АЛЬПЛАГЕРЬ ТУЮК-СУ, СЕВЕРНЫЙ ТЯНЬ-ШАНЬ, 30 ИЮЛЯ - 25 АВГУСТА 2010

 
Просмотров: 6019  |  размещен 14.09.2010
Ещё дневники этого автора
Ущелье Туюк-Су


АЛЬПИНИЗМ – ЭТО ЗАРАЗНО или СОВМЕЩЕНИЕ НЕПРИЯТНОГО С БЕСПОЛЕЗНЫМ

Альплагерь Туюк-Су, Северный Тянь-Шань, 30 июля - 25 августа 2010

Горы, горы, ветры, льдины,
Пропастей бездонный срез,
Вы, зеркальные глубины
В черном омуте небес.
А. Дольский.

  • Отделения новичков:
    1. Андрей Можаев, Андрей Попов, Иван Тарасенков, Дима Сивков, Игорь Гоголев, Аня Куренкова, Даша Семченко, Даша Ошева. Инструктор Кирилл Белоцерковский.
    2. Сергей Куракин, Костя и Татьяна Пономаревы, Ксюша Канидеева, Таня Щелконогова. Инструктор Владимир Николаевич Чалин.
    3. Юрий Антонов, Дима Шамурин, Женя Абрамчук, Костя Бояршинов, Иван Маслаков. Инструктор Фандоров Максим Геннадьевич.
  • Отделение младших разрядников: Аня Ахахлина, Наташа Куракина, Юрий Горяев, Константин Иванов, Сергей Рожков, Олег, Паша (врач). Инструктор Сергей Анатольевич Чащин.
  • Отделение старших разрядников: Максим Штерн, Арина Ершова, Михаил Копылов (Ньютон), Леха Шумигай, Андрей Городилов, Евгений Вобликов (Евген), Алексей Туршатов, Миша Беляев. Инструктор Радостев Роман Михалыч.

Двадцать дней в горах... двадцать дней на другой планете... Столько впечатлений, столько всего... С чего начать?

Начну с того, что я давно об этом мечтала, а казалось это совсем несбыточным, нереальным – меня не возьмут, денег не хватит, справку не дадут, не успеем в срок выбраться с северного Урала... Слишком много всего, слишком.

Но вот еще два дня между походами, старший тренер дал добро и деньги есть.

Собирали меня всем миром: горные ботинки, кошки, ледоруб, карабины, жумар. Рюкзак паковался накануне ночью, вставать в 4, электричка до Екатеринбурга в 6 утра, все равно не усну. Первый раз я так далеко еду, это ж Казахстан – заграница . По карте бывшего СССР, которая висит у меня на стене, смотрю, куда поеду – офигеть как далеко – Петропавловск, Астана, Караганда, Балхаш, Алма-ата. До сих пор не верится.

Электричка приехала в Екатеринбург в 12 дня, а поезд только в 20 часов. Погуляли по городу, усталость сказалась, и в 17 часов я вернулась на вокзал и легла спать на заботливо расстеленном коврике.

Когда вся наша шобла грузилась в поезд, на перроне нас встретила Маша. Она как раз сегодня приехала из Алма-аты. Меридиан ходил на Тянь-Шане двойку горную, все остальные остались в Туюксу и ждут нас, а Маша едет в Пермь. Узнали последние новости, Маша вкратце рассказала, что нас ждет по пути, где самые дешевые дыни. Ах, эта легендарная станция Чу...

Я одна из первых зашла в вагон, погрузила свои пожитки и вышла на перрон. А когда на перроне выросла гора из рюкзаков, баулов и бочек, проводник оживился и сказал, что вещей слишком много и в вагон он нас не пустит. Вещей, и правда, было оооочень много. Мужики ходили по несколько раз, чтобы все перетаскать, у каждого было по два рюкзака: маленький рюкзак и еще эти баулы неподъемные. Через некоторое время в поезд нас, конечно же, пустили, но Татьяна Витальевна (руководитель сборов) заключила, так сказать, сделку: мы провозим через границу блоки с сигаретами. У проводников этих блоков было очень много, а по нам они все распределились хорошо. Я уж не знаю, какие там у них проблемы с границей или в Казахстане с сигаретами.

И вот, отъехали. Уже утром нас ждала граница, всех разбудили между Петухово и Петропавловском. Выдали карточки. В соседнем купе женщину с ребенком высадили, оказалось, у них были какие-то нелады с документами на ребенка. В Петропавловске (первый казахстанский город на нашем пути) Андрей Можаев сразу побежал менять деньги на тугрики, то есть на тенге. Выяснили что курс примерно 1 к 5.

Следующие два дня ехали по Казахстану. Ехали весело, ничего не скажешь. Играли в дурацкие игры на вынос мозга (одна только «крест-параллель» чего стоит). К вечеру Меридиан достал гитару и пообещал Татьяне Витальевне, что они будут петь тихо. Но что такое «тихо» для Меридиана? Естественно, почти сразу общественность взбунтовалась, и им пришлось уйти в тамбур.

Так и ехали. Всех желающих выпить (а таковых было немало) донимала доблестная казахстанская милиция. Они ходили по поезду и штрафовали тех, кто пил спиртные напитки. Ну, на самом деле, благая мысль, конечно. Кстати сказать, при мне засекли Игоря, который пил пиво, и на первый раз просто предупредили, хотя могли и штрафануть.

Ночью приехали в Караганду, специально не спали, чтобы побывать в легендарной Караганде. Я даже хотела позвонить маме, она бы спросила «ты где?», а я бы ответила «в Караганде!», но симки казахской у меня не было.

Весь вечер ломали голову над задачей со спичками, любезно заданной нам Чащиным. Ох уж эти спички. Видеть их потом не могла. Уже забили на эти спички, сидели, болтали и ели семечки, три часа ночи. И тут прибегает Даша с большими глазами и спичками этими (вроде она давно спать легла) и говорит: «Я поняла... я поняла... смотрите...» И правда, она лежала засыпала, а спички не давали ей покоя, и тут пришла разгадка. На самом деле все легко, на уровне седьмого класса школы, в этом и сложность, никто этого уже не помнит.

Наутро мы проснулись совсем в другом месте... За окном пустыня... ну, то есть это называется степь, но для человека, который живет в лесах, это пустыня! – выжженная трава, желтая-желтая, куда дотянется взгляд, до самого горизонта, и равнина... Иногда только лужицы и кладбища казахские – причудливые, с какими-то строениями странными, с башенками. Деревни маленькие, все высохшее, такое впечатление, что дома и люди тоже высохшие.

Днем за окном сначала стали появляться маленькие озера, а потом открался большой водоем. И он все длился, пока мы ехали, то отходя от дороги, то подходя к ней вплотную. Балхаш... Я никогда не видела такого голубого озера, даже не голубого, а... трудно описать, зеленоватого, изумрудного... Рядом попадались маленькие лужи ярко синего цвета. Мне объяснили это тем, что в них разная соленость. Потом пошли холмы, трава исчезла. Холмы стали превращаться в горы. И вот, когда поезд поворачивал, впереди мы увидели Тянь-Шань. Совсем недалеко Алматы.

В Алматы приехали к темноте. Нас встретили два микроавтобуса и грузовичок для рюкзаков. Поехали по ночной Алматы – очень красиво. Такое впечатление, что попал в какой-то европейский город. Все подсвечено, здания красивые, а дороги! Слов нет! У них в горы уходит дорога лучше, чем у нас по городу на центральных улицах. От вокзала сразу все вверх, город расположен у подножия гор, и это моментально чувствуется. По пути туда я сильно волновалась, как мой организм отреагирует на высоту, нас ведь сейчас завезут сразу на 2400, а горы там около 4000. Я же никогда не была на такой высоте, и в Перми меня пугали горной болезнью. Когда поднимались, уши закладывало, ну, это потому что быстро поднимались. Серпантин в горы светится фонариками. Наверно, если бы не было темно, мы бы видели хребет, но... я все пыталась всмотреться в темноту. На плотине нас выпустили минут на 10 – посмотреть: ночная Алматы светилась тысячами огней, очень красиво, а с другой стороны виднелись тени гор, они вздымались высоко-высоко вверх. Я первый раз была в горах, для меня все было офигительно.

Машины нас довезли только до конца асфальта, а до Туюк-Су еще надо было немного подняться, но учитывая нашу поклажу, это «немного» многого стоит. Договоренность была, что нас довезут до места. Девчонок отвели в домик, где, дожидаясь нас, жили меридиановцы, а мужики таскали рюкзаки. Там какая-то сложная комбинация была еще с этим грузовиком, он не мог заехать в гору. Поэтому его ездили разгружать. В общем, мы потом пошли к месту выброски рюкзаков, чтобы помочь парням, ждали, ждали, все замерзли, грелись в куче. В итоге нас все равно отправили назад с маленькими рюкзаками и сказали больше не возвращаться, мол, сами донесем.

Ночевали в домике. Лагерь ставить уже было поздно, было раннее утро.

2.08. ПОСТАНОВКА ЛАГЕРЯ, ПРОГУЛКА
Подняли нас в 7 утра, а к 8 надо было выметаться из домика. Вышли мы на улицу, а там... Такая красота... горы, река шумит, солнышко, цветы на поляне... Выбрали место поровнее, поставили палатки. Мы с Таней взяли на двоих две палатки, в одной – жить, в другой – хлам. Тысячу раз я не пожалела об этом, столько вещей! Если бы все это было в одной палатке, это было бы что-то. В идеале надо бы еще одну палатку для выходов. Наше отделение разместилось на одной площадке, присоседились к нам еще Игорь и Андрей Можаев.

К завтраку к нам пришли лошадки – целый табун лошадей, стали приставать, просить поесть, разрешали себя гладить. Они так потом каждый день ходили. Заглядывали утром в палатки. Просыпаешься, открываешь глаза, а тут морда лошадиная, быстро проснешься.

Поставились быстро, поели и решили сходить погулять. Сергей обещал все показать, он тут много раз был. Пошли по дороге вверх к Мынжылкам. Зашли на так называемое кладбище альпинистов, мемориал. До Мынжылков немного не дошли, только увидели их впереди, метрах в 300. За невысокими ближними холмиками виднелась высокая снежная гора, вот такого я еще не видела.

