ЧУЯ-КАТУНЬ, 28 АПРЕЛЯ - 8 МАЯ 2006

 
ОПИСАНИЕ | ФОТО <2> | ВИДЕО <2> | ПЕРЛЫ | . ТВОРЧЕСТВО   Участники
Просмотров: 4718  |  размещен 01.06.2006
Ещё дневники этого автора
 


ГРЯБАНАЯ ЧУЯ

дневник похода: Чуя-Катунь, 28 апреля - 8 мая 2006

походный дневник - сплав по рекам Чуя-Катунь 28.04 – 08.05.06

Традиционно по срокам, маршруту и плану этой поездки мы определились заблаговременно – уже после Нового года было известно, что 28 апреля автотранспотром из Перми выезжаем на Алтай, пройдем связку рек – Чуя-Катунь и 9-го мая будем встречать дома. По поводу автозаброски: опыт прошлого года показал, что машина, в отличие от поезда – более удобный вариант. Она сходу решает сразу несколько больных вопросов:

  1. материальный. Оказалось, что добираться машиной из Перми, получается даже несколько дешевле, чем поездом, при условии полной человеко-загрузке и оптимальном подборе транспорта.
  2. билетный. Сама собой отпадает трудоемкая билетная проблема.
  3. автотранспортный. Дело в том, что в любом случае, если ехать паровозом, то от Бийска придется заказывать местную машинку для дальнейшей заброски на маршрут. А так как Алтай живет туризмом, то и машины там недешевые. Причем придется оплачивать два раза (туда и обратно) и в два конца (обратный холостой прогон тоже). А своя машина будет с нами на маршруте, по крайней мере, пока мы идем по Чуе. И потом заберет нас в назначенное время с указанного места. Т. е. полная мобильность и автономность. И все это за те же, заранее обговоренные деньги.

Нетрадиционным в этот раз было то, что с составом водной команды проблем не возникло в принципе – за два месяца до предполагаемого отъезда на это дело подписались двенадцать человек (из них восемь – мужики!!!), и больше мы к этому вопросу не возвращались… Кстати, такое преобладание мужской составляющей тоже было для нас приятным отступлением от традиций, точнее, от того, как получалось обычно.

Но полностью избавиться от проблем человеческого фактора – наших любимых проблем – так и не удалось. Этот вопрос все-таки вылез другим концом, и ощутимо прошелся по всем нашим планам.

Дело в том, что в эти же сроки параллельно с водной группой на Алтай собралась еще и горная команда. Было решено удешевить заброску – взять один большой автобус. Но в отличие от водников, твердо державших однажды взятый курс - едем, у горников был сплошной разброд и шатания. Сначала в их команде было мало народу, потом начались разборки по маршруту. И когда наконец-то (за пару недель до выезда) все более-менее устаканилось (определились с составом – 6 человек, решили куда пойдут – прогуляются по перевалам Теректинского хребта), пришли известия о необычно холодной весне на Алтае. И все началось по новой – метания, сомнения, вопросы… рассуждения о жутко лавиноопасных склонах и страшно-трещинистых ледниках…

В общем за неделю до отъезда наши горники ушли в полный отказ. И это когда уже практически был заказан автобус!

Женя: Узнали уже по возвращении домой, что испугавшийся снега на Алтае, горный застрельщик Артём ломанулся на любимый Конжаковский Камень. Вот уж там-то снегу было действительно выше крыши. Ему не удалось даже отойти от дороги, по которой он приехал.

Пришлось нам резко встряхнуться и полностью перекроить все планы. Хорошо еще, что двое из нашей водной команды (два Димы) изначально собирались отправиться паровозом – у них билеты бесплатные. Но, тем не менее, оставалось еще 10 человек – ни то, ни се. Для автобуса мало, для Газели – много (в прошлом году мы брали Газель на восьмерых, и то показалось тесновато). Один вариант – отправлять поездом еще двоих, а это опять проблема покупки билетов…

На очередной (уже последней) предпоходной сходке провели опрос народа, но уговорился на паровоз только один человек – Оля. Остальные остались непреклонны – на машине удобнее, да и выезжать придется вечером – меньше проблем с работой. Судили-рядили, и постановили – все-таки берем Газель и втискиваемся в нее вдевятером. А вместо второго водителя будет подрабатывать Алик, благо, у него есть опыт и права на Газель. Фу-у-у… Вот теперь, наконец-то, все устаканилось окончательно, и можно подвести итоги.

Итак, наш состав по судам и поэкипажно:

  1. Ласточка – флагман флотилии
    Женя
    Женя – руководитель, фотограф, капитан и правый задний
    Муля
    Дима, он же Муля (чтобы не путать с другим Димой – с Фиалки) – ответственный за транспорт, билеты и левый задний
    Оля
    Ольга – завхоз и левый носовой
    Марина
    Марина – медик, гитарист и правый носовой
  2. Веселопед
    Сергей
    Сергей – капитан, фотограф и правый кормовой
    Манюня
    Манюня – летописец и левый носовой
    Валя
    Валентин – радист, гитарист и правый носовой
    Алик
    Алик – гитарист и левый кормовой
  3. Фиалка
    Андрей
    Андрей – капитан, видеооператор и правый задний
    Ирина
    Ирина – казначей, видеооператор и левый носовой
    Дима
    Дима – видеооператор и левый задний
    Коля
    Коля – гитарист и правый носовой

Нитка маршрута: г. Пермь – (г. Бийск) – километровый столб 771 – р. Чуя (сплав) – р. Катунь (сплав до Тельдекпеня II) или пешая прогулка по долине р. М. Яломан – (г. Бийск) – г. Пермь

Заброска двумя группами:

  • Первая – три человека (Оля и оба Димы) – поездом до Бийска (отъезд 28.04 около 14.00), а оттуда - заранее заказанной в ООО “БийскАлтайТур” машиной до начала сплавной части.
  • Вторая – остальные девять человек – машиной от Перми (отъезд 28.04 в 19.00).

Встреча групп – 30.04 вечером или в самом крайнем случае 01.05 утром в районе 717 (и откуда взялась эта цифра? Но договорились встретиться именно около нее) километрового столба. Дополнительный ориентир – указатель “Улаганский район”. Но самая железная привязка (для наших паровозников, мы-то, скорее всего, будем на месте раньше них) - белая Газель с пермскими номерами и знакомым водителем, стоящая где-нибудь неподалеку от дороги…


Последняя неделя пролетела в трудах и заботах: поиск машины, дозакупка, перевозка и распределение раскладки, доукомплектовка аптечки, доводка каркасов, проверка прочего снаряжа… И пришел день отъезда.

28 апреля, пятница
19.00. Машина уже стоит во дворе “Зодиака” – белая новенькая Газель со знакомым по прошлогодней алтайской поездке водителем – Андреем. Идет спешный, но без ненужной суеты процесс погрузки-укладки. Мужики дружно таскают барахло, девчонки аккуратно распределяют его по пространству салона. От их трудов праведных зависит, насколько комфортно мы будем жить последующие двое суток. В общем, работа кипит…

Начинаем таскать продуктовые мешки… И вдруг в этой напряженной, но правильной мелодии звучит диссонирующий аккорд.

- А где еще один катамаран? – Андрей. – Я сам вчера положил его в кладовку …

Сначала спокойно, а потом уже лихорадочно обшариваем все явные и потаенные уголки нашего тесного помещения. Нет катамарана!!! Где Фиалка!!! Кого-то осеняет – сегодня же уходит еще одна наша команда во главе с Марьей – на Койву. И не далее как в обед они тоже получали свое снаряжение. Похоже, в запарке прихватили и нашу Фиалку.

Блин-н-н!!! Они вот-вот отчалят, их электричка уходит около 19.00!!! Дайте сотик!!!

Набираем Марью. Ура, связь! Правда, слышимость хреновая.

- Вы где!!!
- У нас все нормально. Мы уже в электричке - едем…
- Как, едете?.. Где едете? Сколько у вас катов?
- ??? Проезжаем Славянова…
- Высаживайте кого-нибудь!!! С катом!!!
- Что???

Обрыв связи… Краткая групповая истерика… Женя начинает морально готовиться взять последний оставшийся в кладовке кат-шестерку (необсмотренную, неподготовленную и, в общем-то, не слишком пригодную для нашего маршрута – тяжела и неповоротлива, вчетвером запросто умудохаются тягать этого монстра), мол, пока они что-то поймут, электричка уже дойдет до Чусового. А даже если и поймут раньше, в районе города, все равно не высадят никого. Пытаюсь убедить его, что наши – высадят. А попутно опять набираю Марью. И чтобы было понятнее, стараюсь говорить короткими рублеными фразами, но связь... пи-пи-пи…

- Марья, высаживай одного мужика с нашим катом…
- … …что???
- Посмотрите, у вас есть черная сумка с красным дном?
- C зеленым?
- С красным…
- C зеленым?
- С красным!!!
- C зеленым?
- С красным …пи-пи-пи… !!! Срочно высаживай мужика с этой сумкой!!! Позвони, когда высадишь!!! Бегом!!!

Очередной сеанс связи приносит некоторое облегчение – вроде, высадили, но почему-то с ДВУМЯ катами… На Молодежке. Уф! Ну, ладно, хоть что-то решилось.

Завершающий этап погрузочных работ проходит мгновенно (но повторяю еще раз: когда обнаружилась пропажа ката, мы только-только приступили к погрузке продуктовых мешков)…. Пять минут, и мы уже несемся в сторону Молодежки. Ирина сетует, мол, знала бы, не перлась бы с рюкзаком через весь город, теперь бы мы прихватили ее практически из дому…

На Молодежке нас ждет Андрей-медик. Рядом ура! лежит черная сумка с красным дном. Одна. Ну, слава Богу!!! Объясняем Андрюхе, как ему догнать своих, грузим кат в машину, загружаемся сами, и наконец-то отваливаем на Алтай… 20.30.

Постепенно отходим от предотъездной горячки, успокаиваемся и начинаем обустраивать внутримашинный быт – раскладываем, чтобы не помять, дорожные продукты, стелим пенки, пробуем улечься сами. И как ни странно, у нас это прекрасно получается!!! Даже вдевятером!!! Даже на спинке!!! А вся фишка в том, что на этот раз, учтя прошлогодние ошибки, мы ложимся не вдоль машины, а поперек.

Ужин, недолгие посиделки-полежалки, вялая попытка поконтачиться, засохшая на корню, и ранний отбой – сказалось предпоходное напряжение. Под утро прошла волна перемещений – Алик заступил на пост, и народ растекся, заполняя освободившееся пространство.

29 апреля, суббота
Этот день промелькнул незаметно в трудах праведных – ели и спали-и-и. В промежутках устраивали кратковременные зеленые стоянки. Отсюда и разговоры соответствующие – на любимые походные темы:

***
Алик: - В машине уходит столько туалетной бумаги... Я взял дополнительный рулон.

***
Алик после очередной зеленой стоянки, довольны-ы-ый: - А у меня теперь ничего не болтается.

***
Манюня Андрею (заняла его насиженный угол): - Пустить тебя на свое мягкое место?

Так между делом проскочили Тюмень и Омск. И уже ближе к вечеру стало понятно, что в Новосибирске будем около 2 часов ночи. Блин-н-н, ну и дают наши водилы – в прошлом году мы проезжали столицу Сибири утром следующего дня.

В этот раз у нас есть дело в Н-ске – надо заскочить в гости. Ровно год назад я начала переписываться с Володей – убежденным водником. В августе 2005 года, когда наша команда проезжала через Н-ск на Шавлу, мы познакомились уже воочию. И в этот раз тоже решили встретиться – обменяться своими киношками.

Встреча прошла на уровне, в теплой дружеской атмосфере, но очень быстро – Женя не дал мне долго рассиживаться, у него, как и у всех нас зудели пятки – скорей, скорей… Да и Володе надо было дать нормально выспаться – завтра он тоже собирался отбыть - на Убу.

30 апреля, воскресенье
Манюня: 8-30. Ни фига себе, уже проехали Бийск!!! Народ, уставший после вчерашнего, еще беспробудно дрыхнет. Полубодрствуем только мы с Женей. Да еще разбудили Алика - на смену Андрею.

За нашими тонированными окнами стоит странноватый для этого времени суток полумрак, к тому же они напрочь запотели. Провожу рукой по стеклу… Блин! И в самом деле, там абсолютно беспросветно – сплошная серость – даже в теплой машине прохватывает ознобом – от одного только вида. Туман, снег с дождем и никакой перспективы!!! Вдоль дороги тянутся вереницы деревьев, согнувшихся под тяжестью свежевыпавшего снежка… Картинка чуть ли не рождественская – не хватает только фонариков на ветках. вдоль дороги тянутся вереницы деревьев, согнувшихся под тяжестью свежевыпавшего снежка…

Рядом встрепенулась Ирина: - Что там?
- Лучше не смотри.

На освободившееся от Алика место переполз Валя, под наше с Иринкой немое недовольство. Зашевелились и остальные. Чтобы сразу не травмировать только что проснувшийся народ окружающими видами, Женя объявил – ехать осталось немного – всего-то каких-нибудь пару часов.

Однако вскоре нормальная дорога закончилась, и начался горный серпантин. Так что непогодные прелести мы разглядывали уже по полной программе: со смаком и не торопясь – при максимальной скорости движения 60-70 км/ч. Зато успели тормознуть машину в той деревеньке с маленьким сувенирным базарчиком вдоль дороги, где в прошлом году Женя не дал нам погулять – мол, некогда.

А на этом самом базарчике, не взирая на раннее утро и снежную канитель, уже вовсю идет торговля. На прилавках чего только нет из местных этнических завлекалочек – баночки-скляночки с медами и лекарственными мазями-травами, рога, амулеты, поделки из дерева и камня… Однако больше всего нас пленили огромные кожаные бубны с затейливыми орнаментами. Но самая главная завлекалочка, о которой некоторые из нас не один год грезили ночами, и ради которой мы вылезли из теплой машинки – конечно же, варган или комус. И их там тоже было…

И весь оставшийся путь наш слух услаждался не очень стройными гортанными алтайскими напевами сразу пяти новоприобретенных варганов – народ никак не мог оторваться от биу-биу (так мы назвали эти штучки). У Ирины музыкальный талант проявился практически сразу – она первой освоила этот инструмент, и теперь пыталась уже учить других. Зато Андрей оказался самым терпеливым и настойчивым - у него никак не получалось, но он не сдавался.

Под этот этнический аккомпанемент мы философски дожевывали оставшиеся пирожки и разглядывали проплывающие за окнами величественные горные пейзажи.

На Семинском перевале и на вершинах окружающих гор тоже лежал свежевыпавший снег, а кое-где попадались его уже застарелые островки. Периодически начинал накрапывать дождик… ну, почти все как в прошлом году!!! Проезжая вдоль р. Семы отметили значительно больший, по сравнению с прошлогодним, уровень воды. Хотя Катунь, а после и Чуя, не показались нам столь полноводными, правда, смотрели издалека и сверху.

