БАЙКАЛ, 27 ИЮЛЯ – 13 АВГУСТА 2006

 
ЕЩЁ ДНЕВНИК | ОПИСАНИЕ | ФОТО <2> | ПЕРЛЫ   Участники
Просмотров: 6708  |  размещен 27.09.2006
Ещё дневники этого автора
 


БАЙКАЛЬСКАЯ АНОМАЛИЯ

дневник похода: Байкал, 27 июля – 13 августа 2006

путешествие по Байкалу 27 июля – 13 августа 2006 г.

ПРЕДИСЛОВИЕ

На Байкале мы уже бывали и раньше, кое-кто даже неоднократно. И именно поэтому хочется туда еще и еще – чтобы проникнуться его великолепием много времени не надо, зато для освоения всех байкальских просторов беглого осмотра малой его частички совершенно недостаточно, так и тянет дальше – а что во-о-он за тем мысом?.. а за тем?..

На Байкал мы мылились несколько лет подряд, но каждый раз что-то мешало – то народ хотел категорийного водного экстрима, то по срокам не получалось – и мы уезжали совсем не туда. В этом году все наконец-то срослось – и народ, и сроки, и деньги, и желания…

Подготовительный период был коротким, но емким – команда сложилась практически уже перед самым выездом. За две недели надо было успеть сделать все – проверить суда, изготовить парусную оснастку – всяческое железо (шверты, мачты, рули и пр.) и сшить паруса, опробовать конструкцию на нашем водохранилище, купить и обкатать мотор, разобраться с раскладкой – составить, закупить, упаковать.

Отдельная песня – билеты. Да и личное снаряжение надо проверить, подремонтировать и докупить всякую мелочевку. И при этом народ умудрялся еще как-то и на работу ходить. Это было очень напряженное время, достойное отдельного дневника.

Так как шевелиться начали поздно, билеты нам достались, какие остались – на верхние боковушки и в разных вагонах. Ехали с пересадкой. Из Перми выезжали утром 24.07 поездом № 114 Брест-Новосибирск. В столицу Сибири прибыли 25.07 в 12.33 по-нашему. Там дозакупились продуктами и в 17.38 сели в следующий паровоз - № 292 Новосибирск-Северобайкальск.

Практически всю дорогу за окнами было пасмурно, изредка накрапывало. Солнце появилось только утром 27.07, уже на подлете к Северобайкальску.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Наш состав поэкипажно:

  • Ласточка:
    • Женя (просто Женя) – руководитель и капитан. Всегда все знает, и, похоже, даже спит по стойке смирно от сознания полноты ответственности за нас, разгильдяев.
    • Женя-фотограф – соответственно, фотограф. Фотохудожник, фототворец, личность творческая, и посему полностью погруженная в любимый процесс. Постоянно в поисках кадра. Поэтому коронная фраза похода “Где Женя? О!..” – звучала перманентно: когда надо было, например, отчаливать или куда-то выходить, а так же была излюбленной у наших прекрасных леди в момент зарождения желания уединиться – остальные мужики крутятся на виду, а где же Женя... Для упрощения понимания, в дальнейшем буду называть его Фотограф.
    • Таня – матрос-впередсмотрящий. Одна из наших прекрасных леди. Даже когда чистит рыбу или моет котел. Таня – человек целеустремленный, и основная ее цель в этом променаде – разобраться с Байкалом: что же это за явление такое – то ли море, то ли озеро. И еще – если что-то боишься потерять – скажи Тане, где это находится (пока еще помнишь) и спи спокойно.
    • Я – медик и второй матрос. С организованностью и целеустремленность у меня как-то не очень, за что периодически и получаю от капитана. Зато замечательно умею собирать камушки и коряжки – лучше всех…
  • Второй кат – безымянный:
    • Игорь – капитан. В его внешности гармонично слились два классических образа – рассеянного профессора и бывалого норвежского (или датского, или шведского) шкипера. Но, не смотря на этот странный коктейль (или благодаря ему?) – это наш лучший контактер. А в паре с Таней они и горы, наверное, свернут. Роста среднего, худощав – но у нас он Игорь-большой, или просто Игорь.
    • Лариса – завхоз. Наша белочка – постоянно в делах и заботах. Еще бы, на ней лежало самое тяжкое походное бремя – накормить вечно голодный народ, учесть и не просчитаться и всегда быть в курсе, куда в суматохе засунули то, что именно сейчас жизненно необходимо. Зато как мы питались… Никогда еще в походах так не доводилось!
    • Игорь – матрос. Большой, неторопливый и вальяжный наш Игорь-маленький. И чтобы не путать с Игорем-большим (просто Игорем), буду называть его Игорешей.
    • Алик – матрос. Это наш неисправимый любитель, а поэтому и создатель уюта и комфорта. У них на катамаране народ отдыхал как на прогулочной яхте – читали книжки и даже досыпали недоспанное ночью. А все благодаря Алику, который для каждого соорудил личное уютное гнездышко.
    • Лена – матрос и помощник завхоза. Главный специалист по оладьям и антистрессовым-согревающим напиткам. Такой, бывало, аромат забодяжит… м-м-м…

Глава 1. НОВЫЕ ЗНАКОМСТВА И СТАРЫЕ ЗНАКОМЫЕ

27.07, четверг
Утром подскочили ни свет, ни заря – мандраж. Сидели, любовались заоконными пейзажами. За ночь там все изменилось – въехали в предгорья Байкальского хребта, подернутые дымкой то ли туманной, то ли от далеких пожаров, то ли их гремучей смесью. Железка сначала серпантином уходила все выше и выше, а потом нырнула в 7-километровый тоннель – 10 минут клаустрофобии, и мы на другой стороне хребта.

В 11.05 нашего прибыли в Северобайкальск. Уезжали из уральского холодного, зато короткого лета, а приехали, чуть ли не в тропики – жара-а-а. Уже при выгрузке из паровоза нас поймала машинка – импортный микрик. Загрузили в него все наше барахло – под самую крышу, и оба Жени уехали к месту старта в районе Слюдянских озер. В 14.30 машинка вернулась за остальными. Мы за это время дозакупили в городе недостающие продукты (картошка 30 руб./кг, лук 25 руб./кг), канистры под бензин, рыболовные снасти.

Дорога к Слюдянским озерам, в районе которых мы запланировали стапелиться, пересекала какой-то отрожек Байкальского хребта. Отсюда открылся удивительно красивый вид на байкальский залив Жемчужину. На этом перевальчике находится культовое место бурятов – все деревья обвешаны пестрыми ленточками и флажками, огромные камни и дорога обсыпаны монетками и сигаретами. Здесь останавливаются отдохнуть мимопроезжающие или просто кидают мелочь из окошек машин.

Наш водитель тормознулся и провел для нас мини-экскурсию. Мы полюбовались сверху на Байкал – голубой-голубой, погуляли между разукрашенных деревьев, а потом по тропинке углубились в лесок. Вдоль тропы деревья тоже обвешаны тряпочками и флажками с тибетскими молитвами, а ведет она к центру святилища – будущему кургану. Каждый приходящий сюда должен принести камень. Рядом – два больших костровища, в которых во время торжеств жгут травы для изгнания нечистой силы.

От перевала до места назначения добрались минут за десять. И первым делом окунулись в чистейшие воды Байкала. Берег здесь невысокий, поросший лиственницами, береговая полоса – галечная.

После обрядового омовения торжественно перешли на местное время (+3 часа от Перми, +5 от Москвы) – чтобы не спорить с солнышком. И обнаружили, что уже 18.30, однако. Поэтому решили сегодня уже не дергаться, все стапельные работы оставить на завтра, и окончательно расслабились – Алик с Леной гуляли по берегу, Таня с Женей-фотографом ушли в сторону перевала - искать связь, мы с Игорем-большим отправились полюбоваться Слюдянскими озерами.

В самом начале пути – метров через 200 – на нас с громким лаем накинулись две мелкие собачонки, выскочившие из соседнего лагеря. Мы, продолжая пылить по дороге, сделали вид, что ничего не заметили, и собаки отстали. Я все порывалась выйти на самый берег и идти по галечке, собирая камушки и любуясь великолепным обзором, но Игорь отговорил – мол, времени мало, сначала добежим до озер, а обратно посмотрим, может, и пойдем берегом. В общем, уговорил.

В лесу ничего интересного мы не встретили. Лес как лес – разве что непривычный для нас, лиственничный. А так – даже грибов нет, очень сухо. Поэтому, не отвлекаясь на всякую фигню, от нашей стоянки до озер догуляли минут за 30.

Слюдянские озера, точнее озеро, до которого мы дошли, весьма живописное, но слишком уж там оживленно. На нашем берегу – огороженная территория, домики, палатки, лодки на берегу, люди в цивильном шляются с сотиками. Поэтому долго задерживаться не захотелось, догуляли до берега, немного посидели на причале, полюбовались холмами на другом берегу, поискали камешки, потрогали водичку и двинули домой.

Обратно решили идти берегом Байкала – так интереснее, да и время сэкономили. К тому же надо было еще поискать доску для кораблика. Так как с рыбаками у нас вечная проблема – их просто нет, Игорь был назначен рыболовом в принудительном порядке (что воспринял философски) и подошел к задаче с полной ответственностью. Подходящую доску мы нашли без труда, но собаки достали нас и тут – выскочили из-за кустов и заскакали вокруг с громким лаем. Зато благодаря им мы познакомились с их хозяевами, ребятами из Северобайкальска, которые приехали сюда порыбачить и отдохнуть.

Собственно, ребята уже не первой молодости, но, похоже, с вечным огнем в душе. Они приняли нас как родных, усадили за стол, выспросили, кто мы и откуда, угостили, чем богаты – жареной рыбкой свежего улова, огурчиками и даже арбузом, провели для Игоря рыболовный ликбез и пообещали попозже отработать на практике полученные знания, а потом отвезли до нашего лагеря на машине, хотя до него было рукой подать – всего-то метров 200.

28 июля, пятница
Утро замечательное – солнечное и теплое, только немного досаждает мошка. Но противоположный берег едва виден – сквозь дымку просвечивает только его неясный силуэт, хотя именно здесь он относительно недалек, всего каких-то 35-40 км. После завтрака наконец-то приступили к стапелю ...наши сине-желтые красавцы уже горделиво возвышались над невысокими здешними деревцами...

После завтрака наконец-то приступили к стапелю. Собираем каркасы, надуваем гондолы, устанавливаем мачты, тянем тросы. А когда наши сине-желтые красавцы уже горделиво возвышались над невысокими здешними деревцами, подъехали вчерашние знакомцы, привезли нам тазик свежей рыбки. И рыболовный ликбез продолжился: Владимир – один из северобайкальцев, и Игорь с толком, с чувством и с расстановкой разобрали нашу сеточку и поставили ее напротив лагеря. С нетерпением ждем улова, а попутно бурно общаемся с северобайкальцами по поводу наших походных планов, конструкции наших судов, особенностей местной жизни и рода деятельности наших гостей.

Один из них – Анатолий – оказался профессиональным водолазом. И чего он нам только ни понарассказывал – полезного и разного!!! И о том, что нас ждет за ближайшим мысом, и о том, что дно Байкала – каменистая пустыня, и о том, что Байкал нельзя недооценивать – отомстит, и о страшных ветрах Байкала и о… Потом он тщательно осмотрел наши спасжилеты и прочитал краткий курс по технике безопасности на воде, завершившийся словами: “Это на реке утопленников рано или поздно находят, а кого Байкал возьмет, того уже не отдаст никогда…” Первая рыбка

После первой байкальской ухи – из подаренной рыбки, плюс подбодренные таким напутствием, мы продолжили доводку судов – ставили паруса, шверты, рули и прочую мелочевку. А в 13.40 начали распихивать по сумкам лагерь.

Поделились по катамаранам: на Ласточке – оба Жени и мы с Таней. Кроме того, наше суденышко вдобавок еще грузовое и тягловое, так как нас меньше, поэтому к нам отошел весь не вошедший в рюкзаки общак и сумка с бензином. На втором кате: оба Игоря, Алик, Лариса и Лена.

В 16.00 для нас с Таней прозвучала команда: на весла. Залезли на нос, вооружились, ждем следующей команды: на старт… оп-па! А у нас еще и пассажир! Анатолий решил нас немножко проводить – километра на полтора от берега. А потом вернуться вплавь. Он тоже взгромоздился на нос Ласточки - по центру, и нас резко притопило – любая даже небольшая волна свободно заливалась нам под попы.

Долгожданная команда “вперед!”, и мы погружаем весла в байкальские воды. Тянем впере-е-ед против ветра, который ровно и сильно дует в сторону берега. Мужики на корме возятся со швертом. Грябаем и ведем беседы с Анатолием, который рассказывает об огромадной омулевой бочке, вкопанной в землю в Богучанской губе, куда мы сейчас и держим курс. А берег удаляется от нас с приличной скоростью. Минут через двадцать гость решительно заявляет: “Ну, я пошел”. Натягивает на глаза маску и рыбкой уходит с катамарана. Машем ему ручками, желаем доброго пути и продолжаем движение.

