ГОРА ОСЛЯНКА, 7-8 МАРТА 2009

 
ОПИСАНИЕ | ФОТО <2>   Участники
Просмотров: 4578  |  размещен 20.03.2009
Ещё дневники этого автора


ОСЛЯНКА В ПОДАРОЧНОЙ УПАКОВКЕ или С ШАБАШЕМ, МИЛЫЕ ВЕДЬМОЧКИ

дневник похода: гора Ослянка, 7-8 марта 2009

Я давно уже хотела побывать на Ослянке. Так давно, что даже уже и дёргаться перестала – ну, никак не получалось сдвинуть нашу инерционную массу в ту степь – и в очередной раз мы уезжали куда-то не туда. К тому же виделось это путешествие совсем не так, как, в конце-то концов, получилось. А задумка была самая непритязательная: подгадать погоду в бархатный сезон бабьего лета и рвануть в те края – побродить по ягодным болотам, полюбоваться сверху пышным осенним увяданием и попытать старательское счастье на раздольных верховых плато. Однако вышло то, что вышло. И это было здорово!.. Тем более что я уж несколько лет, как поняла, что наше среднегорье мне больше нравится в зимних одёжках.

Итак, очередные надвигающиеся праздники (а значит, и дополнительный выходной), очередной вторник и, соответственно, очередные разборки – куда бы нам податься, чтобы и бюджетно, и недалеко, а главное – чтобы нечто эдакое присутствовало, всё-таки праздник... Накидали все возможные варианты – которых, кстати, оказалось весьма ограниченное количество (зажрались!) – и весь вечер, обсосав по косточкам, планомерно отметали их один за другим... пока не прозвучало волшебное слово «Ослянка». Этот вариант вообще-то не был заявлен в предварительном списке, и всплыл по чистой случайности, мечтательно – ах, вот туда бы я махнула не глядя (у Анютки тоже были свои счёты с горой – она уже дважды не взошла на неё). Однако именно он и вызвал общее оживление – ё-маё (читать с Санькиным прононсом!), и уже через пять минут занял лидирующие позиции рейтинга – после того, как Женю осенила счастливая мысль, как сделать недоступное доступным. Это я о заброске. В традиционном варианте – электричкой до Тёплой Горы с последующими автотранспортными мытарствами – всё получалось как-то муторно, долго и неуютно. Но ведь у нас есть лёгкий на подъём Герман! Ура! Даёшь повальную сбычу мечт!!! Лишь бы Герман не укатил скоропостижно в какой-нибудь внеплановый круиз...

Однако нам опять повезло, Герман сидел дома и был абсолютно свободен на все выходные. Так что решено – ОСЛЯНКА!!! Всё остальное было делом рутинным и уже отточенным: раскладка, снаряга, маршрут и план – ерунда, сделаем. Хуже было другое – нас оказалось слишком МНОГО (в кои-то веки!) для компактного Германова форда – аж четырнадцать бодро подпрыгивающих с поднятыми руками индивидов... Покачнувшееся было положение незамедлительно выправил Федя, предложивший личное авто в качестве багажника для всех сверхплановых – эх, нынче нам всё удавалось... так что деваться было уже некуда...

Итак, расклад получился такой:

  • на Германе: Машка, Галка, Анютка, наши новички Надя и Лена, ну и я – ох, уж это наше извечное женское превосходство; Женя и Саня – очень... компактный мужской процент, но зато отчаянно смелый – ещё бы, ведь они не побоялись столь малыми силами полететь в компании ведьмочек на Лысую гору, да ещё и на праздничный шабаш...
  • на Феде: АньКа, Люба и Слава – СЛАВная компания...

Были, правда, небольшие нестыковки по вопросу координации машин – первая собиралась выехать вечером в пятницу, а вторая – в субботу утром. И соответственно, весь четверг прошёл в переговорах на эту тему: кому, кого, где, сколько и вообще нафиг придётся ждать... как быть с котлами-палатками-раскладками... и встретимся ли... Однако к пятнице всё утряслось – Федя тоже решил выехать с вечера.

6 марта, пятница
19.30. Уф, ну, кажись, отъехали... И всего-то на полчаса позже – растём над собой!.. Традиционно подцепили Машку на Восстании, Женю – на Вышке, и вскоре выкатились из города. На выезде связались со второй машиной, там тоже всё было ОК – славная компания уже слеталась в кучку с целью отъехать часом позже. Они собирались переночевать на Колпаках и били себя во все груди, что завтра будут на месте не позже одиннадцати. Н-ну, ладушки...