И отовсюду, где только появлялась связь, пытались прозвонить нашу паровозную команду – ни ответа, ни привета. Где они? Как там у них дела с машиной? Единственную sms-ку от них получили в районе Горно-Алтайска – Оля сообщала, что они подъезжают к Бийску, идет снег…

Проехали место прошлогоднего стапеля, и через пару минут уткнулись в километровый столб с отметкой “717 км”… Гм, странно, похоже, мы где-то ошиблись, назначая здесь свидание остаткам нашей команды – до начала маршрута еще пилить и пилить – километров около шестидесяти. Потоптались у столбика, посовещались, и, понадеявшись на трезвомыслие нашей святой троицы, все-таки решили ехать дальше. Но на всякий случай оставили на столбе записку. Писал Валя под диктовку Жени. Цитирую почти дословно: “Это не то, надо ехать дальше, до указателя “Улаганский район ”. Предположительно, это будет 771 км. Где увидите белую Газель, там найдете и нас”. В общем, что-то в этом роде… Большими буквами написали на обороте “ПЕРМЬ” и скотчем примотали к злополучному 717-му столбику.

Дальше наша дорога, как привязанная, тянулась непосредственно вдоль Чуи. И мы дружно пялились на реку – пытались сверху разглядеть ее рельеф и сравнить увиденное с лоцией. Как нам показалось, самыми неприятными препятствиями, здесь могут оказаться местные мосты с низкими пролетами, коих мы увидели целых четыре штуки. Засекали ориентиры самых серьезных порогов, в частности Бегемота (“волосатый” домик на левом берегу) и Турбинного (маленьких треугольный островок ближе к правому берегу, который при прохождении мы так и не увидели), про которые в лоции написано: “четких ориентиров порога нет”…

А вот и 771-й километровый столб. И сразу же за ним – большой щит “Улаганский район” – место нашего старта. 14.00. Прибыли... Однако мы установили небольшой личный рекорд – проехали 3000 км за 42 часа!!! Спасибо нашим водителям! Правда, это создало небольшую дополнительную проблемку – маршрутная раскладка рассчитана только с первого числа, поэтому сегодня придется перебиваться дорожными остатками. А у нас – куча мужиков, их ведь кормить надо, чтобы работали… Ну, да ладно, как-нибудь извернемся…

Первым делом организованной толпой обшарили весь близлежащий район на предмет дровишек. С этим делом здесь оказалось совсем плохо – популярный маршрут и удобное место для стапеля. Однако натаскали достаточно – хватит на все время пребывания на этой полянке. Потом подобрали остатки дорожных продуктов и женским составом сварганили салатик-бурде, а мужики возились с катами. Только закончили перекусывать, как подъехали остатки нашей команды. Они таки нашли, оставленное для них на 717 столбе послание, правильно сориентировались, и успешно воссоединились с нами. Ура!

Оля: Доезжаем до 717 км. Тишина и пустота. Никого. В легком недоумении рассматриваю цифирь 717 и ничего более не замечаю. Внимательность в данном случае такая же, как ориентация, см.р.Она. Но не зря я тратилась на поезд, сопровождая Димов - ментовское (да простят меня честные служители мундира за избитость слова) чутье и нюх их не подвели, разглядели-таки записочку пониже того места, куда я пялилась. Белый бумажный обрывочек, заскотченный на белом же столбе, со словом «Пермь», как оригинально. Наверняка для нас. Так и есть! Читаем: «Оля, Димы! Это не то, езжайте дальше. Ориентировочно – 771 км, главное – щит «Улаганский район». Хорошо, что циферки только местами поменяли, а не добавили впереди одну-две. Поехали дальше. Дорога серпантинная, она такая длинная. Нам весело, а наш водитель, кстати, вылитый халявщик Леня Голубков, доселе такой разговорчивый, сразу почему-то замолчал и загрустнел.

После так называемого обеда с новыми силами приступили к сборке судов. И уже вскоре три наших красавца были полностью готовы к подвигам.

18-00. Лагерь стоит, дров навалом, каты на старте, а светлого времени суток еще полно. Поэтому решили съездить на экскурсию – полюбоваться на Мажойский каскад. Но, облом – пока мы занимались домашними делами, водитель разобрал дверцу машины, которую кто-то случайно попытался открыть не в ту сторону и сломал замок.

Однако наши засидевшиеся организмы требовали срочного моциона, и дружной толпой мы отправились прогуляться до речушки, снежным языком стекающей с ближайшей возвышенности. Тем более, что эта прогулка еще и оптимально совмещала приятное с полезным, так как Чуйская водичка не вызывала никакого аппетита – мутная серо-коричневая взвесь. А водичка в притоке оказалась кристально-прозрачной и вкусной…

В процессе приготовления горячего ужина (спасибо Ольге – она изыскала все-таки для него ресурсы), еще раз помянули недобрым словом похищение Фиалки. Выше я уже акцентировала на этом внимание (еще раз повторяю: когда обнаружилась пропажа ката, мы только-только приступили к погрузке продуктовых мешков…) Так вот, только сейчас выяснилось, что в той суматохе мы забыли погрузить в машину коробку с тушенкой… Так что теперь придется обходиться тем жалким десятком банок, которые в нее не вошли – и это-то на 12 здоровых желудков и на 6 дней пахоты на свежем воздухе!!!

Опять же, спасибо Ольге, она решила нас побаловать и предусмотрела к каждой трапезе дополнительно по две банки кукурузы или зеленого горошка. На них-то мы и выехали…

В общем, приготовили ужин и решили душевно посидеть!!! блин! дождик… Ну… что делать… помянули… тоже забытый дома тент… Но спать пока не моглось – выдрыхлись в дороге. Забились под раскидистое дерево, и выпустили из чехла гитару.

Манюня: Марина, как всегда, жалуясь на пальчики, пыталась увильнуть от обязанностей, благо на этот раз нам крупно повезло - талантливых ручек было предостаточно – Колины, Валины, Алика. Постепенно дождик усилился, и настырные капли все чаще и чаще насквозь пробивали крону нашей спасительницы-сосенки. Гитару зачехлили и, совсем уже было, собрались расползаться по палаткам, как вдруг сквозь ветки заблестели …звезды. Звездный рисунок показался каким-то совсем непривычным – отвыкли, что ли, от алтайского неба, но знакомых созвездий мы так и не увидели. Удивительно, но при абсолютно звездном небе откуда-то продолжал накрапывать ослабевший дождик.

Когда совсем стемнело, в соседнем лагере – за ближайшим поворотом реки, устроили настоящий фейерверк. Оказалось, что незаметно наступил Первомай. С праздником вас, дорогие товарищи!!!.

Да, надо отметить самый главный недостаток Чуи – близость к цивилизации. Наши голоса и гитарные переборы периодически заглушались шумом проезжающих мимо по тракту машин.

К двум часам все наконец-то наобщались, напелись, надышались воздухом первой ночи и расползлись по палаткам. Бай-бай... Красота - водичка шумит, мышки шуршат у головы. Кто-то вроде ходит по лагерю, а вроде бы и нет... Только бы каты не увели…

1 мая, понедельник
Так до 5 часов я и пробдила - караулила каты. И только, было, задремала, разбудил вопль - Дима скликал народ на завтрак – они с Иринкой первые дежурные. 6.50. Серое утро.

После завтрака Женя щедро выделил нам два часа на сборы, и в 10-00 мы были уже готовы отчаливать – лагерь упакован по рюкзакам, рюкзаки скиданы в машину, каты накачаны и заждались нас на берегу, народ в полном боевом облачении проверяет крепления сидух и примеряется к греблам, на Веселопед вяжут баул с предметами первой необходимости – ремнабором, аптечкой, фотиками и камерами... Последние указания водителю – где и когда встречаемся на обед… краткое обсуждение тактики прохождения начального этапа… И вот уже экипаж Ласточки отваливает от берега. За ним через пару минут стартует Фиалка. Следующие - веселопедисты…

Первый старт маршрута и сезона – это просто песня. Экипажи еще не сработаны, навыки слегка подзабыты, а впереди – новая, незнакомая река. И что ждет нас за таким близким первым поворотом? Какой будет для нас быстрая, мутная, даже с виду неприветливая и, бр-р-р, холодная Чуйская водичка? Однако времени на раздумья уже нет – плывем, однако.

Манюня: А впереди, совсем неподалеку, если верить лоции – через 300 метров, нас ждет наш первый порог этого сезона – Сумрачный. Поэтому через 200 метров - первая плановая чалка. А так как Андрей с Димой пообещали бдительно чалить наш кат - у нас ехало все самое ценное – фотики, камеры, аптечка и т. д., то чалка прошла на ура! Всегда бы так!

Для разведки Сумрачного (3 к.с.) зачалились на правом берегу, и засидевшиеся без дела мужики дружно и быстро растворились за поворотом – ушли на разведку, хотя Женя позвал только капитанов. Разведка показала, что порог несложный – на коротком участке реки пара сливчиков и небольшие валы – до полутора метров. Поэтому решили идти обычным порядком - кильватерной колонной и без страховки. Первым, естественно, наш флагман – Ласточка, за ним Фиалка, в арьергарде - Веселопед.

Порог прошли без происшествий, спокойно. Подвели итоги - прохождение выявило все наши проблемные места: кто недогребает, кто недопонимает, а кому явно не хватает командного голоса. Оно же недвусмысленно показало, что команде еще срабатываться и срабатываться. Но чалка после порога опять прошла на ура!

Впереди порог Буревестник (4 к.с.). По лоции до него от Сумрачного 500 м.

Перед Буревестником Женя как обычно перестраховался – слишком рано зачалился. И в таком неудобном месте! Приткнулись во льды у крутого берега, хотя впереди – прямой, метров на 100 хорошо просматриваемый участок спокойного быстротока, заканчивающийся у поворота хорошей гаванью. Однако с командиром на маршруте не спорят. Дружной стаей остальные каты чалятся рядом с Ласточкой.

Оставляем Колю у катов и карабкаемся на полку, по которой идет смотровая тропа. Буревестник начинается сразу за ближайшим правым поворотом – неслабый вал до двух метров, особенно с левой стороны, на входе сложный слив с неприятной бочкой. Это все, что осталось от огромных камней, почти полностью перегораживающих 1-ю ступень порога, о которых нас предупредила лоция. После первых и самых мощных валов в русле виднеются отдельные камни, но вал уже не такой высокий, хотя течение сильное, и слалом между камней обещает быть веселеньким. Метров через 100 первая ступень плавно переходит во вторую – здесь только один неплохой слив и высокий (около 1,5 м) выходной вал.

Ну, вроде, ничего особо страшного нет. Все более-менее идется, и есть удобные места для страховки. Но так как это один из определяющих порогов, решаем устроить здесь поочередное прохождение, совмещенное с фотосессией.

Наметили точки страховки. Обсудили план прохождения – заходить вдоль правого берега и ко 2-й ступени, выгрестись на центр, так как дальше вдоль берега раскидано слишком много камней, 2-ю ступень проходить основной струей, и внизу порога – чалка в удобную гавань правого берега – прямо в заботливые и загребущие ручки страхующих.

Манюня: Назначили контрольное время выхода, и экипаж Ласточки убежал на старт. А мы пока выбираем точки съемки. Нелегкое это дело – одних только камер у нас с собой две штуки, а еще ведь и четыре фотика имеются, надо и их куда-то пристроить, чтобы никому не было обидно!

Тут же у порога знакомимся с народом из Кемерова – они прибыли на знаменитые Чуйские ралли, а сейчас еще завтракают и неспешно собирают каты. В ожидании наших первопроходцев поболтали с ребятами. Они-то нам и сказали, что по всем приметам в этом году на Чуе необычайно большая вода – значительно выше среднего уровня, и вообще, такой воды не было последние лет 10. В качестве примера привели знаменитый камень “акулий плавник” на Бегемоте – если он торчит из воды, значит воды мало. А в этом году (позже мы в этом убедились своими глазами) вода по нему идет верхом. Понятно, в Бегемот, скорее всего, не пойдем… Ласточка идет Буревестника...

Из-за поворота показалась Ласточка – они аккуратненько вписались между береговым камнем, на котором с камерой сидела Ирина, и самыми мощными валами. Дальше, по плану ушли левее, обошли первый камень, крутанулись после него и все остальное прошли уже совершенно спокойно.

Рокировка на финише – смена страхующих и снимающих. Следующей идет Фиалка. В порог они заходят несколько левее Ласточки и краем цепляют входной вал – классно заныривают, зато без проблем проходят первый камень. Однако на следующем камне их разворачивает на 180 градусов, но ко второй ступени экипаж успевает выровнять судно, и слив они проходят уже носами вперед. Чалятся.

Манюня: Теперь наша очередь. Прошли тоже без особых эксцессов, только в середине цапанули какой-то камушек – не знаю какой, с воды все смотрится совершенно иначе, и часть порога прошли боком.

Валя: Когда осматривали порог – решили, что пойдем в основном правым берегом: сначала справа обходим 2-метровые валы на повороте, потом уходим в правую протоку, потом обходим острый камешек по центру, на выходе большой язык слива тоже обходим справа, чтоб не дай Бог не завалиться и не съехать правым боком. В результате – входные валы проходим по центру, на входе в протоку нас (как, собственно, и предыдущие два экипажа) разворачивает боком, камешек замечаем только когда, когда он у нас оказывается в аккурат между гондол (слава Богу, сантиметров на 10 ниже рамы), вниз уходим прямо по центру языка. Но, главное – ничего не происходит! Мы можем проходить сложные пороги! Вот бы еще маневрировать научиться...

Судя по лоции, далее идет практически сплошная шивера, которая после пос. Ярбалык усиливается, переходя в 500-метровый Ярбалыкский порог 2 к.с. Затем до Бегемота (4 к.с.) следует участок спокойного быстротока. В общем, пока ничего страшного не ожидается. И так как конечная цель нашего сегодняшнего дня – порог Бегемот, решаем идти походным порядком, обеспечивая взаимную страховку, типа “иди, я тебя вижу” и просматривая препятствия с воды. Занимаем свои рабочие места и отваливаем.

Грябаемся, бдительно выглядывая на левом берегу высмотренный еще из машины ориентир - волосатый домик. Оп-па! Вот и он. Быстренько чалимся к правому берегу – надо ловить машину, чтобы, не теряя времени, пока капитаны гуляют на разведке, приготовить обед.

Какая все-таки замечательная у нас команда, никого не приходится пинать, без особых напоминаний народ резко включается в трудовой процесс – каждый сам находит себе занятие. Валя связался по рации с машиной, а потом отловил ее на дороге и притащил к уже готовому костровищу котлы и продуктовый мешок. Алик смотался за чистой водой. Остальные – занимались заготовкой дров и костровищем, а потом принимали посильное участие в процессе приготовления пищи – дежурные дежурили, а остальные дружно чистили картошку и лук, резали хлеб.