Второй наш кат отстал еще в самом начале – похоже, замешкались ребята на старте, и сейчас нас разделяет не меньше километра водного пространства.

Держим курс на мыс Тонкий – наш первый байкальский мыс. Поймали парусом ветер и целых полчаса бодро шли прямо на мыс, за которым и скрывается Богучанская губа с омулевой бочкой. А потом ветер стих, грот обвис, и пришлось взяться за весла. Так и дотянули до мыса Тонкого.

За мысом открылась глубокая Богучанская губа с удивительно красивым Богучанским остром на входе, напоминающим одновременно луковичку, маковку церкви и старинный замок, увитый плющом. А еще за мысом нас встретил встречный ветер. Попытались идти на нем длинными галсами – чтобы не грести и дать ребятам догнать нас. Но минут через десять стих и этот ветер. И дальше уже окончательно пошли на веслах. И даже сняли шверт, чтобы уменьшить сопротивление движению – легче будет грябать. Да уж, здешние ветра с прошлого нашего раза нисколько не изменились – все такие же ветреные и непостоянные.

18.30. Солнышко уже подкатывается к вершинам далеких западных гор, и скоро начнет холодать. Пора бы и к берегу. Но наш любимый фотограф так и рвется вперед, ему не терпится узнать – а что же там дальше, за следующим мысом. Однако остальным уже хочется… всего, и лучше на берегу. Поэтому большинством голосов все-таки решаем пристать в Богучанской губе напротив острова. Бочка оказалась и впрямь гигантских размеров. Она врыта в землю рядом с остовом старой пристани

Гряб-гряб, гряб-гряб… но почему-то берег ближе не становится…. И тут, о, чудо! Подул легкий попутный ветерок – к берегу. С парусом и веслами дело пошло значительно веселее, и в 19.20 мы чальнулись на большой пляж в центре бухты, неподалеку от той самой Омулевой бочки. Бочка оказалась и впрямь гигантских размеров. Она врыта в землю рядом с остовом старой пристани. Одна стенка бочки то ли сгнила, то ли ее выломали. Как нам рассказывали друзья-северобайкальцы, во время войны в этой бочке солили рыбу. Да уж, похоже, раньше рыбы водилось значительно больше!

Минут через 15-20 приняли и второй кат. Дружно поставили лагерь, приготовили ужин, и мужики ушли ставить сеть, а мы занялись праздничным столом – сегодня у Алика день рождения и круглая дата – четвертинка.

Ужин удался на славу! Стол ломился от блюд - помимо раскладочных борща и рожков с тушенкой девчонки приготовили кекс и лепешки, Алик достал домашнюю заготовку – торт “Муравейник”. А в качестве первого десерта выставили соленого хариуса утреннего улова.

И только, было, приступили к десерту, как подул сильный ветер, и закапало. Быстренько попрятали шмотки с продуктами и продолжили торжество.

Стемнело, у костра остались одни совы (Алик, я, Игорь, Фотограф) и Таня. И речь зашла о нас любимых, т. е. о бедных совах, живущих в мире жаворонков и по их же законам. Пожаловались друг дружке, как нам тяжело приходится. Потом как-то незаметно перешли на всех угнетенных и обижаемых – женщин, негров, людей маленького роста, евреев… По этому поводу Таня привела пример, как этот вопрос пытаются решать в других странах. В частности, корректное определение коротышек или верзил дословно звучит следующим образом: вертикально-неординарный человек. А идиот – альтернативно-одаренный человек. А так как у сов видимых изъянов нет, то решили, что это люди, живущие по другим временным законам. И даже на душе полегчало!

Разошлись ровно в 24.00, совы, блин…

Фраза дня:
Лариса
(наливает уху по тарелкам): - Подождите, не разбирайте, я сейчас воды налью…

Глава 2. ЖИВОЙ ТУМАН И ПРОЧИЕ ЧУДЕСА

29 июля, суббота
Утро началось звонким бряканьем ложкой о миску. Дежурят Таня с Игорем.

После вкусного и обильного завтрака мы долго и со вкусом обустраивали каты – доводили до совершенства и ладили удобные сидухи, чтобы плыть с максимальным комфортом. А Алик чуть ли ни мерки снимал со своих соратников. Снимать сетку мужики отправились уже около 12.00. Ветер свежий, встречный, переменная облачность.

Вернулись наши рыбаки. Улов оказался хорошим – 18 приличных рыбин, омуль напополам с хариусом и один небольшой елец. Пока разбирали сетку и чистили рыбу, ветер подутих, и Женя скомандовал – по катам.

14.10. Вышли на веслах с надеждой на попутный ветер и паруса. Ветер не заставил себя долго ждать – подул минут через 10-15, но… встречный. Грябаться против ветра быстро надоело, тем более что ветер набирал обороты. Чальнулись, пройдя вдоль берега не более 500 м. Все-таки надо было сразу жарить улов, а не маяться фигней.

Пока дежурные занимались рыбой, Жени устанавливали на Ласточку мотор – надо же как-то плыть. Шикарный обед – жареный хариус с омулем, по две рыбины на нос, на гарнир – рис почти, что ресторанного приготовления, свежие огурчики, лепешки, пиво, которое уже третий день никто не может допить...

Шикарный обед – жареный хариус с омулем, по две рыбины на нос, на гарнир – рис почти, что ресторанного приготовления, свежие огурчики, лепешки, пиво, которое уже третий день никто не может допить (а всего-то взяли в Северобайкальске 5 бутылок – утолить жажду). Странный нынче у нас поход, сплошное обжорство и гурманство!

Пока обедали, из-за мыска набежала “попа” и укутала все небо. Закапало. Моментально все распрятали и упаковали, но через 10 минут дождик прекратился. А вскоре и “попа” рассосалась. И лишь встречный ветер не пожелал менять свое направление. Поэтому Женя решил попробовать идти на моторе.

17.50. Грузимся и отчаливаем. Дожидаемся второго ката, берем его на буксир – цепляем к их первой поперечине веревку, и Женя врубает мотор. Сначала некоторое время кажется, что мотор ревет вхолостую, и мы не сможем сдвинуться с места. Но… веревка натянулась, моторчик еще поднапрягся, и наш тандем пошел – не слишком быстро, но значительно веселее, чем на веслах.

На моторе шли около часа со средней скоростью около 4-5 км/ч. Прошли губу Балтаханова и мыс Красный Яр. После мыса подул хоть какой-то попутный ветер, и Женя скомандовал отцепить второй кат – пусть идут под парусом. Мы же лишены такой возможности – мотор установлен на место руля, да и шверт снят. Чтобы тоже перейти на паруса, нам сначала надо зачалиться, чтобы поменять снаряжение, а это – потеря времени, к тому же уже вечереет. Поэтому идем дальше, как есть.

Ребята, конечно, отстают от нас – ветер хоть и попутный, но слабый. Но мы не убегаем слишком далеко, идем на малых оборотах, и если настанет штиль, не дадим им заночевать в открытом море. Где-то здесь встретили первый посторонний парусник – яхту Спарта...

Где-то здесь встретили первый посторонний парусник – яхту “Спарта”. Сначала разглядывали их через подзорную трубу. А потом яхта резко поменяла курс, и пошла прямо на нас. Похоже, ее команде стало интересно, что за такие странные конструкции болтаются в море. Обменялись приветствиями и разошлись на встречных курсах.

Минут через 40 доползли до мыса Лударь – 19.30, и высадились на его оконечность. Скоро уже будет темнеть, пора искать стоянку. Но ветер стих совсем, полный штиль, и наша вторая половинка (видно в трубу) по-стахановски вкалывает на веслах – парусом они лишь успели поприветствовать яхту, чтобы не ударить в грязь лицом, а теперь грот безжизненно обвис. Так что дотелепаются до нас только минут через 30-40.  после села в Байкал впадает широкой и сильно разветвленной дельтой река Рель, и берег на протяжении нескольких километров (6-7) заболочен и сильно изрезан протоками...

Мы с Таней бродим, собираем камушки, Фотограф наш улетел наверх – на мысу стоит маяк, а за мысом находится село Байкальское, и сверху наверняка открывается замечательный вид – как на Байкал, так и на село. Похоже, сегодня нам уже не стоит уходить за Лударь – рядом с селом стоять неприятно, а, судя по карте, после села в Байкал впадает широкой и сильно разветвленной дельтой река Рель, и берег на протяжении нескольких километров (6-7) заболочен и сильно изрезан протоками. И нормальную стоянку найти там тоже, скорее всего, проблематично – комариный рай и болото.

Минут через 20 появилась возможность визуальной связи с нашими товарищами – дали им отмашку, чтобы не шли на нас, а уходили в бухту – Лударскую губу. Как на странно, но ребята нас поняли и скрылись из виду в нужном направлении. Осталось только дождаться возвращения Фотографа, и мы тоже пойдем за ними.

Уже истекло все назначенное ему время, вечереет, холодает. Ждем-пождем, а Жени все нет. Сначала иссякло терпение у Тани, она покричала – ноль эмоций, потом покричал капитан – результат тот же. Еще немного походили, погуляли. Теперь подключилась и я – издала свой фирменный вопль. Оп-па! На вершине горушки тут же нарисовался наш долгожданный и кубарем покатился вниз – пять минут, и мы уже сидим на кате и плывем назад, возвращаясь в Лударскую губу.

В бухте оказалось полно народу – мы шли под прицелами фото- и кинокамер. Как узнали потом, здесь стоит молодежный лагерь какой-то секты, которую не признает Православная церковь, поэтому они периодически откочевывают на новое место. И нынче оно здесь.

Причалили около 21.00 рядом с родным желтым парусом неподалеку (метрах в 500) от оконечности мыса Лударь. Пока ставили лагерь и готовили ужин, мимо нас постоянно фланировали кучки молодняка. Оказалось, на самом мысу точечно берет сотик. Главное, найти точку. Здорово! Можно узнать, что творится дома. Сбегали все по очереди. Только мне звонить пока незачем – то, что интересует меня, прояснится только завтра, да и то к вечеру (15 июля дочурка моя ушла на маршрут и должна вернуться 30-го вечером - завтра, чтобы 31-го днем уйти еще на 2-3 недели). А завтра у нас, скорее всего, уже не будет связи. Так что придется набраться терпения еще на пару-тройку недель…

30 июля, воскресенье
Так как за полтора ходовых дня прошли очень мало, подъем для всех был назначен на 8.00, а для Тани с Игорем – на 7.00. Они подписались с утра сбегать в Байкальское за рыбой.

Когда мы встали, наших контактеров в лагере уже не было. Не было также и Жени-фотографа. Сначала, было, решили, что тоже ушел в Байкальское, но к завтраку он нарисовался. Оказалось, ходил на мыс Лударь фотографировать замечательный вид на село и дельту речушки. Вскоре вернулись и наши засланцы, с добычей и полные новых впечатлений – в Байкальском раньше был рыболовецкий совхоз, от которого осталась только впечатляющая вывеска-барельеф-скульптура, есть церковь, несколько магазинчиков, галечный пляж, памятник жертвам войны и большой причал с догнивающими рядом судами и полуразрушенными хозяйственными постройками. Впрочем, Таня сама обещала написать об этом.

После завтрака Фотограф уговорил и меня сбегать с ним до маяка – ему не терпелось отснять шикарную панораму, открывающуюся сверху, уже при солнечном свете. Оповестили шефа, получили час времени и улетели. Прогулка получилась весьма динамичной – галопом наверх, там быстро-быстро полюбовались и поснимали – вид и впрямь впечатляющий, и галопом назад. Зато познакомились и пообщались с четой поляков. Правда, в час мы не уложились, за что я и получила очередной втык от командира, но ведь именно для этого Фотограф и уговаривал меня идти с ним (он прекрасно осведомлен, что у Жени виновата всегда я), так что все нормально…

Утро, точнее уже день, ясное, над озером дымка, а над заливом стелется туман, стекая с окружающих вершин. Ветер встречный, поэтому выходим под мотором. Огибаем Лударь и неспешно тарахтим мимо Байкальского, любуясь живописными панорамами. Очень красиво, но даже отсюда видно, что там болото – берег низкий, зеленый, поросший чахлыми лиственницами. Светит солнце, а над широченной речной дельтой то там, то сям ползают клочья тумана. Порадовались, что вчера не пошли сюда – до ближайшего подходящего для стоянки местечка – высокой и с виду сухой поляны, далековато. До нее чапать и чапать – через всю губу до следующего мыса.  Только-только прошли Байкальское, как неожиданно пал туман – моментально пропало все вокруг  ...чальнулись где-то в шхерах разветвленной дельты реки Рель

Только-только прошли Байкальское, как неожиданно пал туман – моментально пропало все вокруг, даже не очень далекий берег и солнечный круг. Стих даже ветер. Стало как-то смутно и тревожно. Резко повернули к берегу – пока еще помнили, в каком он направлении, и через 15 минут чальнулись где-то в шхерах разветвленной дельты реки Рель. Залив здесь очень мелкий, поэтому идти пришлось очень аккуратно, чтобы не зацепить мотором дно.