Ехали без остановок и приключений. Девчонки с Санькой расположились в салоне, мы с Женей оккупировали кабину. Женя клевал носом, а я развлекала Германа, поддерживая его в тонусе. А то после нескольких часов одинокой ночной езды у него всегда такой сомнамбулический взгляд, что не поймёшь – видит ли он хоть что-то, кроме своего внутреннего мира... бр-р-р... Ехали, трепались и, разойдясь, даже сбацали акапелльно пару-тройку патриотических баллад – на радость соратникам...

На Колпаках были около полуночи. Осмотрелись на предмет ночёвки – хотели, было дождаться здесь вторую машину, чтобы завтра никого нигде не ждать. Но никаких съездов в обозримом пространстве не было, полотно дороги с обеих сторон было наглухо забаррикадировано высокими снежными бордюрами, а пара промчавшихся на всех парах лесовозов отбила и желание приткнуться у обочины... В итоге решили ехать до упора. По этому поводу попытались выйти на связь со второй машиной, но милая девушка, живущая в телефоне, конфиденциально проинформировала, что «абонент не абонент». Засада...

Кстати, эти местные лесовозы создали и ещё одну – пикантную – проблемку: ехали мы долго... ну и... сами понимаете. И чтобы не забуриваться в снега, просто спрятались за машинку... Только было притаились – из-за поворота замаячили фары. Блин... Хорошо, хоть поворот далеко... Переждали... только было... и опять та же фигня... Так что только с третьего раза всё удалось...

И покончив со всеми делами насущными, двинулись дальше, чередуя подъемы, спуски и крутые изгибы. Салон, убаюканный мерным покачиванием, дрых. Женя тоже впал в спячку и реагировал только на прямое обращение. Бодрствовали лишь мы с Германом. Осталась позади спящая в снегах Медведка... незаметно промелькнула Средняя Усьва, словно намеченная углем на белом холсте... впадина погребенной подо льдами Усьвы... последняя развилка... еще пара подъемов... И вот он – долгожданный карман около дороги. Приехали.

Две легковушки, прикорнувшие в глубине транспортной площадки, и отблески огня из-за ближайшего сугроба позволили сделать недвусмысленный вывод – не мы одни такие догадистые. Нашлись и другие умники, возжелавшие в своё удовольствие попользоваться проложенной неделю назад марафонской трассой, благо фатальных снегопадов не было. Но соседи оказались тихие – в тот вечер я их даже не увидела. Поэтому быстренько поставили лагерь, перетасовались по палаткам – нынче Машка у нас оказалась бездомной, её предполагаемый домишко не смог поехать, определились со временем общего подъема – уговорили Женю на 9.00 вместо уставного 8.00, всё равно ведь надо будет ждать вторую машину, и около 3.00 залегли.

7 марта, суббота
Эх, хорошо... словно и не утро сейчас, а нечто ближе к вечеру... Вроде даже выспалась... так не бывает! Я ж сова! Но всё равно хорошо – тепло, уютно и просторно, Женя с Санькой уже освободили помещение от своего присутствия, валяюсь одна и в своё удовольствие. И даже утреннее солнышко радует – что совсем уж ни в какие ворота...

А солнышко и впрямь разошлось – вон, как оно играючи пробивает плотный палаточный свод. И даже присутствует ощущение, что припекает. Ур-р-ря!!! Значит, будет хороший денёк!!! И какие-то морозоустойчивые птички чирикают! Весна!

На улице явственно ощущалось некое шевеление, и слышались голоса. Наверное, всё-таки надо вставать. Но мужества на это хватило только после тихого Жениного монолога где-то в стороне женской палатки, закончившегося громким Анюткиным воплем: «Так, надо было им приказать ночевать здесь!!!». Ага, это они про вторую машину... эк, понесло… глядишь, и до меня доберутся... ну, всё, встаю, встаю... Кстати, тот Анюткин вопль услышали все, заценили, и в дальнейшем величали её не иначе как «ваше величество»...

Утро и впрямь стояло ясное и тихое. Завтрак был уже на подлёте. А пока народ потихоньку вылуплялся из палаток, и начинал паковаться. К 10.00 – прямо к сладкой кашке – подкатила и славная компания – зря мы в них сомневались, Федя оказался до безобразия пунктуален. И потом сколько ещё подкалывал, мол, кто кого ждал-то...