Вернулись в лагерь, гуляли-то не долго, часа три. А мужики таскали арматуру. Собрали весь металлолом с округи, нашли где-то доски и сделали столы в общественной палатке. Здорово получилось. Вечером устроили посиделки с гитарой. Костя хорошо подпевал мне, не зная ни слов, ни музыки, это было просто ржачно. Вообще, веселое отделение, конечно, собралось. У Сергея что ни спросишь, у него все есть, абсолютно все! Феноменально, как ему это удалось, не понимаю. Он всех обеспечил платками на шею, даже Татьяну Витальевну, еще чем-то, я уж не помню.

3.08. ОТКРЫТИЕ, ЗАНЯТИЯ НА СКЛОНЕ
Утром было открытие сборов. А в 9.30 все вышли на занятия на склоне. Первый раз мы поднимались, Владимир Николаевич шел медленно, по пути останавливался и что-то рассказывал. Сначала о том, как идти, в чем заключается работа ведущего. Потом мы учились падать и преодолевать осыпь, где возможны камнепады. Самая непонятная поначалу была работа в связках. Пожалуй, нормально осознала я этот вид хождений только на маршруте. Причем, на самом жестком по погоде – на Отечественной войне (об этом позже). А еще не было второго инструктора. Девочка, которая должна была приехать из Питера, почему-то так и не приехала, и начальство вызвало инструктора из Алматы. Он обещал быть завтра, а сегодня нас было 15 человек на одного Чалина. Это оооочень много, он не успевал бегать от одного к другому. Первая часть работы в связках, в принципе, понятна: выпускаешь второго на всю веревку, потом он укрепляется и выбирает второго. А вот про то, что надо ползти и закладывать веревку за камн и, я как-то не сразу поняла. Плохо еще было, что наше отделение было технически неподготовлено. Люди приехали в горы и здесь впервые увидели восьмерку, понятия не имели о станциях, о перилах. Это сильно напрягало (простите ребята, но... правда есть правда, к делу надо подходить серьезно). Тут готовишься, и то тяжелые условия вносят коррективы, и немного теряешься, надо лучше готовиться. Доводить все до автоматизма, больше уделить внимания физподготовке. Одно дело бегать здесь и другое – ходить по склону там, там все тяжелее.

Тренировались весь день, до 6 часов, очень устали.

Опять играли на гитаре, в нашем отделении аж два гитариста – я и Сергей, хотя он любит говорить, что он заполняет паузы между гитаристами, но песен хороших он знает много. К нам стало подтягиваться начальство, Татьяна Витальевна часто с нами сидела, ей наши песни тоже нравились, и, естественно, Владимир Николаевич. Сидели очень душевно.

4.08. ЗАНЯТИЯ НА СКЛОНЕ, ПОДГОТОВКА К ВЫХОДУ
Сегодня по плану занятия «Спуск-подьем по перилам» опять на том же склоне. Вчера вечером приехал инструктор из Алматы, поэтому мы очень рады, что нас будет только 5 человек на одного Чалина. Это уже хорошо, учитывая опять же, что многие вообще не представляют, о чем идет речь. Чалин повесил перила, вертикальные и горизонтальные, мы поднимались, перестегивались на горизонтальные перила и спускались. За весь день успели только по три раза это сделать. Печально, на самом деле. Те, кто ходил потом на маршруты не только 1б, но и 2а, 2б, поняли, насколько важно быстро все делать на маршруте, а для этого надо было приехать сюда уже с отработанной техникой, как мне казалось. Не обижайтесь, ребята, я вас оооочень люблю. Сама-то хороша! У меня другие проблемы были, не менее серьезные, но о них позже.

В конце тренировки научились делать самосброс разными вариантами.

Пришли в лагерь к 3-м часам. Надо готовиться, завтра выход на Альпенград на 4 дня, продукты, снаряжение... Честно говоря, я с трудом представляла, как поднимусь в эту гору с тяжелым рюкзаком. По карте посмотрели, где Альпенград, сначала до Мынжылков (знакомая часть пути), а дальше очень круто вверх – самый трудный участок пути.

Почти все собрано, осталось только утром встать и собрать палатку.

5.08. ВЫХОД НА АЛЬПЕНГРАД (3450М), СНЕЖНЫЕ ЗАНЯТИЯ
Встали в 6 утра, выход в 8. Собрались быстро и вышли немного раньше второй группы новичков. Но уже на кладбище альпинистов остановились, ждали Сергея. Около бастионов нас обогнала другая группа новичков. Разрядники выходили позже, они не мучили себя ранними подъемами, и все равно на взлете от Мынжылков они нас догонят. Почти сразу после мемориала Сергей тормознул машину, и она его довезла до Мынжылков, туда же погрузили рюкзак Кости. Мне совесть не позволила так сделать, всем же рюкзаки не привезут. Как-то это не спортивно и не честно по отношению к товарищам. Одно хорошо, нам очень часто приходилось ждать Сергея на подъеме, так мы пошли без остановок. До плотины дошли хорошо, на удивление нормально шлось, а вот на взлете было трудновато. Да еще там много мест, когда очень круто и песочек, ноги скользят. А еще я боялась идти в полную силу, первый раз поднимаюсь на такую высоту, на подъеме немного сердце кольнуло, поэтому и решила не торопиться, в итоге пришла минут на 10 позже остальных.

Мы поднялись на 3450, сначала было немного тяжело дышалось, как будто воздуха не хватало. Сварили обед, поели. Самым впечатляющим было то, что к нам прилетел вертолет, ну не к нам, конечно, а к тем, кто работал на озере. Еще внизу нам рассказывали, что наверху живет куча рабочих, они что-то мудрят с озером, потому что есть опасность, что это озеро самосбросится, и тогда, видимо, будет не весело. Вот они там что-то бетонируют, взрывают, поэтому очень не рады альпинистам.

Вертолет поднимался к нам снизу. Так прикольно, я первый раз видела вертолет ниже себя. Он с большим трудом поднялся из долины на Альпенград и приземлился чуть дальше, у озера. Вернее сказать наверно, не приземлился, а завис, как нам сказали. Он недолго там стоял, и потом быстро свалил обратно вниз. Так близко пролетел, совсем низко. Для него, видимо, это уже большая высота.

Дальше по плану у нас были снежные занятия. А для этого надо было еще подняться к леднику. Без рюкзака шлось легче, но все равно нехватка кислорода ощущалась, однако, никаких других признаков не было, голова не болела. Дошли до снежников около озера, к леднику решили сегодня не идти, а позаниматься на снегу. Учились ходить по снегу, рубить ступени. Самое интересное было зарубаться, вот тут мы всласть покувыркались . Погода подпортилась, как обычно вечером туман, утром-то было хорошо. Занимались по ощущениям долго, успели устать, тем более прочувствовали, что на высоте все еще сложнее, кажется, даже мысли замедлились, казалось, что и восприятие не такое как обычно, что люди тормозят, я тоже тор-мо-жуууу...

Пришли в лагерь, дышать стало легче, практически к вечеру я и забыла об этом. Ужин, гитара, которую так и норовили отнять.

6.08. ЛЕДОВЫЕ ЗАНЯТИЯ
Сегодня мы прошли дальше – до ледника, чтобы всё-таки провести ледовые занятия. Там на самом деле куча палаток стоит, куча народу что-то делает. Они натянули на озере веревки, плавают в лодках, что-то измеряют.

Ледник – такой большой – я первый раз вижу. Красиво. Это ледник Маншук Маметовой. Он каскадом спускается в озеро, а озеро зеленое, мутное.

Хождение в кошках по льду вверх, вниз, вбок, вкривь... Опять-таки падать правильно надо. Выдалбливали себе площадку для стояния, потом делали станцию на петле. Лед надо было выдолбить кружочком таким, чтобы петлю накинуть. А самым интересным было с помощью ледобуров делать тоннель, чтобы в него вставить веревку. Костя так увлекся, что аж две такие штуки сделал. Трудность в том, чтобы ледобуры соединились, а потом проволочкой веревку поддеть.

Решили уже обед не делать, а сразу начать работу в связках. Я пошла первой. Лезла с ледорубом, вкручивала ледобуры, прощелкивала веревку. Наверху сделала станцию на двух ледобурах, повесила перила, поднялись все. Потом все спустились, я просто все сняла и спустилась. Казалось бы, блин, устали. Я думала все, домой, ан нет. Довольный Чалин повел нас выше, туда, где лед покруче и народу нету, и мы отрабатывали зарубания. Вот это было... блииин... По льду везде текли ручью, практически мы искупались. Вообще не хотелось намокать, тем более я была в единственной своей теплой куртке. Эх... Совсем не смешно было. Но он прав, это наша жизнь, только потом я осознала всю важность умения зарубаться. К счастью не на собственном опыте – достаточно было посмотреть на склоны на маршрутах, на ледники и снежники – мало не покажется. Сейчас жалею, что нормально не потренировалась зарубаться, когда еще удастся.

Перекусили на морене и пошли домой, завтра первое восхождение, выходим в 5, значит встаем в 3.30 как минимум. И все равно вечером играли на гитаре.

7.08. ПИК АМАНГЕЛЬДЫ, 1Б (3999М)

Были б горы потеплее,
Мы б не слазили.
Ю. Визбор

Даааааа... – сразу хочется сказать, что все было бы ничего, если бы не погода, блин. Или на самом деле просто одеваться надо правильно. Проснулись мы в 3.30 – дождь. Позавтракали. Костя совершил подвиг: он встал и под дождем согрел завтрак, я бы в таких условиях просто отказалась от еды . Позавтракали и стали ждать. Дождь все не кончается. Уснули. Проснулись около 6, вроде дождик поутих. Начали собираться. Владимир Николаевич сказал, что другая группа уже ушла, и нам надо идти, последней пойдёт группа Макса, они будут снимать веревки, которые повесит первая группа. Мы быстро собрались и вышли. И вскоре опять пошел дождь и больше не прекращался до конца восхождения. Я сразу же промокла, вспотела, потому что сразу пошли очень круто вверх.

Идти было тяжело. Сергей все время отставал, нам приходилось его ждать. Конечно, с одной стороны, мы отдыхали в это время, но с другой – время уходило, а мы двигались медленно. Долго поднимались по крупной осыпи, уже начали отставать от графика. А еще надо было подняться по кулуару, где был снег и лед. И всё это без кошек, что было не очень приятно. Уже к этому времени я очень замерзла. К дождю прибавился ветер. А надо-то было просто достать куртку из рюкзака, переодеть свитер, и почему я этого не сделала?