Осмотрелись. Наше пристанище оказалось невысокой галечной насыпью между Байкалом и внутренним озерцом с заболоченными берегами. Даже погулять негде. Делать нечего – не видно ни зги, поэтому, чтобы не терять времени, решили пообедать. Развели костерок, сварганили супец, сжевали по рыбешке.

Надо сказать, что туманы здесь – нечто особенное. Кажется, что это живые существа, находящиеся в постоянном движении и создающие непостижимые, зыбкие, изменчивые миры. Туман то клубился вокруг, периодически показывая или дерево на другой стороне внутреннего озерца, или кусочек голубого неба где-то далеко-далеко вверху, то окутывал все непроницаемой серой пеленой, сквозь которую видно только смутные тени соседей за импровизированным столом. Позже Таня, возившая в рюкзаке настольную книгу похода - “Вокруг Байкала”, вычитала, что до середины июля туманы здесь не редкость. Но нам, видимо, крупно повезло – это природное явление сопровождало нас практически всю дорогу, хотя все его сроки давно вышли – уж август на пороге. Опять пришлось прижиматься к берегу. А здесь опять угодили в заболоченные разливы реки Рель

В 15.10 туман так же неожиданно ушел – одномоментно где-то просто раздвинули занавес, и день снова стал ярким и многокрасочным. Вскочили на каты и дернули. Но только вышли в более-менее открытое море, ветер резко посвежел, началось волнение, и зарезвились барашки. Сидящих на носу стало захлестывать – ветер боковой, с моря, и волна, соответственно бьет в левый борт. Опять пришлось прижиматься к берегу. А здесь опять угодили в заболоченные разливы реки Рель.

Еще полтора часа гуляли по бережку – пережидали ветер. Любовались живописными болотными пейзажами, собирали голубику и княженику – просто фантастическая ягода, жаль мало! Потом мужикам надоело такое растительное существование, они решили-таки пробиваться вперед.

Первая их попытка закончилась неудачей – не смогли толком даже отчалить, каты постоянно прибивало ветром к берегу, так как завести мотор было невозможно – здесь очень обширная мель. Их только еще глубже забило в бухту. Оттащили каты подальше в воду и попробовали еще раз. Казалось, вот-вот их опять зашвырнет на берег, но в последний момент Женя врубил нашего десятого товарища по имени “Ямаха”. Тот устрашающе скрежетнул по камням (бедненький, поранил винт), но потом ровненько запыхтел – прорвались. А каким красивым, ярким сине-желтым косяком проползли они мимо нас – жаль, камера осталась на борту!

Мы же тем временем, возглавляемые единственным оставшимся на берегу представителем мужской половины нашей команды – Игорешей, продвигались вдоль берега пешком. Картинка, наверное, просто сюрр!!! Жаль, никто нас не видел – пятеро в ярких спасжилетах и с веслами собирают ягодки на болотине!!! Удобная галечная полоса вскоре закончилась, пришлось сначала прыгать по кочкам, а потом и вовсе уходить в леса, обходя обширные болотные окна, пока не уткнулись в непреодолимое препятствие – последний, но достаточно широкий и бурный рукав Рель, за которым через небольшой заливчик уже светился в предзакатных лучах вожделенный мыс. Двумя яркими пятнами выделялись на его фоне наши катамараны. И ветер наконец-то стих. ...мы тоже выгрузились на сухом берегу мыса Берл около нежилой деревни Талая Особенно впечатляющим здесь был закат с его множественными отражениями во всех водоемчиках и вдобавок окаймленный на горизонте далекими горами

Мы вышли на самую оконечность нашего заболоченного торфянистого бережка – поближе к Байкалу, и призывно засемафорили. Оу! Нас таки заметили! Алик с Игорем усиленно замахали веслами. В общем, через двадцать минут мы тоже выгрузились на сухом берегу мыса Берл около нежилой деревни Талая.

Место здесь оказалось неожиданно живописным – заболоченная низина переходила в холм, поросший лиственницами. На самом краю леса – неплохое место для стоянки. Сверху между деревьями открывался замечательный вид на маленький мелкий заливчик с причудливыми галечными косами, глубже переходящий в болото. Особенно впечатляющим здесь был закат с его множественными отражениями во всех водоемчиках и вдобавок окаймленный на горизонте далекими горами.

Итог сегодняшнего дня – пройдено всего 6-7 километров, зато вдоволь налюбовались на причуды тумана, а сейчас стоим в очень красивом месте (пришлось пережидать, пока оно освободится – когда мы подошли, там стояли две машинки, и копошился какой-то народ, явно, собирая манатки. Во-первых, воскресенье, а во-вторых, мы пока еще недалеко ушли от обитаемых мест, и сюда подходит грунтовка. Но, слава Богу, похоже, здесь она и заканчивается…).

Еще засветло сюда на мотоцикле приехал местный рыбак из Байкальского. Бросил под деревьями свой транспорт, пересел на лодку, припаркованную в заливчике и отправился на ночную рыбалку. Игорь договорился, завтра утром купить у него свежей рыбки.

Глава 3. К ГОРЯЧЕМУ МЫСУ

31 июля, понедельник
Подъем был ранним, для дежурных в 6.00, для остальных на час позже. Так за как предыдущие дни мы продвинулись всего километров на 20, то сегодня решили попытаться наверстать, а для этого сначала хотя бы выйти часиков в 9.  ...чальнулись в симпатичной бухточке за мысом Берл – на зеленую стоянку и небольшой променад

Почти удалось – стартовали в 9.20 (в 8.40 подошел вчерашний рыбак, разжились свеженьким хариусом). Солнце, жара, штиль. Опять идем на моторе. Но через полчасика задул попутный ветерок – отпустили второй кат в самостоятельное плавание, а сами чальнулись в симпатичной бухточке за мысом Берл – на зеленую стоянку и небольшой променад, чтобы размять ножки. В дальнем от мыса углу этой бухточки стоит изба.

Женя ускакал куда-то вверх, Фотограф занялся фотоохотой, а мы с Таней мило гуляли по душевному галечнику. Время тик-тик, второго ката уже и след простыл, пора бы уже догонять их. Но куда-то запропастился наш командир. Мы еще погуляли, потом посидели, потом постояли уже втроем. Появился он, когда терпение мое уже совсем иссякло, и я собралась идти искать его. Оказалось, он безуспешно искал золотой корень.

Загрузились и полетели догонять наших. Увидели их, когда обогнули ближайший мысок. Парус у них уже опять обвис, и шли они на веслах – жара и штиль. Пришлось брать на абордаж.

Идем на моторе. Экипаж Ласточки – наш экипаж – при деле. Женя рулит, Фотограф фотографирует и ассистирует командиру, мы с Таней изучаем берега и окружающее водное пространство. А на втором кате бодрствует только капитан, остальные бессовестно дрыхнут или, полулежа, читают книжки – Алик расстарался и сделал им вчера удобнейшие лежаки. Курортники, блин!

Еще через час опять пришлось зачаливаться – накопленные статистические данные показывают, что одной заправки хватает именно на час. Бухточка здесь – просто близнец предыдущей. Даже домик в том же углу. Заправились и душевно размялись. И опять вышли под мотором – погода сегодня на редкость стабильная.

Но в 14.15 штиль резко сменился на свеженький мордодуй, и по волнам побежали барашки. С трудом дотянули до ближайшего галечника, чуть-чуть не доходя до мыса Толстого – против ветра мотор едва-едва тянул. Делать нечего, значит, будем обедать.  Галечная полоска здесь узкая – метра три, а дальше начинается довольно крутой склон

Галечная полоска здесь узкая – метра три, а дальше начинается довольно крутой склон. Зато дров с избытком. Прямо у воды мужики изладили костровище, леди почистили утренний “улов” и дружно сварили замечательную уху. Остатки хариуса засолили впрок. Уха удалась на славу – полный котел рыбы, чуть прикрытой бульончиком. М-м-м… ням-ням…

Отобедали, пора бы и в путь, но ничего не изменилось в небесной канцелярии – тот же мордодуй, те же барашки. Я внесла предложение побурлачить хотя бы до острия мыса, может, на другой стороне будет немного поспокойнее. Народ посопротивлялся, было – типа, что за фигня такая, уж лучше плохо ехать, чем хорошо идти и т. д. – но потом все-таки внял голосу рассудка: так как ночевать здесь можно только стоя, поэтому по любому надо двигаться вперед. Итак, впряглись, поперли

Итак, впряглись, поперли. Двое на весла, двое – бечевой. Остальные так гуляют. Я увековечиваю процесс на видео. И к 18.00 добрели до оконечности мыса Толстого. А тут и погода одумалась, наступил полный штиль. Так что загрузились и встали под мотор. Пошли-и-и. За мысом Толстым показался длиннющий нос мыса Котельниковского. Примерно через час движения разглядели белые домики на берегу – похоже, база у горячих источников.

Шли, держа курс на серединку носа, прямо на сами источники, не заходя в глубокие заливы и заправляясь на ходу. Но и то телепались часа три. Берега здесь высокие, поставить лагерь негде – небольшой пятачок с избушкой видели только однажды – в самой глубине Илийской губы, но решили не тормозиться, а дойти сразу до Котельниковского, чтобы завтра уже можно было спокойно уйти в горы.

Смеркается, а мы все еще болтаемся в море. На втором кате дрыхнут уже все, а чем еще заняться, если даже пейзаж за окном почти не меняется? Байкал спокоен, мотор тянет, водичка журчит под носом – красота! Скорее бы только на берег…

Мы с Таней по очереди обозреваем потихоньку приближающийся бережок на предмет, куда бы зачалиться, чтобы не совсем уж у базы и чтобы место было приличное плюс свободное. Женя сказал, что глубоко в бухту забираться не стоит – далеко будет ходить на источники, но и близко к базе лучше не становиться – там заболочено. Поэтому выбираем золотую серединку и около 21.00 там-там-там-там! тычемся носами в белую галечную каемку километром правее белых домиков. Ура! Земля! Свобода! Кустики!

Шикарный ужин – пюре с салом, салат из кукурузы и зеленого горошка – праздник живота. За ужином обсуждаем планы на завтра и вообще концепцию данного похода. Будем ли мы гнать-упираться или же мы сюда отдыхать приехали. Изначальный план был таков: 20 ходовых дней – идем от Слюдянских озер до Ольхона. Из общего числа ходовых дней – 4 дня на радиалки: 3 дня в район горы Черского с восхождением на гору Птица (от мыса Котельниковского) и один день – на погулять там, где Байкальский хребет вплотную подходит к Байкалу (между мысами Мужинай и Большая Коса). Но потом изменились сроки, и ходовых дней осталось всего 16, плюс первые три дня из них мы проболтались почти на одном месте. Пришла пора как-то определиться, иначе рискуем зависнуть здесь на неопределенный срок.

Рассматривали два предложения:

  1. Упираться, но выполнить задуманное, сократив дневки и максимально нагрузив ходовые дни – с утра дотемна переть под мотором, благо бензина достаточно.
  2. С толком, чувством и расстановкой выполнить горную часть, причем увеличить по времени первую радиалку до 4 дней (три дня это только-только бегом сбегать – все-таки 80 км туда-сюда, да еще с приличным набором высоты). Благо, остающиеся на Котельниковском Алик с Леной и Таней, сказали, что тут есть, чем заняться, и они легко переживут без нас. Потом идти дальше до “экватора”, причем не гнать, а получать удовольствие. А как поймем, что времени остается только-только дойти назад – возвращаться в Северобайкальск.

Прения:

  • Главный Женин аргумент – надо все-таки хоть раз пройти маршрут полностью. Тем более что бензина хоть залейся.
  • Игорю с одной стороны очень хотелось максимально возможно осмотреть береговую линию Байкала, но с другой стороны прельщала более длительная радиалка в район горы Черского.
  • Я вообще предпочитаю пешку – длительные отсидки на кате в праздном бездействии меня утомляют. Да и с кустиками на расстоянии от берега километра в 1,5-2 постоянные проблемы . К тому же, в первом варианте все идется впритык по времени. И случись что-нибудь, например, нелетная погода, которая выбьет нас из жесткого графика, мы рискуем сильно опоздать. А Алику и нашему фотомагу позарез надо быть в Перми 17-го. Так что…
  • Фотограф вообще поехал в основном только из-за горно-радиальной части нашего похода. К тому же с ката снимать не очень-то и удобно – качает.
  • Игореше тоже понравилась идея удлинить первую радиалку – он еще ни разу не был в горах.
  • А Алик вообще приехал отдыхать, а не упираться.

После длительных дискуссий все-таки приняли второй вариант в качестве рабочего. Уф! Ну, сколько же можно шевелить извилинами, мы же приехали сюда с прямо противоположной целью!

Уже совсем стемнело. Еще немного сидим у костра, беседуем за жизнь. Гитару доставать не хочется – совсем мы с Аликом разленились, уже третий день песен не поем. Хорошо-то как!

Глава 4. ГОРЯЧИЕ ВАННЫ, НЕПРИСТУПНЫЕ ГОРЫ И ГОЛОДНЫЕ МЕДВЕДИ

1 августа, вторник
В соответствии с принятым накануне решением – отдыхать, отдыхали всю ночь, и утром дежурные завопили на завтрак уже около 9.00. Ох, и знатно поспали!