К выходу были готовы около 11.00. Ну, и вышли. План на сегодняшний день – марш-бросок с полной выкладкой, цель – подобраться поближе к вершине и где-нибудь в районе границы зоны леса поставить базовый лагерь, чтобы завтра оторваться в своё удовольствие и на полную катушку.

Лыжня была в отличном состоянии – ну, ещё бы, неделю назад здесь пронеслась толпа человек в двести – только слегка присыпана свежим снежком, что, в общем-то, даже облегчало путь под рюкзаками, обеспечивая наилучшее сцепление и гася излишнюю скорость. Сначала с лёгким подъемом неспешно, но споро топали по просеке – здесь наша женская составляющая вырвалась прилично вперёд. Потом был короткий, но достаточно крутой взлёт на водораздел, где пришлось тормознуться, так как не все в одинаковой мере стояли на лыжах – и нашим новичкам пришлось хорошенько покувыркаться, прежде чем они вскарабкались наверх. К тому же именно тут закончился первый час нашего путешествия, и по всем законам жанра нам надо было дожидаться отстающих.

Дождались – собственно, когда мы были на верхушке водораздела, отстающие уже штурмовали подъём. Дальше, после пары сотен метров по горизонтальной поверхности, лыжня понеслась на спуск и занырнула в лес. Эх, и хорошо прокатились! Ведьмоч... ой, девчонки с задорным визгом запетляли между ёлок, причём на хорошей скорости, и что характерно, успевали вовремя повернуть и при этом не зарыться в сугроб. Ну, мастерицы! А давно ли та же Галка оставляла после себя целые лабиринты траншей, падая через каждые десять метров... Хуже пришлось опять же нашим новичкам и Герману, который был на беговушках – ему пару раз пришлось тормозить мягким местом, а потом выкарабкиваться из-под рюкзака...

Завершающий этап – петляние по лесу до начала болот. Там, не доходя сотни метров до открытого пространства, мы и заложили базовый лагерь. Итого за два часа было пройдено порядка восьми километров. Вообще-то изначально планировали четыре ходовых часа и уйти подальше, но некоторые... «бывалые» сбили всех с толку, утверждая, что дальше будет только редколесье, стоять там негде, бла, бла, бла... Правда, уже вечером они обе, бия себя кулаками куда ни попадя, клялись, что во мраке, окутывавшем в прошлом году марафонскую трассу, леса-то и не приметили ... Ну, да ладно, завтра налегке будем гулять, доскачем.

Другой вопрос, чем заняться сегодня в освободившееся время? Сидеть полдня – таких полдня! – в лесной глухомани?.. Или не сидеть?.. Где-то там есть ещё какая-то Одинокая... А? И как Женя ни сопротивлялся, принуждая нас заняться хозяйством (позже выяснилось, что он был голоден – цитирую: «с утра не накормили (разве ж молочная каша это еда?), а потом ещё и без обеда оставили». Жаль, что сразу не сказал...), мы всё-таки его уломали на погулять. Правда, уступая командирскому напору, сначала пришлось потратить битый час светлого времени суток на заготовку дров, рытьё костровой ямы и её благоустройство. Зато потом оставили дежурных – не захотевших гулять Федю, Аньку и Надю с Леной, и отправились на разведку.

К этому времени погода повернулась с полной ясности на неполную. Солнышко уже не светило, а просвечивало – сквозь сероватую дымку, затянувшую всё небо. Анютка даже распереживалась, что завтра опять будет очередной облом, и мы ничего не увидим. Но пока эта дымка не очень мешала, и уже на середине болотного пространства открылась шикарная панорама Ослянки с притулившейся в правой части горизонта Одинокой. На южном плече Ослянки даже проглядывался еле заметный пунктир марафонки. А еще левее (или южнее) в районе облаков чудилось нечто высокое, нависающее и двуглавое – Средний и Северный Басеги. Странно, с Басегов Ослянка мне показалась значительно дальше... и меньше...