Когда все общественно-полезные дела переделались, и суп был уже на подлете, мы немного расслабились и занялись личной жизнью:

  • Коля нашел полноводный источник живительной влаги – из нехилого обломанного не нами сука стоящей неподалеку березы сок не капал, а лился щедрой струйкой. Применив смекалку, сноровку и подручные средства (скотч, Андрюхину литровую сиротинушку, себя с Андрюхой вместо подъемного крана и меня в качестве манипулятора) он до конца обеда и в достаточных количествах снабжал нашу команду березовым соком.
  • Мы с Манюней переглянулись, и без слов поняв друг друга, отправились на поиски уединенного местечка. И не подумайте ничего … нетрадиционного. Не планировалось ничего, о чем бы мы не могли рассказать мамочкам. Другая общая мечта нас объединила, самая естественная – когда с самого утра приходится ходить, затянутой в корсет неопренового полукомбеза... всякое терпение заканчивается задолго до вечера. Мужикам, конечно проще, а что делать нам, девочкам? Да еще и с кустиками здесь напряженка. Конечно, они есть, но такие прозрачные… Сверху – полный обзор с дороги, и у реки не спрячешься – на том берегу тоже приткнулись несколько катов, и разгуливают мужики. С горем пополам, скорчившись по очереди за небольшим камушком, извиваясь как змеи, избавлялись от неопреновой шкурки… В общем, акробатический этюд для одного зрителя в исполнении одного актера. Зато на обратном пути мы обнаружили первую съедобную зелень – лук-слизун, который стал приятным дополнением к обеденному столу.

К тому времени, как супчик поспел, погода преподнесла нам очередной сюрприз – поднялся сильнейший ветер. Поэтому обедали быстро, чтобы масса прошлогодних листьев, уже плавающая в тарелках и кружках, не переросла в критическую. Интересно, а каково придется на воде при таком мордодуе? Однако все оказалось более-менее терпимо – то ли ветер слегка поутих, то ли мы уже попривыкли, но через несколько минут благополучно чальнулись у Бегемота – на левом берегу, метрах в 20 перед мостом, который является одновременно и входом в порог.

Здесь удобное место для стоянки. Может разместиться несколько групп. На стояночке уже загорали и осматривались другие команды. Здесь впервые за все время нашего знакомства Женя разрешил оставить каты без присмотра, и мы всей толпой отправились на осмотр и фотосессию.

С верхней смотровой площадки открывается великолепный вид на порог. Не видно только моста и первых входных валов, но три основные слива и вся выходная часть как на ладони.

После второго слива бочка была просто офигительно-великолепная, а посередине третьего едва обозначался тот самый «акулий плавник», по которому и определяют уровень воды. Сейчас с воды его вряд ли можно было разглядеть – ну, стоит вал, и все. И бочка после него ещё более офигительная.

Потом погуляли низом. Отсюда зрелище было еще более впечатляющим – мощный, пенный, мутно-коричневый поток с ревом несся в узкой каменистой расщелине.

Манюня: - Да-а-а, похоже для наших силенок это немного крутовато. Вот если бы не этот зуб… то можно было бы и...

Ну, причем тут зуб? Он ведь находится в правой части слива. При данном уровне воды самое главное обойти не зуб, а сам слив – осторожненько прокрасться по левой части потока и не дай Бог попасть в основную струю... Т. е. от моста надо сразу работать, работать, работать влево, чтобы перебить поток и выйти на чуть-чуть менее мощную воду, а вот на это наших силенок, скорее всего, и не хватит. Может, если бы были сработавшиеся и чисто мужские экипажи…

В это время прочий народ как-то оживился, на правом берегу появились два мужика с морковками, кое-кто достал камеры и фотики. Похоже, готовится прохождение! Ну, если сами не пойдем, так хоть посмотрим. Иринка с камерой мухой улетела на правый берег, Андрюха приготовился снимать с верхней смотровой площадки. Остальные тоже поднялись с ним – оттуда лучше видно.

Минут десять ничего не происходило. Потом из-под моста вылетел кат-четверка с чисто мужским экипажем. Они с трудом выгреблись левее, обошли второй слив, но где-то на этом участке их развернуло на 90 градусов. Так, боком, они и прошли до третьего слива. Но удачно - даже смогли обрулить большое бревно, торчащее у левого берега, и третий слив зацепили только краем, хотя вошли в него уже задом. Потом Женя сказал, что, возможно, так и было задумано, что это один из элементов техники прохождения таких препятствий – боком. Главное, что им удалось выйти к левому краю струи.

Следующий этап нашего сплава - … пешеходная прогулка в спасиках, касках и неопренках, с катами на плечах и веслами в руках. Все выше, и выше, и выше… Обнос-с-с. Эта процедура отняла у нас около получаса. Правда, кое-кто из экипажа Фиалки попытался, было, выразить протест против их личного обноса, но так как полного внутриэкипажного консенсуса по этому вопросу они не достигли (и у них в экипаже есть благоразумные товарищи!!!), бунт завял на корню.

Для обноса Бегемота по левому берегу проложена великолепная, широченная автодорога. Сначала она не круто уходит вверх, а потом потихоньку спускается. А там до реки уже рукой подать.

План сегодняшнего дня мы выполнили – дошли до Бегемота и успешно прошли его, поэтому, несмотря на то, что солнце еще высоко, Женя принял решение вставать лагерем. И в 17-00 мы переправились на правый берег, для воссоединения со своими шмотками, катающимися на машине, и метров через 100-150 ниже по течению зачалились.

Валя опять убежал на поиски нашей машинки, а остальные занялись заготовкой дров. И в процессе отловили на себе двух клещей. Отличились Муля с Сергеем. Хорошо, что клещи пока еще сонные, сразу не впиваются, поэтому дело закончилось только легким групповым клещевым психозом. Периодически кто-нибудь начинал лихорадочно заголяться и приставать ко всем, проходящим мимо: - Глянь, что у меня там такое ползает…

За ужином мужички немного злоупотребили в ознаменование первого ходового дня (назавтра, после очередной веселой чалки, Женя кое-кому это припомнил…). А попытка устроить посиделки была пресечена самым недвусмысленным образом - в 22-00 небесам стало грустно, и они зарыдали по-крупному. Пришлось спешно собирать, развешенные по поляне шмотки, и укладываться спать.

2 мая, вторник
Всю ночь сквозь сон слушала, как по тенту палатки что-то накрапывает, то сильнее, то слабее.

Потом, не особо стесняясь, завозились дежурные – Оля с Мулей. Муля периодически протяжно звал: «Оля-ля», и по контексту было понятно – костер гореть отказывается… Поспишь тут, как же… Поэтому подъем вышел особо ранний – задолго до готовности завтрака, нас даже будить не пришлось. Уже в 6.00 народ начал шевелиться и расползаться. Первым, как обычно, встал экипаж Фиалки. Запалаточных децибел резко добавилось, волей-неволей пришлось подниматься и остальным.

Вау! А на улице-то стоит зима! Вот, оказывается, что всю ночь накрапывало! Полянка, палатки, деревья, окружающие вершинки, забытая неопренка, чьи-то штаны на кустиках и сами кустики – все было покрыто пятисантиметровым слоем выпавшего за ночь снежка… Хорошо хоть, что больше не сыпало. Оля с Мулей сказали, что снегопад прекратился минут пять назад. А когда они встали, был вообще сплошной мрак и мокро-снежный беспредел…

Андрей, оглядев окрестности, протянул: - Красота-а-а… Все хорошо, кроме одного, нет двух, нет трех… - поочередно переводя взгляд с заснеженных елок сначала на оставленные для просушки штаны, потом на первый заснеженный носок, а потом и на второй…
А практичный Серега смотрит в корень: - Одно хорошо, дождя нет!

Дружными усилиями раздули огонь, ни в какую не желающий гореть. И в итоге, несмотря на ранний подъем, завтрак получился позже обычного - в 7.40. Поэтому и вышли с получасовым опозданием - в 9-30.

Сегодня в самом начале нас ожидает порог Классический (3 к.с.), незаметно и плавно переходящий в двухкилометровый Слаломный (4 к.с.). Перед завтраком капитаны сгоняли на разведку – добежали только до Классического. А осматривать Слаломный – бесполезная затея, запомнить линию движения на таком большом участке просто невозможно. Поэтому положились на Женино многоопытное чутье и решили идти без тщательного берегового осмотра, ориентируясь с воды – обычным походным порядком.

Выгребли на струю, идем. А погодка стоит, врагу не пожелаешь. Вроде и солнце светит, но холодный ветрюган и …снег в морду… через пять минут полностью обламываю весь кайф. Уже хочется на бережок, к костерку поближе. Но до тех пор, пока руки были сухими, еще можно было жить, а вот после первого же неплохого вала поплохело конкретно – ледяное весло и пронзительный мордодуй быстро сделали свое черное дело – мокрые ручки свело аж до ломоты. А ведь гребло не только держать надо, но усиленно махать им – порог, однако.

Да, местечко здесь не слабое! Хорошая струя, сильное течение, постоянные резкие повороты русла, камни, узкие проходы между ними, сливы с валами и бочками – похоже, это уже Слаломный. Здесь не до болячек и не до личных переживаний – надо усиленно работать и четко маневрировать, чтобы не влететь, куда не следует.

Как флагман, опять идем первыми. Фарватер диковинно петляет - и Ласточка мечется от одного берега к другому, аккуратно обходя вырастающие на ее пути глыбищи и правильно заправляясь в сливы. Следом, держа дистанцию и повторяя наши маневры, не отстает Фиалка. Веселопеда отсюда не видно, но если бы они потерялись, с Фиалки бы нам просигналили.

Однако силы гребцов не безграничны, а картинка впереди пока не меняется – камни и сплошная пена. Поэтому чалимся в более-менее спокойном месте к правому берегу на краткий перекур и восстановление кровообращения в перемерзших конечностях. Чуть ниже нас в берег втыкается Фиалка. Мешками валимся из сидух… Оу-у-у!!! Какая боль, какая боль… Сую руки подмышки – не помогает, похоже, остыла целиком… больно-о-о-о. Спасает Муля, великодушно поделившийся остатками своего тепла – он большой, и потому так быстро не остывает.

В это время из-за поворота вылетает и Веселопед. а вот так это выглядело уже на берегу...

- Внимание! Быстро готовьте морковки! Мужики, ловите кат! У них там человек за бортом!!! – Женя.

Оп-па на! И в самом деле, Валя плывет рядом с катом, ухватившись за раму. Ну, блин, только этого нам еще не хватало!!! Тогда мы еще думали, что где-то на валу Валю вышибло из сидухи…

Мужики с морковками галопом скачут по камням за проносящимся мимо Веселопедом. На более-менее спокойном участке зачалить их не удается – морковка чуть-чуть, но не долетает – кат входит в очередной слив и скрывается за поворотом… мужики тоже… И завершающий акт спасработ остается для нас за кадром.

Коля: Зачалились, приготовились откинуться – расслабиться, как услышали громкий возглас. Смотрим, - Женя машет руками, что-то кричит, …кажется, кто-то за бортом.

Веселопеда пока не видно, но ясно, - у них проблемы. Дима быстро отвязывает морковку и становится наизготовку. Вот и потерпевшие: Валя в воде, держится за раму, остальные на местах, …но что-то у них не так… Что – не понятно, но разбираться некогда, - вот уже летит морковка… эх! недолёт… совсем чуть-чуть… Успеваю заметить грустно-задумчивые глаза веселопедистов, глядящие на уплывающую надежду… Позже Алик скажет: «Так обидно видеть плывущий параллельно спасконец, и не иметь возможности до него дотянуться!»

В это время Женя, совершив марш-бросок от своего ката до нашего, вручает Диме ещё одну морковку. Но бросать уже поздно, и Дима, сделав пару шагов, отдаёт морковку Ирине, - беги мол. Поступок вполне логичный, - Ирина, помимо прочих своих достоинств, очень юркая и ловкая девушка. Она тут же рванула за Веселопедом, аки горная лань, перескакивая с камня на камень, …стараясь не отстать, бежал за ней и я… Догнал, когда Иришка невольно тормознула перед довольно крутым обрывом. В другой раз спуститься бы, подать даме ручку… Вместо этого нахально вырываю из её рук морковку, ставшую своеобразной эстафетной палочкой, и почти кубарем спускаюсь к реке…

Веселопед мы немного обогнали, есть пара секунд… Успеваю вытянуть метра три верёвки, которую подхватывает подбежавшая уже Ирина, и сразу начинает привязывать её к близлежащему камню.

Стометровка по пересечённой местности даёт о себе знать – дыхание сбито, руки-ноги дрожат, ещё мандража добавляет сознание того, что права на ошибку нет - впереди двухкилометровый порог «Слаломный», отмеченный в лоции как 4 к. с. Ох, не сладок будет аварийный проход его, к тому же непонятно, что там с Валей… Однако пора бросать… ЕСТЬ!!! Морковка плюхается рядом с Веселопедом, и её тут же поддевают веслом. Теперь держа-а-ать! Как учил Женя, пытаемся понемногу стравливать, чтоб не было рывков, вроде получается, …но как ладони жжёт… я-то ещё в перчатках, вот Ирина, бедняга, успела их «вовремя» снять.

Вижу, как Веселопед уже прижимает к берегу, совсем немного осталось, но петлю с камня сорвало, а нас вот-вот потащит по земле… Тут вдруг резко потемнело в глазах… это Дима закрыл от меня белый свет своей широченной спиной. Появился как нельзя более кстати, сграбастал верёвку, и сразу упал на землю (опытный, однако). Вот теперь всё, - шансов поиграться с нашими друзьями у реки не осталось.

Манюня: Снег в лицо, руки ломит. Но идем, и вроде даже неплохо. Как вдруг… Веселопед чуть-чуть бочком вошел в один из сливов, и правые гондольеры, оба, неожиданно оказались в воде… Мгновение назад еще сидели, и уже нету - как корова языком слизнула. С первого взгляда показалось, что просто вывернуло их гондолу. Что же случилось на самом деле, поняли только на берегу.

Итак, картинка маслом: порог – по лоции 4 к. с., валы и в этой мешанине - кат с двумя членами экипажа сидящими на левом борту, а еще двое плывут где-то в районе правого борта.

Пока Алик помогал спасать весла, а Серега выкарабкивался на кат, я в одно весло гребла или пыталась хоть как-то это делать. А валы, между прочим, здесь неслабые, струя прет прямо по центру, нас, соответственно, несет по струе. Одним бортом работать просто невозможно – сразу начинает раскручивать, поэтому гребу-табаню, гребу-табаню… А в таком режиме никак не получается прорубить эту чертову струю и приблизиться к берегу.

Первую морковку Дима до нас не добросил всего-то на 0,5 м – не дотянулась даже веслом. И мы ушли дальше. Задом прошли хороший слив, все последующие валы - изуродованным боком, и на одном обливнике придавили Валю - он так и не смог забраться на гондолу.

Пока снимались с этого обливника, подоспела спаскоманда со второй морковкой - Коля и Ирина. В этот раз Алику удалось дотянуться веслом до морковки. Ору ему, чтобы цеплял ее за раму, да не тут то было – труба оказалась слишком толстой для карабина. Повезло, что Серега хорошо закрепил нашу штатную морковку, прищелкнулись к ней. И с трудом, и с мозолями, но все-таки нас вытянули к берегу!!! Так наш кат практически на одном весле прошел порог Классический.