Вылезаю из палатки. У костра грустит одинокий Игореша, варит страшную кашу – пшеничную с курагой. Бедненький, не знает, что с ней делать. Помогаю ему словом и делом. Кашка получается ничего себе, в принципе что-либо с курагой вообще трудно испортить, для этого надо особый талант иметь.

Неспешный, ленивый завтрак – народ точно переотдыхал – сменяется энергичными сборами. И основная команда – те, кто сегодня уходят в горы плюс Таня, улетают принимать горячие ванны. Но предварительно мы проконсультировались с Таниной настольной книгой, что же это за источник такой. Цитирую: “Это самый горячий источник Байкала – температура воды до +81 градусов Цельсия. Выход воды – 10 л/сек. В 1984 г. термальные воды каптированы скважиной глубиной 44 м. Вода источника фторидно-гидрокарбонатная натриевая с минерализацией 0,32 г/л. Воду источника рекомендуется использовать только для наружного применения при заболеваниях опорно-двигательного аппарата, нервной системы и гинекологических заболеваниях. В качестве питьевой воды она противопоказана из-за высокого содержания фтора”.

В лагере остаются Алик с Леной – они еще успеют, у них в запасе целых четыре дня на банно-водные процедуры.

А мы по прибрежному галечнику добежали до цели – строящегося лечебно-оздоровительного комплекса. Здесь вовсю идут отделочные работы. Но два шикарных открытых бассейна – один с мутновато-зеленой водой, другой с прозрачно-голубой, уже ждут своих клиентов. С большой землей будущую базу соединяет старый пирс.

Фотограф сгонял к местному начальству, разведать о возможности использования этих бассейнов по назначению – нами. Оказалось, что проблем нет, 200 руб./час с человека – и плещитесь себе на здоровье. Ну, уж спасибочки, лучше мы поищем какую-нибудь совсем дикую ямку, как, кстати, и планировали изначально – это ж романтика, поваляться в двух шагах от ошеломляюще-прекрасного Байкала, в ямке с горячей (больше 40 градусов) водичкой. Там, где выходит основной источник, справа от пирса (если смотреть со стороны моря), построили какое-то сооружение, которое, по-видимому, и качает воду в бассейны. Весь берег здесь просто изгажен и заболочен. И только маленький ручеек с изумительно-изумрудными водорослями(?) и дымящейся водой течет среди свалки

Еще дома Женя рассказывал нам о горячих источниках Котельниковского. В его изложении весь этот берег изрыт подобными ямками, из которых торчат только головы. И народу-у-у… Сейчас здесь все совсем не так. Там, где выходит основной источник, справа от пирса (если смотреть со стороны моря), построили какое-то сооружение, которое, по-видимому, и качает воду в бассейны. Весь берег здесь просто изгажен и заболочен. И только маленький ручеек с изумительно-изумрудными водорослями(?) и дымящейся водой течет среди свалки. Но купаться тут совсем не хочется. По другую сторону пирса тоже кое-где валяются всякие железяки, но здесь пока еще более-менее чисто

По другую сторону пирса тоже кое-где валяются всякие железяки, но здесь пока еще более-менее чисто. Отошли немного от забора и начали исследовать ближние ямки на предмет температурного режима. Но, увы, водичка в них оказалась ничуть не теплее байкальской. Спасибо строителям, подсказали адрес единственной подходящей ямки – сразу слева за пирсом. Они вырыли ее для себя, похоже, просто копнули экскаватором. Попутно мы поинтересовались у строителей, а нет ли здесь еще одной пермской группы. Наши ребята во главе с Марьей и Манюней выехали в этот район за неделю до нас - в пеший маршрут, погулять по здешним горам. Они тоже собирались пооттягиваться на Котельниковском примерно в это же время. Ответ разочаровал - увы, да, они были, но уже дня три-четыре, как их не видно. Жаль, очень хотелось пересечься… Зато ямка оказалась классная – горячая, большая и достаточно глубокая. Ее одной хватило сразу на всех нас

Зато ямка оказалась классная – горячая, большая и достаточно глубокая. Ее одной хватило сразу на всех нас. Только вот заходить пришлось осторожненько – в горячей воде сразу начали гореть поджаренные на солнышке части тела. Зато уже через пару минут на всех лицах красноречиво отражалось наслаждение. Народ разве что только не хрюкал.

Пятнадцать минут растворения, фотосессия. Дружное омовение в Байкале – кайф! Краткий отдых на камушках. И опять погружение в замечательную ямку.

Возвращение в лагерь, сборы и наконец-то в 13.20 мы выходим. Нас шестеро – два Жени, два Игоря и мы с Ларисой. Наша цель – район горы Черского: тамошние водопады, озеро Гитара, гора Птица.

По нашим сведениям тропа наверх начинается где-то за стройкой и идет вдоль р. Горячая. Возвращаться к источнику и искать ее нам не захотелось – пошли сразу от лагеря по примерному азимуту, напрямик через лес Хорошо, он здесь более-менее чистый и не буреломный. И приблизительно через час вышли на утоптанную тропу, ведущую в нужном направлении. Около 15.00 прошли избушку – она обозначена на карте, и вышли на какую-то дорогу, уходящую перпендикулярно нашему курсу. Женя, было, уже завернул по ней вправо – наша тропинка влилась в дорогу и исчезла, как вдруг в лесу на противоположной стороне послышались голоса, и к нам вышла группа – тоже шестеро с рюкзаками. Они появились откуда-то из-за стены деревьев, чуть левее нашей развилки.

Естественно, поздоровались, а потом и разговорились. Ребята оказались из Северобайкальска. Тоже ходили в район горы Черского – на озеро Гитара. Они подробненько обсказали нам дорогу и показали ее на карте. Запугали нас медведями – мол, год сухой, зверям есть нечего, и они жмутся к людям. Ребята и сами видели медведя, и слышали о нем (них?) от других групп. Омичи, например, рассказали им, что на пермскую группу (!!!неужели наши!!!) медведь выходил дважды и крутился вокруг лагеря, но пермяки бряканьем и воплями каждый раз успешно отгоняли зверя! Да, точно наши – их ни кому не запугать… Однако бр-р-р… неприятно… страшноватое соседство…

Делаем несколько фоток на память и расходимся в разные стороны. Ребята уходят по дороге (на которую пытался сбежать Женя) в Байкальское, а мы углубляемся в лес – на их тропу. Бежим по ней – тропа то вьется по ровному, красивому лиственничному лесу, то выходит на курумы, то петляет по застарелому горельнику, то переходит туда-сюда через небольшие притоки. Повторяем ее подвиги. Стараемся постоянно находиться в движении, причем в быстром, чтобы надоедливые кровососы, которых здесь есть, не могли за нами угнаться. Интересно – лес здесь преимущественно тополевый, и хотя на дворе стоит уже август-месяц, вся трава под деревьями покрыта свежим пухом.

К 16.30 добежали до симпатичной оборудованной стоянки на берегу Куркулы. Здесь решили тормознуться и слегка отобедать – чаек, рыбка и сухпайки. А пока кипятилась вода, мы ополоснулись – употели под рюкзаками, да и жарища на улице. Обедали тоже на камушках около воды. Вверх по Куркуле

В 17.30 побежали дальше. Бежалось замечательно, поэтому чтобы не растягивать удовольствие на скотопрогонке, запланировали остановиться на ночлег не ранее 21-22.00. Однако в 19.20, переходя по бревнам мощный завал (или плотину?) над небольшой старицей, Женя скользанул по мокрой деревяшке и качественно подвернул ногу. Диагноз: или хо-о-рошее растяжение, или даже трещина. И дальше идти он вряд ли сможет, тем более, сейчас. Поэтому делать нечего, ищем стоянку.

А с ними здесь не разбежишься – вокруг тропы сплошной бурелом, а на последнем нормальном месте мы как раз и обедали. Но именно сейчас нам крупно везет: очередная оборудованная стоянка обнаруживается метрах в 50-то от места крушения планов. Ставим лагерь.

Общими усилиями пытаемся уломать Женю полечиться – не удается. Тогда оставляем его в покое и принимаемся за хозработы – надо заниматься дровами, костром и ужином. Ничего, остынет, одумается и никуда не денется.

22.00. Стемнело. В башке почему-то постоянно крутятся мысли про медведя. И, похоже, не у меня одной – Лариса озвучивает: - Давайте будем дежурить ночью у костра.

Бурное обсуждение вопроса. После которого принимаем соломоново решение – спать всем, но на ночь сделать большую нодью, и пускай себе тлеет.

Ищем здоровенные бревна, пилим, разжигаем – хорошо горит, надолго хватит. Однако даже теперь к палатке идти как-то жутковато – она у нас с краю… И ночью на фиг, никуда выходить не буду.

2 августа, среда
Первое пробуждение – за палаткой тишина.
- Женя, время?..
- Полшестого… спи…

Проваливаюсь в сон.

Второе пробуждение – по палатке барабанит. Ну вот, только дождя нам еще и не хватало. Одна радость – под его шелест спится так замечательно! Спим дальше…

Третье пробуждение – в соседней палатке, где живут Игорь и Фотограф, слышны голоса и явно ощущается шевеление. Начинаем потягиваться и мы. А по палатке все еще мерно барабанит.

Откидываю полог тента – на улице картина абсолютно безрадостная: туман, видимости нет, и ни одного просвета в небе. Но уже около 11.00, встаем.

За завтраком думаем, что же нам делать. Вчера с вечера решили, что четверо все-таки уходят наверх, а мы с раненым командиром остаемся здесь и действуем по обстоятельствам – или дожидаемся их возвращения, или потихоньку спускаемся к лагерю – в зависимости от Жениного самочувствия. Но все это было вчера, а вчера была просто замечательная погода. Сегодня же…

Сначала под моим влиянием народ, было, решает все равно идти наверх. Но потом наш замечательный Фотограф вносит смуту – а что там делать, когда нет солнца, видимости, фотографировать нечего и т. д. И к концу завтрака они принимают окончательное решение: чтобы не тратить попусту время, собираемся и уходим назад, к базовому лагерю. А сэкономленное время оставляем на следующую радиалку – через 50 км этот хребет подходит вплотную к Байкалу. После завтрака сбегали немного вперед по тропе – до бурного притока Куркулы. Через него перекинуты два бревнышка – такие даже на вид скользкие

После завтрака сбегали немного вперед по тропе – до бурного притока Куркулы. Через него перекинуты два бревнышка – такие даже на вид скользкие. Но место там весьма живописное – узкая долина бурлящей речушки упирается в высокий отрог, прикрытый низкими облаками. А какая здесь красота в ясную погоду, можно только представить…

В 13.20 вышли из лагеря – под дождем. Женю, как самого нынче тихохода, разгрузили и выпустили вперед. И пейзаж начал медленно изменяться в обратном порядке – сначала тот завал, где Женя покалечился, затем самая большая осыпь…

Практически сразу после выхода встретили группу из Екатеринбурга, а минут через 40 – двойку из Кемерово. Ну вот, они не испугались непогоды, говорила же я нашим, что надо идти наверх. В горах же все очень быстро меняется. Глядишь, завтра будет солнце. Ну, собственно, чего теперь…

А Женя постепенно втянулся, и вскоре мы шли хотя и несколько медленнее, чем вчера, но уже вполне прилично. Но это и к лучшему – бегать по мокрым камням и деревяшкам ох, как небезопасно.

Через два часа после старта, в 16.00, вышли к месту нашего вчерашнего обеда. Решили не нарушать традиций. И только, было, расположились, в лесу опять послышались голоса, замелькали люди и рюкзаки. К нам вышла команда из Иркутска. Пообщались, ребята передали нам привет от Алика & Компани, сопровождая словами: “Ваши там жируют на озере”.

Обедали омулем и сухпайками. Перед обедом Лариса выдала новый перл: - Игорь, достань кружки. Моя в клапане, твоя у меня внутри…

После обеда вышли в 17.15. До избы шли 1 час 15 минут. Там немного погуляли. А дальше решили идти не по уже знакомой тропе, а по дороге, прикинув, что для нее другого пути нет – только к базе на Котельниковском. Так и оказалось.

Путь до мыса занял еще порядка двух часов – дорога к базе идет не самым коротким путем. Нам встретилась еще одна развилка – свернули налево. И около 20.30 увидели Байкал. Наконец-то четко определились со своим местонахождением - дорога вывела к озеру южнее базы примерно на 500 м. Еще 30 минут, и мы в лагере.

Нас радостно встречают, тем более что не ждали так рано. Кидаем мешки, ставим палатки и, похватав полотенца, несемся к горячей ямке – смывать усталость, пот и дорожную грязь.

Пересекаем территорию строительства и спускаемся за старый причал. Сразу за ним, на самой кромке берега наша ямка. Поеживаясь на холодном ветерке, заныриваем. Это просто неземное блаженство. Сегодня здесь чуть прохладнее вчерашнего – наши сказали, что около шести вечера к причалу подходил катер и нагнал в ямку волну из Байкала. Поэтому водичка - самое то, нежимся, как в ванной. Сегодня даже сделали несколько заходов – провалялись в общей сложности около часу. А некоторые в процессе даже помылись с головой.

