время с моего предыдущего визита не изменились, все как в прошлый раз. Быстро спускаюсь, затем по уже знакомым дорогам двигаюсь в направлении уже знакомой мне заброшенной части РВСН. Надо сказать, что на карте, которой я пользуюсь в этот раз, дорога с покрытием, ведущая к части, все же обозначена; более того, на той же карте показано ее продолжение - лесная дорога, ведущая строго на юг; так ли это в действительности, мне предстоит сейчас выяснить.

По пути обнаруживаю рядом с обочиной куст черной смородины. Не давешняя облепиха, но тоже весьма неплохо… Также местами вдоль дороги растет черемуха…


Дары природы, серия 1. Облепиха, черная смородина, черемуха, шиповник…

Дары природы, серия 2. Съедобные и не очень…

Добравшись до военного городка, отыскиваю местных аборигенов. Кстати, мне показалось, они тут достаточно прочно обосновались; нет, это явно не заготовители цветмета, как я решил было в прошлый раз; возможно, какая-нибудь сектантская община… Помимо взрослых, в поселке есть маленькие дети. А еще здесь пасутся козы… Итак, на мой вопрос, нет ли здесь ведущей на юг лесной дороги, мне отвечают, что о такой не знают, зато могут порекомендовать другую, ведущую в направлении поселка Бырма; чтобы выйти к ней, достаточно пройтись по городку в направлении котельной.

Заброшенная дорога местами с едва заметными колеями километра через 3–4 выводит на другую, хорошо наезженную. Кстати, приглядевшись, понимаю, что это – фрагмент разобранной узкоколейки, соединяющей Бырму и Сухобизярку; отчетливо видны остатки закопанных в землю шпал. Так, в Бырму мне, в принципе, не очень-то и надо, поэтому сворачиваю в противоположном направлении; вскоре наезженная дорога ответвляется от «узкоколейки» влево; ну и ладно, иду туда; слегка повиляв по лесу, дорога выводит к какому-то населенному пункту. Судя по картам, это Верхний Пальник, и судя по одной из них – нежилой; хотя постойте, как это нежилой? Не верь глазам своим? Вот же люди…

Прохожу через селение и выбираюсь на берег Бабки. Дорога ведет через брод на правый берег, а вскоре выводит на трассу Кукуштан - Оса. Кстати, буквально в нескольких десятках метров левее от «перекрестка» расположен виадук, по которому трасса проходит через безымянный приток Бабки. Впереди – отворот на дорогу с покрытием, ведущую мимо дачного поселка приблизительно в южном направлении. В принципе, мне с ней по пути. Но дальше я начинаю «мудрить». Чересчур доверившись древней километровке, ухожу с этой дороги влево, т.е. к востоку, пытаясь отыскать параллельно идущую дорогу без покрытия: она должна идти вдоль ручья Орешек и, в принципе, проходить в непосредственной близости от «вершины» Бабинской горы. Прошарахавшись по полузаросшим вырубкам (там действительно видны следы старой дороги, переходящей в теряющуюся в лесу тропинку), в конце концов вновь вынужден уйти вправо, на запад, и «подрезаю» продолжение той самой дороги с покрытием, с которой зачем-то уходил. На более современной карте, кстати, эта дорога тоже показана как-то не так… Короче говоря, дорога с покрытием огибает разросшийся (гораздо больше, чем на карте) дачный поселок и уходит куда-то в сторону, на запад (видимо, это просто небольшая петля, не помеченная на картах). Дальнейшее ее продолжение на каком-то участке, вопреки обозначениям на картах, теряет покрытие, в чем я убедился во время предыдущего похода. Впрочем, не суть важно: наряду с «петлей», есть и прямое продолжение, не показанная на картах лесная дорога без покрытия – именно она-то мне и нужна. Иду на юг; дорога ведет в гору. Подъем не крутой, но все же достаточно выраженный. Надо полагать, зимой здесь можно устроить замечательные покатушки, как на лыжной трассе возле Сосьвинской базы, мимо которой мы ходили в прошлом году на ГУХ. А что? Доехать до Кукуштана на электричке, далее пробежаться чуток по трассе в сторону Осы – и вот он, нужный отворот…