Лыжня через болото шла вдоль кромки отменного коренного леса с шикарными сушинами, густо натыканными между могучих ёлок. Взгляд постоянно натыкался и на укромные местечки, где можно было бы поставить зимний (а, может, и летний) лагерь с прекрасным видом на Ослянку и Басеги... в следующий раз... Потом трасса ненадолго заскочила в лес, хотя, может быть, и здесь летом заболочено. И, наконец, вывела на обширную поляну с избой посередине, а сама повернула влево и скрылась опять же в нормальном лесу. На заднем плане поляны сквозь могучие ёлки просвечивала уже такая близкая Одинокая. Здесь мы дождались всех, желающие совершили экскурсионный набег на избушку – с ознакомительными целями, а остальные затеяли дискуссию о дальнейших планах. Как неожиданно оказалось, время нашей прогулки истекало, и на Одинокую нам уже не успеть – оголодавший Женя дал дежурным ЦУ к 18.00 приготовить ужин, а на часах уже натикало что-то около 16.15. Однако возвращаться ещё не хотелось, тем более, не сделав даже попытки посмотреть на мир сверху. Поэтому уломали командира ещё на полчасика-часик, пообещав, что обратно прямо-таки полетим сломя голову. И проигнорировав левый поворот лыжни – нам сегодня туда не надо, нам вперёд надо – начали прокладывать свой путь к Одинокой.

Женя шёл первым – тропил. Минут через десять лес закончился, и мы, забирая влево, начали подниматься по крутоватому восточному склону. И минут через пятнадцать, пыхтя уже на южной стороне нашей горушки, я неожиданно поняла, что идти дальше мне абсолютно не хочется – ещё пара шагов вперёд, и я неминуемо загремлю вниз. Опа-на! Дальше, там, куда мне не хотелось, крутизна стала совсем уже неприятной, и снега почти не было, а было какое-то другое его воплощение – жёсткое и практически монолитное, тщательно обработанное ветрами и пригревающим солнышком. И там, в паре шагов от меня стоял Женя. Приплыли... Да, надо было командира покормить перед выходом... Глядишь, и не пошёл бы налево... Хотя... напомнить что ли ему его же излюбленную фразу: «Вы что, лопать сюда приехали???»...

А между тем Женя начал разворачиваться. Но даже ему, едва ли ни родившемуся в лыжах, не удалось устоять здесь на ногах – сквозанул вниз метров на пять, до ближайшего снега, отделавшись к счастью лёгким испугом и ободранной рукой.

Теперь наступила моя очередь. Мне было немного проще, так как под ногами всё-таки имелась хоть и тонюсенькая, но снежная прослойка. Тем не менее, я всё равно упала – причём прямо из первой позиции. Правда, никуда не укатилась. Однако вытянуть из-под себя правую лыжу и развернуть её, куда надо, я смогла, только придерживаясь за Галкину палку, в противном случае мне тоже светил неизбежный скоростной спуск на спине. Уф-ф-ф...

Всё происходило несколько дольше, чем я это описываю – пока постояли, пока порешали, пока поизвращались с цирковыми трюками... За это время Герман успел снять лыжи и по-собачьи вскарабкаться до перегиба. Там у камешка он сколько-то посидел, а потом исчез с глаз долой (и что там Женя твердил про дисциплину???). Ну вот, а нам-то что делать? Хочешь, не хочешь, а придётся ждать.

Стоять без движения на продуваемом склоне было не прикольно – мы-то собирались просто прогуляться туда-сюда, и никто не взял с собой пуховки – кто ж знал... И чтобы не мёрзнуть всем кагалом, отправили вниз часть команды во главе с Женей. И остались дожидаться нашего приколиста ударной ведьминской бригадой – Галка, Машка, я и Санька (нынче на ГУХе успешно сдавший экзамен по вертикальному взлёту на лыжной палке).

Минут десять мы честно стучали зубами, не сходя с этого места. Правда, комментировали от души... Потом бездействие системы задолбало, и Санька предложил нажать RESET, то бишь, снять лыжи, сгонять наверх, догнать Германа и... сказать ему, что мы уходим... А что было ещё делать? Дали ему добро на акцию, однако попросили не теряться из виду...

...Санька долез до перегиба, пару минут потусовался там и... тоже пропал. Ба-а-а, да это же не Одинокая, а какая-то местная разновидность Бермудского треугольника для одиночных мужиков! Но на Саньку мы всё же крепко надеялись, поэтому опять не стронулись с места. И не обманулись: минут через десять-пятнадцать начали мерещиться невнятные голоса, а вскоре и их хозяева нарисовались на фоне неба – сначала наш почтовый голубь, а потом и сам господин приколист, оба вполне живые и с виду вроде даже здоровые.