А в лагере уже готов нарядный стол со свечами и праздничным ужином. И самое главное блюдо – жареные с луком и чесночком вешенки, которые принесли мы. Грибочки попались нам на обратном пути. Женя, увидев бревно, все покрытое какими-то незнакомыми светлыми грибами заинтересовался:
- Кто знает, это вешенка?
- Ну, да, – отвечает Игорь и начинает снимать рюкзак – собирать грибы.
- Не надо их рвать, мало ли чего, - всполошился Женя.
- Да, это точно вешенка, я и у нас такие собираю…

Так что, в конце концов, мужики настругали полный кулечек подозрительных грибочков. И вот сейчас они так одуряюще-вкусно пахли!!! Женя наворачивал их за обе щеки, уже не вникая в ненужные подробности.

А потом – усталые, но чистенькие и сытые, едва доплелись до палаток – спать…

Глава 5. БАНЯ – ТОРМОЗ ПРОГРЕССА, НО ЗАТО ТАКОЙ КАЙФ

3 августа, четверг
Утро туманное, бессолнечное, тихое-тихое – полнейший штиль. Но без дождя.

Подъем поздний, долгие сборы, и около 12.00 – выход, естественно на моторе. Сначала доползли до пирса и тормознулись около ямки – еще разок погреть косточки перед дальней дорожкой. А заодно Фотограф сбегал к строителям и поставил на зарядку аккумулятор от фотика.

Проблаженствовали в режиме “ямка – Байкал – ямка” около полутора часов. Дождались легкого и, наконец-то попутного ветерка – вышли под парусами. Мы на Ласточке поставили только стаксель, а наши коллеги рассекали с полной парусностью – их тянули и грот, и стаксель. И целых полчаса медленно-медленно, но шли. А потом, когда ветер опять стих, завели мотор, подцепили второй кат на буксир и вдоль бережка двинулись дальше на юг.

Обогнули наконец-то самое острие мыса Котельниковского. Где-то здесь встретили первых людей на кате, точнее на тримаране. А то началось уже складываться нездоровое впечатление, что по Байкалу на катах, кроме нас, вообще никто не ходит. Встречный тримаран был собран из трех обычных катамаранных гондол, даже чуть меньше наших, и шел исключительно на весельной тяге. Тормознулись, пообщались. Оказалось, это народ из Красноярска. Они на катере закинулись на мыс Балсадей и сейчас плывут до Байкальского. Ребята очень-очень рекомендовали нам постоять на мысе Мужинай – уж больно там красиво.

Распрощались с красноярцами, пошли дальше. Обогнули высокую скальную стенку, обрамляющую южную часть Котельниковского, и вышли к устью реки Куркулы, вдоль которой мы вчера гуляли. Местечко здесь необычайно живописное, а так как все равно надо заправлять мотор, решили здесь тормознуться.

На берегу озера, на галечнике, нашли шикарную готовую баню под ключ – с огромной печкой и даже затянутую пленкой. Сердце командира дрогнуло, и, несмотря на то, что сегодня прошли всего-то ничего – в общей сложности чуть больше часа, он предложил остаться тут хотя бы на ночь. А мы и не сопротивлялись. Пусть всегда будет баня!!!

Первым делом, пока народ занимался разгрузочными и лагерными работами, Женя улетел топить баню. Потом полным составом совершили прогулку непосредственно до устья Куркулы. Господи, красотища-то какая!!! Стремясь впасть в Байкал, Куркула прорезала глубоким ущельем небольшой отрог, и через этот каньон бирюзовым потоком летит в озеро – то, падая водопадом, то, извиваясь и пенясь среди камней.

В самом устье Куркулы лагерь – стоят шесть немцев.

Вечереет, баня топится, туман, набегая с Байкала, сгущается. Мужики – Игори с Фотографом – отправились ставить сетку. Дефилировали, дефилировали по водной глади и теперь уже на подходе к берегу… Что-то кричат – мне от бани не слышно, машут руками... К ним бросаются Лариса с Таней. Издалека наблюдаю за странными маневрами наших рыбаков – мужики на кате, сбившись втроем на один борт, лупасят веслами по воде. Неужели, на них кто-то напал? Вот Лариса забегает в воду почти по самое не хочу… хватает кат и подтягивает его к берегу.

Потом уже Таня рассказала, что пока мужики возились, устанавливая сетку (ну, не профи мы), их снесло к берегу. Они начали выбирать сеть, чтобы опять отойти подальше и нормально поставить, а там уже рыба (хариус). Каким образом мужики, вынимая, упустили этого зверя, непонятно. Но та картинка, которую я наблюдала, и была ловлей хариуса веслами.

Да уж, жалко, вблизи не видела. Таня говорит, у всех троих рыболовов азарт так и брызгал из глаз. И, кстати, хариуса того они все-таки поймали!!! А пока на берегу распутывали сеть, достали еще четыре рыбины. Следующий установочный тур закончился без приключений.

Скоро уже и банька дозреет…

Она подошла, как Женя и обещал, около 21.00. К этому времени подтянулись и немцы с полотенцами вокруг шей и мольбами во взорах. Оказывается, они догадались, что наши шаманские пляски вокруг каменного костровища и есть будущая “русская баня”. Ну, ладно, так и быть, пропустим их вперед – скорее всего им много времени не понадобится, хорошо, если полчаса выдержат.

Рекомендуем им оставшееся до бани время потратить с пользой – заготовить на себя веники. Объясняться приходится в основном жестами – у них только один знает отдельные слова по-русски, а наше большинство по-немецки ни в зуб ногой, только Таня худо-бедно. А кое-кто упражняется в русско-английском. Поэтому просто подвожу их к березе и показываю, что надо делать. Понятливо кивают, зайки. Спрашивают, как называется по-русски это дерево. Отвечаю. А по-немецки “береза” звучит что-то типа “бирка”. Ощущаем себя этаким этническим меньшинством, совершающим ритуальные пляски перед туристами из цивилизованной страны

Заливаем огонь, дружными интернациональными усилиями восстанавливаем откинутый для топки полиэтилен – и все это под яркими вспышками немецких фотокамер. Ощущаем себя этаким этническим меньшинством, совершающим ритуальные пляски перед туристами из цивилизованной страны.

Все, пожелав немцам легкого пару и новых ощущений, убегаем в лагерь, оставив их на Женю. Игори тоже остаются – на вспомогательных работах типа “подай-принеси”. Даже до нашего лагеря доносятся приглушенные вопли и дружный свист веников.

Приходит Игорь и приносит последние банные новости: что баня – “дас ист фантастише”, и что пора уже выдвигаться нашей первой партии – Ларисе с Игорешей. Они у нас не любители париться, поэтому уже через час идут и все остальные.

Да, банька и впрямь, удалась на славу. Жару хватит, наверное, до утра. А два дополнительных костра рядом позволяют без потерь бегать туда-сюда до Байкала.

В перерыве между забегами, сидя у костерка, Игорь увидел прямо в небе огромные тени, повторяющие любое наше движение – такой оптический эффект дает туман. А потом вызвездило, и тени пропали. Жалко, это было так ирреально…

После баньки – небольшие уютные посиделки у лагерного костерка часов до двух ночи…

Глава 6. ПОПУТНЫЕ ТУМАНЫ И ВСТРЕЧНЫЕ ШТИЛИ или ЧТО ЗА НАФИГ

4 августа, пятница
Утро ну, совсем как в известном русском романсе – туманное и седое. Видимость – метров 20-30. Завтрак, еще с вечера заказан на 9.00, поэтому народ бродит какой-то непроснутый. А Алик после завтрака (он-то еще и дежурный) даже выговорил себе еще часок на поваляться, пока снимают сетку.

Рыбаками у нас сегодня опять назначены оба Игоря и Фотограф. На сей раз, процедура прошла без сучка и задоринки – ну, как же, памятуя вчерашний цирк на воде, мы отправили Женю с видеокамерой на берег. А по давно сложившейся традиции, перед камерой все проходит камерно, и самое интересное всегда остается за кадром.

В этот раз наш невод пришел не только с рыбой морскою, еще там копошились какие-то небольшие панцирные животинки, очень похожие на креветок – если бы не острые “рога” по бокам, они бы просто проскользнули в ячейки. А вот благодаря этим наростам, “креветки” настолько качественно запутались сами и запутали сетку, что нынешний процесс разборки улова затянулся раза в два по сравнению с обычным. Этих тварей мы повыбирали и повыпускали обратно в Байкал.

Кроме них в нашу сетку попалась еще пара-тройка мелких рыбешек – сантиметров по 8-10. То ли мелкие налимчики, то ли бычки. Их мы тоже отпустили – жалко маленьких. Но вообще-то странно, как они смогли запутаться – сетка у нас крупноячеистая.

Остальной улов – 25 хариусов и омулей, почистили и сложили в котел – до вечера. Вся эта процедура отняла у нас порядка двух часов. Поэтому, когда все-таки погрузились и отчалили, было уже 13.20.

Отплыли в туман. Он то немного редел, то становился гуще, оседая на волосы и ресницы и стекая по мачтам и снастям, но неотступно преследовал нас весь день. А периодически из тумана слышалось, а, может, казалось? тихое побрякивание. Так и плыли в сплошной пелене вдоль берега. Но что самое противное – видно же, что выше, за низкой полосой тумана, стоит просто замечательно-ясный и светлый денек – изредка над головой пролетали голубые осколки неба или намечался световой круг от солнышка. Берега сегодня довольно скучные – низкие, поросшие лиственницами – пейзаж почти как у нас на Чусовой ...когда через пару часов туман ненадолго сдуло, на заднем плане открылись великолепные горные вершины...

Берега сегодня довольно скучные – низкие, поросшие лиственницами – пейзаж почти как у нас на Чусовой, если не смотреть в другую сторону, где берега не видно. Хотя, на Чусовой даже несколько веселее, там хоть скалы живописные натыканы. И только когда через пару часов туман ненадолго сдуло, и на заднем плане открылись великолепные горные вершины, все сразу стало на свои места – все-таки мы на Байкале. Вскоре занавес опять закрылся, но мироощущение все равно сохранилось – пейзаж мысленно дорисовывался из слепка, оставшегося в памяти.

В самом начале пути встретили одинокого байдарочника, который “плехо говору по-русску” Национальность его мы так и не поняли. Узнали значительно позже от другой встреченной команды, что он поляк. На вопрос “откуда” – он ответил “в Северобайкальск”, а на “откуда родом” – “из Слюдянки”. На том и разошлись. Однако оценили его маршрут – о-го-го! Да еще и в одиночку…

Еще раз повторяю, что шли, стараясь не терять берег из виду. Первый раз нарушили эту заповедь в районе мыса Балсадей. Здесь очень глубокий залив с узкой горловиной – порядка 500 м. Вообще-то ощущеньице было еще то – чувствовали себя как мухи, застывшие в мутном янтаре – но, слава Богу, скоро все закончилось. Однако и здесь нашелся большой плюс – такого никто из нас еще не испытывал. А минут через 10 замаячила еле различимая, но видно, что близкая, береговая полоса уже противоположной стороны горловины. Совсем забыла - в начале дня встретили эту красавицу по имени Северная корона

Второй раз такое счастье Женя устроил нам перед мысом Коврижка – решил чуть-чуть срезать. И около получаса шли, ориентируясь только по смутному светлому пятну, проглядывающему сквозь туман – солнцу. Идем уже порядка 4-5 часов, и лишь дважды за все время делали зеленую стоянку и разминали ножки

Идем уже порядка 4-5 часов, и лишь дважды за все время делали зеленую стоянку и разминали ножки. Уже вечереет, становится прохладно, хочется к костерку и на твердую землю – причем в этой последовательности. Но берега совершенно не радуют уютом – болота, однако.

Сначала, было причалились перед мысом Коврижка, который с воды показался нам приветливым и красивым. А в этот момент туман со стороны ненадолго упал, и мы увидели на таком близком заднем плане ГОРЫ. Но все остальное, бр-р-р – болотина за узкой полоской прибрежного галечника и тучи мошки…

Идем дальше. Огибаем Коврижку. В районе носа мыса интенсивность тумана достигла своего апогея – видимость нулевая, все серое-серое. Так встретила нас Мужинайская губа.

За Коврижкой, судя по карте, имеется какое-то “зим.”, и болот нет. А фигу! Болотина здесь оказалась просто необозримая. Идем дальше – уже совсем вдоль берега, ищем, куда бы приткнуться на ночь. Более-менее подходящая полянка попадается только метров через 500. Но, хотя и она тоже не подарок, время уже около 21.00, становимся здесь.