Добравшись до «перевала», ухожу с дороги налево, в лес – так сказать, посетить «вершину». Тьфу, до чего противный лес… Мрачный, темный, дремучий, заросший кустарником и крапивой, заваленный стволами павших деревьев… Похоже, кроме лосей, здесь никого не бывает… Хотя нет, еще сюда наведываются охотники на лосей… Вот лежат «запчасти» от парнокопытного – не иначе, следы удачной охоты… Потоптавшись по окрестностям, выбираюсь назад на дорогу… А, блин, еще и заплутал слегка, так что на обратный путь затрачиваю больше времени и вылезаю на грунтовку чуть севернее «точки входа», сделав петлю…

Продолжаю движение на юг по той же грунтовке. Помимо лосиных следов, натыкаюсь на отчетливые отпечатки Мишкиной лапы. Вот незадача… Надеюсь, «Хозяин» нынче не голоден? Не хотелось бы очутиться в роли «завтрака туриста» для косолапого. Впрочем, медведЪ, похоже, просто пересек грунтовку и ушел в чащу – других следов не видать, в основном на глаза попадаются отпечатки лосиных копыт…

Достигаю «перекрестка», через который проходил раньше (эпизод второй). В прошлый раз ситуация представилась мне так: «Впереди на 3,5–4 километра в направлении на юг тянется какая-то полевая дорога – своеобразное продолжение той, по которой я только что двигался… Но когда она закончится, придется лезть напролом через лес и частично через старые, наверняка давно заросшие вырубки». Тогда я поостерегся забуриваться в лес и пошел в обход, «пробежав» около 30 км до Белой горы по дорогам (это приблизительно 7 часов ходового времени), а нынче никуда не спешу, поэтому пойду 1 –18 км, или сколько их там получится, напрямик. Интересно, как долго придется идти?

То, что на первый взгляд показалось мне длинной дорогой (на карте действительно нанесена дорога, проложенная через старые вырубки и идущая приблизительно на магнитный юг), на самом деле в значительной степени перестало ею быть, превратившись в лосиную тропу, впрочем, очень хорошо натоптанную. Ну и уж понятно, что никакая она не полевая – вырубки-то сплошь заросли вторичным лесом…

Продолжаю движение. Кстати, кругом, в отличие от предыдущего участка – весьма приятные пейзажи. Не пойму, в чем дело… Может быть, какие-то психологические особенности восприятия? Начинающая пестреть желтым и красным осенняя растительность, подсвеченная лучами заходящего солнца, радует глаз, какие-то птицы поют… Под ногами – разноцветная галька, устилающая русло пересохшего ручья...

Впрочем, не долго длилась эйфория: дороги больше нет (какие 4 км, дай бог, если удалось пройти километра 2), впереди все заросло; лосиная тропа отклоняется куда-то на восток, так что мне не по пути с сохатыми; солнце скрылось за деревьями, скоро начнет темнеть… Короче говоря, пора спать, утро вечера мудренее… Вечером включаю ненадолго мобильник – связи нет; повторяю то же самое утром – на удивление, ловится базовая станция (впрочем, едва-едва, «на одну полоску»), на экране телефона высвечивается название базовой станции – Anninsk. Есть такое селение рядом с Осинской трассой, на левом берегу Бабки; кстати, до него по прямой – километров 20… Чудеса…

Поселение, возникшее при Бабкинском медеплавильном заводе, построенном в 1760 году, названо так не то по имени дочери основателя завода Анны, не то по названию местной Анно-Успенской церкви. С 1770-ых завод находился в ведении казны, которая после прекращения медеплавильного производства организовала там Аннинский монетный двор, до конца 18 века чеканивший медную монету. Кстати, в селе должен находиться храм 1847 года постройки.