Подошли под маршрут. Я первая поднялась на жумаре по первым перилам и встретила на станции людей, которые уже спускались, создалась пробка. Сначала надо было всех пропустить, чтобы спустились. Когда я, наконец, добралась до вершины, замерзла уже окончательно. Еле написала записку... Вскоре подошла Таня, а потом мы очень долго ждали остальных. Я уже была готова сбросить их всех отсюда, когда они поднялись. И тут появляется Роман – с зонтиком, без перил, так, прогулочным шагом!!! Я не помню, что он там говорил, но что-то вроде говорил.

Дальше мы с Таней быстро пошли вниз. Вот тут-то до меня дошло, насколько важно делать все быстро! Ладно, я промолчу. Короче, надо проходить трассы на скорость – со спуском и подъемом, что мы позже и делали.

А что касается меня, у меня другая проблема – холод. Как только я конкретно замерзаю, у меня начинается паника. Тут еще говорят, что надо быть менее эмоциональной – согласна, учту. Я поняла, надо просто молчать. Мысли, как выяснилось позже, у всех были одинаковые, просто надо помалкивать, ибо хреново всем. Ну, блин, я же первый раз в горах, и многое вообще впервые вижу. Например, такие крутые склоны, по которым мы шли и поднимались. Если бы я их раньше увидела, я бы не поверила, что вообще по ним можно ходить. Такой сильный ветер, что реально с ног сбивает, град, дождь, что бы ты ни надел, все равно вспотеешь. Когда количество этого всего зашкаливает... Ну, короче, мой косяк. Очень стыдно, буду работать над собой. Все не идеальны.

В общем, спустились мы с маршрута... – кстати он был очень коротким, я даже не поняла, что это было – под маршрутом стояла группа Фандорова, ждали перила, грелись, как могли. Я поняла, как надо греться. К сожалению, у нас не так много чувства юмора и ... даже не знаю чего... как у них.

Опять долго ждала, пока все спустятся. И начался спуск по морене, надо было перейти через гребешок в соседний кулуар, там спусковая тропа. Прошел Чалин, пошла я, и... грохот и крики «Кааа-мееень». Я успела только сжаться и попрощаться с жизнью, даже доли секунды не прошло, как мимо меня пролетел булыжник, размером с две моих головы. А главное, за этот миг в голове пронеслось столько мыслей, офигеть. Я успела представить, где я стою, понять, что я все равно не знаю в какую сторону от него рыпаться, и повернуться посмотреть, где камень я тоже не успею, потому что до скалы, откуда он отвалился метра три-четыре – не успею – и вот сейчас он будет здесь... Это было, блин... еще и вся жизнь пронеслась перед глазами... А это просто наши подошли под скалу, и одно неосторожное движение... Там же все живое.

Чалин, естественно, всех отругал, велел стоять на месте и не двигаться, пока человек проходит по этому месту. И вообще надо идти плотной группой, но этого у нас никогда не получалось.

Вышли на спусковую тропу... боже... мои первые впечатления описать трудно, если бы мне кто-то хотя бы рассказал, что нас ждет, я бы мысленно готовилась... Это же вообще! Страшно блин: ты идешь по мелкой сыпухе и грязи. Ну, как идешь – ногами перебираешь, а под тобой все едет, как конвейер. Я смотрела под ноги и не верила своим глазам. А бежать надо было быстро, потому что кулуар – камнеопасное место. И это мы тоже вскоре поняли, когда Костя еле увернулся от большого камня, который на нас любезно сбросила группа Романа, они как раз подходили к началу тропы, а там скалы. Позже Роман сказал мне, что он всем своим вставил за это, что они хоть и разрядники, но тоже нифига не знают, и тем более не слушаются. Нам пришлось срочно уйти под скалу, пропустить их и только потом продолжить спуск.

Пока ждали, на кулуар наползла туча – вот зашибись! – теперь нас еще и не видно. Подождали команды от Романа, что можно спускаться и быстро пошли. И опять Сергей начал отставать, пришлось двигаться перебежками: от скал к скалам, за которые можно спрятаться. Наверху ведь оставалась еще группа Макса, которая тоже скоро выйдет на тропу. Все равно потом нам пришлось оторваться от Сергея – дождались его на выходе из кулуара. А там уже спокойно по тропе вернулись в лагерь.

К этому времени погода наладилась, тучи ушли, вот здорово! Ну, ладно, хоть просушимся. Мы с Таней, пришли, залезли в палатку, разделись, оделись и залегли в спальники. Мужики готовили обед, оказалось и в этот раз у Сергея все есть – куча неучтенки, и колбаса и сгущенка.

По идее завтра должно быть еще восхождение на Пионер. Так что наметились проблемы. Было почти очевидно, что Чалин Сергея больше не возьмет на маршрут. И Костя с Татьяной тоже под большим вопросом. Они держались лучше, чем я (мне так и будет стыдно), но все-таки делали все очень медленно, и, по-моему, Косте было тяжело спускаться. Мы с Таней серьезно забеспокоились, нам-то было принципиально закрыть третий разряд, ну, по возможности, конечно. Но у нас пока вроде, все нрормально, мы хорошо ходим, от Владимира Николаевича не отстаем. Посидели, поговорили, повозмущались, почему Макс сделал такое отделение, что пара участников выпало и отделение недееспособно. Мы-то в чем виноваты? Ну, что поделать, посмеялись, поделились мыслями друг с другом и сказали Чалину, что если другое отделение пойдет, тогда и мы пойдем, чем мы-то хуже.

Вечером Чалин нас подозвал к себе, он разговаривал с Кириллом. Подозвал и сказал, что вот, мол, вы пойдете завтра с тем отделением, потому что у нас остальные не идут. Ну... такой вариант нас устроил. Хотя... с этого дня мы все остальные маршруты ходили вместе – все 11 человек и иногда два инструктора – толпа, очень большая толпа. И чувствовали мы с Таней себя, как... как же это объяснить, как будто нам сделали великое одолжение, взяв. И устать, выбиться из сил, идти медленнее, чего-то не смочь мы, в принципе, не имеем права, хотя другие спокойно могли попросить Кирилла, чтобы он шел помедленнее, и еще что-то.

Легли пораньше.

8.08. ПИК ПИОНЕР, 1Б (4031М)
Нас разбудили дежурные. Вечером мы нескольких человек попросили, чтобы нас разбудили – боялись не встать по будильнику. На самом же деле я проснулась ещё до того, как прозвенел будильник, но так хотелось еще поспать. Завтрак был готов, его надо было только разогреть. Холодно, единственное спасение мухой одеться. И двигаться, что-то делать. Поели и встали наизготовку с рюкзаками.

В голову закрадывались сомнения – а вдруг эта новая команда – лоси, как... что... смогу ли я. Но шлось легко. И Кирилл периодически напоминал Оле, шедшей впереди, чтобы она двигалась ровнее и медленнее. Сегодня подход будет дольше, чем вчера, так утверждала карта и говорили люди бывалые. Однако я не заметила, как мы подошли под перевал. На перевал подниматься тоже было не сложно. Вообще, на удивление легко шлось, хотелось бежать, лететь.

Поднялись на перевал, одели обмундирование. Еще немного подняться до первой веревки. Прошли наискосок по снежнику. Сомнительно это было, шли-то мы еще пока с палками, а не с ледорубами. А снежник крутой, и снег смерзся так, что ступени хорошо не сделаешь. Кирилл потом тоже сказал, что это был хоть и не косяк, потому что пройти, в общем-то, можно, но косячок. Палками зарубаться нас не учили.

Дальше нас ждал камнеопасный кулуар, где мы кинули веревку. Далее шли в связках. Идти там было не очень –сыпуха, скользко, круто (ну, собственно, поэтому мы и шли в связках). Это было для нас в новинку, вот тут я поняла смысл – идешь, закладываешь веревку за камни, все идут с кольцами. Да, до слаженной работы в связках нам еще очень далеко. Здесь нужна команда. Девочки начинают ругаться, к чему это? Ну, да ладно, главное – не обращать внимания.

Вышли на гребень и по нему долезли до вершины. Погода... класс! Все вокруг видать далеко-далеко. Кирилл нам рассказал, где какая вершина. Увидели наших – вроде бы группу Романа – они ползли на Амангельды по 2б. Перекусили, сфоткались. Пошли обратно тем же путем. Благополучно спустились, заминка была лишь на перилах – кто-то просто медленно спускался, а потом веревку перебило посередине, Димончик завязал узел в том месте, и надо было перестегиваться. Это затянуло процесс до невозможности. Поэтому веревку заменили. Все сразу спускались на перевал и там отдыхали.

На вершине пика Пионер Отдых на перевале

Пока мы сидели на перевале, к нам подошли трое... ил четверо... не помню. Они хотели залезть на Амангельды с перевала. При этом были одеты в кроссовки и явно понятия не имели о веревках. Мы объяснили им, что здесь 2б, и туда лучше не соваться . Они пофоткались на скальном пупыре и ушли вниз. А перед уходом отдали нам всю еду, которая у них была со словами «ну не нести же ее обратно». Второе отделение очень обрадовалось, потому что у них с едой была напряженка.

Все спустились на перевал, потом к озеру и быстро дошли до лагеря. Всё!

Всё прошло на удивление гладко. Ну, повезло с погодой, это понятно, но и шлось очень легко. Вверх даже я не уставала, видимо что-то сработало, все-таки три дня ночевали на высоте 3500.

Весь день начальство колебалось, спускаться нам сегодня вниз, или не спускаться. После обеда решили, что всё-таки спускаться. Только собрались, как наплывали тучи ... не к добру это. Владимир Николаевич сказал, что идет гроза. Однако в 5 часов вышли. И только спустились к Мынжылкам, пошел дождь. Так он и не прекращался на протяжении всего пути. А внизу нас ждал обряд посвящения в альпинисты, ну издеваться над нами будут, короче. Чет у меня к этому настроения совсем не было. Состояние было упадническое, не понятно, что будет с нашим отделением, как мы с Таней будем дальше ходить. С тем отделением тоже не фонтан, они явно были нам не рады, особенно девочки. Было очень грустно, ведь мечталось ходить, причём ходить своей командой. Все эти мысли... в общем, тогда мне вообще ничего не хотелось. Я и так-то не люблю эти приколы, ну, разве что в компании друзей – вот тогда сколько угодно. А тут... куча людей незнакомых и даже явно недружелюбных, дождь, рюкзак нелегкий. Мы же еще несли обратно продукты, Сергей набрал их лишку, сначала экономил, а потом осталось. Я не смогла еду выбросить, тем более сгущенку, орехи, что-то там еще – пришлось нести, потому что есть уже не было сил. А тут еще надо было на животе ползти по мосту... куда там, мне плакать хотелось. Опять же моя слабость, ну не могла я представить в тот момент, что все будет хорошо. Я же так ждала, так мечтала, что поеду в альплагерь, а тут такая фигня с отделением – обидно, очень обидно. Ну, и всякое по мелочи, например, с Сергеем ругались. Я ему говорю что-то, а он меня просто затыкает, мол, помолчи вообще, тебя не спросили. Вот нифига себе, если это всего отделения касается, почему я не имею права голоса. Чалин меня защищал, тем более что в некоторых случаях я на самом деле была права. Да даже и не важно, кто прав, высказаться-то я могу.