По Санькиным словам, наверху без кошек было паршиво, бахилы проскальзывали на плотном фирне, так что мы правильно сделали, что не попёрлись туда. Тем более что до вершины ещё пилить и пилить по скользкому гребню.

До подножия скатились на одном духу – застоялись и задубели. Внизу воссоединились с заждавшейся передовой частью команды и полетели домой – ужинать. То бишь, полетели, было... Собственно, долетели мы только до болот. А там такое началось...

Ну, вы умные, читали же, что болота затягивают и просто так отпускать не любят... Вот что-то подобное и случилось. Собственно, случился закат. И все болотные кривульки, увешанные сосульками, заиграли яркими всполохами света, а сама болотная гладь преобразилась в тихое-тихое море-озеро оранжевого цвета с розовым вулканом на синем острове – двумя последними стал Ослянский массив. Так что наша ударная ведьминская бригада завязла на болотах ещё часа на полтора – надо ведь было как следует рассмотреть каждую фантастическую сосулечку, погонять по оранжевым водам и... Да, много ещё чего было надо... На ужин мы, конечно же, круто опоздали... спасибо дежурным сберегли наши порцайки... не дали помереть с голодухи...

Весь день мужики интриговали нас прозрачными намёками на то, что вот завтра-то мы будем отдыхать, а всю стирку, готовку, штопку и глажку они возьмут на себя. Что, неужели даже пилить сами будут? И на прямой вопрос получила прямой ответ: «Мы ж не сможем у вас пилу отнять». Так, понятно, от мужской работы нас не освободят... собственно, не очень-то и хотелось, мы ж, понятно, сопротивляться будем... Ну, да ладно, завтра будет завтра. А пока ещё было сегодня, и после ужина отправились девочками попилить дровишек на вечерний костёр... Холодало...

Было часов около десяти вечера, когда на лыжне засветились фонарики и послышались какие-то голоса – это возвращались в восхождения на Ослянку наши утрешние соседи... Мы, кстати, сегодня их видели – в районе избы – когда мы подошли туда, ребята как раз уходили с поляны – в сторону вершины. А их следы в виде разноцветных обёрток встречали и собирали на протяжении всей трассы. Набрали полные карманы всяческих фантиков...

8 марта, воскресенье
Ночь была прохладная. А утром выяснилось, что две палатки из пяти с трудом дотянули до подъёма. Но главным было всё-таки то, что не замерзли новички – вчера Женя удачно проложил девчонок тёплым Санькой с его крутяцким спальником. Зато женская палатка в полном составе нежно голубела, отогреваясь у костра, а Славик с Германом, подпрыгивая, разрабатывали план следующей ночёвки в избе.

Да-а-а, похоже, ночью стукнуло ниже двадцатки. Собственно и с утра тоже ощутимо прихватывало пальцы. Зато было ясно и тихо. И всё это вместе сулило хороший денёк и феерический шабаш на Лысой горе – в качестве подарка на 8 марта. Так оно в итоге и получилось...

Как обычно собралась первой. И даже ждать уже замёрзла, поэтому предупредила Женю, подговорила Галку, и мы вдвоём вышли вперёд, пообещав у избы дождаться всех. 9.30.

На открытой местности солнышко ощутимо пригревало даже с утра, похоже, днём будет совсем весна. Быстро согрелись. И уже на половине болота я начала жалеть, что не оставила в лагере пуховку. Она у меня большая и тёплая, поэтому привязанная на поясе держится плохо, а рюкзак я не взяла. Вот и топала, останавливаясь через каждые пять минут, чтобы поправить её. Пока не придумала хитрый узел, который развязывался не так часто – мне ведь целый день с ней таскаться. А вокруг так и порхали, чирикая, дятлы. Здесь, на болотах, им раздолье – столько трухляшек, до отказа набитых соблазнительными жирненькими личинками – только успевай долбить. Одна такая краснопузая парочка, вереща, резвилась на верхушке ёлки, под которой я остановилась, чтобы в очередной раз поправить съехавшую пуховку. И у них весна...