На четвертый день продолжаю движение по заросшим вырубкам. Подрезаю край свободного от леса участка – судя по всему, это покосы, на которых заготавливают сено жители Бизяра. На одном из лугов на одиноком дереве устроено что-то наподобие охотничьей засидки… А впереди – снова заросший лес, будь он неладен. Медленно двигаюсь на юг, пересекаю речку Бубновку, через несколько километров – еще одну, Сухобизярку. Еще через километр–полтора, если верить карте, через лес проходит дорога Бым – Сухобизярка. Наверное, с меня хватит на сегодня, дойду до этой дороги и далее сделаю петлю в сторону поселка Бым, через Острую гору на Белую гору, сэкономлю кучу времени и сил и к вечеру спокойно доберусь до монастыря… А вот не тут-то было. Иду, иду, иду… И в очередной раз подхожу к участку отчетливого понижения рельефа. Впереди – еще речка… Ну все, ожидавшейся дороги не будет, я ее уже проскочил. Видать, она «вусмерть» заросла, теперь до самой Белой горы шарахаться по азимуту через лес; и, кстати, сегодняшнего дня наверняка уже не хватит…

Забавная особенность; спускаясь к одной из речек, обнаруживаю перед собой вместо привычного ручейка, не представляющего никаких проблем для преодоления, широкую траншею, заполненную мутной стоячей водой… Вот ведь незадача… Что за безобразие? И как через это перебираться? Как вы уже, наверное, догадались, здесь насвинячили бобры. Вот лежит перекинувшееся с одного берега на другой поваленное дерево, но, боюсь, «мост», вполне приемлемый для насекомых (по бревну проходит муравьиная тропа с нешуточным движением), меня не выдержит.

Побродив немного, спускаюсь-таки ниже уровня плотины. Внизу – вполне себе безобидный ручеек, который не то что перепрыгивается – перешагивается… Останавливаюсь передохнуть. Вот ведь засада, сколько раз доводилось встречать на своем пути бобровые постройки – и хоть бы один мохнатый «строитель» высунул когда-нибудь свою зубастую морду для фотосессии… Фиг там…

На другом ручейке, набирая воду, обнаруживаю, что в пластиковую бутылку попал малек какой-то рыбешки; пытаясь рассмотреть «улов» получше, делаю неловкое движение и опрокидываю сосуд; увы, ухи сегодня не будет…

Кстати, поскольку я придерживаюсь направления преимущественно на магнитный юг, рано или поздно мне предстоит вылезти в район Белой горы чуть к западу от монастыря, на «плато», по которому, судя по карте, проходит дорога, соединяющая одноименную деревню с вышеупомянутым Аннинском. Если и эта дорога «заросла» – мимо все равно не пройду, т.к. впереди будет выраженное понижение рельефа, в этом случае нужно будет просто свернуть на восток, чтобы вылезти к «населенке». К вечеру б.ч. пути пройдена… Вновь выхожу в район старых вырубок, кое-где на восток уходят полузаросшие просеки и лесные дороги…

Удивительно, насколько разнообразную растительность приходится встречать на пути. Иногда, конечно, маршрут проходил через относительно однотипные участки – например, через почти чистый березняк, или осинник, или через заросли крапивы в человеческий рост. Кстати, местами попадается погибший осиновый подлесок – все до единого деревья высохли, вероятно, погубленные каким-то избирательно поражающим осину вредителем. А в одном месте даже удалось проскочить через сосновый лес – жаль, что легкопроходимый участок очень быстро закончился…

Но значительно чаще встречаются сочетания из десятков разнообразных высших растений. Некоторые я встречаю впервые…


Дары природы, серия 3 (ядовитые). Вороний глаз, ландыш майский, волчья ягода, жимолость обыкновенная…

Кстати, о волчьей ягоде… Подобным образом называют многие виды растений, если не ошибаюсь, я сфотографировал «настоящую» – волчье лыко (волчеягодник обыкновенный, он же Daphne mezereum). Ягоды расположены не на ветках, а непосредственно на голом стволике. Если верить энциклопедии «Дары леса» (scour.ru), вырисовывается приблизительно такая картина. В ягодах и коре содержатся сильные яды – дафнин и мезереин. Пять-шесть ягод якобы смертельны для человека, 30 граммов, подобно грамму никотина, убивают лошадь. Даже от прикосновения к коре на руках могут появиться пузыри... А птицы клюют, им ничего не делается. В деревнях иногда случаются загадочные происшествия: вдруг околевает кошка и незнамо отчего... Оказывается, она съела птицу, кормившуюся ягодами волчьего лыка… А крайнее справа растение, кстати, тоже нередко называют «волчьей ягодой». А на самом деле это, если не ошибаюсь – жимолость обыкновенная. Впрочем, в отличие от своих сородичей с синими плодами, действительно имеет относительно ядовитые костянки.