Я просто пошла в палатку, переоделась (я была вся мокрая), и мне даже выходить не хотелось.

Вечером, как обычно играли на гитаре. В этот раз к нам пришел Иван. Оказалось, он очень красиво поет и знает много хороших песен. Заставили его переиграть всю его тетрадку, он с удовольствием пел, а я с удовольствием слушала. Как классно, когда кто-то еще играет, да к тому же так хорошо. Лежала на травке под звездами и слушала, засыпая...

дорога в Алматы

9.08. АЛМАТЫ
Сегодня у нас выходной. И наше отделение, а именно Таня, я, Костя и Татьяна, решили съездить в город. Т. е., надо было спуститься вниз до Медео и там сесть в автобус до города. Рано вставать не стали, вышли около 12. Костя с Татьяной собирались сходить в баню Арасан, помыться. У нас же точных планов не было. Погода была хорошая, мы развесили вещи на просушку и отправились в путь. Сергей остался в лагере.

Опять спуск... ох, мои ножки. Вчера спуск меня утомил, рюкзак тяжелый, колени жалко, к концу пути ноги устали даже больше, чем на подъеме. И сейчас даже без рюкзака ноги чувствовались. До Медео спускались около 2-х часов. С плотины увидели, что в горах уже все плохо – сплошная чернота. Понадеялись, что Сергей убрал наши вещи, и решили не возвращаться. А над городом же было ясное небо – ура!

Автобус ушел у нас из-под носа. Костя взял такси, за 500 тенге с человека (примерно 100 р.), и нас довезли прямо до Арасана. Договорились с Костей встретиться здесь же в 6 часов вечера. И они в баню, а мы... мы пошли сначала в Парк Победы, он был как раз перед нами. Не такой уж он и большой, со страшными скульптурами как будто работы Церетели. Вышли из него и поняли, что вообще не знаем, куда податься, где тут что. Я как-то притомилась, почему-то хотелось спать. И тут родилась гениальная идея: можно же поехать на автобусе куда-нибудь, и город увидим, и идти не надо. Осталось только выбрать, куда. Походили по перекрестку, проехали два автобуса – полные, это нам не подходит. Следующий оказался совсем пустым, сели. Едем, кондуктор к нам не подходит, странно. Надо все-таки заплатить. Когда она проходила мимо, Таня протянула ей 100 тенге за двоих.

Кондуктор: – Вы где выходите?
Таня:– Ээээ... Мы до конечной.
Кондуктор: – Иргили?
Мы с Таней переглянулись и посмеялись, откуда нам знать, что там у них.
Таня: – Ээээ... мы на конечной выходим.

Кондуктор была в недоумении, как это мы едем и не знаем куда. Она забрала деньги и ушла, и билета не дала, ничего. Мы опять в недоумении переглянулись. Оказывается, тут платят на выходе. Посмеялись, что теперь нас не выпустят, пока еще раз не заплатим.

Наш автобус (16) ехал вдоль гор, скоро мы выехали из города в частный сектор, стало хорошо видно горы, хребет раскинулся по всему горизонту. В горах была непогода, и еще какая непогода. Там лили дожди, ходили черные тучи. На каждой остановке кондуктор выглядывала из автобуса, практически высовывалась вся в дверь, держась на одной руке, стоя на подножке и громко транслировала все следующие остановки. В нашем случае это было: «Прямо по «Толи би» и ...» и что-то там еще на китайском. Выглядело это очень колоритно. Она зазывала людей в автобус, практически тянула за руки .

Наконец, автобус приехал на большой рынок, торговый комплекс Алтын Орда в поселке Иргили (насколько я помню). Мы немного прошлись, поняли, что нам ничего не надо и пошли обратно на остановку. Нас забрал тот же автобус с уже знакомой тётенькой кондуктором. Тут мы с ней и разговорились, рассказали, откуда мы. Она нам порекомендовала посетить президентский фонтан, причем сделать это надо было ночью, потому что он светомузыкальный. Запомнили (а зря...).

Вернулись обратно как раз ко времени. Встретились с Костей и Татьяной. Оказывается, они так в баню и не попали, сегодня понедельник и она закрыта, тоже походили по улицам, поели в кафе. От Арасана нас забрал тот же самый таксист, который нас сюда и привез. Обещал довезти прямо до дома. И довез, даже выше конца асфальта. Мы были довольны, тем более что погода в горах не радовала, после плотины мы неожиданно въехали в дождь. Добежали до палаток, переоделись, пришли в столовую и узнали, что, оказывается, второе отделение новичков идет завтра 2а на пик Отечественной войны. Вот было удивление, нам не только ничего такого не говорили, но и Владимир Николаевич исчез куда-то. Сказали, что он в бане. Мы ждали, время шло. Было очень невесело. Когда в очередной раз вышли поискать Чалина, встретили Татьяну Витальевну. Узнав ситуацию, она просто сказала Кириллу, чтобы он нас взял с собой опять. Не вопрос. Пошли готовиться, только вот настроение не улучшилось. Выходим завтра в 5 утра, длинный подход будет.

10.08. ПИК ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ (4050М). ТРАВЕРС 2А (А ПОКАЗАЛОСЬ ЧТО 7Ж)

Гора – это небо, покрытое камнем и снегом
Ю.Визбор.

Отечественная война... Вот, блин, уж точно!!!

3 утра, на улице ясно и холодно. По дороге шли хорошо, даже медленно, можно было бы и быстрее. А вот потом, когда начали от Мынжылков подниматься, Кирилл пошел первым, и как побежал... Мне даже плохо стало. Дошли до серого камня. Дальше вверх на перевал по морене. Потом вышли на снежник, поднимались по нему уже медленно, потому что первый делал ступени. Стало плохо Тане и Димончику, Таня вообще до снежника несла веревку, поэтому намного больше устала, чем остальные девчонки. Мне в этот день тоже относительно тяжело шлось. Кстати, я заметила, что так и бывает, сегодня легко идется, а в другой день тяжело, фиг знает, от чего это зависит.

Поднялись на перевал, уже выбившись из сил. Перекусили, надели системы, кошки, пошли в связках. Снежник был очень крутой, и идти в кошках было тяжело, вот это как-то мне туго далось. А уж что было дальше... Мы выползли на скальный гребень. Блиииин... я такого вообще еще не видела – он узенький, с двух сторон круто обрывается вниз, а вниз-то очень далеко... а ползти и лезть надо в кошках по камням, это вообще новое. А еще приходится веревку за камни закладывать, страховать. Тут я вообще растерялась, страшно было, я вспомнила всех богов, которых знала, всем помолилась... А через несколько метров привыкла и стала закладывать веревку.

Мы лезли, почти везде казалось, что я вообще тут залезть не смогу. Неудобство еще было в том, что я взяла большой рюкзак, а он с жесткой спиной. И голова в каске с ним за спиной вообще не поднимается, и я даже посмотреть толком не могу, куда лезть. Больше я с этим рюкзаком не ходила. Еще проблема: я абсолютно не доверяю, такому виду страховки, как связка. Ну, теперь-то, конечно, уже доверяю – после того как Кирилл сказал, что надо просто поверить. Если тебе говорят, что тебя страхуют, значит так и есть. Все, забыл и лезешь. Это твои товарищи, и каждый сам думает за себя, как он страхует. Каждый должен представлять постоянно, что будет, если кто-то сорвется, куда рывок, «удержу ли я» и т. д. А если будешь ползти и думать о страховке, толком ничего не получится, у каждого своя работа, у страхующего – страховать, а у тебя – ползти. Тогда же всего этого в голове не было. Я ясно представляла, что если сейчас сорвусь, то точно улечу куда-нибудь.

Добрались до пупыря, сели подождать всех. От этого пупыря предстояло спуститься вниз по перилам и еще пролезть сколько-то до вершины. в голове смутно представлялась карта маршрута. Погода была хорошая. Казалось, все нормально, но Кирилл в определенный момент сказал, что на нас движется полная ж... Действительно, над Талгаром висела огромная черная туча, наверно, скоро она будет у нас.

Первая связка – Андрей Можаев, Аня, Даша Семченко и Оля – уже лезли к вершине. Они постоянно ругались, потому что Андрей норовил выбрать путь посложнее, где поинтереснее пролезть, девчонкам это не нравилось. Кирилл был в средней связке со мной, Таней и Игорем, он успевал координировать всех, то есть, успевал орать на всех. Последними шли Иван, Даша Ошева и Димончик, им надо было снять перила, с чем у них возникли какие-то непонятные проблемы: Дима сделал самосброс, но веревка почему-то не сбрасывалась. Мы наблюдали за этим уже с вершины.

Не помню, в какой момент, но скоро на нас нашла туча, то ли когда мы шли к вершине, то ли пока там сидели минут 10. Посыпало мелкой снежной крошкой, крупой. «Поздравляю вас, товарищи! – на нас движется гроза! Вот это крупа говорит о том, что к нам скоро придет грозовой фронт, – объявил нам Кирилл довольным голосом и добавил, – Если в Туюк-су гроза, то молнии бьют либо в Орджоникидзе, либо в Комсомол, либо... (не помню толком куда), короче если мы до грозы не свалим с хребта на перевал, все будет очень плохо».

Первая связка уже пошла дальше, двинулись и мы, Димончик как раз справился с веревкой – им пришлось прожумарить вверх и разобраться там, что случилось. На вершину третья связка уже не пошла, так как погода резко ухудшилась – ветер, снег, град, туман, видно только гребень, по которому мы ползли. Может, это и к лучшему, хоть не видно, как высоко сидим. На удивление мне не было холодно в этот раз, я надела куртку.