У избушки позагорали, пока не подтянулся хвост колонны. Отсюда, как вы, наверное, помните, марафонка сворачивала налево и ныряла в, лес. Нырнули и мы. Далее лыжня шла параллельно южному плечу Ослянки с небольшим уклоном вниз, и постоянно пересекая небольшие овражки, пока не выкатилась на обширную поляну, испещрённую буранными следами, напротив того места, где мы вчера заприметили пунктир подъёма. Здесь она резко повернула вправо и, проскочив поляну, с лёгким уклоном вверх завиляла среди редких ёлок – последнего лесного рубежа. На этом этапе я обошла Германа, затесавшегося между мной и передовой Галкой. И вскоре мы с ней уже удобно сидели на обширном снежном склоне выше граница леса, поджидая всех, попутно загорая и осматривая дальнейший путь. Отсюда лыжня уходила круто вверх, но, похоже, она была спусковая. Правее нависал неприятный снежный карниз, который надо будет аккуратно обойти – выше или ниже, а ещё правее громоздилась вся заиндевевшая промежуточная высотка, которая заслоняла собой основную вершину.

Было очень жарко и безветренно, не то, что вчера – зря Анютка переживала. На этом склоне мы собрались кучкой, спонтанно перекусили, и с новыми силами начали штурм, выдвинув Машку на остриё прорыва. И как-то так получилось, что команда сама собой распалась на две составляющие: передовая и бОльшая следом за Машкой сходу резко рванула вверх, к заманчиво торчащему на плече небольшому останцу, а призадержавшаяся с подъёмом четверка, под чутким Жениным руководством (Саня, Федя и АньКа) почапала низом – держа курс непосредственно на промежуточную высотку и с постепенным набором высоты. По мере подъема за этой вершинкой открывалось нечто более масштабное, вполне тянущее на главную вершину.

Тропёжка нынче была чисто символической – под десятисантиметровым слоем свежего снега притаилось плотно слежавшееся за зиму основание. Так что наша составляющая шустро взлетела выше карниза, на цыпочках, но, не мешкая, проскочила неприятный участок и вскоре вышла на обширное плато южного плеча Ослянского массива. И, естественно, всем тут же захотелось заглянуть на ту сторону. Просигнализировали Жене о своих намерениях, получили добро и отправились на прогулку до ближайшего останца, откуда уже открывались бескрайние восточные дали.

Останец этот видом своим напоминал белого дракончика, уснувшего, лежа на животе. Покорили его, не снимая лыж, не помешало даже то, что снег, покрывавший эту доисторическую рептилию, под действием весеннего солнышка уже переплавился в жёсткую корку. Однако мы были здесь не первые – с макушки драконьего хребта донизу шли две обледеневшие лыжные колеи: одна на запад, другая на восток – судя по всему, неделю назад здесь от души порезвились марафонцы. Потом Машка с Галкой и Анюткой отпросились у меня сбегать до следующего останца, лежащего западнее. Он тоже походил на дракончика, только вставшего на дыбы.

Пока девчонки бегали, остальные созерцали окрестности на все стороны света, кроме севера и северо-востока, прикрытых от взгляда промежуточной вершинкой. Наверное, поэтому мы не сразу заметили, что оттуда к нам двигаются двое. А когда, наконец, заметили, то не узнали. Сбивал с толку второй. По походке, вроде, Саня, но выглядит иначе... Ни фига себе – да мужик-то топлес!

На самом-то деле оказалось, что это были наши – Федя с Санькой решили посмотреть, чем это мы тут увлеклись, просто Санька разжарило, вот он и обнажился. Мужики быстренько вскарабкались на дракончика, потом Санька побежал к девчонкам, получив инструкции «мухой и на пару минут» и координату встречи «во-о-он под тем склоном». А мы еще сколько-то потусовались в окрестностях и, заметив, что в районе соседнего дракончика выстроилась цепочка лыжников, вышли в направлении промежуточной вершинки.

Под вершинкой сидела одинокая Анька и загорала – мужики убежали за оставленными ниже рюкзаками. Дождались их, и, наконец-то посмотрели карту. Оказалось, то, что мы принимали за главную вершину, ею не являлось. Но это было второй по отметке высотой -1081,0. А главная вершина (1119,4) располагалась ближе к нам, восточнее и отсюда всё ещё была не видна. Замечу некстати, что Санька за время, пока бегал туда-сюда, успел основательно поджариться. Поэтому, несмотря на жару, всё-таки оделся.