Еще ягоды, тоже несъедобные… Если не путаю – купена (Polygonatum). Кажется, мне попались два разных вида – один где-то в середине пути, а другой уже на подходе к Белой горе. Воронец колосовидный. Судя по описаниям, также ядовит. Вызревшие семена Марьина корня. За всю дорогу встретил только один экземпляр – не даром же пион уклоняющийся является «краснокнижником» Калина обыкновенная.

Важное замечание на будущее: при планировании переходов по такого рода местности гамаши («фонарики») не менее желательны, чем при движении по сугробам или мелкоосыпным склонам; я вот стормозил, и теперь периодически вытряхиваю из ботинок всевозможную растительную труху, мелкие веточки и т.п… А еще неплохо позаботиться о защите передней поверхности голени от ударов, а то при движении по высокотравью нет-нет да и заедешь со всей дури ногой об очередное сучковатое поваленное дерево…

Не дошел, скоро стемнеет… Ну и бог с ним, я вроде никуда не спешу. Устраиваю очередную ночевку. Ловлю себя на том, что для меня непривычно ночевать в лиственном лесу. Уже осень, нет-нет да и опадет очередной лист. Естественно, не бесшумно… Придется всю ночь слушать шуршание падающих листьев…

Остролистный клен встречается все чаще и чаще. А еще южнее на Тулвинской возвышенности есть т.н. Кленовая гора, судя по описаниям, почти полностью заросшая этим представителем рода Acer.

На следующий день, едва начав движение, обнаруживаю впереди резкий спуск. Ага, все, на юг больше идти не надо; вероятно, впереди – лог речки Гаревки… Ухожу чуть на восток… Что-то лес чересчур уж труднопроходим… А вот очень хорошая лосиная тропа, ведущая почти на север – пройдя немного по ней, подрезаю лесную дорогу, которую уже пересекал накануне вечером чуть западнее; тогда она показалась мне чересчур заросшей, однако сейчас я так не считаю и начинаю выбираться по ней в сторону монастыря. Хм… Неужели это и есть дорога на Аннинск??? Впрочем, спустя некоторое время понимаю, что это не так: полузаросшая лесная дорога выводит на широкую вырубку, вдоль которой протянута ЛЭП. Вот она, настоящая дорога. Впрочем, дорогой это безобразие назвать сложно, скорее, речь идет о направлении; несмотря на вырубленный лес, «это» местами сильно заболочено и проезжаемо либо для техники уровня «Урала», либо для лисапедов; кстати, отчетливо видны одиночные следы тех и других… По правую руку в просвете между деревьями отчетливо просматривается свободное пространство – там явно есть сброс высоты. А вот впереди из-за леса показываются купола храма. Еще немного – и я на месте.

Перед выходом из леса «совершаю омовение», используя остатки запасов воды, переодеваюсь в относительно приличную одежду и захожу на территорию монастырского комплекса. Обедаю в трапезной, затем пытаюсь договориться о «выброске» в Пермь с водителями многочисленных экскурсионных автобусов. А вот не тут-то было. То ли выгляжу чересчур брутально, то ли еще по какой причине, но все до единого отказываются пустить меня в свой автобус, несмотря на предложение оплатить дорогу. Ух, окаянные! Чтоб вам… Ну, скажем, сломаться где-нибудь на трассе, что ли, и проторчать там полдня…

Видать, не судьба… Ну, да ладно, бешеной собаке – сто верст не крюк, что уж говорить о нескольких километрах. Вытаскиваю из рюкзака мр3-плейер (буду слушать по дороге аудиокнигу) и иду в Калинино…