Я не помню, как шли дальше, ну, вернее, помню, но я уже ни о чем не думала, только бы свалить отсюда, прощалась с жизнью, думала, что если вернусь домой, это будет офигенно, завязывала с этим гребаным альпинизмом (в общем-то, я каждую гору с ним завязывала). Таня просто думала, что все альпинисты придурки. Я давно поняла, что все это клиника. Кирилл же тащился от этой погоды. «Давно я не попадал в такую реальную ж...» – радостно сказал он. Еще мне понравилась фраза: «Альпинизм – это совмещение неприятного с бесполезным». Он рассказал, что смотрел передачу про какого-то крутого альпиниста. И там, значит, показывают его, а вокруг снег, град, гроза, что-то еще, ну, короче все пипец как хреново, а он поворачивается к камере и говорит: «Я не знаю, что со мной не так, но мне нравятся эти говна!» (извиняюсь).

На самом деле, пока там не побываешь, это невозможно понять. Понять, зачем туда идут люди невозможно, тем более, когда там побываешь. И уж тем более странно, что не можешь понять даже зачем ты туда идешь снова и снова. Сколько чего было, а, блин, все равно не сможешь не пойти снова. Я вот тоже не знаю, что со мной не так. Это совсем другое, все, что в городе – это детский сад. Мне теперь кажется, что это все ненастоящее, ну я не могу подобрать слова. Здесь нас волнуют какие-то условности. Только там понимаешь, что это все вообще фигня. Я вот начала материться на маршруте, потому что, блин, по-другому это не выразишь. На самом деле я стала по-другому относиться ко многим вещам.

А мы все ползли... Мы перелазили через скалки и спускались в трещины, а спусковую петлю все не было видно. Я только смотрела, что там делает первая связка, не весит ли перила вниз. Нет, не весит... Были разные участки, крутые спуски, где Игорь для скорости просто спускал меня на веревке, а потом я очень боялась за Игоря, когда он спускался. Только потом мы обсудили, что ничего страшного нету, даже если он намного тяжелее меня, надо просто вставать на самостраховку – свой конец веревки обмотать вокруг скалы и все, никуда не улетишь, пока он ползет. Ну... хорошая мысля приходит опосля. Теперь будем иметь ввиду. Самый ужасный момент был дальше. Я хорошо помню, как Кирилл пролез эту стену, че-то посмотрел, потом вернулся и сказал: «Вот смотрите Ксюша с Таней, тут надо держаться руками, а тут две такие маленькие дырочки внизу только под передние зубья кошек, понятно? – лезем». И улез. Потом лезла Таня, а я смотрела и понимала... что, блин... (ну я опять же не могу сейчас так выразиться, а по-другому никак). Там была вертикальная стена и она уходила далеко вниз, шириной метра три, то есть эти три метра висишь над пропастью. Блиииин, ну если бы хотя бы ни погода еще! А то все в одну кучу. Естественно, руками я взялась, а ногами эти маленькие дырочки не нащупала, и продвинуться не получается и висеть так долго не смогу. Вот это было... И хотя меня с двух сторон держали веревкой, с одной стороны Кирилл с другой – Игорь, такого осознания не было. Одно дело, если бы висели перила, а тут... Тут я ясно представила, что сейчас полечу. Не знаю, каким чудом я вскарабкалась и залезла-таки на следующую полку. На самом деле, оглядываясь назад, ничего там такого не было (ну, сейчас кажется), ведь вылезла же я оттуда, не сорвалась же, значит можно было, можно было и лучше все сделать, но тогда уже видимо все наложилось друг на друга – погода и то, что это был первый раз. После этой горы мне уже ничего страшно не было, ни скальные гребни, ни обрывы.

Вылезла я на эту полку и увидела прямо перед собой спусковую петлю, Таня готовилась спускаться, остальные уже спустились. «Ух... – подумала я, – ну все, конец маршрута, больше ничего такого не будет». Ага! Щщщаааазз!

Ждали, пока все спустятся. Казалось, теперь пойдем вниз, а вниз-то было круто, ладно бы по сыпухе, а тут снежник. Только нам оказалось не вниз, а вперед. А впереди...

Мы связались всей толпой одной веревкой и пошли. Никогда не забуду, как из тумана выплыли эти снежные карнизы. Снежные карнизы... я видела их только на картинках. И знала, что если с плато поднимешься случайно под карниз, то придется рыть в нем нору и проходить сквозь него. И ещё я знала, что выходить на карниз нельзя, он обвалится. В общем и целом это очень неприятная штука. Но это... когда видишь их перед собой, и они выплывают из тумана, а на перевале ветер усиливается, вьюга бушует, снежная крошка сильно бьет по лицу, так что даже больно и хочется отвернуть голову, спрятаться, а они такие большие на узком снежном гребне, с обеих сторон сжатом снежниками, почти вертикально уходящими вниз, а внизу вообще не разберешь что, где там земля... Туман проносится, открывая разные участки гор, мельком оглядываясь, не понимаешь, под каким углом этот снежник на том конце ущелья – странное впечатление, будто все переворачивается, меняет углы наклона, и такое огромное...

А мы выползали на карнизы, чтобы на них подняться. Надо было опять проползти вверх по скалкам – очень узким, шириной такой, что вот практически только одну ногу поставить, а под другой уже ногой пустота высотой в 2000 метров. Поднялись по очень крутому снежному склону справа от карнизов. Где уже этот перевал? Кирилл говорит, что уже чуть-чуть осталось. Да, через несколько минут подошли к краю снежника, от него вниз шла мелкая сыпуха – спусковая тропа. Теперь-то я уже полюбила скоростной спуск, так классно, перебираешь ногами и катишься, как на горных лыжах. Сняли снарягу и начали спускаться сначала по морене, потом по снежнику. По снежнику тоже прикольно катиться, совсем как на лыжах – здорово. Спускались очень долго, так же как и поднимались. Хорошо, что погода дала краткую передышку, когда спустились вниз на плато под перевалом, а потом снова началось... И только Кирилл знал, куда идти, чтобы добраться до Серого камня. Я же видела только впереди идущего, ведущего я уже не видела – валила очень густая снежная крошка, переходящая в дождь.

Спустились вниз около 19 часов, еще полтора часа чапать до лагеря, так что придем к 9, ну, по крайней мере, вернемся до темна. Кстати, связи на горе почти не было, только однажды удалось связаться, да и то вроде бы с другой группой на маршруте. Ну, хоть сообщили, что у нас все в порядке и что возвращаемся домой. А по плану мы в 19.00 должны были быть в Туюк-су, так что контрольное время конкретно просрочили.

По дороге тоже топали под дождем, Димончик пел песенки – кайф. Люблю дождик, всё люблю! КАК ПРЕКРАСНА ЖИЗНЬ!!! Картина вокруг была очень интересная, я смотрела и не могла понять – все вокруг черно-белое, на самом деле, ни одного цвета, все в оттенках серого. На горы выпал снег и съел все цвета. И только на дороге из-под снега ярко зеленела трава. Горы – как негатив. Как будто стал вдруг дальтоником.

Вернулись в лагерь что-то около 21. Нас увидели издалека, выстроились, я приготовилась к тому, что сейчас будут ругать, а нас встретили, как героев! Все поздравляли с успешным прохождением маршрут при такой непогоде. Как любит говорить Кирилл «все в порядке – все спаслись». Оказывается, в лагере тоже был снег с градом, вокруг палаток лежали сугробчики, где-то кто-то даже откапывался, с «коня» приходилось сбрасывать снег, иначе он прогибался под его тяжестью («конь» – общественная палатка, в которой была большая столовая). И все видели, что в горах еще хуже, и все понимали, что это такое, когда на маршруте такая погода. Надо сказать, что пока нас ждали, народ зря времени не терял, многие уже были изрядно набравшиеся. Видимо, это существенно усилило эмоции, Костя вообще донес меня от коня до палаток на руках.

К этому времени наши уже приготовили ужин, так что нам оставалось только переодеться и прийти в столовую. И это было здорово! Какой это был вкусный борщ, и коньячку налили, что тоже было не лишним. Так и сидели, молча втыкая, пытаясь осознать все пережитое. Я съела две тарелки и ушла спать. Всё! Завтра я вообще не встаю утром! Меня нету, не будите меня.

11.08. ЛЕКЦИЯ ПО СПАСАМ. АЛМАТЫ (СУПЕРТРАВЕРС)
Вставать очень не хотелось. Не вылезла из палатки даже тогда, когда солнце стало припекать, и в палатке стало жарко. Меня подняли только на обсуждение вчерашнего восхождения. После каждого восхождения у нас был разбор полетов, тем более тут было что разобрать. После этого в 11 была лекция по спасению в горах. Нам показали, как переносить пострадавшего.

Только сейчас заметила, что нет Костиной палатки. Точно, они же сегодня уезжают. Жаль, но у Кости кончился отпуск.

Игорь с Димой собрались в город после лекции. Я в город ехать не хотела, но... что еще делать, тем более сегодня работает базар, куплю себе шапку (тюбетейку) наконец. Таню мы тоже утащили с собой. Сегодня шлось на удивление легко, даже не заметили, как пришли к плотине. Дождались автобуса. На сегодня план дня был такой: базар и пожрать. Так и сделали: догуляли до базара, обошли все лавки с сувенирами, три раза столкнулись там с разными нашими, которые вообще ехали не с нами. Алматы – маленький город. Приехали 50 человек и разойтись не могут. Еще много раз и в другие дни встречались на улицах в разных комбинациях. Хотя, город на самом деле вроде и большой, просто мы ходим одними тропами.

На базаре кое-что купили, и Дима нас повел в знаменитый «Шынгыс» – это местная забегаловка с национальной казахской кухней. Там побывали многие наши, поэтому «Шынгыс» практически вошел а легенды. Шли, казалось, очень долго, сначала прямо, потом направо... И за каждым перекрестком Дима говорил: «Ну, вот за следующим перекрестком...» «Шынгыс» находится на пересечении проспекта Абая и улицы Сейфулина. (Кстати, Абай – великий казахский поэт, национальная гордость, не дай бог вам плохо выразиться про Абая на улице, заклеймят!)