Очередной марш-бросок вверх вывел нас на предвершинное плато. Отсюда хорошо заметные буранные и лыжные следы поднимались на невысокую ступеньку с утоптанной площадкой наверху, посередине которой желтело нечто большое, и явно не природного происхождения. Похоже, мы вышли к последнему этапу марафонки.

Пока народ снимал здесь лыжи, готовясь к забегу наверх, мы с Галкой, не разуваясь, вскарабкались на ступеньку и добежали до непонятного желтеющего объекта. Это оказался флаг с обломанным древком. Я хотела было снять тряпочку с черешка, чтобы унести ее вниз – зачем же замусоривать химией природу, но не смогла вытащить крепко засаженные в деревяшку скрепки. Ладно, потом возьму из ремнабора какую-нибудь железяку и отковыряю. А пока нас ждёт вершина.

От этой ступеньки начинался крутой взлёт с полновесной лошадиной тропой, скрывающейся за перегибом – следом марафонского полчища. Можно было, конечно, и на лыжах взгромоздиться, но жара совсем расслабила – разулась и я. Одна Галка осталась несгибаемой – мол, зима заканчивается, когда ещё удастся потренироваться.

На этот взлёт мы буквально взлетели, и уже через десять минут целеустремлённо пересекали верховое плато, чтобы наконец-то заглянуть и за эту грань. Да-а-а, не зря мне сюда так хотелось... На северо-востоке, в нескольких десятках километров вздыбливались две нешутейные белоснежные горушки. Ба-а-а, да никак это Конжак-батюшка со своим братцем Семичеловечьим. С этого ракурса я их ещё не видела – с ГУХа Конжаковский массив выглядит совершенно иначе: словно гребень пилы-двуручки приложенный к линии горизонта, разве что покороче – в пропорциях.

Естественно, устроили длительную фотосессию с видом на Конжак, завершающим аккордом которой было групповое фото – забрались толпой на небольшой камушек, а Машка с фотиком залегла на соседнем – как заправский пулемётчик: тщательно прицелилась, задала упреждение, нажала на курок и... кубарем покатилась нам в ноги, чтобы вместе с коллективом войти в историю... и так несколько раз – для наибольшей кучности попадания... Пока Машка прицеливалась, её обстреливал подкравшийся сбоку Санька. А их вместе – взяла на мушку АньКа – вот такой вышел бутерброд из фотографов...

Обратно, чтобы не наматывать круги и не повторяться, мы решили возвращаться другим путём – обогнуть главную вершину к северу, спуститься на перевал между ней и вершинкой 1081,0 и уже оттуда скатиться до подножия.

Спуск получился интересным – ибо северо-восточную стенку Ослянки пологой назвать, в общем-то, трудно. Плюс тот же жёсткий фирн, смягчённый, правда, пятисантиметровым слоем свежего снега – так что в отличие от южного склона Одинокой здесь было, за что зацепиться. Слетали порционно, длинными зигзагами и практически без кувырканий. Разве что Герман, разгонявшийся на своих беговушках до сверхзвуковых, привычно тормозил попом, да Надя, старавшаяся наоборот не набирать скорости, постоянно припадала к земле. Её и Лену пас Санька – до самого низу.

У подножия перевели дух, дождались всех и потропили к просвечивающей между ёлок Одинокой. На полпути наткнулись на какую-то лыжню – не слишком древнюю, похоже, той же недельной давности. И по ней добежали прямёхонько до избы, окончательно замкнув кольцо.

В лагерь вернулись с началом сумерек – около шести-семи вечера. Ой, что-то я совсем перестала засекать время. Ну, ладно ещё зимой – имеется веская объективная причина, мол, холодно рукав задирать. Но сейчас-то! Нет мне никакого оправдания! Похоже, пора браться за своё воспитание: вставать в четыре утра и браться... В общем, с понедельника начну, а сейчас некогда – вон, дрова ещё не пилены...

Федя с Любой как раз завалили сушину, но, видимо, подошли к делу без души, и сушина не упала, а зависла, запутавшись, на соседнем дереве. Мдя-я-а, это надолго, надо бы ещё чего-нибудь завалить. Отошли с Галкой подальше от горе-дровосеков, чтобы те ненароком не зашибли, и принялись за дело... Вжик-вжик... О-о-опть... Наша сушина резво спрыгнула с пенька и... встала торчком, зарывшись комлем в снег, и ни туда, ни сюда – шабаш продолжался... Пришлось звать на помощь Женю с лыжной палкой – дружненько упёрлись и на раз-два-три всё-таки уронили... И пока мы девочками занимались лесозаготовками, мужики, как и обещали, всё перестирали, перегладили, перештопали и наготовили . Бездельничал только Слава, у которого сегодня так промокли ботинки (а ноги соответственно промёрзли), что он едва доскрипел до лагеря. Так и простоял весь вечер у костра – босиком на сидухе, окруженный разнокалиберной обувью.