Вернулись мужики, и мы дружно перегнали Ласточку с Фиалкой до наших потерпевших кораблекрушение. И только тогда я увидела, что же все-таки произошло с Веселопедом. Но увидела – это не означает, что поняла. И до сих пор не могу понять, как такое могло случиться!!! У бедного Веселопеда практически обломило раму вдоль правой гондолы – перегнуло на 90 градусов четыре из пяти поперечин. Да и пятая устояла только потому, что выскользнула из вязки. Еще бы чуть-чуть, и каждая парочка дальше пошла бы на своей автономной гондоле.

Фу-у-у, все самое страшное закончилось, все живы-здоровы. А это самое главное! Остальное пустяки – что нам стоит разобрать кат, заменить сломанные поперечины на деревянные, оставшуюся в живых - укрепить и опять собрать… Дело привычное – всего-то пара часов работы. Вон Андрюха уже ушел на поиски подходящих деревяшек, перемерзший Валя улетел на поиски машины – срочно нужен полный комплект инструментов – а заодно и сам согреется. Остальные дружно теребят Веселопед, освобождая его от лишних деталей. Чтобы не терять время, решили хотя бы чайку вскипятить (обедать еще слишком рано – 20 минут всего-то и сплавлялись), а потом идти до вечера. ремонт уже почти закончен...

За работой бурно дискутировали на злобу дня – как же все-таки такое могло случиться. Выяснилось, что веселопедисты и сами ничего не понимают – плыли себе, плыли и на тебе… Причем в четыре голоса утверждают, что ни на какие камушки не напарывались, что тот слив, где все произошло, был абсолютно чистым – сломались на пустом месте…

Да уж… Ну не было в пороге такой мощи, чтобы так заломать раму!!! Тем более одномоментно… раз, и все. В общем, не поняли…

А впереди, перед поворотом – до него метров 100, опять что-то нехило плещет. Мимо нас прошли три двойки – с ними мы уже встречались несколько раз, именно они стояли вчера в обед на противоположном берегу и мешали нашим девочкам расслабиться. Понаблюдали их до поворота – в первой сильной бульке со второго ката выпал правый. Но даже отсюда было видно, что он уцепился за раму и скоро уже вылезет. Поэтому отправили на разведку Женю – пусть заценит местечко и выработает тактику его прохождения.

Отчет командира: два последовательно расположенных ~2-х метровых слива в правой части и соответственный вал после них. Есть небольшой обход вдоль левого берега, но туда надо еще выгрестись – мощная основная струя. Главное, если не удастся выйти из нее – четко держать курс и проходить валы на положительной скорости. В общем, все как обычно.

Закончили внеплановый ремонт, попили чайку с конфетками и печеньками – вроде, согрелись. И около 12-00 тронулись дальше – походной колонной и со сванской страховкой. А так как до аварии прошли только первую половину Слаломного, то первые 15 минут хода были очень даже ничего себе. Особых подробностей не припоминается, в памяти осталась только сплошная череда ворот, валов, сливов, бочек…

Ниже порога зачалились сами, помогли зачалиться Фиалке. А Веселопеда опять нет!!! Ждем, нервничаем, уже отвязали морковки и приготовились ловить… появились, голубчики, бешено подпрыгивая на выходных валах Слаломного. Оказалось, зачаливались для подкачки.

Манюня: Подплываем поближе, смотрим, е-мое! Девчонки рассыпаны по берегу наизготовку с морковками, мужики уже на кате – готовятся стартовать, лица у всех суровые. Да, запугали мы народ… надо бы поосторожнее, чтобы окончательно не выйти из доверия…

И тут посыпались подарки. Экипаж Фиалки преподнес нам игрушечный руль – почти как настоящий. Это чтобы лучше рулилось, что ли? С Ласточки одарили … самой что ни на есть настоящей скалкой – чтобы капитан учил нерадивых гребцов. Да уж, в тему… И где нашли?

***
Перед стартом Валя мне: - Давай уже отвалим, а то все отмариниваем, да отмариниваем...

А Женя уже уселся на кат, скомандовал свой “вперед”… и только тогда обнаружил, что забыл надеть спасик. Вот как переволновался за нас!

К этому времени окончательно прояснилось, но было холодно, и ветер в лицо. Так как до Турбинного лоция ничего страшного нам не обещала, дальше шли ходом, по-спортивному и без осмотра - Обманный (2 к.с.), Веер (2 к.с.), Городовой (2 к.с.), Безымянный (2 к.с.), Дозорный (2 к.с.), Белый Бом, Иодринский (3 к.с.). И так же беспроблемно проскочили все четыре моста (из них 2 в Белом Боме, 1 иодринский), ни одного не пришлось обносить. К счастью они оказались не такими страшными, как показались сверху, и вполне проходимыми. И только перед первым на всякий случай остановились на осмотр, остальные смотрели с воды.

В общем, и впрямь ничего страшного на этом участке нет. Но нельзя и расслабляться – надо быть в состоянии постоянной боевой готовности. Так что и вторая половина дня тоже получилась насыщенной – постоянно грябали против ветра на коротких спокойных участках, вдвойне упирались на положительной скорости в порогах - пейзажи по берегам так и мелькали. Угрябались как черти… И где-то здесь на очередной кратковременной зеленой стоянке, вылезая из сидухи, Валя дал четкое определение маршрута: - Гребаная Чуя…

Ниже Иодринского встали на ночевку, как обычно на правом берегу. Только, было, я отошла от берега, как догоняет Манюня и сообщает, что при чалке Валя сильно поранил палец. Бегу назад – аптечка-то все еще у них на кате. Там же осматриваю раненый пальчик. Кровища так и хлещет. Похоже, рана глубокая. К тому же на очень неудобном месте – на сгибе большого пальца – долго заживать будет. Накладываю повязку и рекомендую какое-то время походить с поднятой рукой.

Валя, исправно выполняя мои рекомендации, полвечера изображал из себя известного всем персонажа фильма. Казалось, он вот-вот резко опустит руку и скажет с надрывом: “А… ну его на хрен…”

Манюня: Весь вечер он сокрушался, что теперь не сможет играть на варгане и гитаре. Не о том, Валя переживаешь, надо думать, как дальше грябаться будем.

Погода, похоже, наладилась – чистое небо, и обалденное предзакатное освещение – мечта любого фотографа. После заката резко похолодало, вечер выдался бешено-звездным и люто-морозным. Классика! То ли поэтому, то ли потому, что устали, но гитару доставать не стали. Отменился и ночной чай - запас питьевой воды на сегодня ограничен, чистых ручейков рядом не наблюдается, а гонять машину за парой-тройкой литров как-то смешно. А без чая с гитарой, какие могут быть посиделки – и в 22.00 все уже расползлись по палаткам. Детский сад какой-то! мы на фоне гор, а на нашем фоне - наш крутой водила...

3 мая, среда
Подъем вновь оказался ранним, да еще и с фальстартом. В 6-30 Ирина попыталась нас поднять, но, выглянув и увидев, что котлы все еще висят на костре, мы вновь улеглись. Утро в плане погоды нас порадовало – было ясно, хотя и прохладно, и ветер все еще дул в лицо.

После завтрака – сборы, таски барахла к машине, проверка катов и уже привычный утренний акробатический стриптиз, сопровождаемый стонами и взвизгами исполнителей, - массовое облачение в недосохшие неопренки.

Манюня: А у нас еще и усовершенствование конструкции катамарана – Серега все-таки привернул к раме вчерашний руль. Жаль, скалку потеряли… явно пригодилась бы...

В 9-00 стартанули. Сегодня по Жениному плану мы должны выйти к обеду в Катунь, а к вечеру дойти до Ильгуменя. Судя по карте – явная утопия. Нам хотя бы первую половину плана за день сделать… Побаловавшее с утра солнышко спряталось за облаками. Пасмурно, ветрено, хорошо, хоть сверху не льет и не сыплет.

Шли походной колонной, соблюдая между катами небольшую дистанцию, но, памятуя вчерашний день, старались не терять друг друга из вида. Так прошли: порог Мокрый, шиверу Степная и шиверу Раздор – все в пределах допустимого. К 12-00 без особых проблем подошли к Турбиному (4 к.с.).

На подходах к нему и впрямь один поворот реки практически неотличим от другого – одинаковый окружающий пейзаж – серые высокие берега, однотипно-шиверистая вода – никаких явных ориентиров. Даже примеченный сверху (еще из машины) небольшой треугольный островок где-то затерялся, слившись с береговой линией. Поэтому пару раз в самых подозрительных местах чалились, и Женя бегал на разведку за ближайший поворот.

Однако в Турбинный не влетели – самым лучшим ориентиром порога оказался яркий кат на правом берегу – его увидели издалека, и только потом обратили внимание на усилившуюся перед крутым левым поворотом шиверу.

Мы с Олей остались караулить суда, а остальные ушли на осмотр порога. По возвращении разведгруппы, начались дебаты: идем – обносим. У Жени четкий курс на обнос. Его кредо: порог не интересен, если от экипажа на воде практически ничего не зависит. А при такой моще, которая сейчас прет на пороге, именно так и обстоит дело, и все зависит не от умения, а от везения: пронесет – не пронесет, то бишь, русская рулетка. Тем более что наши каты для такой воды просто не заточены, их порог – троечка. Другой его аргумент – внизу нужна обязательная страховка с воды, из-за огромного зуба по центру, так как там русло широкое, и куда при перевороте вынесет, одному Богу известно - морковки может просто не хватить. Для этого как минимум один кат в любом случае надо обносить. А обнос тут не сахар – по узенькой тропочке круто вверх, потом так же круто вниз.

Но экипаж Фиалки уперся на своем – нет, нет, нет, нет, мы хотим… Даже вызвались тягать страховочный кат туда-сюда. И все-таки отстояли свое право на риск – Женя сдался. За ними и веселопедисты решились крутануть рулетку, заменив Валю с его окровавленным пальчиком на нашего Мулю.

Обсудили тактику прохождения: идти в левый слив порога, причем камень, лежащий по его центру, тоже обходить с лева, вдоль береговых скал. А для этого практически сразу после старта всеми правдами-неправдами пробивать струю и выгребаться ближе к левому берегу. После поворота опять же всеми силами стараться уйти влево, там более-менее спокойно и можно нормально заправить нос.

Затем, уже охваченные предстартовой эйфорией мужики подхватили нашу Ласточку, и чуть ли не бегом ломанулись вверх. Тем временем мы выбирали точки для съемки и настаивали камеры. Мне досталась Иринина камера и место в начале порога, Олю с Андрюхиной камерой Женя увел наверх и ближе к выходу. Остальные с фотиками рассосались по всей тропе.

Манюня: Мы с Аликом, Сергеем и подменным Мулей, оседлав Ласточку, выгрябались в тень центрального булыгана и застыли там на страховке. Так как оттуда абсолютно ничего не видно, предварительно договорились о системе сигналов: когда Фиалка начнет движение, Марина даст отмашку Жене, Женя нам. Если все будет нормально, то мы вскоре и сами их увидим. Если же произойдет какое-нибудь ЧП, Женя сделает рукой круговое движение, а потом махнет, куда их скинуло – в левый слив, или в правый. Туда и рванем.

Однако все обошлось. Фиалка прошла почти без проблем. Теперь наша очередь.

Добежали до ката, еще раз все проверили и стартанули. Однако оказалось, что в запарке не глянули на часы – рановато начали, Фиалка еще не успела стать на страховку. Поэтому дошли до ближайшего камушка, благо до поворота в Турбину еще метров 50, и вошли в его тень. Выждали необходимое время и вперед.

В порог мы зашли несколько хуже Фиалки, не смогли пробить струю. И нас чуть было не затянуло в правый слив, чудом выгреблись. А на втором сливе нас знатно тряхануло, похоже зашли не совсем прямо. Меня чуть было не выкинуло из сидухи вперед – знатно макнуло лицом в воду перед носом ката. Едва успела вдохнуть воздуха и закрыть глаза. Потом уже увидела, что даже лямки сидухи растянуло сантиметров на 10. В общем, мне круто повезло. Жаль только, не намылила голову перед стартом, не пришлось бы потом мучиться, раз – и чистенькая.

Подводя итог, могу сказать – ни первый, ни второй экипаж практически не смогли перебить струю. И те, и другие прошли на грани. Точнее даже не прошли, а их пронесло.

В общем, на это дело ушло часа полтора. Следующий этап порог Турклуб Горизонт (5 к.с.), находящийся в 600 м после Турбинного. До него долетели моментально.

Манюня: После разведки история повторилась - Женя установил табу, а народ завозмущался. Экипаж Фиалки все же как-то на него додавил, а мы оказались более благоразумными - вспомнили об ответственности и принципах единоначалия.

Обнос Горизонта оказался штукой весьма неприятной и трудоемкой – здесь слишком крутые берега, и сразу после порога подойти к реке невозможно – отвесные 10-20 метровые скально-песчано-гравийные стенки, обрывающиеся в сторону Чуи.

Пока мужики корячились с катом на подъеме, путаясь среди берез, я выскочила на верхнюю полку и убежала на поиски ближайшего сколько-нибудь возможного спуска к реке. Таковой попался метров через 100 – достаточно крутенький сыпучий кулуарчик, но уже вполне пригодный для спуска ногами и без применения альпснаряжения.

Однако пока я скакала по окрестным скалам, Жене надоело таскаться с Ласточкой, и ее решили сбросить вниз на веревке. И к тому времени, как я вернулась с известиями, бедная лошадка вниз головой уже висела, хорошо заклиненная между склоном и стоящей внизу березой. Мы с Мулей и Олей мухой скатились по моему кулуарчику и начали выкорчевывать Ласточку из ловушки. А в это время Женя отпустил веревку… и после очередного нашего толчка, кат одномоментно рухнул. Хорошо, не на головы - нам удалось отскочить… Потом цирк повторился – уже с Веселопедом в главной роли.

Следующий этап - организация страховки и видеосъемки. Олю с камерой Андрея поставили снимать сверху, а меня, видимо, как самого опытного скалолаза загнали на каменистую площадку у самой воды – в районе выходного слива. Зато обзор порога отсюда просто замечательный – видно все, практически от самого входа, и с близкого расстояния – самое то для успешной съемки.

Манюня: Нас (веселопедистов) выставили на страховку. Чуть не померли со смеху - Муля страховал нас за весло Алика.

Женя: При обсуждении тактики прохождения по поводу захода – по правой протоке, разногласий не было. После серии сливов в средине порога метров тридцать спокойной быстрины, и струя упирается в прижим правого берега под нависающую скалу. На этом спокойном участке надо успеть выйти из струи влево. Народ был свято уверен, что они это запросто сделают. В прижиме отбойный вал, но правый край достаточно опасен.

Фиалка зашла в порог неплохо, после второго слава их развернуло вправо, и к третьему сливу они хоть и успели выправиться, но оказались не с левого его края, а с правого. Вынырнув после слива на спокойном быстротоке, они едва успели развернуть нос влево и свалились правым боком в прижим. Благо отбойный вал сделал за них всё необходимое, и кат благополучно выскочил из скального коридора. Очередной выигрыш в лотерею пронесёт-непронесёт.