Уселись – уже хорошо. Заказали что-то, сами не поняли что. Хорошо, хоть в Казахстане цены радуют. Долго нам это не несли, как справедливо заметил Димончик, «главное не съесть весь хлеб сразу, потому что его приносят первым». Еще очень хотелось пить, просто нечеловечески! А Игорю принесли пиво – гадость. Пошла на риск, попробовала, и, кстати, ничего, очень даже ничего, и даже пахнет нормально, не так как бутылочное пиво, которое одним запахом отталкивает. Так я в первый раз попробовала пиво. Таня тоже попробовала. Вообще, если посмотреть назад, много чего я попробовала, сделала и увидела впервые. После первой недели жития в Туюк-су у нас с Таней было четкое впечатление, что мы тут уже месяц: слишком много событий, впечатлений, и каких! Спирт я тоже раньше не пила (все началось с Маньпупунера, надо было насторожиться!), а тут и коньяк всегда на столе, особенно после восхождения, да и компания хорошая.

Сначала мне принесли суп – шурпу по-местному – он был прикольный, в меру острый, вкусный. Таня заказала лагман, мы с Игорем тоже, еще ребята ели шашлыки. Все хорошо, но вот лагман... это было что-то. Во-первых размеры порций пугали, огромная тарелка и так много туда всего положено. Во-вторых, оно вот это было таким острым... просто невозможно. Как они это едят, не понятно. В принципе, вкусно, если чем-то гасить. Димончик вот ел и радовался. Ему было нормально. Короче, мы объелись по полной программе.

Точка невозвращения была пройдена где-то посередине ужина, когда я заикнулась о президентском фонтане, который обязательно надо смотреть ночью, потому что он светомузыкальный. И мы с Таней хором стали рассказывать парням со слов кондукторши, какой он офигенный. Димончик был настроен решительно ехать домой, а Игорь сказал, что посмотрел бы фонтан, все-таки не каждый день ездишь в Алматы. Вот беда, последний автобус на Медео уходит в 8.30 с проспекта Достык. Всяко на него после фонтана не успеть, темнеет-то в 9. Начали думать, как добираться будем. Игорь многозначительно сказал: «Ну... доберемся как-нибудь». Тут оживился Димончик: «О! Пешком пойдем до Туюк-су! Тогда я тоже пойду!» Зря он это сказал...

Вышли из «Шынгыса» в 8.30, Димончик уже не торопился. Уж не знаю, «Шынгыс» ли, количество ли съеденного или качество последнего так бодряще подействовало на нас, но всех колбасило, по-другому не скажешь. Димончик вообще вел себя неадекватно активно, что вообще на него не похоже. Позвонили Можаеву, предупредили его, чтобы нас не ждали, что мы придем домой ночью, а возможно утром . Все ржали, когда Игорь разговаривал с Андреем, а зря...

Пошли на остановку окольными путями, хотели вообще сначала идти до фонтана пешком, еле уговорила Димончика сесть на автобус, с обещанием, что обратно мы пойдем пешком. По пути ругались казахскими словами. Вообще, любое казахское слово можно использовать как ругательство. Классика жанра – тот самый «Шынгыс!» Решили, что теперь это будет ругательство, особенно похоже, если это сказано голосом Димончика.

Как ни странно, фонтан нас ни чем особым не поразил, может, потому, что был включен наполовину, может, потому что музыки не было, а может, потому что то, что было дальше, оказалось намного интереснее. Ну, постояли мы там, походили минут 15 и двинули обратно. Даже если бы мы хотели уехать обратно на автобусе хотя бы к проспекту Достык, у нас бы все равно бы ничего не получилось, потому что автобусы уже не ходили, хотя было еще только 9 часов вечера. И вот начался длинный трехчасовой траверс Алматы. Президентский фонтан находится на диаметрально противоположном конце города. Мы шли оттуда до Достыка (который уходит на Медео) 3 часа по Альфараби. Когда дошли до Достыка, Игорь начал ловить машины. Они с Таней наивно надеялись доехать до Медео на попутке, ага! – это в 12-то ночи! Конечно, никто не останавливался. Повернули на Достык – сразу пошли вверх, и теперь уклон будет только увеличиваться. Честно говоря, когда я представляла, что нам предстоит подняться с 900 метров над уровнем моря на 2300, становилось не по себе. Чёт многовато. Втайне не верилось, что мы вообще попадем домой. Где-то там вдали высились горы, а среди них наш маленький дом, мне виделось, насколько это далеко.

Чем дальше мы шли, тем меньше нам попадалось машин. Через час мы уже топали посередине дороги и Димончик цветочками, сорванными на клумбе, пытался тормозить транспорт. Еще через час он просто изо всех сил махал этими цветочками и приветствовал встречные машины. В ответ они нам сигналили.

Мы все шли, а Медео все не было. Казалось, уже прошли сотню табличек с надписью: «Государственный природный заповедник Медео». А там же еще проходная сначала, а потом еще фиг знает, сколько до плотины. А пустят ли нас . На проходной стояла машина. Нам предложили за 200 тенге доехать до плотины. Еще бы, конечно хотим! Причем когда ехали, поняли, что до плотины там еще прилично, мы на машине-то ехали минут 10. Потом ещё 841 ступенька вверх. А от плотины уже точно не на что надеяться – кто в два часа ночи поедет в Чимбулак? Я думала, эта часть пути уж точно убьет меня – мы с Таней были в тапочках, и чем выше, тем холоднее должно было становиться.

На ступеньках сильно устали ступни. А дальше шлось на удивление хорошо, если не сказать – в удовольствие. Ночная дорога, серпантин в горы. А потом еще и свет кончился. Сначала было страшно, но потом глаза привыкли, стало видно и дорогу, и небо. Какое это было красивое небо, столько звезд, и они постоянно падали то тут, то там. Я шла и смотрела в небо. Я никогда не видела столько падающих звезд. Кстати, фонариков у нас с собой не было. Когда переходили через мост, Игорь светил нам сотовым телефоном.

Пришли домой в 4 утра. НЕ ВЕРИЛОСЬ! Димончик пошел спать, а мы втроем сели в нашей палатке, достали канистру спирта, у Игоря было пиво. Ааааа, парни же еще из города притащили четыре стеклянные бутылки пива для Сергея, он заказывал. В общем, сели мы, и выпила даже Таня – раньше она спирт не пила (ну, разбавленный разумеется). Посидели, посмеялись, какие мы придурки, как вообще такое в голову может прийти, это надо быть окончательно больным. Да ладно! Чё мы не альпинисты что ли! Чё мы из города подняться не сможем что ли! Намана! Еще ведь посидели до пяти, и только потом разошлись.

12.08. ОТДЫХ, ПОДГОТОВКА НА ВЫХОД
Утро было поздним, очень поздним. Даже не помню насколько поздним. Я по обыкновению вылезаю из палатки, когда из-за жары в ней уже просто невозможно находиться. Солнышко припекает. Сегодня день отдыха от отдыха, завтра выход, выпускаемся и т.д. Я, кстати, не знаю, зачем сегодня сделали день отдыха, если он уже был вчера . Пользуясь случаем, надо все перестирать, помыться и все такое.

Пришла в столовую. О нашем путешествии уже ходили слухи. Татьяна Витальевна хотела подробностей. Вкратце рассказала. Оказалось, по экстремальности заброски мы вчера переплюнули всех, даже девчонок, которые ехали домой верхом на тракторе перед лобовым стеклом.

Как прошел день я толком и не помню – в бытовых делах. Я подшила все, что у меня за полсмены порвалось, а порвалось много чего. Дел накопилось много, поэтому день прошел незаметно.

13.08. НЕУДАВШИЙСЯ ВЫХОД НА УЧИТЕЛЬ. ВЗРЫВЫ
Вышли в 5, уже легко за 2 часа дошли до Альпенграда. Там у разрядников в разгаре завтрак. Видели группу Романа, они поднимались на Амангельды. Поднимаемся и мы. Вдруг крики, ничего не понятно. Я с трудом заметила внизу на морене толпу военных, потому что они все в камуфляже. Как муравьи – все сбежались, построились, что-то кричат нам. Пришлось спуститься. Оказалось, в связи с работами на озере Маншук Маметовой сегодня будут взрывы, поэтому подниматься в горы никому нельзя. Кирилл побежал за группой Романа, догнал их уже под маршрутом, естественно, они возвращаться не стали.

Мы уселись на травке и стали ждать взрывов, хоть посмотрим, раз восхождение обломалось. Ждать пришлось долго ждали. После первого взрыва был прикольный кадр, когда вдруг сверху раздался крик: «Перила свободны...» Паренек, который нас стерег, чтоб мы не сбежали, кинулся к начальнику, что-то ему сказал, на что начальник ему ответил: «Ты хочешь сбегать?» Все заржали. Мы успели посмотреть три взрыва, камнепада не было, и вода тоже не полилась, ничего не произошло. И мы отправились вниз.

Нас встретили шутками. Вдобавок сегодня пятница 13 и нас было 13 человек. Пипец! К вечеру решили, что завтра уходим на три дня к леднику Туюк-су, это с другой стороны от Альпенграда. Там сходим на Локомотив (2а) и на Партизан (2б). От нашего отделения идем только мы с Таней и Владимир Николаевич.

14.08. ВЫХОД К ЛЕДНИКУ ТУЮК-СУ
В этот день мне с самого начала шлось тяжело. Я думала, вообще не дойду. Ну, вывод ясен, тренироваться надо еще больше. Нам с Таней и сложнее, наверно, было, чем девчонкам того отделения, мы все сами тащили, мужиков-то у нас нету. И вообще на двоих все тяжелее – чем больше народу, тем легче все распределить. Хорошо, хоть Владимир Николаевич веревку нес. Потом еще мне помог, сколько терпения у человека, я удивляюсь, опыт, что тут сказать. Я под конец пути так расстроилась, мне стало стыдно за себя. Он меня поддержал, разговаривал со мной, очень грамотно пытался меня отвлечь от этих мыслей. Спасибо ему большое. Так и дошли.

Только поставили лагерь, пошел дождь, и зарядил на весь вечер. Хорошо, что мы сделали кухню в тамбуре, можно готовить, не выходя из палатки. Град так стучал по крышам, что ничего не было слышно, только кричали дежурные второго отделения: «Лук у тебя? – Что? – Лу-у-у-ук у те-е-ебя-я? - Не-ет, он у Оли... – Что?»

В 20.00 вышли на связь. Первым делом услышали Кирилла в соседней палатке.