Ужин. Народ за сегодняшний шестичасовой переход оголодал здорово – сегодня вместо обеда только перекусывали на катах соленым омулем, да жевали сухпайки. Поэтому мы с Женей готовим и первое (уху), и второе (рожки с тушенкой), и третье (два раза чай). После чего наконец-то (второй раз за все время!) достается гитара. А потом народ еще и законтачивается – а врали, что устали… Сегодня видели странное природное явление: туманную радугу (ворота)

P. S. Сегодня видели странное природное явление: туманную радугу (ворота). Белый радужный полукруг, выходящий из Байкала и уходящий в него же, а на его фоне – серый полукруг меньшего диаметра. Эта штука преследовала нас около полутора часов – появилась далеко слева по борту, постепенно приближаясь, увеличивалась в размерах и выходила прямо по нашему курсу. Как будто ворота в другой мир приглашали нас войти… Таня нервничала, нервничала, а потом сказала: “Не хочу туда”. Штука, как будто услышав, стала уменьшаться и уходить в сторону противоположного берега Байкала, как будто кто-то решил: “Ну, не хочешь, как хочешь…”

P. P. S. Таня сегодня видела мираж – большой трехмачтовый бриг, идущий навстречу на всех парусах. Почему мираж – да, больше никто из нас не видел…

Туманны твои чудеса, Байкал…

Фразы дня:
Игорь:
- Жаворонки – они только вечером жаворонки, а утром очень даже совы…

Лена, вечером на стоянке, разбирая продуктовые остатки: - О, вчерашний борщ! Давайте завтра сварим…

Глава 7. ПРОГУЛКИ ПО ЭКВАТОРУ

5 августа, суббота
Как ни странно, но просыпаться я начала уже около 7.00. Ура! Полная видимость, и никакого тумана в округе. Отчетливо виден даже противоположный берег Байкала – наконец-то! Но достаточно хмуро – солнышко едва проглядывает сквозь тучки-облака. На небе еще светятся розовые следы рассвета. Разбудила и подняла Женю – он отправился на фотоохоту. Карлсон спит...

Следующий подъем уже после 9.00 - на 10.00 назначен завтрак. Сегодня нам предстоит плыть не так много, порядка 1,5-2 часов, поэтому можно и расслабиться. А разбудил, кстати, негромкий стук мотора, а потом – шум прибоя.

Открываю окошко – неподалеку от берега бросила якорь большая моторная яхта, как потом прочитала – “Одиссей”.

Утро все еще хмурое, но все-таки пора вставать – сегодня наше дежурство.

После завтрака опять забились в палатки и еще немного поспали, пережидая зарядивший дождик. А на яхте кто-то купался, а потом оттуда снарядили моторку и ушли к берегу левее нас – в болотину. На рыбалку? Как только дождик стих, мы мухой упаковались и отчалили на моторе – ветер встречный, изредка накрапывает, но в целом довольно тепло и хорошо.

Обогнули мыс Мужинай и пошли вдоль берега вглубь бухты. Надо искать стоянку. Здесь Байкальский хребет выходит практически на берег Байкала, и у нас запланированы пара дневок с баней и радиалками в горы. Однако сам мыс не оправдал надежд – везде за неширокой галечной полосой-дамбой нежится болотина. Тут же гуляет стадо лошадей. Похоже (по звону ботала) именно их и слышали периодически на протяжении всего вчерашнего плавания в тумане.

Не найдя удобного местечка на Мужинае, уходим дальше – к мысу Большая Коса, так как в губе между ними подходящего места тоже не видно – берега высокие, обрывистые и поросшие лесом. Однако стоять где-нибудь в районе острия мыса нас тоже не устраивает – далековато чапать до гор. Поэтому зачаливаемся в самом основании Большой Косы. За симпатичной галечной дамбой здесь тоже болото. Но это – просто прелесть, что за болото – внутреннее озеро с сильно заболоченными берегами. К этому озерку есть хороший подход по галечнику. И вода в нем значительно теплее байкальской – просто парное молоко. А на заднем плане – величественные горы. Впрочем, они же окаймляют и всю бухту.

Так что решено, стоим здесь. Тем более что минимально оборудованная стоянка уже имеется. 17.00.

Ставим лагерь, и принимаемся за работу. Надо возводить баню. Женя выбирает под нее место недалеко от палаток. Несколько человек таскают замечательные плоские камни, а Женя занимается строительством. Параллельно Игорь собрал рыболовецкую бригаду, и они отчалили. И только наш Фотограф, увидев, наконец-то, близкие горы, уболтал Женю отпустить его погулять “по долинке во-о-он той речушки” вверх. Обещал вернуться через пару часов. ...и швартуется метрах в пятнадцати правее нашей стоянки

Когда баня уже почти готова, на горизонте показывается утренняя яхта “Одиссей” и уверенно рулит на нас… чуть ли не в наши сети… и швартуется метрах в пятнадцати правее нашей стоянки. Вот, блин, соседей нам только и не хватало!..

21.00. Фотографа все нет. Уже два часа, как начали волноваться. Появился он уже около 22.00 – усталый, грязный и насквозь мокрый. Делится впечатлениями – дороги нет, деревья и трава сырые, попал на сплошной кедровый стланик, пробирался по нему по-пластунски, а кое-где и кувырком. Настроение у него в диких минусах. Как же, он поехал в основном из-за гор, а с этим сплошной облом.

Но за ужином, несмотря на все его отговоры, народ все-таки решает завтра идти наверх. Поэтому отбой получился ранним – около 23.00

Засыпаем под мерное тарахтение мотора яхты. Радует, что обошлось без шумного музыкального сопровождения и пьяных воплей.

6 августа, воскресенье
Так как народ сегодня собирается в горы, то и подъем ранний – завтрак готов уже к 8.00. Радуюсь, что не наше дежурство.

Утро тихое, ясное, на небе редкие облачка – ничего плохого пока вроде не предвидится. И нас спасает только закинутая с вечера сеть. Пока после завтрака мужики во главе с нашим главным рыбаком Игорем катались за уловом - вернулись на берег с тяжелой сетью, полной рыбы, пока мы вчетвером совершали обычный после этого ритуал – Таня с Ларисой растряхивали-сматывали сетку, мы с Игорем разбирали и выпутывали рыбу (а надо сказать, что нынешний улов превзошел все наши прошлые – 38 неплохих рыбин, поэтому процесс несколько затянулся), в общем, через пару часов погода начала резко портиться. Буквально ниоткуда набежали тучи, подул сильный ветер, из окрестных ущелий пополз туман, закрывая горы. Вот-вот польет-загремит. К тому же разбор улова закончился уже к 10.30. Поэтому все-таки решили отложить горы на завтра, а сегодня ограничиться баней. И расслабились. ...я организовала народ на прогулку к острию нашего мыса

Женя отправился дорабатывать-топить печку. А я организовала народ на прогулку к острию нашего мыса. Вышли впятером: мы с Таней и Ларисой и оба Игоря.

Гуляли неспешно, с удовольствием и собиранием камушков-коряжек. Но минут через 40 все-таки начался дождь, и вскоре Лариса с Игорешей повернули назад. Остальные, посовещавшись, решили продолжить путь, чтобы завершить хоть какое-то начинание.

Ярко выраженного острия, как у Котельниковского, у мыса Большая Коса не оказалось. Он широкий и полукруглый. Мы дошли до самой дальней его точки, но по причине такой его формы и сопутствующих нашему мероприятию непогодных условий, заглянуть в следующую бухту нам не удалось. Погода окончательно испортилась. Дождь не утихал, а волнение и ветер даже усилились. Галечная полоска стала совсем узкой, и набегающие волны периодически хлестали по ногам. К тому же и с видимостью было плохо, а я взяла с собой камеру, с намерением поснимать. Поэтому дальше решили уже не ходить и повернули назад. Дорога в один конец заняли около двух часов.

В лагерь мы вернулись в 16.10. На обратном пути дождь начал постепенно затихать и вскоре совсем прекратился. Да и Байкал несколько подуспокоился.

В лагере нас ждала еще одна радость – наши соседи снялись и ушли. И сразу все в заливе стало гармоничным.

Банька уже на подходе. Мы пообедали жареным хариусом утреннего улова (вкусно! много!) и вплотную занялись доводкой бани. Меня Женя определил на прожиг углей, а остальных отправил готовить каркас и клеить полиэтилен. А завершающий этап – непосредственно установку бани, я засняла на видео. Получилось этакое учебное пособие для начинающих туристов.

Потом была баня… самая, пожалуй, жаркая изо всех, которые у нас когда-либо были – вечером следующего дня она все еще была очень даже теплая, и мы использовали ее для просушки шмоток. В общем напарили-и-ись, накупали-и-и-ись – и в Байкале, и во внутреннем озерке, - ох, как хорошо!

А по окружающим горам все ползали и ползали туманы. Что-то будет завтра?

После баньки – посиделки у костра, и по три капли Прикамского бальзама.

7 августа, понедельник
А утром дежурные проспали. Вместо назначенных 7.00, встали уже около 8.00. Соответственно, и завтрак запоздал.

А утро – просто загляденье. Тепло, ясно и никаких предпосылок… Народ как-то вяло копошится. Хотя на вопрос: “В горы-то пойдете?”, все утвердительно кивают: “Да, конечно…” А вот я сегодня никуда идти не хочу – в кои-то веки появилось желание спокойно оттянуться, попляжничать, тем более, погода располагает. Наконец-то в 10.40 наши горники отвалили. В лагере остались только мы с Женей и Таней.

Это был просто восхитительный день. Мы гуляли, фотографировали, снимали видео, купались и загорали.

Сначала вдвоем с Таней совершили трехчасовую прогулку по берегу в сторону мыса Мужинай – это было здорово! Высокий и обрывистый берег создает эффект отражателя, солнышко бьет в скальные выступы, и ни ветерочка – жара. И Байкал тихий-тихий, гладкий-гладкий. Мы дошли практически до основания Мужиная. Отфотографиравали все встреченные по пути цветочки и всех увиденных бабочек, накупались в Байкале – в кои-то веки. Водичка сегодня просто блеск!

Когда вернули в лагерь, около 16.00, там кроме оголодавшего Жени были уже Алик с Леной. А остальные еще не вернулись, они пошли дальше.

После обеда снимали на видео жизнь “аквариума” – так мы прозвали внутренне озерцо мыса Большая Коса. Как я уже упоминала выше, вода в этом озерке гораздо теплее, чем в Байкале. А еще оказалось, что рыба в аквариуме абсолютно непуганая и жутко любопытная. Из-под комьев травы выплывают на голоса стайки окуней и снуют туда-сюда, туда-сюда прямо под ногами. Причем рыбки не самые мелкие - сантиметров по 20-30. А пока мы купались-снимали в аквариуме, к нам пристали две байдарки с двумя же загорелыми незнакомцами. ...они вышли на некий скальный гребень, пологий со стороны Байкала и круто обрывающийся вниз противоположной стороной, образуя крутую скальную стенку метров 500 высотой

Потом прогулялись с Женей в сторону острия нашего мыса – тоже поснимать и пофоткать, так как вчера погода помешала этому. А когда вернулись в лагерь, вся наша команда была в полном сборе. 17.40. Народ уже успел попалькаться в аквариуме и немного прийти в себя. Все вполне довольны путешествием – они вышли на некий скальный гребень, пологий со стороны Байкала и круто обрывающийся вниз противоположной стороной, образуя крутую скальную стенку метров 500 высотой. Гуляли вдоль этого “обрыва” и любовались открывающимися отсюда горными пейзажами – сверху виден весь массив с главной его вершиной 2200 (без названия).

Ужин, короткие посиделки – сегодня все устали, и дружный отбой.

Глава 8. БОЕВЫЕ ЧАЛКИ

8 августа, вторник
Неожиданно и резко проснулась – за палаткой еще темнотища непроглядная. Пытаюсь понять, что же меня разбудило.

Ш-ш-ш… - усиливается и стихает, усиливается и стихает – где-то наверху и внизу. Ага, ветер и прибой. Толкаю Женю в бок. Он просыпается, тоже прислушивается и выскакивает из палатки – надо убедиться, что все убрано, чтобы ничего не сдуло, ветер-то неслабый.

Из палатки слышу, что Женя объявляет экстренный подъем по лагерю. И вскоре народ уже суетится, бегает, проверяет, все ли закреплено и рассовывает шмотки под тенты палаток. Эта суматоха длится минут десять, а потом опять наступает тишина, нарушаемая лишь затухающим ш-ш-ш… Спим дальше.

Утро тоже не радостное – по тенту мерный перестук капель. И поэтому народ вставать не торопится. Дремлю уже около полутора часов, а дождик все не прекращается. Пару раз за это время выглядывала наружу – низкая облачность, видимость есть, но хреновая – туман стоит метрах в 50 над водой, но мыс Мужинай различить можно.

Похоже, встали дежурные Алик с Леной – на кухне слышится какое-то шевеление. А около 11.00 наконец-то объявляется общий подъем, завтрак. К этому времени дождик стих, но пасмурно и на Байкале как-то неспокойно – вроде и ветра нет, однако прибой не умолкает с ночи.

К выходу были готовы только в 13.00. Вышли в сторону Котельниковского и, конечно же, на моторе – ветер, зараза, подул, но встречный. Обычным порядком и без происшествий дошли до Мужиная. На подходе увидели лагерь на самом острие мыса и рядом с ним два катамарана. Обогнули нос и чальнулись на дозаправку. Пока мужики возились с канистрами и мотором, мы с Таней отправились знакомиться и общаться с товарищами по духу.