Теперь от Катуни нас отделял только короткий участок более-менее спокойного быстротока и 2,5-3 километра шиверы Конечная (3 к.с.), уже знакомой нам по прошлому маю – тогда мы стартовали чуть выше ее. Поэтому проходили ее в обычном походном порядке – колонной по одному и соблюдая дистанцию видимости.

В этом году шивера была не в пример интереснее – валов побольше, сами они повыше, струя помощнее. В общем, пришлось хорошо повертеться. На одном обливничке даже посидели – он неожиданно вырос перед самым носом, скрываясь до этого в пенной череде валов. Потом, при разборке полетов узнали, что сидели там не мы одни – остальные каты тоже на нем отметились, уж очень хорошо расположен этот камушек – на середке самой логичной траектории движения… А Веселопед посидел еще и на каком-то другом…

Двадцать минут веселухи – и, упс! все спокойно… мы впали в Катунь. Последнее препятствие, отделявшее нас от нашей любимой стоянки на правом берегу – воронка у скалы – закрылась перед самым носом. И мы спокойненько проутюжили Ласточкой то, что от нее осталось. Можно было, конечно, обойти, но уже было просто лень лишний раз шевелиться.

Манюня: На входе в Катунь удивились сложным маневрам второго ката. И, тут же отвлекшись на переговоры с народом, уже стоящим на противоположном берегу, чуть не угодили в воронку. Пришлось яростно выгребаться. любимая стоянка... она же, только вид сверху...

В 17.00 зачалились на нашей любимой стоянке (на правом берегу Катуни практически сразу после устья Чуи). За прошедший год стоим тут уже третий раз. С августа здесь почти ничего не изменилось, только тополя пока еще голые. Зато огромный разлапистый пень у костровища все еще не сожгли – стоит, красавец. На нем так удобно развешивать на просушку мелкие шмотки!

Отдышались, посовещались и решили – ночуем здесь. Какой уже нам сегодня Ильгумень – ходового времени осталось всего ничего, а мы даже еще не обедали. К тому же, если сегодня идти дальше, то надо срочно искать машину, мухой перегружать с нее шмотки на каты, так как отсюда начинается полный автоном – дорога уходит от реки. А вся эта бодяга отнимет кучу времени, и мы все равно до темноты ничего не успеем.

И вообще, нам здесь нравится – и красиво, и просторно, и песочек, и дров навалом – по всему берегу ровным слоем размазаны кучи плавника. И наплевать, что и песочек, и травка густо усеяны отходами жизнедеятельности мелкого и крупного копытного скота – этого добра здесь везде навалом. А весла-то нам на что?

Пока мы занимались обустройством нашего общежития: расчисткой мест под палатки, костровищем и пр., Валя сгонял наверх, к дороге, отловил нашу машинку и притаранил мешки с котлами и продуктами. Забираю у него продуктовый мешок и вижу… оп-паньки! Весь мешок в свежей кровище!!! Оказывается у Вали открылась рана, ну и… в общем, все как я и думала – хреновая рана: и глубокая, и на постоянно работающем сгибе. Отправила Валю к Ирине на процедуры – обработку и перевязку, и строго настрого наказала, чтобы сегодня больше не совал ручки, куда не попадя – поберег наши нервы (шутка). На самом-то деле просто попросила, чтобы он постарался хотя бы до завтра (грябать-то все равно придется) избегать какой-либо деятельности, требующей сгибать или мочить палец.

Если уж речь зашла о болячках, то надо еще упомянуть и о Коле. Только сейчас выяснилось, что при прохождении Горизонта у него что-то случилось со спиной, похоже, потянул. Тогда, переполненный адреналином, он махнул на это рукой, тем более что сначала боль была не очень сильной. Но потом, уже к концу длиннющей и веселой Конечной шиверы, как он сам признался, терпел уже через силу. Да-а-а, есть о чем подумать…

Однако надо ставить лагерь, и дружной толпой мы отправились к машине за барахлом. Здесь до дороги чапать уже прилично – минут 20 и в гору. Правда к реке спускается грунтовка, но Газельке она не по колесам – очень круто, неровно и много камней. Поэтому впервые за весь поход стояли так далеко от своего транспорта. Может быть, это и определило кое-какие последующие события – нашему водителю, похоже, было не по себе такое одиночество.

Манюня: Притащились с вещичками в лагерь и, поскольку опять шли без обеда, первым делом взялись за готовку - было решено устроить усиленный ужин (обеденный супчик – уху + тушеную картошку). Последним вернулся Андрей и… принес мятый мандарин. Галантно предложил сначала даме – мне. И откуда взял? Нашел? Они, вроде, здесь не растут!

Гм-м-м… какая-то она… того… Ну, ладно, давай, но если со мной что-то случится, ты будешь виноват. На что он спел мне песенку:

Вот на столе лежишь,
И на меня глядишь.
Маленький и гнилой
Апельсинчик мой.

Скоро тебя я съем,
Будешь моим совсем,
Маленький и гнилой
Но апельсинчик мой.

...Вот я его и съел,
Стал он моим совсем –
Маленький и гнилой,
Но апельсинчик мой.

Я на горшке сижу
И лишь одно твержу –
Ты это, ты виноват,
Маленький сморщенный гад.

Но тут подошел Дима, и помог мне побороть нерешительность, потянувшись к фрукту…

Потом выяснилось, что это мандаринка Алика – еще из дорожных запасов. Он сегодня нашел ее в машине. И такой неаппетитной она ему показалась – кое-где подгнившая, кое-где подсохшая, хорошо помятая. Покрутил ее в руках и выкинул. Эстет, блин…

Супчик готов, картошка доходит, пора и приступать к трапезе. Поставили тарелки на раздачу (осторожнее, блин, ходите над посудой!!! песок!!!), свистнули по рации водителя, разлили, жуем. Серегина миска сиротливо стоит на песочке – нет хозяина. Звали, звали – ноль эмоций…Оказалось, дежурный Валя (которому с больным пальцем основные кухонные работы просто противопоказаны), оправил дежурного Сережу (со здоровыми конечностями) фоткать закат, в то время, как все остальные дружно копошились на кухне. Хотя, конечно, закат и в самом деле был классный, и кадры удались на славу…

Да и сам Валя, как мы его не удерживали, вместо того чтобы сначала спокойно поесть (голодный же!), стартанул первым делом мыть котел (хотя было настрого запрещено – только что сделали перевязку)…

***
Алик, смеется, просто не может остановиться, чай в кружке плещется – вот-вот прольется. Берусь за его кружку – придержать, ведь рядом с ним сижу.
Алик (взглядом): - Что?
Я: - Теперь смейся...

***
Андрей, снимая окрестности в месте слива рек, комментирует в камеру: - Чуя с Катуей.

***
- Ты чего с сырыми носками ходишь?
Дима: - Я зубы почистил…
(Никто не услышал моего вопроса: - Чем белым перепачкался…) .

Чтобы в кои-то веки не ложиться слишком уж рано, народ законтачился.

4 мая, четверг
Утро началось как обычно – завтрак, сборы. Погода стоит - солнце.

Обычная утренняя суета – сборы, однако. Только чуть более активная – готовимся в автоном, надо тщательно упаковаться, чтобы шмотки не промокли. Женя с Мулей оборудуют Ласточку последним нововведением – привязывают вдоль гондол специально сшитые большие сумки, в которые будем убирать рюкзаки, а сверху на них будем укладывать дополнительную надувную емкость. В теории все просто здорово - и с привязкой рюкзаков возиться не придется, и дополнительная плавучесть для ката.

Остальные тоже каждый при своем деле. Моя палаточка уже убрана, особенно тщательно пакую рюкзак – он сегодня тоже идет на воду. Потом сообщаю Жене, что иду переодеваться в неопренку – получаю “ОК” – и долго ищу подходящее место. Здесь спрятаться можно только от своих – подняться от лагеря вверх или уйти вдоль береговой линии, зато с противоположного берега и то, и другое замечательно просматривается. И как на грех на той стороне бродит какой-то мужик в желтом костюме... А когда, наконец-то возвращаюсь, уже затянутая в доспех, меня подзывают Женя с Аликом и делают мне весьма неожиданное предложение:

- А пойдем в горы!
- ??? Когда?
- Да, прямо сейчас…

Да, конечно, еще дома обсуждалась такая возможность, что все вместе проходим Чую, а потом желающие (не более 4 человек, чтобы не оставлять водную часть без подстраховки) уходят в горы, а остальные два экипажа идут Катунь. Планировалось даже экипажи укомплектовать в соответствии с этим планом, чтобы потом не пришлось делать в них замены. Но тогда никто твердо не сказал, что, мол, я пойду в горы. Зато некоторые сразу и четко определились, что горы – это не их удел, вода и только вода. И поэтому эти разговоры как-то сами собой прекратились… подзабылись… и всплыли только сейчас.

- А кто четвертый?
- Валя… куда ему с пальчиком грябаться…
- Ну, пошли…

И так бывает… Бывает, что и серьезные вопросы решаются абсолютно несерьезно…

Оповестили остальных, но по-моему, народ так до конца и не понял происшедшего, потому что пришлось резко ускоряться – появилась куча дополнительных дел: поделить продукты, котлы и аптечку, разобрать один кат и упаковать его, разобраться по палаткам и пр…

По катам и составу экипажей Женя предложил такое решение: так как с Фиалки никто в горы не собрался, то и не трогать уже сработанный экипаж. А остатки экипажей Ласточки и Веселопеда объединить в один и отдать им Ласточку, т.к. Веселопед уже калека, а Ласточка в полном порядке, готова к старту и даже модернизирована.

Народ, подумав, не нашел в его словах никаких изъянов и подводных камней. Ок! Моментально всем миром расчленили и упаковали третий наш кат и… уже, было, стартанули с вещичками к машине… Как Дима напомнил, что сегодня все-таки праздник – день рождения Ирины. Вообще-то мы ее уже немного поздравили – мужики в палатке спели ей про “happy birthday”, остальные – на словах за завтраком. Основное веселье с вручением подарков, естественно, предполагалось вечером. Но… в свете новых событий, для нас четверых вечернее застолье отменилось. Блин! В суматохе все вылетело из головы.

Выстроились рядком, еще раз поздравили именинницу – уже второй раз она справляет свой день рождения на Алтае и в нашей компании, вручили ей групповой подарок, пожелали всего-всего, и главное, хорошо отметить сегодня – за нас тоже и… наконец-то все-таки подхватили рюкзаки и убежали.

С этого момента наше повествование распадается на две части – горную и водную. Про приключения на Катуни рассказывает Манюня, про групповые философические погружения в горах – Валя.

Манюня: Пока народ собирается, есть время помыть голову. Неожиданно Старейшина бросает клич – бросай все, иди на совет племени. Финиш! Оказывается, все же решился народ идти в горы! И осталось нас два ката – полный экипаж Фиалки и новая команда – я, Сережа, Оля и Дима. Нас ждет Катунь.

Вот блин, со всеми этими пертурбациями собирались-разбирались до 12-00. А попутно сказали несколько раз большое спасибо Жене – отдал нам свой усовершенствованный кат – с отсеками под груз и с внутренними надутыми гондолами. И лишь значительно позже, уже на ходу поняли – «Ласточка» превратилась в «беременного бегемота», неповоротливого до чертиков.

Одно могу сказать – избаловались вы, господа, на своем Веселопеде, забыли те времена, когда ворочали Желтопузика Великолепного, который вряд ли был легче нашей Ласточки. К тому же расслабились на Чуе – шли без барахла, все ехало бережком, на машинке. А тут сразу такой резкий напряг. Тем более, что после Шавлы никуда не ходили – вот и закономерный результат.

И еще, “Басеги”, как вид, в принципе не приспособлены для подобных маршрутов, это специальные прогулочные суда, для матрасных рек. Одно их название чего стоит. Ну, кто же будет величать спортивный кат именем горы? Как вы судно назовете… Были бы они не “Басеги”, а, например, “Аргуты” или “Карагемы”… и разговор был бы другой…

Манюня: Итак, наши дальнейшие планы (по Жене) выглядят следующим образом: сегодня дойти к обеду до Ильгуменского порога, а вечером стать под Шабашем. Завтра подойти к Тельдекпеню, чтобы 6-го утром быть уже у Газели, которая буде ожидать нас где-то недалеко за порогом. В общем, угрябаться…

Поэтому, не тормозя, погрузились и вышли. И тут такое началось! Только успевай отрабатывать – валы на Катуни охренительные, в прошлом году нам такие и не снились – практически все 1,5-2 м. И это при такой-то неповоротливой лошади. А еще и ветер в лицо, периодически переходящий в шквальный. Да еще с дождем и белыми мушками.

По Серегиной GPS-ке определили, что когда не гребем, наша скорость 2,5 км/ч, воткнув весла 3 км/ч, а с греблей 5,5 км/ч. А нам за 2 дня надо сделать, между прочим, не много, не мало - 130 км. В итоге к Ильгуменю подошли 15-30. На берегу уже стояла группа Уфа – Челябинск. О! Соседи! Они двумя катами, шли Катунь сверху. Но пороги проходили усиленным мужским составом, поскольку в Аккеме смешанным экипажем уже кильнулись. И теперь их девочки в порогах работают на берегу, исполняя роль шрайбикусов.

Мы осмотрели порог, поглазели, как прошел первый кат соседей. Его чуть, было, не перевернуло к бочке, а оставшаяся часть им удалась. Второй их кат прошел чисто. Следом стартанули и мы, предварительно выставив на страховку один кат с двумя членами экипажа, а остальных оставив на берегу – с камерами и морковками.

Первой проходила Фиалка. Но вместо Коли – он отказался из-за болей в спине, на правом носу работала я. Ощущения просто охренительные! С берега валы так не смотрятся – скрадываются шириной реки. Но в реальности не меньше 3-4 метров. И так впечатляюще встают перед носом – просто стеной!!! Особенно один… Хорошо, что успели перевалить – чуть зацепившись за вершину.

Около 18-00 пошли вторым экипажем – уже нашим. Когда отталкивались от берега, мелькнула мысль – «один раз повезло».

Зашли в порог великолепно, удачно вписались в слив между бочкой и валами. Один вал… другой… заходим на очередной… оп… оп… оп… вроде все уже, перевалили… неожиданно мой борт резко пошел вверх… и… киль... Как оказалась в воде – не помню.

Одной рукой судорожно держусь за раму, в ней же зажато и весло. Рядом со мной цепляется за кат Серега. Муля плывет впереди катамарана – самосплавом. И все это в неслабых валах. Качаемся, отплевываемся от воды.

Отфыркавшись, крикнула: - Оля?.. Но Серега ее не видит. Дима тоже. Вот блин!!!

Пока болтались на валах, сделать хоть что-нибудь не было никакой возможности, я просто держалась и отмечала, как к телу пробирается водичка. Когда болтанка, наконец-то, закончилась, мы с Серегой выбрались на перевернутый кат и попытались уже грябаться, тем более что брошенные с берега морковки нам не помогли. Из-за встречного для них ветра обе они упали буквально у ног страхующих.