Кирилл: – База, база, отделению новичков ответьте... Кто-то меня слышит? Прием...
Чалин: – Кирилл, слышу тебя хорошо .
Кирилл, не узнав голоса Чалина: – Мы на ночевках, у нас снег и град, как у вас? Прием...
Чалин: – У нас все так же, мы в соседней палатке, Кирилл, это Чалин, как слышишь меня, прием...

Из соседней палатки раздался смех.

Через минуту отозвался Чащин, который ночевал на Крестах, их стоянка была напротив нашей, палаток не было видно, зато утром и вечером среди скал блуждали огни. Кажется, Чащин слышал Татьяну Витальевну, поэтому передали через него информацию. Один раз голос Главного тренера урывками прозвучал, но слов не было понятно. Так приятно, когда из этой маленькой черненькой коробочки доносятся знакомые голоса. Где-то есть люди, мы не одни... Ну как-то так.

Завтра все выходят по погоде, и мы тоже. Дождь кончился, и под полой палатки был виден закат, розовое небо над долиной, где был наш дом...

15.08. ПИК ЛОКОМОТИВ 2А (4182М)
Вышли в 6 утра. Локомотив не так далеко, как Партизан. Начали подниматься по леднику Туюк-су без кошек – прикольно. На середине ледника решили, что пора бы надеть кошки. Надели. Подошли под гору, поднялись по морене, все хорошо, только камней спускаем как обычно много. Подошли под маршрут, оделись, связались, двинулись дальше. Маршрут был весь снежный, приятный и удобный, по-другому не скажешь. Самое главное и самое трудное делал Игорь – тропил. Причем он протропил весь маршрут, вообще молодец!

Погода подарила нам отличное восхождение, самое приятное изо всех, самое красивое, наверно. Вообще, в рейтинге наших восхождений самое жестокое – Отечественная война (2а), самое приятное – Локомотив (2а), а самое интересное – Партизан (2б) (забегая вперед). Вышли на вершину, красота! Обратно пошли немного иначе, быстро добежали, быстро спустились, съехали со снежника.

Дошли до лагеря, успели поесть, вещи высушить, обсудить восхождение и опять зарядил дождь. Спрятались в палатки, немного посидели и залегли в спальники. Хотелось отдохнуть. Завтра Партизан 2б. Уже два дня смотрю на эту гору. С нашего лагеря как раз видно весь маршрут, как он нарисован в книге. Смотрю и фигею... Там такой крутой снежник, как по нему можно подняться? А вот так... скоро узнаю...

16.08. ПИК ПАРТИЗАН 2Б (4390М)
Подъем опять в 3 утра. Вот что было самое сложное в горах – подъем в три утра, для меня, для потомственной, закоренелой совы. Конечно, я встаю. Надо, так надо, тем более сама убедилась в том, насколько велика разница в хождении по рельефу утреннему замороженному и дневному раскисшему. Но... так холодно... надо отдельную тренировку посвятить раннему вставанию в холодной палатке! Хорошо, хоть кухня под рукой. Усилием воли, встали, оделись, вышли, все! К взлету готов!

Вышли в сумерках. На той стороне морены прямо под горой двигались ровным строем фонарики. Конечно, эти фонарики под руководством главного фонарика Чащина держали путь на Орджоникидзе. Они, кстати, вышли еще раньше нас.

Идти было скользко, пересекали ледник. Пару раз я хорошо так растянулась на камнях, а Оля неудачно упала на леднике и, видимо, подбила и без того больное колено, ей даже пришлось вернуться.

Подошли к леднику. С близи он не такой уж и крутой. Немного поднялись так, а потом начались эти бесконечные веревки. Сколько их было, кто-то считал – 8... 10... но очень много. Выбрались на гребень и в связках пошли вверх. На этот раз я попала в связку с Андреем Можаевым. Ну, я попала! С ним, конечно, тяжело общаться, ему говоришь, он словно и не слышит, движение в связке не чувствует. К тому же вывел меня на карниз, и я в него провалилась. Непередаваемые ощущения! Хорошо, хоть там внизу камни были. На самом деле Андрей с Кириллом просто не поняли друг друга по вопросу, куда идти. Надо было обходить скалы справа. Не смотря на все эти косяки в целом с Андреем ходить нормально, он хорошо страхует, и мне показалось, что всегда начеку. По крайней мере, когда мы шли с кольцами по снежнику, и я поскользнулась, он меня сразу поймал. Извини, Андрей, ежели что, как уже говорила, я к тебе все равно очень хорошо отношусь. И вообще, ребята, что бы ни было, всех очень люблю, главное, какой человек, а все остальное наживаемо, натренируемо, нарабатываемо.

После снежного участка был скальный, шли, закладывая веревку, между скалками снежники, крутой скальный подъем – и вот она подвершинная площадка. И началось самое долгое – жумаренье на вершину. То есть, сначала Иван залез туда с нижней страховкой, повесил перила. Он же первым вышел на вершину и сидел там, наверно, все два часа.

На этих перилах была не слишком удобная перестежка над пропастью, там вообще не очень удобно было встать. А так, мы все равно очень долго это делаем, невыносимо долго. Ну и, кстати, нас слишком много. Как бы ловко мы ни жумарили, нам бы не удалось прожумариьб быстрее группы в 6 человек. В этот момент мы конкретно выбились из графика.

Набежала тучка. На вершине сидели в тумане. Вниз по перилам тоже долго спускались. Обратно шли нормально, по уже известной дороге, только в туче. Все было хорошо, но дли-и-инно и до-о-олго. Когда подошли к веревкам, было уже достаточно много времени, поэтому теперь на первое место вышла скорость, как мне показалось, ну и склон был не таким уж крутым. Быстро спускались, ниже уже спортивным спуском. Солнце садилось. Кирилл был злым, что в принципе ему не свойственно. Что вызвало его гнев?

К лагерю по морене возвращались в темноте, пришли наверно в десятом часу. Нас встретила Оля вкусным ужином и чаем. Она сказала, что очень волновалась, что видела нас, когда мы поднимались и спускались по снежному склону.

Поели и пошли спать. Но в каждой палатке еще долго обсуждали прошедшее восхождение.

17.08. ВОЗВРАЩЕНИЕ В ЛАГЕРЬ
Встали в 9, раньше нас поднимать не стали. За завтраком обсудили вчерашние косяки.

На Кресты вчера пришла группа Романа, на морене появилась желтая палатка, а в рации и довольный голос Романа. По-прежнему никто не слышал Татьяну Витальевну.

Собрались и вышли. Ну вот, норматив выполнили, теперь мы разрядники, обалдеть...

В лагере нас встретили овациями и поздравлениями. Мы вернулись, а отделение Макса пошло на выход, им еще только предстояло закрыть третий разряд. Накануне из-за болезни нескольких участников им пришлось спуститься.

И опять день прошел в делах. Вечером засели в «коне» с гитарами, все на выходе, так что обе гитары наши и конь тоже. Вдобавок, группа старших разрядников – Городилов, Шумигай, Копылов и Катя – до сих пор еще не вернулась с маршрута. Они шли иглы Туюк-су (траверс 4а вроде бы). В два часа дня они только вышли на перевал под маршрут. Татьяна Витальевна им приказала поворачивать назад, но они не послушались. Потом им еще несколько раз говорили валить оттуда – не возымело действия. Наконец, в 10 вечера, когда на обратном пути они уже были на перевале, им было велено становиться там на холодную ночевку – они начали спускаться. И вот сейчас ночью они на камнеопасном, лавиноопасном склоне. Короче, гору им не засчитают по любому, и еще вставят хорошенько. Не спят все отделения, хотя всем завтра на маршруты. С Крестов вышла группа встречать «гкроев», в общем, полный кипишь. А мы все сидим и волнуемся, пьем за тех, кто в море, за тех, кто на маршруте, и чтоб они в лагерь спуститься смогли.

На 12-ти часовой связи сказали, что их встретили под горой и ведут в лагерь. Мы порадовались, еще минут десять попели и пошли спать.

18–19.08. СКАЛЬНЫЕ ЗАНЯТИЯ
У нас проблема с техникой и скоростью, поэтому Кирилл устроил нам скальные занятия. Повесил маршрут с перестежками, и мы тренировались. Так и прошел день, в целом незаметно. На следующий день нам надо было пройти трассу на время. На удивление, я разобралась с ней относительно быстро, даже не ожидала от себя. Я знала, что у меня вроде все нормально с жумареньем и перестежками, но чтоб так! Конечно, можно еще быстрее, надо было уложиться в 9 минут, я прошла ее за 10.30. Относительно других это неплохой результат, из девочек я справилась быстрее всех. Лучше всех прошел Иван – что-то около 5-ти минут. Кирилл с Чащиным 4 с копейками – не торопясь.

На завтра выбили выходной у начальства, хочется напоследок в Алматы съездить.

20.08. АЛМАТЫ. ПРЕЖДЕВРЕМЕННОЕ ЗАКРЫТИЕ
Проанализировав ситуацию с прошлым возвращением, пришли к выводу, что дело не в нас – мы просто поздно вышли. На этот раз решаем выйти пораньше – в 6 утра, чтоб уж точно! Все опять посмотрели на нас как на ненормальных.

Игорь разбудил нас около 6 утра, встали, оделись и пошли. Поедим по дороге и в городе. Программа выхода была заранее намечена. Обязательные пункты: Кок-тобе, Зеленый базар, Жобек Жолы, ЦПКиО и, конечно, поесть пару раз.

Кок-тобе – это парк на горе вблизи Алматы. Оттуда красивый вид на город. Явно видно смог, который постоянно висит над городом. Из-за гор город не проветривается, печальная картина.

После Кок-тобе поехали в «Шынгыс», поели. Потом через Жобек Жолы на Зеленый базар. Жобек Жолы – пешеходная улица в Алматы, местный Арбат, так ее и называют. По легенде именно в этом месте проходил великий шелковый путь, собственно, Жобек Жолы так и переводится – шелковый путь. Как и на Арбате там куча всяких ресторанчиков, сувенирных лавок, выставка современного искусства – всякие непонятные скульптуры.

На зеленом базаре закупили сувениров. Дальше прошли по улице Гоголя до ЦПКиО, погуляли там и уставшие пошли искать, где бы поесть.

На автобус в этот раз успели. От Медео доехали на машине до начала асфальта – уже не было сил идти, да и ноги намозолили, и дождик накрапывал. Дома, наверно, были в двенадцатом часу. Устали – все-таки с 6 утра на ногах.