Знакомство вышло на славу. Ребята оказались просто замечательные – приветливые и контактные. Практически все из профессорско-педагогического состава Омского института физкультуры. Они, как и мы, тоже путешествуют на двух катамаранах и одном моторе (причем, точно такой же “Ямахе”), только не заморачиваются с парусами. Потом их девушки проводили нас до наших катов. Фото на память

Угостили нас таким вкусным чаем, что мы даже рецептик выспросили. Потом их девушки проводили нас до наших катов. Фото на память, и мы отчалили под мерное стрекотание омской кинокамеры.

Только отвалили от берега, как ветер резко (здесь все погодные изменения происходит в считанные минуты) сменил свою ориентацию на попутную, и Женя скомандовал разойтись и поставить стаксели. И, о чудо! под парусами мы просто полетели, гонимые свежим ветром, и мухой долетели до Коврижки. Всегда бы так! Никакого тебе надоедливого тарахтения, а скорость… Вау! ...ветер стих. Делать нечего, опять пришлось сцепляться и заводить тарахтелку

Но за Коврижкой счастье закончилось – ветер стих. Делать нечего, опять пришлось сцепляться и заводить тарахтелку.

Обогнули мыс Балсадей, окаймленный величественными вершинами Байкальского хребта. Сейчас бы любоваться во все глаза окружающими пейзажами, тем более что по дороге туда они проплывали мимо нас в сплошном непроглядном молоке. Но как-то стало не до того – дал о себе знать замечательный чаек омичей, которого мы замахнули по полной кружке – мощно потянуло до кустиков. Однако отсюда до берега не меньше часа – бухта здесь глубо-о-окая, да и уходить в нее абсолютно не хочется – лишний крюк. Так что пока рулим на острие Котельниковского… Ой, далеко-о-о…

Уже около 19.00. До Котельниковского еще половина бухты. Это и периодические намеки обпившегося экипажа все-таки сделали свое дело – уже совсем наплевать на лишние километры, блин, лишь бы скорее! Женя смилостивился и приглядел-таки симпатичную полянку в бухте, чтобы заодно уж и заночевать там.

А катамаран качается на уже неслабых волнах – не меньше метра, мотор с их периодичностью неприятно взревывает. Зато ветер опять сменился на попутный. Расцепились и под острым углом пошли в глубину бухты, к берегу. Хорошо еще, что стаксель, туго натянутый мощной воздушной силой, чуть ли не вырывается из рук – прямо лети-и-им.

Чалимся весело – волны у берега еще выше, чем в открытом море, и прибой то яростно молотит кат о гальку, то пытается утащить его, пока я всем своим личным полтинником стараюсь удержать наше суденышко на этом высоком галечнике, давая возможность остальным членам экипажа сойти на берег. Фотограф, наблюдая мое бедственное положение, не стал дожидаться своей очереди на выход, выпрыгнул прямо в воду и тоже ухватился за вырывающуюся Ласточку. А тут и Женя подключился. Уф… вот теперь она никуда не сбежит, можно и до кустиков…

Когда полегчало, осмотрелись. Симпатичная полянка оказалась совершенно непригодной для стоянки – сразу за галечной насыпью болотина, а сама поляна вся поросла высокой и мокрой травой, и никаких следов былого человеческого присутствия. Поэтому отправились дальше – уже непосредственно вдоль бережка, высматривая местечко поуютнее. Но сначала было веселое отчаливание. Мы с Таней в прибойной волне едва удерживали Ласточку за носы, пока наши Жени цепляли мотор. У-ф-ф-ф! Готово…

Как и было задумано, идем в ста метрах от берега, бдительно вглядываясь в него. Хорошо, что на борту имеется подзорная труба. Я нахожу подозрительные места, указываю на них Тане, а она уже тщательно просматривает их на предмет пригодности или обнаружения следов былых стоянок. Но все без толку – берег здесь какой-то неприветливый.

А волны совсем разгулялись. Это особо заметно, если обернуться назад и посмотреть на наш второй кат – он периодически проваливается в такие глубокие межволнные впадины, что виден только кусок мачты. Позже Таня с Игорем – бывалые мореходы (в прошлом году они ходили под парусом по Черному морю) определили сегодняшнее волнение как двухбалльное.

Подходящее место я углядела только минут через 40 – на излете губы Балсадей, после каменной речки). Таня подтвердила – да, там есть костровище на берегу и лавочка со столиком, а вот куда ставить палатки, не понятно – сплошной лес. Ну, раз уж кто-то не поленился возиться с лавочками, значит, здесь стопроцентно подходящая стоянка в отличие от недавней симпатичной издалека полянки. А еще это значит, что там все равно имеется место под палатки, хотя отсюда его и не видно.

Опять чалка в боевом режиме – Женя даже выскочил в ботинках в воду, так как мы втроем едва удерживали Ласточку у кромки прибоя. При ближайшем рассмотрении увидела, что у обоих наших кормовых еще и напрочь подмочены репутации – захлестывало нагоняющими волнами. 19.45. ...захлестывало нагоняющими волнами. 19.45

Стояночка оказалась вполне на уровне – хоть и компактная, но симпатичная. Очаг находится практически на берегу, в пяти метрах от Байкала, рядом, под деревьями два столика: поменьше – кухонный, побольше – обеденный. Правда, уже покосившиеся. Дальше, вглубь узкой полосой уходит спальная область. Как раз на 4-5 палаточек.

Сегодня мы с Женей опять приняли дежурство. Приходится быть начеку – бурундуки здесь непуганые, шныряют чуть ли не по ногам.

Глава 9. НЕ БЫЛО ПЕЧАЛИ…

9 августа, среда
Дежурные – мы, встали в 9.00. И с народом, похоже, что-то случилось – начали выползать, не дождавшись побудки, чаю, что ли перепили с вечера? Впрочем, утро вполне способствует раннему подъему – чистое небо, солнце, свежий ветерок – самое то посушиться и погреться после вчерашнего.

За завтраком долго перебирали варианты – чем заняться сегодня. То ли сразу идти до горячей ямки (в этом разе будем там к обеду), потом на ночь тормознуться в Котельниковской губе и порыбачить. То ли дойти до Куркулы и там заночевать – сделать баньку, опять же порыбачить и сходить поискать мифические стометровые водопады в трех километрах от устья, о которых вчера рассказали нам омичи, которые в свою очередь услышали о них от егеря на мысе Заворотном. Хотя, скорее всего, речь шла о водопадах в районе озера Гитара, куда мы не дошли, когда делали попытку сгульнуть в район пика Черского. Тогда до них топать не три, а целых тридцать км – далековато, и уже не успеть по срокам.

Победил третий вариант: стоим тут, желающие делают однодневную радиалку вверх, вдоль каменной речки, перед выходом рыбачим – бросаем сетку.

11.00. Жени и Игорь закинули невод.

12.05. Народ снаряжен и бьет копытом в ожидании Тани, которая получает от Жени последние ЦУ по пользованию видеокамерой.

12.12. Наконец-то народ отваливает. А мы с Женей остаемся в лагере – кому-то же все равно надо. К тому же в кои-то веки можно никуда не бежать, не рвать жилы, а расслабиться и просто и незатейливо поваляться на галечке, позагорать.

Мы слегка позанимались хозяйством – развесили на просушку палатку, шмотки, немного постирались и разлеглись на пенках разлагаться, подставляя солнышку то спинку, то животик. Господи, хорошо-то как. Уже лет пять не предавалась столь праздной неге – “отдых” прошлогодних походов можно сравнить, разве что с разгрузкой кирпичного эшелона. Может, потому-то и хорошо так.

Когда надоело разлагаться, погуляли по бережку, разглядывая изумительные коряжки и камушки. Потом вернулись в лагерь, вскипятили чайку. И только, было, устроились на бережку почаевничать, за углом затарахтело. Присмотрелись – ба-а-а, вчерашние омичи рулят. Оделись, приготовились встречать гостей. А тут и они чальнулись. Однако успели полюбоваться на их тандем в работе.

Наша спарка катов выглядит следующим образом: впереди Ласточка под мотором, закрепленным на транец посередине задней поперечины. Сзади на веревке (15 м) – болтается второй кат (вчера, пока плыли на встречном ветре и ха-а-ароших волнах, само собой придумалось ему название – Балласточка. Но, похоже, той команде оно не понравилось…).

У омичей – другая конструкция и рамы деревянные, парусного вооружения нет в принципе. У их первого ката продолины на корме заканчиваются рогатинами, в которые и упирается первая поперечина второго ката, к корме которого закреплен мотор. Т. е. конструкция получается абсолютно жесткая. Такой сосиске чалиться неудобно, им приходится подходить к берегу боком. При слабой волне или штиле еще куда ни шло, но если прибой будет хотя бы такой же, как вчера, ох, и несладко им придется. У нас с этим проще – метрах в 30 от берега мы просто расцепляемся и на веслах автономно подходим к берегу, как и положено – носами. ...а надо сказать, что они у нас и впрямь красавцы...

Гости общупали наши каты – а надо сказать, что они у нас и впрямь красавцы. Абсолютно одинаковые, сине-желтые, со стройными и высокими мачтами, и даже без парусов – тоже желтых, выглядят очень представительно. После обзорной экскурсии мы пригласили гостей к столу и отомстили им чайком. Подошли и наши первые горные ласточки – Алик с Леной (около 15.30), они изначально решили не ходить очень далеко, просто погуляли в свое удовольствие.

Примерно в 16.00 гости отчалили. На сегодня они наметили стоянку на Куркуле – хотят все-таки поискать мифические водопады. Мы порекомендовали им тамошнюю баньку и договорились устроить совместный лагерь где-нибудь на выходе, после Котельниковского – с неторопливыми беседами у костра и песнями. Помогли гостям отчалить, помахали ручками. И вспохватились, что обеденное время уже миновало, а мы еще ни в одном глазу.

Устроили пикничок на берегу Байкала с омулем, сухпайками и чаем. После чего Алик с Леной залегли на солнышке у воды, а мы с Женей ушли по берегу в другую сторону – гулять, собирать дары Байкала, фотографировать.

Коряжек Женя набрал себе целую вязанку, а потом, уже в лагере целый час выпиливал из них “изюм” – самое-самое. Одна из этих деревяшек оказалась даже с начинкой – булыганом уютно устроившимся внутри ствола, без признаков входа-выхода.

Время неумолимо катилось к назначенному сроку возвращения наших остальных радиальщиков – 20.00. В 19.45 мы начали готовить ужин – супец получился отменным: гороховый с копченой колбаской, лучком, чесночком и всякими прочими специями.

20.00 – никого. Делам ставки – когда они вернутся. Лена сказала: 20.23, Алик – 20.48, Женя – 20.30, я – 20.35, но, подумав, переигрываю на “после 21.00”. Подумав еще немного, все-таки решаюсь на 21.30.

Однако все сроки уже миновали, а народа нет! Мы уже и поужинали, и чайком побаловались, и поволновались – сходили, пождали их в районе выхода каменной речки, по которой ребята должны вернуться. Все без толку.

Голоса их послышались из-за поворота берега только в 21.50. Вот, заразы!

Первым делом, конечно, ужин, чай утомленным героям. И только потом, пока совсем не стемнело, снарядили катамаран за уловом. Добыча на этот раз порадовала не очень – с десяток омулей, а все остальное – куча уже знакомых рогатых креветок и одна странная пучеглазая рыбешка с большой головой. Сделали предположение, что это и есть единственная живородящая рыбка Байкала - голомянка.

Процесс распутывания был долгим и нудным из-за большого количества рогатых тварей – общим счетом около сороковника. Успело даже стемнеть. По мере выпутывания креветок мы их сразу же выпускали в воду, ровно, как и глазастого головастика.

А пока мы занимались спасением живности, свободные мужики вскипятили еще чаю, а Лена почистила рыбу и теперь прибиралась на кухне – краем глаза я видела, как она перешагивала прикостровое бревно, служащее нам сидухой. Как вдруг… неожиданно закричала и упала на спину. Минута всеобщего замешательства, и мы бросились к ней – что случилось? Первая мысль – ушиб, перелом, укус… А Лена, продолжая кричать, сдирала с ноги кроссовку… носок…

Оказалось, переступая бревнышко, она попала ногой в котелок с кипятком, не заметив его в темноте. Причем так аккуратно (котелок у нас плоский – только-только по размеру женской ножки), что даже не коснулась его стенок. А поэтому и сама не сразу сообразила, почему же ей так больно. Сначала подумала, что кто-то укусил.

В общем, получила ожог третьей степени на весь голеностоп + носок она сорвала вместе с кожей. Зато кроссовка, подплавившись на подошве, все-таки защитила ступню. Но все это безобразие мы рассмотрели уже позже. А тогда… я первым делом улетела за аптечкой, потом густо залила пантенолом пострадавшую конечность, а Леночку напоила кетановом – сильным обезболивающим. И корвалолом, для снятия стрессового состояния, к сожалению, ни валерьянкой, ни пустырником я не запаслась (на будущее!). Потом мужики перенесли девушку в палатку и устроили ее поудобнее – обернули пенкой бревнышко и подложили под ногу, чтобы больное место ни к чему не прикасалось.