Андрей с Димой уже бежали к кату, для спасработ, а мы с Серегой все пытались прорубить струю, чтобы подойти к берегу – ну, никак!

Спасательным катом уже догнали и выловили Мулю и теперь спешили за нами. Мы же все никак не могли подгрестить поближе к берегу - постоянно отбивало. Но, наконец, чуть-чуть тормознулись в маленьком улове. Тут нас и достали спасатели.

Посыпались вопросы:
- Где Оля???
- Кто видел???
- Мимо не проплывала???

Сплошные вопросы, и ни одного ответа…

Меня оставили у ката. Остальные убежали назад, искать и спасать Олю. Я быстренько воспользовалась НЗ, развела из плавника костер. И молилась всем богам за Олю!

Только примерно через час, когда я уже высушила промокшую насквозь рубашку, услышала из близкого леса Димин вопль: “Оля на том берегу!!!!!”. Уф-ф-ф… Сразу отлегло!

Мужики на Фиалке сплавали за ней, а мы с Ириной, нагруженные рюкзаками, с кучами плавника в рука продрались к стоянке, развели костер, приготовили ужин. Причем день рожденный!!! Да! Вот это у Ирины в этом году выдался день рождения!!!

Потом пришли к выводу, что у нас четверых тоже сегодня день рождения, хотя в целом получилось нормальная штатная аварийная ситуация. А вечером при разборе полетов, решалось, говорить о происшедшем Жене, или нет. По зрелому размышлению решили сказать, тем более что все это задокументировано – заснято на видео от начала и до конца. Но факт, что этот киль поминать нам будут всю оставшуюся жизнь, это да!

Обогревшись, улеглись спать. Палатку ветром просто колбасило. Потом по тенту что-то зашуршало.

Сергей: Итак. Мы идём вторыми, причём Манюня только что уже прошла Ильгумень на другом кате.

Из второго экипажа двое на съёмке двое на страховке.

Цель - пройти по струе и ни разу не попасть в бочку, которая справа. Заход выполнили нормально, цели достигли. Мы на струе. В самой струе и идём по верхушкам валов. Типа скачки на диком мустанге. И тут либо скорость потеряли, либо этот вал оказался выше, чем были до того. Если кто видел "идеальный шторм", то может представить: кат идёт вверх по валу, останавливается, и начинает сползать вниз. В какой-то момент я чувствую, что вроде киляемся, но ..."а, поздно!"

Удар водой в физиономию - здесь нифига не помню. Выныриваю. Хватаюсь за кат. Вдохнуть не могу. Выдыхаю воду, учусь дышать (мораль: не разевай пасть..). Считаю по головам 1, 2, 3... а где блин 4? (Далее вопль "А где Оля" раздавался в исполнении разных голосов ещё не раз)

Мы с Манюней держимся за кат снаружи. Дима (Муля) самосплавом впереди.

Пытаюсь выгрести к берегу. Пинаю Манюню по рукам и понимаю, надо лезть наверх, ибо снизу - никак. Обползаю нос (или корму) и, оказавшись между гондол, по раме залезаю наверх. Манюня вслед за мной. Гребём к берегу, но это особо не получается. Но на наше счастье мы, проплыв километр или два догребли до заводи и тут нас догнал второй кат, подобравший к тому времени Диму (Мулю). Зачалили...

На кате спасателей было двое сначала, остальные не успели добежать – стояли на съёмке....

А Ольги нет. Я на измене, понимаю, что вроде должна выплыть, но....

Уже позже увидели ее на другом берегу - нашего четвертого почти сразу прибило к берегу и она вылезла (вы не забыли, мы шли близко к левому берегу по струе).

Ну, мы ещё побегали туда-сюда, помахали Ольге, переправились на другой берег, перелезли через скалу, подобрали пропажу и обратно уже c Ольгой, сушиться, есть и спать...

P. S. Спички в непромокаемом пакете должны быть у каждого! Девушки подтвердят... ибо они разожгли каждая по костерку и грелись, пока мужики носились по берегам...

Оля:
Не плавай там, где не летает твой ангел-хранитель

Утро как утро, ничего не предвещало неожиданностей, сборы подходили к завершению, вещи и продукты почти упакованы, Марина уже облепила свою фигуру неопреном и походит в нем на худосочного дельфина в красном свитере. И тут Женя вытаскивает из колоды свой Джокер, я бы даже сказала откровеннее - XV аркан, толкуйте, как хотите, у меня свое видение на этот случай. Поступило предложение разделиться и одной группе пойти в горы. Несколько неожиданно, но вполне объяснимо, так было задумано еще дома, вот и реализовали, лучше порогов могут быть только горы, на которых еще не бывал. Ничего-ничего, нам, достоевским, интровертным таким, просто по должности обязано понудеть иногда.

Четверо идут в горы, это – Женя, Марина, Алик и Валентин. Мы с Димкой (Мулей, в походном миру) переселяемся в команду Сергея и Манюни. Или нет, Манюни и Сергея. Или нет, это они переселяются на наш кат. Валя отдал Димке свои неопреновые галоши, никак они у меня с носками, сухими и теплыми, не ассоциируются. Марина свою неопреновую шкурку скинула, мне вот даже не предложила примерить, может, я бы и поносила, не застегивая. Я отделила нашим горцам часть продуктов, начисто обделив их солью (Марина: и тушенкой!!!). Ну не со зла, ребята, просто на глаза не попалась, и не вспомнилось о ней в тот момент смятения чувств.

После теплого дружественного прощания и обнимания типа:
Оля Марине: – Видеть тебя не могу...
Марина Оле – Да и пошла ты…
(шутка) наша горная четверка удалилась на восхождение и раскладывания нас, отплывающих, на косточки и типы. Да уж, от их умственных перемываний пополоскало нас знатно.

Немного осиротевшие, без отца-командира, мы продолжили сборы. Освоили оставленный нам Женей кофр для рюкзаков и еще зачем-то дополнительные две огромные тяжеленные резиновые гондолы, видимо для утяжеления Ласточки. После утомительной укладки в кофр рюкзаков, на них сверху гондол и надувания последних, вид у катамарана был такой, будто мы тащим на нем двух жирных брюхатых (рюкзаками), колышущихся тюленей, каждый раз вспарывая им брюхо для извлечения внутренностей и зашнуровывая после обратного запихивания.

Без приключений проходим, время от времени встречающиеся неслабые шиверы, какие-то несложные, красиво обставленные валунами посреди реки места - ничего серьезного. Вот только с погодой какая-то непогодь. Почти что шквальный ветер в лицо. Грести - пустая трата сил и времени, втыкаем весла в воду и ложимся на кат плашмя, и то вперед. Чередуя изматывающее грябание с повальным падежом на кат, мы упорно продвигаемся к нашей сегодняшней цели – Ильгуменскому порогу. А тут еще при захлестывающем ветрище пошел дождь, а за ним и град забарабанил по нашим каскам, словно в набат забил. Никакая присказка вроде «солнышко, солнышко жгучее, колючка, колючка колючая», срабатывающая в прошлом году, не помогала, как я ее ни мычала сквозь зубы, не попадающие зуб на зуб.

Так, коченея конечностями, с приближающимся вечером вместе мы догрябались до Ильгуменского порога. Встретили там группу ребят из Челябинска-Уфы, с которыми через день провели совместную ночевку, распивая и распевая поочередно и одномоментно, где наши ДиМуля и Коля выпрашивали друг у друга помадку (гигиеническую, оговорюсь сразу, для их реабилитации), перед тем, как отправиться в гости. Ну, это нормально - мужчины хотели выглядеть достойно. Ну, это все будет завтра, а сегодня мы проходим Ильгуменский порог!

Первым делом – осмотр. Да уж! Порожек-то и в прошлом году был мощноват, а при нынешней воде - так просто беснующаяся, ревущая и прущая напролом моща. От одного взгляда на пульсирующий вал, вспыхивающий с непостижимой и непредсказуемой точностью, замираешь в священном благоговении перед неукротимостью стихии и неотвратимостью принятого «идем».

После просмотра всех показанных нам прелестей, решение остается в силе – идем!

Зажёвываем на берегу липкие сухпайки. Я лично давлюсь шоколадом, который никак не хочет в меня, а я – его. Не чувствую ни голода, ни вкуса, только чувство долга. Потом расшнуровываем и сдуваем (отдельное мерси, сами знаете) своих жирняг-тюленей, перетаскиваем рюкзаки через потрясающе красивое место: среди огромных черных валунов – сплошные цветущие кусты багульника и сон-травы (а нам тут всё фиолетово, во всех смыслах). А народ уже опять голодный, какие-то пряники требует. ДиМулька достал из своего-моего рюкзака подмоченный куль с мокрыми глазурованными (чо вы там, на этикетках-то пряничных печатаете?) лепешками. Умяли.

Пора. В первом экипаже замена. Коля повредил спину, вместо него идет Манюня. Сергей и ДиМуля. остаются на страховке, я и Коля идем на скалы снимать кино- и фотодокументы для последующего разбора полетов. Первыми порог проходят Ирина, Манюня, Андрей и Дима. Пока они готовятся, я стою спиной к порогу и глаз не могу отвести от одуряюще-сиренево-цветущего куста багульника перед скалой, на которой я судорожно выколачиваю из себя нервный стресс. Честнее, Оля, еще честнее, совсем честно – страх. Пока моя душа созерцает мироздание, дух укрепляется, а плоть укрощается, первый экипаж проходит порог. Про-зя-ва-ла! Вот так, всё о себе, да в себе, о людях надо думать, а не заморачиваться. А, поздно, как говаривал некогда Андрюха Сенокосов, когда его команда не успевала отрабатывать его команды.

Вот и наш черед настал. Манюня идет второй раз, уже с нами, не слушая нашептывания внутреннего голоса: «мало тебе одного раза». Меня же просто затопило понимание и осознание того, что искушаем тот самый XV аркан, дело дрянь. Такого ясного предчувствия нехорошего у меня еще никогда не было, потому и разболталась так. Такой сильной по восприятию эмоции я даже и не знала за собой, даже и сравнить, оказывается, было не с чем. Зато теперь есть эталон страха!

Сели на катамаран, выгребли на струю и понеслись. Тут уже не до отслеживания эмоций, «физика» подавила «лирику», знай лопать вовсю, да вовремя выполняй то, что вопит Манюня. И ведь все правильно сделали, даже почти прошли порог. И тут перед нами вырос стеной тот самый непредсказуемый пульсирующий вал. Почему-то когда смотришь запись нашего киля, эта водобетонная стена и не кажется стеной. Но Манюня, ты была рядом, подтверди – была? Была рядом, была стена? Хоть что-то было? Я даже веслом до нее (стены, не Манюни) дотянуться не смогла, и вдруг я уже под желтой мутной водой. «И все-таки кильнулись», - метнулась первая мысль. Вынырнула, увидела перевернутый уплывающий кат и никого рядом, всех унесло потоком.

Я бы тоже не стала противиться, если бы меня понесло течением, но почему-то я задержалась в районе этого «пульсирующего» вала, где меня и колбасило, заколачивая периодически под воду. Не получалось выбраться ни на течение, ни подплыть к скалам. Меня кружило как в водовороте, не выпуская ни туда, ни сюда - то вверх, то вниз. Заявляю, уж не судите – ни о ком не думала, никого не вспоминала, прошедшая жизнь не промелькнула. Только бы воздуха побольше глотнуть и всё. В какой-то момент руки-ноги онемели. Испугавшись, что это капут, забарахталась как лягушка, взбивая сметану, даже удалось подплыть ближе к скалам. Пару раз меня забрасывало обратно, но как-то все же зацепилась и заползла на скользкую скалку (не путать с той, которую ранее нашли на стоянке – для раскатывания теста). Долго не могла разжать пальцы, сжимавшие весло, помня железное правило «киль – килем, а весло не выпускай», за него платить придется. Кстати, никто из нас свое весло не упустил. Да и в критической ситуации весло может оказаться самой длинной в жизни соломинкой..

Несколько минут неподвижно лежала, обнимая скалу, отовсюду из меня вытекала Катунь. И тут кольнуло – Димка-Мулька, маленький братик, где ты? А стою-то на другом берегу! Всех унесло, и я не знаю что с ними, кто, где - никого из них не видно. Коля, протянув «блииин» (раз 50 прослушала его «блииин», просматривая запись), снимая наш киль, умчался на спасительные процедуры. На другом, таком далеком от меня берегу, стоит Иринка, многозначительно помахивает в мою сторону «морковкой». Ни-ни, ни за какие подмоченные коврижки, добровольно шагнуть в водяную мясорубку в надежде, что в меня попадут «морковкой» и к вечеру выволокут (Ирина девушка сильная, но девушка, и хрупкая) мое бездушное тело. Да я тут жить останусь!!!

А вечер-то, и я вместе с ним, уже потихоньку начинает сгущать краски. Становится все холоднее и холоднее, учитывая всеобщую сквозную пропитанность ледяной водичкой, холод ощущается острее. От холода и тревожной неизвестности у меня колотится каждая перемытая косточка. И тут прибегают все! Кроме Манюни, догадываюсь, что с ней все хорошо, с её-то «кругом».

Как потом все рассказывали их унесло течением почти на два км. Мой ДиМуля честно исполнил свой братнин долг, иская меня и крича: «Где Оля, кто видел Олю?», а потом мчался два км по скользким скалам, аки горный козел, сам так сказал, не я. Другой наш Дима потом мне показал шрам на ноге, тоже бежал ко мне, ногу ободрал, Андрей и вовсе упал головой об камни. Андрюха, хоть каской стукнулся? До сих пор приятно об этом вспоминать.

Начинают делать мне какие-то знаки и жесты. Вроде приличные, кажется, я должна куда-то идти. Я и сама это понимаю, надо идти вниз по течению, туда, где заканчивается порог, чтобы переплыть на кате на другой берег. Андрей показывает мне – иди верхом. Сунулась, было туда, но там непроходимая заросль колючек и нагромождения скал. Ни намёка на проход. Как потом оказалось, тропа была намного ниже, но я её не нашла. Ориентация на местности у меня слабовата, см. Саяны - р.Она. Прокричав мне оставаться на месте, все ушли, обнадеживающе помахав мне.

Нашарила в луже кармана п/э пакет, с намертво замотанными скотчем спичками, на шее болтался на «гасничке» нож-складунец. Всё согласно неписаной инструкции. Вскрыла – сухие! Насобирала веток, щепок и развела спасительный костер. Глупо и холодно стоять у костра в одежде, из которой до сих пор изливаются потоки живительной (2 хо, 2 ха) влаги. Оставшись в верхней бельевой части и болоньевых штанинах, сняла остальную одёжу, выжала последние ручейки и стала обогреваться, поворачиваясь разными частями и членами продрогшего туловища.