Как-то я села в палатке играть на гитаре, просто захотелось поиграть. В «коне»тоже орали песни. Почти сразу ко мне зашел Гоша с коньяком, привел Андрея, потом пришел Иван и понеслась... Это был очень долгий вечер. Получилось такое преждевременное закрытие. Пили коньяк, пели песни. Кто впускался в нашу палатку больше не выпускался из нее. Удивительно, сколько человек может вместить обыкновенная двойка, если в ней еще есть коньяк. Много раз Андрей порывался уйти, его не отпускали, велели спать тут и даже посвятили ему песню. Кажется, он был доволен, хотя, как обычно, делал вид, что все его достали. Тогда мы посвятили ему еще одну песню. Он спал, только иногда открывал один глаз и подпевал любимым песням.

Всем гостям мы пели нашу – «Про конец». Глубокой ночью пришел Петрович, он пришел из «коня», где веселье уже закончилось и все разошлись, а у нас оно было в самом разгаре. И ему спели «Про конец». Потом он нам спел, потом снова мы ему, потом он нам. Постепенно все стали засыпать и как-то незаметно разбрелись по палаткам. У нас остался только Гоша, потому что был уже не транспортабелен . На самом деле, просто не хотелось его будить, он так сладко спал.

21.08. СОРЕАНОВАНИЯ ПО ХОЖДЕНИЮ В СВЯЗКАХ. ЗАКРЫТИЕ
С утра в лагере началась движуха. Сегодня соревнования по хождению в связках. Хоть убейте, не встану! К 12 солнце так нагрело палатку, что я высунулась оттуда и лежала наполовину в тамбуре. Услышала голос Игоря, проснулась. Он вернулся с соревнований, куда ходил смотреть, и лег спать.. В лагере оставалось всего несколько человек, которые тоже не пошли на соревнования. Опять же не помню, что я делала, когда наконец-то проснулась, наверно стирала, а может валялась, но мне было хорошо...

Толпа вернулась часов в 5 что ли, точно не помню. Женя Абрамчук натянул стропу и по ней все пытались ходить. Как-то это называется, тоже не помню. Кирилл показывал настоящие чудеса хождения. Он прыгал, приседал, всяко крутился, потом просто ходил по этой стропе и пил чай на ходу.

Сергей Анатольевич принес откуда-то большой казан на 40 литров. Из бочки достал свежезарезанного и нашинкованного барана. Вечером будет плов. Мужики натаскали со всей округи дров, разожгли костер, и Сергей Анатольевич занял место на кулинарной сцене. Суровый уральский мужчина с костями барана в руках у огромного казана – незабываемое зрелище. Так и сидели весь вечер у костра, наблюдали за процессом приготовления волшебного альпинистского блюда с одной стороны и чудесами хождения по стропе с другой. Потом помылись и собрались в «коне» на торжественную церемонию закрытия. К этому времени приехали разрядники из Алматы, выгрузили на стол то, за чем, собственно, ездили: много бутылок коньяка, вина и водки. Видимо, нас ждет интересный вечер, что-то будет.

Официальная часть закончилась быстро. Сергей Анатольевич объявил победителей в соревнованиях. Ими оказались две связки, разница во времени которых составляла 2 сотые секунды. Как бы первыми пришла связка Шумигай-Копылов, вторыми Тарасенков-Сивков. Им вручили каждому по карабину. А потом началось... Мы с Таней немного посидели, выпили по стаканчику вина и пошли по домам. Явно был не наш формат вечеринки, начали орать песни.

Таня легла спать, а мне не хотелось. Сначала я слонялась по лагерю, потом пришла к костру, там одиноко сидел Андрей Можаев тоже относительно трезвый, а может и совсем трезвый, фиг его знает. Так и сидели молча, пока к нам не подошли Татьяна Витальевна, Егор и Роман, главное все почти трезвые, относительно, конечно. Сразу снарядили Егора сходить в палатку за гитарой, вручили ее мне и практически заставили играть . Очень душевно посидели, то я играла, то Татьяна Витальевна. Она, оказывается, много хороших песен знает. Самое интересное началось позже, когда из «коня» к нам стали приходить гоблины. Кого-то выводили, несли до палатки, кто-то шел по перилам. А ночь была звездная, красивая, почему бы и не пожумарить до палатки и обратно к «коню» не спустится на восьмерке. А вот в реку с разбегу кидаться не надо, а то потом вылавливай где-нибудь у плотины на Медео. В общем, утро покажет, кто-нибудь расскажет, когда к обеду проснется, где с кем был, если вспомнит, конечно ...

22.08. СБОРЫ, ПЕРЕЕЗД НА ТОТ БЕРЕГ
Не смотря на то, что закрытие явно удалось на славу, большая часть народа к 9 часам утра была уже на ногах. Спали как раз те, кто всю ночь жумарили. Еще бы, устали ведь, не легкий это труд. А остальные собирали лагерь, надо было сегодня переехать на тот берег реки к концу асфальта. Завтра в 5 утра за нами туда приедет автобус. Целый день лежали на солнышке, расслаблялись, потихоньку собирали вещи.

На той стороне палатки на одну ночь ставить не хотелось, поэтому растянули «коня» как тент и спали рядком под ним. Многие спали и без него, ночь была теплая, звездная, ясная. Кто-то еще и сегодня умудрился выпить, обменяв у местных жителей баллоны с газом на молоко, пиво и водку. Но это уже было не к нам. Очень хотелось спать. Да и сколько можно!!!

23.08. АЛМАТЫ, ОТЪЕЗД
В 5 утра за нами приехали два ПАЗика, в 6 мы уже были на вокзале. Записались на дежурство и пошли гулять по городу: я, Таня, Гоша и Иван. И пошли мы в зоопарк. Дошли до него где-то около 8, а открывается он в 9. Хотелось есть. Купили в весьма сомнительном магазине какую-то, как оказалось, испорченную гадость, попытались это съесть – не получилось. И в 8.45 вернулись к зоопарку. Двери открыты, кассира нет – заходите, кто хотите! Мы и зашли.

Зоопарк огромный. Животных много. Ходили очень долго, на птичек уже не хватило сил, проходили мимо, почти не читая надписи, тем более, что они часто были явно перепутаны. Больше всех нам понравился лама гуанако. Только мы собрались подойти к клетке, как он (или она) выбежал и стал плеваться, сморкаться и очень громко и нецензурно ругаться. Прикинули, что такого очень хорошо бы поставить на охрану дома, никакой вор не залезет, если на него такой чувачок выбежит невзначай. Видели носорога, белого тигра, львов, верблюдов, слонов, жирафов. У всех большие вольеры, просторные клетки. Еще нас заинтересовали обезьянки, особенно макаки-скалолазы. Они быстро и ловко лазили по клетке и очень громко кричали, на весь зоопарк.

После зоопарка зашли поели, закупились продуктами и... прощай Алматы, надеюсь не навсегда. А, нет, еще не прощай...

Пришли на вокзал – туда, где должны были быть свалены рюкзаки, а их... нету... Вот те раз! А дело все в том, что час назад пошел дождь, и еще как пошел, всерьез и надолго. И тем, кто дежурил в этот момент, пришлось все рюкзаки и баулы срочно эвакуировать внутрь вокзала. Поэтому, когда мы все-таки нашли наши пожитки, рядом с ними обнаружили нескольких жутко уставших и очень недовольных людей. Еще бы! Их было человека 4 на всю эту гору шмотья.

Ну, вот теперь – прощай, и помни о нас, а мы-то точно еще долго не забудем и тебя, и ущелье Туюк-су, и быструю горную речку, и ранние подъемы, и «снежинку» на пригорке (только посвященные меня поймут), и свежий воздух и коровьи лепешки у палатки.

Поезд ничем новым не удивил. Разве что наученные горьким опытом, пили только «Кока-колу» по-казахски и закусывали ее сыром. Не обошлось и без тамбурных посиделок. На станции Чу наш вагон сильно прибавил в весе под тяжестью загруженных там дынь и арбузов. На границе в этот раз будили особенно тщательно и долго. Пейзаж стремительно менялся в обратном направлении от степей к лесам. И было немного грустно, что все закончилось.

Вот и сейчас, написав этот отчет, я словно пережила все заново, и в данную минуту, дописывая его, мне хочется плакать, правда. Я знаю, что все будет, что будут новые горы, новые люди, новые маршруты, но... все равно грустно. Меня давно тянуло в горы, и теперь, повстречавшись, наконец, с ними, я навсегда полюбила их немного -за суровость, немного – за контрастность и непостоянство; очень сильно – за честность, за то, что сумели показать мне, в чем я слаба, а в чем еще вроде ничего; за многое-многое другое.

Мы вернемся!

Автор : Канидеева Ксения


Ещё дневники этого автора
Голосов: 224
Комментарии читателей (7)
Ирина (Темиртау)
написать
Интересно написано! Молодец Оксана!
08-04-2011 13:08:02
Аня (Пермь)
написать
Ксюша, отличный отчет, молодец! Очень интересно читать!
Да брось, недовольны мы были только тем, что Чалин не пошел с нами на Отечественную войну, свинство с его стороны, а уж никак не вам лично.
26-09-2010 22:50:14
Ксюша
  Re: НВ (24-09-2010 17:42:24)
Да я не знаю, чего. Мы много и не пили, в закрытие только. А так там был напряженный график. А после Отечественной войны нам Татьяна Витальевна (главный тренер) сама наливала, потому что они в лагере видели. какая там в горах погода.
26-09-2010 19:28:04
НВ (Пермь)
написать
И чего Саша привязался? Не понятно... Хорошо съездили. Новый опыт, новые горы) Молодец, что решилась!))
24-09-2010 17:42:24
Сашка
  Re: Ксюша (16-09-2010 22:27:12)
Я с большим усилием над собой, прочитал весь этот бред сразу целиком.
17-09-2010 11:58:35
Ксюша
  Re: Сашка (16-09-2010 10:43:33)
Саша, ты прочитал только последние два дня? Читай выше.
16-09-2010 22:27:12
Сашка
Такое впечатление, что пишут не про горы, а про коммуналку в которой идет пьянка, а во главе стола сидит королева...
16-09-2010 10:43:33
Скиталец - сервер о туризме и путешествиях Rambler's Top100 ПИШИТЕ НАМ
Last modified: February 22 2013 18:40:00
Яндекс.Метрика
© 2002 tourclub-perm.ru   В случае перепечатки материалов сайта активная гиперссылка на tourclub-perm.ru обязательна