В селе подхожу к продуктовому магазину возле автобусной остановки. Мда… Здание автостанции есть, но его открывают непосредственно перед прибытием автобуса; хоть бы одну скамейку поставили, что ли… Мне-то пофиг, я на своем рюкзаке посижу, а вот каково, к примеру, прочим пассажирам, среди которых есть и достаточно пожилые? Ко мне подходит местная жительница, невинно интересующаяся, не приобрету ли я ей пачку сигарет. Я в легком замешательстве… Хм… Однако… А впрочем, какие пустяки, с меня не убудет… Лезу в карман за мелочью, одновременно вопрошая, почем нынче сигареты, и натыкаюсь взглядом на протянутую в мою сторону руку, сжимающую две «десятки». Наконец-то дошло…
– Вы несовершеннолетняя?
– Мне семнадцать, – жалостливо произносит девица.

Все понятно. Читаю мини-лекцию о пагубности курения и предлагаю срочно бросить, после чего моя собеседница с крайне разочарованным видом уходит искать счастья в другом магазине. Надо же, а местные продавцы – молодцы… Мысленно поминаю нехорошими словами императора Петра Алексеевича, «посадившего» подданных на курево, черт бы его побрал, и в ожидании автобуса до Перми дослушиваю печальную историю братьев Стругацких о том, как трудно быть богом…

Какой-то подросток – обитатель местного детдома, привлеченный видом моего плейера, подходит поближе. Приходится отвечать на вопросы любопытного вьюноши: в монастырь, из Перми, турист, пешком, через лес, с палаткой, по карте, да, разумеется, по компасу, такое хобби, один, не страшно, не встречал, только следы, не скучно…
– Вы, наверное, всю дорогу музыку слушали?

Объясняю, что плейером воспользовался, только выйдя на трассу. В лесу как-то небезопасно отвлекаться на подобные вещи, особенно когда идешь в одиночку, да и сами по себе звуки леса, на мой взгляд, куда предпочтительнее какой-то музыки. Уж если я иду по лесу – лучше буду слышать хруст валежника, шорох листьев, шелест травы, стрекотание кузнечиков, хлопанье крыльев выпархивающих из-под моих ног птиц… И тут, как говорится, Остапа понесло… Впрочем, до парня моя мотивация, кажется, так и не доходят… А, ладно, бог с ним, чего это я распинаюсь…

Напоследок меня веселит попавшийся на глаза артефакт советской эпохи – надпись на фасаде коопторговского магазина: какая-то цитата из позднего Ленина, где вождь положительно отзывается о кооперации; слоган был нанесен темными буквами по зашкуренному, вероятно, дереву, но время взяло свое, и теперь практически черная надпись на фоне почерневшей древесины абсолютно неконтрастна…

Наконец, автостанцию открывают; «обилечиваюсь», усаживаюсь в подошедший автобус, еду в Пермь… Ну что же… В принципе, занятная прогулка; будет нечего делать – приблизительно в это же время, в конце лета – начале осени, попробую пробежаться через всю возвышенность траверсом, снова от берега Камы – до южной оконечности Пермского края. Посмотрю, помимо прочего, на местные дубравы (на берегу Тулвы встречаются, судя по описаниям, столетние дубы), на лесостепную растительность Южной части Тулвинской возвышенности, etc…

Ещё дневники этого автора
Голосов: 156
Комментарии читателей (2)
УралМаша
Присоединяюсь!
Кто там из новеньких жести хотел?
Пусть попытаются повторить маршрут!!
15-10-2009 18:48:00
Admin:   Машунь, я,собственно, про стиль изложения... Хотя и маршрут тоже ничего себе...15-10-2009 21:35:27
Admin
написать
Стас, как это принято нынче выражовываться: решпет и уважуха... Весьма!!!
14-10-2009 23:29:23
ЕЩЁ ДНЕВНИК | ЕЩЁ ДНЕВНИК   Участники
Скиталец - сервер о туризме и путешествиях Rambler's Top100 ПИШИТЕ НАМ
Last modified: February 22 2013 18:40:00
Яндекс.Метрика
© 2002 tourclub-perm.ru   В случае перепечатки материалов сайта активная гиперссылка на tourclub-perm.ru обязательна