Красиво темнело, в углублениях скал залегли фантастические тени, скоро выползать начнуть. Фу-у-у-у, нет, это Муля из-за скалы вылез, довольный – миссия выполнима и выполнена, за ним Серега, деликатно отвернувшийся, что-то я ему видно не понравилась.

Натягиваю подмерзшую и сырую (бр-р-р) одежду, не забыть потушить до последней искорки костер. И мы возвращаемся все вместе через скалы, спускаемся по приставной лестнице с отвесной, как ровная стенка, высоконькой скалы и дальше идем уже по берегу до зачаленного катамарана. Уже в полной темноте пробиваемся через остаточные явления и течения, ставшего таким близким, Ильгуменского порога.

Ребята, не переодеваясь, тут же умчались на предпорожнюю стоянку за оставшимися вещами. Обнимаемся с Манюней, делимся пережитым, живописуя, как художник художнику… Иринка переживала за нас, не подозревая о «завтра», и готовила «деньрожденьский» стол. Переодеваюсь в сухое и теплое. Вот кайф-то!!! Не понять, прежде не пожив в мокром и холодном какое-то время.

Вернулись ребята. Наконец, мы все вместе у костра, отмечаем Иринку, её День рождения и наш день спасения. Просматриваем, блиин - запись киля, вновь и вновь вспоминая и допридумывая подробности, они еще будут обрастать со временем бородой. Но это всё завтра…

А завтра было белоснежное зимнее майское утро и Шабаш…

Напрашивающиеся выводы:

  • Не суйся туда, где нет Того, кто тебя бережет.
  • Если сунулся сам или тебя сунули, не заморачивайся, не проси «жалобную книгу» - «накхи» не дремлют. А терять такие! впечатления, да ни в жисть – моё, родное, выстраданное, вымоченное.
  • Прислушиваясь к внутреннему голосу, не забывай слушать командира, который всегда прав, ну или хотя бы сделай вид…

Валя: Обычное весеннее утро, в меру холодное и в меру теплое. Стоянка на Катуни ниже устья Чуи. Все позавтракали и, не спеша, собираются в дальнейшее плавание. Уже без сопровождающей по берегу машины, с «полной выкладкой» на катамаранах.

Только начал наполнять свой вставленный в рюкзак гермомешок… И тут – гром среди ясного неба! Руководитель группы Евгений Михайлович вспомнил основной (как я помню) вариант алтайского маршрута: вместо сплава по Катуни – восхождение на Теректинский хребет. На общем совете набирается группа из четырех «горняков»-добровольцев: Женя, Марина, Алик и я, т.е. Валентин. Остальные помогают дотащить до машины лишние вещи (в том числе один разобранный и упакованный катамаран – наш родной «Веселопед»). Прощания, обнимания и – наша «Газель» уже мчится по изгибистой ленте Чуйского тракта, оставляя за собой шлейф пыли и удивленные взгляды оставшихся на берегу сплавщиков, полностью так и не врубившихся в суть происходящего.

Перевалив на другой берег Катуни, машина пытается заехать в долину Малого Яломана. Точнее, это Женя с Андреем (водителем) пытаются, а мы втроем тем временем на заднем сидении начинаем рисовать схему, иллюстрирующую науку соционику. Худо-бедно, но машина проезжает по степной дороге мимо нескольких стойбищ алтайцев и поднимается по долине километров эдак на 8. И в самом разгаре наша задушевная дискуссия прерывается четкими указаниями Жени: обедать, переодеться, сложить в рюкзак все необходимые вещи (особенно теплые: ведь впереди – снега и дожди) и – вперед, на покорение заоблачных вершин! Короче, трепещи, Теректинский!

Быстро обедаем; при этом выясняется, что завхозы в спешке оставили нас без тушенки, соли и почти без хлеба. Ну, ничего, 2 дня – не 2 недели! Перебьемся. К тому же у нас есть оливки, которые идут просто на ура! По ходу обеда Андрей тоже решается идти с нами, даже более-менее подходящую одежду находит. Что ж, впятером – так впятером…

И вот мы поднимаемся по живописной долине чистой (не в пример Чуе или даже Катуни!) горной речки под названием Малый Яломан. Вскоре упираемся в брод, но это для лошадей и машин брод, а с нами, простыми смертными, не так просто. Женя тут же пытается перевалить через реку по бревну. Но не тут-то было: мешается растущее по диагонали дерево, а рюкзак не дает сохранить равновесие.

Бедный Женечка, завис над холодной водичкой рюкзаком вниз практически сразу у самого берега, расклиненный между двумя деревяшками – мостовым бревнышком и торчащим в метре над ним и не совсем параллельно деревом. И ни туда, ни сюда без постороннего – конечно же, нашего - вмешательства… А мы… каемся… не могли… сил не было - ржали… В общем, пока мы прохохотались – извини, Женечка, ты бы и сам не смог удержаться, если бы видел – картинка была просто уморительная, наш командир уже морально приготовился к приему холодной ванночки. Благо, здесь далеко не Чуя – курице по колено, если курица 1,5-2х метровая и с рюкзаком.

Валя: Приходится всем переходить налегке, а мне как счастливому обладателю резиновых сапог – перетаскивать вещи, рассекая перекат.

Далее поднимаемся по правому берегу, после чего – новый брод, но здесь уже наводим нормальную переправу из двух бревен и переходим без проблем.

Где-то по пути нас нагоняет алтаец на лошади и как-то странно на нас смотрит. Непонятно: то ли прикалывается, то ли озадачен, то ли разрез глаз у него такой. Разговор происходит на уровне приветствий, и дальше не идет.

Обходя очередной загон с холодной избушкой, несколько километров идем по горной тропе, проходящей по левому берегу. Группа постепенно распадается на 2 части: впереди – Женя и Андрей, позади – Алик и Марина, и где-то между ними мечусь неприкаянный я. Беседы – сугубо философские. В определенный момент, когда тропа пошла опять по пойме реки, мерное течение философской мысли было прервано спрыгнувшей белкой-летягой, которая пронеслась перед самым носом арьергарда. Остановили впереди идущих – пронеслась опять, уже на глазах у всех. Вот такое любопытное создание! Оставили ей конфетку на дереве.

Очередной выход на берег реки и – отдых плюс новая переправа: я себе делаю брод из камней, после чего перетаскиваю вещи, остальные протаскиваются по бревну. По пути встречается уже знакомый конный горноалтаец, который бросает вслед фразу типа: «Вам надо было по тропе по склону идти», печальный смысл которой доходит до нас примерно через час (а еще по ходу беседы Алик выяснил, что наверху остановились еще двое алтайцев и у них там стадо баранов голов 300, но это уже детали). Не пройдя и 100 м от переправы, выходим на новый брод. Сущее издевательство! Я привычно переношу рюкзаки, остальные вслед за Женей – назад по бревну, потом по скальному бережку со смородиной. Минут через 5 вижу квадратные (то ли от страха, то ли уже от ужаса) глаза Андрея: мол, там такое скалолазание, а «я всю жизнь прожил на первом этаже и выше баранки автомобиля никогда не поднимался»!

Пытаемся дальше протолкнуться по левому берегу, но там – опять брод, а тропа упирается в скалу, на этот раз отвесную. Я вспоминаю, что чуть ближе шла дорога вверх по притоку (на карте обозначен как Ярымтык) и идем на разведку, после чего выходим на шикарную склоновую тропу. Эх, если бы мы по ней пошли сразу – сэкономили бы часа полтора!

Впрочем, при ближайшем рассмотрении тропа оказывается не такой уж и шикарной. Посреди склона появляется скальный гребень, который преодолевается с некоторым трудом (опять квадратные глаза Андрея и недоуменный вопрос Алика: «А как же тут лошади ходили?»). Марина утешает: «это даже до горного препятствия первой категории сложности не дотягивает». Спускаемся опять в долину реки и, поскольку до наступления темноты остается меньше часа, останавливаемся на ночлег.

Плотно подкрепившись кашей без тушенки, но зато с маслинами, а также чаем со вкусом смородины (свежей!) и с печеньем, раздеваемся и осматриваемся на предмет наличия клещей; я нахожу двоих, Андрей – троих. Андрей ложится спать в палатку, мы же вчетвером в темноте сидим у костра и завершаем занятия по соционике, разобрав по косточкам и тщательно классифицировав всех 12 участников похода. Внезапно в палатке загорается фонарик, после чего слышно чиркание спичек – оказывается, это Андрей находит очередного восьминогого друга. Количество тщательно изловленных и уничтоженных им паразитов увеличивается до 7-ми. утро снежное...

5 мая, пятница
Манюня: Утро начиналось в 6-00 – ясное, красивое… заснеженное. Вся поляна, все шмотки были покрыты пушистым слоем свежевыпавшего снега. С особым содроганием все смотрели на Серегину неопренку, неосмотрительно оставленную ночевать на улице.

Позавтракав мы быстро собрались и уперли свои вещички к кату. Вязались, наверное, целый час… поминая Женю с его ноу-хау – и так тяжко, а тут приходится тягать дополнительные две гондолы воздуха, помимо своих шмоток!

Чалка на нашем кате зацепилась на дне, поэтому ее пришлось немного обрезать. Ну, поехали! Осталось всего-то ничего – каких-то 100 км. Охренеть!

Валы, валы, едва-едва ворочаем кат. Уже даже в бульки не лезем, но их не обойти - они везде. В Кадринской трубе валы оказались под стать Ильгуменю (не в пример прошлогодним – тогда на них отрывались от души) но деваться некуда – и справа вал, и слева вал, и по центру он же…

Лоция неточная, поэтому идем осторожно - понимаем, что впереди, уже где-то недалеко, Шабаш. По пути встретили огромную галошу, на которой балдели какие-то «зубры» с собакой. Догнали челябинцев. Так друг за другом и шли. С галоши нас заблаговременно предупредили о Шабаше, и мы вовремя чальнулись, следом челябинцы.

Осмотрели первую ступень – проходима даже для нашего бегемота, но идти надо ювелирно. Сначала ее прошел первый челябинский кат - правым берегом, потом наша Фиалка. Как уж она шла, видно не было – сидели в засаде за камушком. Все ОК! Следующим был наш бегемот - проходили буквально на цирлах. Отработали на ура, ловко лавируя! Завершал прохождение усиленный челябинский кат – шли мужиками. Однако, не хило они! Через вал! Молодцы мужики прорубились, хоть одного и смыло, но удачно - он хорошо держался за кат. Сырые и рваные ходили они по берегу.

Потом дружно осмотрели вторую ступень - справа большущая бочара, а слева бьет струя, образуя обалденные, местами пульсирующие, валы.

Экипаж бегемота решил – дополнительное киляние нам уже не позволительно даже чисто по времени, и мы решили обнести. Пытались тащить его груженым – слабо! Пришлось терять время и развязываться, а потом опять привязываться.

Экипаж Фиалки все же решился на прохождение – в принципе ничего сложного, держишься лева. По крайней мере, первый кат челябинцев прошел здесь без проблем.

Вторым шли наши, мы страховали. Встали в метрах в 200 ниже, тоже за камнем, но встали удачно - не в тень, где ничего не видно, а почти в прибрежные камни, откуда видна струя. Ждем. Смотрим.

Наши зашли мимо бочки, но в струю. Первый вал… второй… третий неожиданно (ну, не было его только что, гада пульсирующего) встал как стена – прямо перед носом… киль - как у нас на Ильгумене через тот же борт.

Андрей ушел вперед самосплавом. Кат вверх дном, за него держатся остальные. Пока мы на Бегемоте догоняли лидирующего Андрея (догнали, забрался на раму), кат снесло со струи в тень камня. В этот раз спас работы были отработаны на «5». Даже доказательства имеются (правда, пока не у нас) - челябинцы все засняли на видео.

Следом за Фиалкой пошел второй челябинский кат. Они учли ошибки наших, и благополучно обошли это место.

Коля: А я и не знал, что у «Шабаша» есть вторая ступень… Прошли обоими экипажами первую, оставив слева тот шумящий, бурлящий, жутковатый и одновременно завораживающий вал, а справа огромную каменюку, видимо при большей воде становящуюся каменным островом, образуя правую безопасную протоку, о которой мы читали в лоции.

Тут подошли ребята из Уфы-Челябинска, они собирались сделать спортивный заход на первую ступень, и попросили подстраховать их с воды. Мы, конечно, согласились. Но прибоем наш кат сильно тёрло о камни, и приходилось следить, чтобы между ним и берегом оставалось расстояние, поэтому как они шли, я не видел (ау-у где ваше видео?). Стартанули, когда кто-то крикнул, что у них один выпал, но к моменту, когда к ним приблизились, выпавший сам забрался на своё место. За это время наши осмотрели вторую ступень, и по их лицам было понятно, что с «Шабашем» прощаться рано…

Пошли смотреть… Слева камни, справа внушающая уважение бочара, посредине длинный косой язык, упирающийся в валы, размерами соревнующиеся со вчерашними Ильгуменскими. Венчал всё это пульсар, который периодически вздымался на ровном месте, покрывался пенной шапкой, плевался вихрем брызг, и тут же пропадал, растворившись в водах Катуни. Высота его, как и вектор силы, каждый раз были разные, но ни разу по мощи он не уступал предыдущим, стоячим. Времени для манёвра он не оставлял, поэтому прохождение по этому месту превращалось в чистую лотерею: появится – не появится, если «вовремя» появится, то в какую сторону кинет…

Ласточку, без колебаний, решили обнести, - сказался вчерашний киль, да и страховать же кому-то надо было. У экипажа Фиалки желание пройти порог боролось с осознанием того, что вероятность кильнуться здесь значительно выше, чем в тех же «Турбине» и «Горизонте». И желание победило… К тому же место для страховки удачное…

В это время увидели, как соседи проводят свой гружёный кат впритирку к дальнему, левому берегу. Шли очень аккуратно, буквально облизывая берег, а затем спокойно пересекли реку и причалили к нашему, правому. Закравшееся было сомнение, мол, может и нам так же, зарубили на корню. Всё, идём, как наметили.

Заходим в струю, с неё попасть на язык не так и сложно, что мы и делаем. Заправляем нос на вал… Ух! Да, с такой горки я ещё не скатывался… Ах! Вот и скатился… А впереди ещё такая же…Уф! Мы снова на вершине. А не видать ли отсюда мой дом?.. Сзади слышу голос Андрея: «Молодцы!!!» Да кто ж спорит?.. Последний вал, за ним уже ничего, достойного внимания, …но он всё растёт и растёт… Неужели тот самый..? Врубаюсь в пенную стену с мыслью: «Сейчас что-то будет, интересно что?»

Ответа долго ждать не пришлось, - буквально через пару мгновений всплываю между гондол перевернувшегося ката. Таки кильнулись…

Удивился своему состоянию, - ни страха, ни огорчения от неудачи, и боль в спине словно смыло, только азарт и тот же вопрос: «Ну, а дальше что?»

Впрочем, хорошо задаваться такими вопросами, комфортно устроившись на раме, вот у Андрея, плывущего автономно впереди, мысли были наверняка другие. Хлипкий спасик едва держал его на воде, и запрокинутую голову то и дело захлёстывала волна. Благо, весло осталось при нём, а к веслу прикреплена бутылка, которую Андрей пристроил прямо перед собой, и это сколько-то добавило ему плавучести. Как он потом признался, если бы не эта бутылка...