Далее был праздничный ужин с праздничным супом, в котором густо плавали праздничные рожки с праздничной тушёнкой. После праздничного супа настал черёд праздничного чая с праздничными пряниками. И, наконец – трам-пам-пам-пам – поздравления и подарки! Миллионы алых роз, все бриллианты мира и тонны мороженого сыпались с неба и падали нам под ноги. Кстати о мороженом – Санька совершенно случайно вспомнил, что у Любы в рюкзаке завалялась бутылочка йогурта, которую она брала в дорогу... М-м-м... какой волшебный вкус... надо будет дома засунуть такую в морозильник...

А после полуведёрного графинчика с традиционным праздничным глинтвейном и вовсе начались всяческие странности: Федя затребовал песен, а когда мы с Галкой не смогли их дать, он сам взялся за гитару и даже сбацал пару-тройку хитов; Машка обняла берёзу и притихла со счастливой улыбкой на лице; АньКа упала на спину и притворилась брёвнышком – вот это я понимаю, устали! А Санька, тот вообще подхватил Славика на руки, утащил его от костра и выкинул в сугроб. Да, шутю я, шутю... всё было вполне пристойно… А что до Санькиной выходки, так это Анька попросила убрать Славу из кадра – ей приспичило сфоткать весенних девчонок. А слово лучшего фотографа – закон. Так мы и получились – улыбающиеся, с воздушными шариками в руках и... с живописной мужской композицией на заднем плане...

А потом я ушла спать.

9 марта, суббота
С утра вокруг всё было серое, и сыпал снежок. В общем, праздник закончился – как будто бы наверху кто-то передёрнул выключатель – мол, побаловали девочек, и будя, пора домой. Зато ночь была тёплой.

За завтраком Слава вдохновенно расписывал всем ушедшим спать пораньше, что они вчера пропустили – как Машка не могла расстаться со своей берёзой и всё уговаривала её пойти ночевать к ним в женскую палатку. Потом, разойдясь, выдернула её из земли и даже доволокла до входа. И успокоилась, лишь убедившись, что корни не влазят в спальник. Машка, конечно же, верещала, что он всё придумывает. Но... кто знает, кто знает...

До машин добежали часика за полтора. С трудом вытолкали из кармана примороженный Германов форд. Если бы не Федин крутяцкий УАЗик, зависли бы здесь на неопределённое время.

Дальше была долгая дорога домой – жевали, дремали. Пока где-то в районе Горнозаводска чуть было капитально не влетели – Герман почему-то не вписался в поворот: то ли рулевое заклинило, то ли задумался – чего раньше за ним не замечалось. Но машина вместо того, чтобы послушно завернуть, продолжала катиться вперёд, пока не врезалась в снежный бортик. Повезло, что скорость была невысокая, а то бы перескочили и ухнули под откос... Бр-р-р...

После такой встряски спать уже никто не мог – все как-то нервно веселились... А в городе выяснилось, что у нас ещё и ручник не работает... Пи-пи-пи... А в остальном, прекрасная маркиза... ВСЁ БЫЛО ПРОСТО ЗАШИБИСЬ!!!


Ещё дневники этого автора
Голосов: 434
Комментарии читателей (2)
nurca
клевета! после моего "приказать" был знак вопроса......во!! а так конечно хороший шабаш! третий раз - счастлиавый =))) я довольна.
21-03-2009 23:42:10
УралМаша
Здорово!!!!
Побольше бы таких "шабашей"!!!
Я тут подумала... а Ослянка-то и в правду лысая!! А вдруг....
20-03-2009 03:32:35
ОПИСАНИЕ | ФОТО <2>   Участники
Скиталец - сервер о туризме и путешествиях Rambler's Top100 ПИШИТЕ НАМ
Last modified: February 22 2013 18:40:00
Яндекс.Метрика
© 2002 tourclub-perm.ru   В случае перепечатки материалов сайта активная гиперссылка на tourclub-perm.ru обязательна