А что же остальные? Обернувшись, увидел сзади Диму, у него, похоже, всё в порядке. А где Ирина? Вот и Дима кричит: «Иришку не видел?» Вот здесь уже стало не по себе… Блин, да где же она? Вопим на два голоса: «Ирина! Ирина!», и только на третий-четвёртый раз в ответ слышим хриплое: «Да здесь я!» Слава Богу! Пытаюсь забраться на гондолу, со второго раза получается. Вот она, с внешней стороны, одной рукой держится за кат, в другой весло. Видно, что хлебнула водицы. Спасик тоже едва ли наполовину надут, ну куда такое годится?

Тем временем Фиалка самостоятельно (вот повезло!) причалила к берегу. Быстро выпрыгиваю, подтягиваю кат, помогаю выбраться Ирине. Расслабляться некогда – время поджимает, сразу ставим Фиалку на ровный киль, осматриваем, вроде всё на месте. Подходит Андрей, спасённый экипажем Ласточки (отдельная им благодарность за образцовые спасработы), делится впечатлениями.

И тут рядом зачаливается четвёрка уфимцев-челябинцев. По их ликующим лицам догадались, что они прошли там, где не получилось у нас (а мы опять ничего не увидели..). Можно сказать, за нас отомстили. Молодцы, ребята!

Потом они рассказали, что внимательно смотрели наш заход, что всё было красиво и технично, что тот пульсар выскочил буквально за два гребка, до того, как… и вряд ли что-то можно было сделать. Впечатлившись увиденным, они даже провели голосование, идти - не идти.

А когда проходили, тот вал растаял у них перед носом. Всё равно молодцы! Шабаш они покорили!

Мы попрощались с этими милыми ребятами, обменялись адресами, оказалось, что они даже бывают на нашем сайте и пользуются нашими лоциями. Привязались и зашкрябались против ветра, теперь стараясь обходить все валы уже обоими экипажами. Цель сегодняшнего дня - плыть от Шабаша до 18-00.

Шкрябаемся, шкрябаемся против ветра, блин! Наблюдаем за Фиалкой – ну, просто бальзам на душу – очень технично все проходят!

До 18-00 сил все-таки хватило, но только-только – все насквозь сырые, даже усиленная гребля уже не спасает – з-з-з-замерзли. Скорее бы уже на берег!

Уф, чальнулись, разложились! Оп! Опять они, старые знакомые! Встали рядом!

Поужинав и раскидав вещи – на просушку, мы отправились в гости.

***
Собираемся к соседям.
Дима: - Коля, дай помаду...
Похоже, мы все-таки устали. Комизм ситуации дошел не сразу - один мужик, собираясь в гости, просит у другого помаду... Первым сообразил Коля...

Стоянка наших соседей была рядом, буквально в 50 метрах. Ребята тоже успели уже подкрепиться, и явно поджидали нас: был разложен прямо-таки пионерский костер. Уже минут через пять мы начали отползать подальше согретые так, что кровь закипала.

Народу собралось довольно много - их 9 человек и нас 8, поэтому как-то незаметно все скучковались по интересам. Кто-то общался под горячительное и сало (к остальным оно так и не вернулось), кто-то пел под гитару, кто-то просто разговаривал. Но общее впечатление осталось – хорошо посидели! В итоге мы уползли к себе около 12-ти - на завтра подъем был назначен для всех на 6-00. утро снежное...

Валя: Утром просыпаюсь, одеваюсь в палатке (Алик и Андрей еще дрыхнут), тянусь к выходу за «поджопником», частично выступающим за полог и… О, ужас! Он весь в снегу! Вылезаю. Вокруг – белое безмолвие среди почти зеленого леса. Т.е. за ночь выпало снега сантиметров 5, и он лежит везде, кроме узкой полоски у самой речки, где, собственно, и находится наш костер. Около последнего как нельзя кстати уже подсуетился Женя, так что холодная смерть нам явно не грозит. На молчаливый вопрос глазами следует Женин ответ типа: надо выбираться отсюда вниз, пока все это не растаяло и не потекло. Лично я – за: все равно бы толком в горы не поднялись. Как потом выяснилось, никто и не против.

Откапываю ножовку и топор и иду за дровами. Вокруг – тишина, на душе эйфория! Одно слово: зимняя сказка!

Пока приношу две еловых сушины и разделываю их, затем отыскиваю ветки черной смородины, просыпаются остальные, а у Жени уже готов завтрак. Едим, отряхиваем от снега палатки и прочие вещи, укладываем рюкзаки. Часов в 10 выступаем.

По мере спуска по долине и без того редкий снег падает все реже, на земле его все меньше и меньше (впрочем, время от времени оглядываемся назад и видим там плотное снежное облако – жаль, что мы не там), а ниже Ярымтыка даже почти лето. Не спеша проходим вчерашний скальный гребешок (нашли проход получше), остальное уже – чистая 15-километровая «пешка». Постепенно опять разделяемся на две группы: передняя – Женя и Андрей, задняя – Марина, Алик и я (все трое в той или иной степени смозолили ноги, я себя ругаю за отсутствие портянок). По пути находим не съеденную летягой конфетку (зажрались, блин!) и постепенно на ходу поедаем смесь орехов с цукатами. Переправы – прям сказка, проходятся без проблем. Даже по последнему (т.е. ближайшему к машине) бревну перебираемся с рюкзаками на плечах.

Наконец, вот и наша родная «Газель» среди берез. Целая. Быстро обедаем и – в путь!

Вдруг откуда ни возьмись появляется идея накормить себя и наших «катунцев» настоящими шашлыками. Поэтому в долине Малого Яломана останавливаемся последовательно около 3-х стойбищ, и мы с Аликом идем к туземцам с вопросом: сколько нынче стоит барашек и где его можно купить? Ответ везде примерно одинаков: сейчас идет окот, баранов на продажу нет, а те, что есть – тощие после зимы и стоят очень дорого. И вообще недавно неподалеку свадьба была, и всех лишних и даже некоторых нелишних баранов перерезали. Поняв, что нам здесь ничего не светит, выезжаем на Чуйский тракт и едем вдоль Катуни.

Так же вдруг появляется новая идея: съездить на порог Ильгумень и снять его на видео. Что тут же делаем, гадая: а как здесь прошли наши позавчера?

Уже ночью въезжаем по тракту в Усть-Сему, где покупаем долгожданную тушенку с майонезом и едем дальше, вверх по Катуни в сторону Куюса. Не доезжая до Тельдекпеня километров 15, становимся на ночлег (ставим одну палатку и частично ночуем в машине).

6 мая, суббота
Манюня: Но как бы рано мы не вставали, все равно отплытие получалось не раньше 9.00 – непонятно, чего копались???

Отчаливая, помахали на прощание нашим, уже почти родным друзьям. Они спят каждый день в свое удовольствие, и все равно к обеду без особых проблем догоняют нас. Вот где загадка зарыта!

Буквально сразу подул мордодуй!!! Ведь на берегу им и не пахло!!! Что за закон подлости! И так каждый день!!!! А шкрябаться до Тельдекпеней далековато – по нашим оценкам еще километров 40. Нет никаких сил грести против ветра, все уже готовы сняться с маршрута прямо здесь – да вот незадача, дороги рядом нет. Ко времени Ч (14 часам) явно не успеваем к обговоренному месту.

У последнего перед Тельдекпенями номерного порога, встретили земляков. Дождавшись, когда они пройдут порог, тронулись за ними. Фиалка прошла вообще без проблем, ну а мы… мы не выгребли, и нас утянуло в спокойную левую протоку. В общем, все препятствия мы просто обошли!

Где-то здесь нас догнала галоша, которая в 13.00 часов снялась с маршрута - их поджидал Пазик с правого берега. Оказывается, дорога все-таки выходит к реке выше Тельдекпеней!

И на этом промежутке пути мы шли параллельно друг другу, наши каты по воде, а Пазик с ними - по берегу. Причем мы даже три раза их обогнали!!!

Буквально от безделья уже начали тосковать, но тут увидали плывущую по воде бутылку и решили отрепетировать спас работы. Оказалось, спасли 5-го члена экипажа с первого ката по фамилии Обухов. Пока мы забавлялись, попали в объектив засевшего на берегу фотографа, а мимо уже в который раз пролетел вертолет. Мелькнуло – уж не спасатели ли?

После обеда началось самое интересное – поиски входной шиверы. При такой воде она должна быть ОГО-ГО. По лоции до нее оставалось 2-2.5 км. Вот блин, чужие лоции.

В результате прошли до нее порядка 10 км. И все ползком, осторожничая.

Как заранее договорились, шиверу проходили вдоль правого берега, не залезая в самый вал. Но у нашей команды прохождение получилось достаточно корявым – мы слишком уж жались к берегу, поэтому пару раз тыкались носом в камни, и нас разворачивало. И все же мы причалили.

С трудом узнали этот бережок – картинка в памяти никак не хотела совмещаться с реально увиденным. Казалось, что в прошлом году и бухта здесь был больше, и пляжик. Зато на проходящей поверху дороге уже бегают наши горники – приветственно машут руками и сигналят - идите, мол, там нет ничего страшного.

Дождавшись капитанов, которые принесли нам символ нашего ката – зеленого пластмассового носорога (жаль, что не бегемота). С новым нашим покровителем, мы пошли штурмовать последний за этот поход порог. В этом году нас не колбасило, не разворачивало - прошли прямо. В районе моста приободрились и попозировали – наша горная команда исправно работала шрайбикусами. Фу-у–х, почти на месте...

Блин, куда это Фиалка заруливает?!! Мы, было, начали нервничать, да увидели на берегу нашу газель. Махнули рукой попутчикам-пермякам, мол, прощайте. И зачалились. Как и в прошлом году - в 17-20.

Разбирали каты и между делом делились впечатлениями с Андреем (водителем), который вместе с нашими горниками познавал прелести горных походов. А тут подоспели и они сами, и начали готовить ужин на дорожку.

Просьба сегодня еще разок поспать в палатке, и уже завтра с утречка тронуться в путь, была отклонена и Женей, и Андреем. Поэтому мы еще до заката мы сидели в машине на рюкзаках, пытаясь обмять их под свои бока, так как, экономя светлое время, Женя просто скидал их, без учета эргономики. Мол, как-нибудь устроимся.

Валя: С утра Женя и Андрей ориентируются на местности, и мы начинаем дальнейший путь. Лично я при этом продолжаю дремать. Наконец, приезжаем к месту – повороту дороги немного ниже по течению порога Тельдекпень-2. Поскольку приплытие наших ожидается в лучшем случае часа в 4 дня (мы ни фига не оптимисты), сразу после завтрака решаем не спеша прогуляться по окрестностям, т.е. «поматрасничать».

Сначала идем по тракту, фотографируя по пути кусты багульника (который впоследствии оказался рододендроном даурским) и какие-то желтые цветочки. При этом Марина время от времени заставляет Женю применять приемы примитивного скалолазания, чтобы тот на свой «Зенит» смог отснять лучшие кадры. Затем прогуливаемся вдоль Тельдекпеня-2, где подбираем какие-то красивые коряги и щедро общипываем местные плантации лука-слизуна. И наконец выходим к Тельдекпеню-1. Сначала осматриваем окрестности с моста, потом спускаемся вниз – к ванночкам в скалах. Вода в них не в пример теплее, чем в реке, и Алик умудряется даже окунуться. Подбираем пару образцов окатанных яшм. И тут появляется чей-то неуправляемый катамаран-четверка, который тут же снимается Женей на видео.

Доходим до конца порога, и видим еще две четверки, которые вскоре чалятся на песчаном пляже перед порогом (откуда только что вернулась с прогулки Марина). Присматриваемся – да, это же наши! Кричим им: идите так, без осмотра, здесь ничего нет! Раза с четвертого нас наконец-то слышат поднимающиеся с реки для разведки Андрей и Сергей, и оба ката начинают готовиться к старту. Мы в это время успеваем пройти километр до моста, откуда и наблюдаем прохождение: Фиалка первой проходит через входные ворота и на ближайшем же «спокойном» участке тормозится - ждет Ласточку (а мы при этом гадаем: что же с ними случилось и откуда такая не свойственная им супер-осторожность? – потом оказалось: оверкиль, да еще и не один), затем – прохождение обоих судов под мостом. Проводив их взглядом и криками «Плывите до поворота, там увидите машину!», не спеша возвращаемся к стоянке.

Это надо было видеть, как они шли (наши экстремисты) - осторожненько, в бульки не лезли, входную шиверу перед Тельдекпенями прошли аккуратненько, вдоль бережка. А экипаж Фиалки даже на берег не стал высаживаться, пока Ласточка не появился в видимости - сидели на атасе. Мы сразу поняли, что у них что-то было.

Возвращаемся на стоянку уже часам к 7-ми вечера. Ребята сушатся, разбирают катамараны, возбужденно рассказывают о событиях последних трех дней. Однако это – уже не совсем, конечно, но другая история.

Эмоции народа до сих пор нисколько не поутихли. Как только мы подошли, Димка схватился за камеру, и бурно жестикулируя, комментировал события на экране. Потом Андрей не менее образно живописал их киль на Шабаше:
- Неожиданно перед носом вырос огромный пульсирующий вал... Деваться просто некуда - а, поздно! – только вперед. Кат (ремарка автора: длина Фиалки 4, 2 м) по всей длине уже на валу, а над головой - еще не меньше метра вертикальной воды... а вот так мы спали...

Манюня: И снова дорога. И новый рекорд – дорога домой улеглась в 34 часа. Причем практически все время спали, лишь изредка поднимая голову и отрывая от рюкзаков попы – на обед и на зеленую стоянку. Тоже своеобразный рекорд.

Дома были 8 мая в 5-30 утра.

А здесь тоже скучать некогда… Впрочем, как справедливо заметил Валя, это уже совсем другая история.

В завершение хочу сказать спасибо

  • нашим мужественным мужчинам, которые с чисто женским терпением выносили наши… разнообразные шуточки, но не переставали оставаться мужчинами в самом высоком смысле этого слова;
  • нашим женственным девушкам, которые по-мужски крепко сжимали весла в своих нежных ручках и не терялись в любых внештатных ситуациях. Таких потеряешь, как же!
  • ребятам из Челябинска и Уфы, которых Манюня объединила в “челябинцев”. За то что в трудную минуту поддержали добрым словом, жарким костром и замечательной компанией.

Спасибо вам, друзья!


Ещё дневники этого автора
Голосов: 307
ОПИСАНИЕ | ФОТО <2> | ВИДЕО <2> | ПЕРЛЫ | . ТВОРЧЕСТВО   Участники
Скиталец - сервер о туризме и путешествиях Rambler's Top100 ПИШИТЕ НАМ
Last modified: February 22 2013 18:40:00
Яндекс.Метрика
© 2002 tourclub-perm.ru   В случае перепечатки материалов сайта активная гиперссылка на tourclub-perm.ru обязательна