В общем, скакали до 1.00. Потом, удрученные и подавленные, разбрелись по палаткам. Но возбужденные голоса еще долго доносились со всех сторон – шок, похоже, у всех, а не только у Лены. Кстати, надо сказать, Лена – просто молодец, держится необыкновенно мужественно. После первой и непосредственной реакции – никаких истерик, только конструктивные замечания и предложения. Молодец и Алик – даже из палатки слышу, как он проводит сеанс психотерапии.

До кучи еще пошел дождик, а где-то неподалеку загромыхал гром. В общем, ночь прошла полубессоно. Постоянно прислушивалась к звукам, доносящимся из палатки Алика и Лены – не надо ли им чего. Да и дождь не утихал всю ночь, прекратился только за полчаса до подъема.

Глава 10. ВЕЧНЫЕ ВСТРЕЧНЫЕ

10 августа, четверг
Встала около 9.00. У костра грустный одинокий Игореша гипнотизирует кучку полуобгоревших деревяшек – никак не может разжечь костер, все же сырое. Женя взял это дело в свои умелые ручки, и через пять минут в костровище весело заполыхало. И погода наладилась – тучки разбежались, светит солнышко.

Завтрак готов, народ потянулся к столу. Нет только Алика с Леной. Мы решили их не трогать – пусть поспят, для них ночь была особо тяжелая. Потихоньку собираемся, грузимся, чтобы отчалить, как только ребята проснутся – рана серьезная, надо торопиться выходить в населенку.

Около 11.00 появился наконец-то Алик. Говорит, что все нормально, они даже поспали. Проводим с Игорем консилиум – осматриваем рану и параллельно решаем, как и с чем будем делать перевязку. Пантенол в этом случае не годится, ведь Лене придется забираться на катамаран, как-то плыть, а с открытой раной, даже набрызганной пантенолом, это просто невозможно, да и очень больно. Останавливаемся на стерильной повязке с мазью Вишневского. На это дело уходит весь тюбик.

Выходим в 12.30 – как обычно (что бы ни случилось, как бы рано/поздно мы ни встали…). До Куркулы идем полтора часа. Здесь первая плановая остановка – хотим попрощаться с омичами и спросить у них мазь Вишневского, так как у нас впереди еще как минимум два ходовых дня до села Байкальского, а повязку Лене делать больше не с чем.

Омичи, как всегда, встречают приветливо. Но, к сожалению, мази у них нет, и вообще нет ничего против ожогов. Они угощают нас самокопченой рыбкой. Вместе сожалеем, что наш совместный костер накрылся. На прощанье они выстраиваются на берегу перед Леной, сидящей на катамаране, и исполняют ей песни, которые готовили для вечера встречи: Высоцкого “Порвали парус”, “Спасите наши души” и “Подводную лодку” Визбора, а завершаем концерт уже хором - байкальской классикой “Славное море, священный Байкал”. Вот так встреча! Да это же старые знакомцы – немцы, которых мы парили на Куркуле! Вау!

Следующая остановка – у горячей ямки на Котельниковском. Еще на подходе обратили внимание на каких-то мужиков с рюкзаками, которые толклись на причале. А когда мы чальнулись, эти мужики накинулись на нас… с объятиями и рукопожатиями. Кричат: “Баня – это карашо!” Вот так встреча! Да это же старые знакомцы – немцы, которых мы парили на Куркуле! Вау!

После первых бурных эмоций немцы делятся своими впечатлениями от похода в район Черского – они как раз идут оттуда. И самые яркие – как они “тры раз” (Ральф растопыривает три пальца) видели медведя!!! Фото- и киносъемка, прощальные объятия, и немцы уходят в сторону Куркулы. А мы ныряем в нашу ямку, проигнорировав тот факт, что там уже сидят двое посторонних мужиков – надо торопиться. Правда, Таня шепчет мне: ”Как ты думаешь, эта водичка дезинфицирует? Строители же…” Но, тем не менее, тоже заныривает.

Общая ямка сближает – наши соседи разговорились, и мы узнали, что никакие ребята не строители, а совсем даже туристы. С Кубани. (Таня мысленно покраснела). Уже две недели ходят здесь по горам, с погодой им сплошной облом – непрерывные туманы и дожди.

А водичка в ямке – просто фантастика! Такая горячая! Нежимся, потом на бережку моем головы – теперь уже не скоро придется. Потом опять нежимся…

Потом Алик убегает к строителям на предмет мази Вишневского. Но и тут облом – у них тоже в аптечке ее нет. Зато есть еще какая-то аэрозоль - облепиховая.

В 17.30, чистенькие и размякшие, отчаливаем. Наша очередная цель – мыс Толстый, проматываем кинопленку назад. Взяли курс прямо на острие мыса, и пошли напрямик, не заходя в глубокую здесь Илийскую губу. Первый час шлось хорошо, просто замечательно. Постепенно ветер усилился, небо помрачнело, на волнах появились барашки, а сами волны выросли и начали захлестывать – сидим уже с мокрыми попами. Забыла сказать, что ветер как обычно встречный, поэтому едва ползем. Мотор опять сбивается и натужно взревывает на волнах. И как на грех, единственное место, где здесь можно причалиться, находится в самой глубине бухты (Илийской губы) – это небольшой галечный мысок с полуразрушенной избушкой – его мы высмотрели еще, когда шли вперед. А больше стоять здесь абсолютно негде – берега высокие и неприветливые. Поняв, что сегодня за Толстый нам уже не уйти, решили прорываться к избушке… Эти последние несколько километров дались нам непросто, мы телепались их еще около часу и зачалились в 19.30 при весьма неслабом прибое. Хорошо, хоть местечко оказалось симпатичным. ...это небольшой галечный мысок с полуразрушенной избушкой – его мы высмотрели еще, когда шли вперед

Небольшой мысок – длиной около ста метров, и шириной не более двадцати, окаймленный высокой (до 1,5 метров) галечной дамбой. За дамбой – низинка, поросшая болотной травой, сейчас сухая, а дальше начинается склон высокого холма, поросший густым лесом. Между сухой болотинкой и лесом – неширокое пространство, плавный переход между этими двумя противоположностями. Это 2-5-ти метровая полоска нормальной травы с пятачками мха и ягод – шикши, голубики…

Костровище мы соорудили в низинке, и результат получился просто ошеломляющим - сидишь у костра, и кажется, что байкальская водичка плещется выше уровня глаз. Палатки – все, кроме нашей, поставили на травке. Для своей мы присмотрели местечко на краю болотины – самое ровное и совсем без уклона. За что позже и поплатились…

После ужина, примерно в 21.30 мужики решили еще разик – уже напоследок, закинуть невод. К тому же ветер вроде стих. Но, тем не менее, Женя настойчиво порекомендовал им уйти поглубже в заливчик, образованный нашим мыском – совсем за ветер. Однако мужики, расслабившись (к вечеру здесь всегда все стихало), далеко не пошли, а начали выкидывать сетку прямо напротив лагеря. Первые 40 метров все шло просто замечательно, а потом неожиданно и сильно задуло, и катамаран понесло обратно в сторону Котельниковского. Ребята едва успели выгрестись и зацепились уже за самый кончик нашего мыска. А при этом они еще и потеряли сетку – там оказалось слишком глубоко… Так что завтра предстоят веселые поиски.

Глава 11. ВЕЧЕР ВСТРЕЧИ Вроде даже и тепло, но ветер очень сильный и встречный, хороший прибой

11 августа, пятница
Утро вроде даже и ясное, и солнечное, хотя дежурные (Таня с Игорем) говорят, что когда они встали, накрапывало. Вроде даже и тепло, но ветер очень сильный и встречный, хороший прибой – такого сильного еще ни разу не было, а по волнам обильно бегут барашки. Так что хоть и собираемся, но пока не плывем – а буквально ждем у моря погоды. Хорошо еще, что Лена чувствует себя неплохо, и температуры нет.

Так в положении низкого старта дожили до обеда. Ветер несколько раз за это время стихал, но через пять минут, резко поменяв направление, начинал дуть со свежими силами. И к обеду надул нам тучки, которые к моменту раздачи разразились-таки дождем. Полило очень хорошо, и мы, похватав миски, рассосались по палаткам. И теперь хочешь, не хочешь, у нас сиеста.

Вынужденный послеобеденный отдых прекратился только вместе с дождем. Первыми очнулись Алик с Женей и засуетились у костра. А на бодрое бряканье кружек об котелок выползли и остальные. Попили чайку, и мужики устроили показательный сетеловный сеанс. Для этого соорудили примитивный трал – на веревку-двадцатку привязали камень и сучковатое полено. И с полчаса бороздили просторы нашего заливчика в поисках сети. Но результатов ноль – здесь оказалось очень глубоко: опыт показал, что на один метр длины, глубина увеличивается на 2 метра.

Причалились, и первым делом сняли-просушили-упаковали паруса и отстыковали мачты, чтобы они не мешали идти, все равно ветер встречный и к тому же завтра будет последний ходовой день, если больше ничего не случится.

Очень холодно и ветрено, и первый раз за весь поход серьезно одеваюсь – дело доходит даже до любимой пуховой жилетки. И опять залегаю в палатке – делать здесь абсолютно нечего, и пойти некуда – все сто метров галечного пляжика, окаймляющего наше небольшое жизненное пространство уже исхожено и обследовано до последнего миллиметра. Поэтому валяюсь, читаю недочитанную в паровозе книжку – ну, надо же, впервые за всю свою походную жизнь!

Слышу, зовут: ”Марина, выходи”, и тут же до слуха доносится слабое тарахтение. Выглядываю наружу. Во, блин! К нам, однако, гости рулят – омичи. 20.00.

Страшноватое со стороны зрелище – маленькая хлипкая конструкция то пропадает за стеной волн, то выскакивает на гребень, но упорно приближается к берегу. Интересно бы и на нас посмотреть со стороны, неужели мы тоже так жалко смотримся?

Встретили, приняли со всем радушием, помогли пристроить палатки – с местами здесь и так было впритык, сами вчера еле окопались, а тут еще три вигвама надо возвести, и желательно на более-менее ровных пятачках. Параллельно выслушивали историю их сегодняшних приключений – как ребята влетели в неслабое волнение на самом носу Котельниковского, им даже пришлось там чалиться и пережидать. Зато нарвались на богатейшие залежи кедровых шишек (ни один здравомыслящий турист не будет останавливаться на самом мысу – сдует на фиг, поэтому и шишки целы) и от души порезвились. А вот с ямкой омичам круто не повезло – по случаю шторма она была залита холодной байкальской водичкой, и лезть туда им просто не захотелось. Вечером после ужина – долгожданные большие посиделки, которые вопреки всем обстоятельствам все-таки состоялись. С песнями

Вечером после ужина – долгожданные большие посиделки, которые вопреки всем обстоятельствам все-таки состоялись. С песнями и даже плясками. И наконец-то сбылась Танина мечта всего этого похода – она услышала “Славное море священный Байкал” в том самом исполнении, на котором и настаивала ее походная настольная книга – задушевно пел чуть подвыпивший мужской хор.

Отбой, тем не менее, состоялся по расписанию – в 1.30, так как завтра всем рано вставать, особенно нам – надо нагонять сегодняшнее безделье. Отход ко сну получился скомканным – Игореша обнаружил, что “сухая” болотинка, на краю которой мы поставили свою палаточку, уже перестала быть сухой – Байкал весь день так сильно долбился в галечную насыпь, отделяющую внутреннюю часть нашего жилого пространства от бесконечной череды волн, что надолбил в болотинку воды уже почти до половины голени. И байкальская водичка уже облизывает краешек нашего домика! Пришлось объявлять большой аврал (ночь непроглядная!), и перетаскивать палатку на пару метров выше, чтобы к утру совсем не уплыть.

Глава 12. ПОСЛЕДНЯЯ

12 августа, суббота
Сегодня с утра у костра непривычно людно – суетятся сразу две пары дежурных. Когда мы с Женей встали (наше дежурство), омичи как раз пытались разжечь костер – двое молодых парнишек (их матерые зубры еще отсыпаются после вчерашнего). Сырущие дрова нехотя дымят, но гореть ни почем не желают. Кстати, почему-то ни у кого из омичей я не увидела такого полезного предмета – сидухи. И вот теперь эти бедняжки пытаются раздувать костер, просто дуя на него… На этом этапе подключаемся мы с хобой – и через пять минут дрова уже жарко полыхают…

Утро хмурое, ветер встречный, но не такой сильный, как вчера, и волны пониже. И хотя ночью дождя не было, все вокруг абсолютно сырое, а болотина уже изливается через край. Хорошо все-таки, что заметили перед сном…

После завтрака – сборы. Собрались мы сегодня на удивление быстро – уже в 10.50 отчалили, помахав омичам руками. Они тоже вот-вот выйдут, и у них началась посадка.

А через два часа, на ближайшей зеленой стоянке ребята нас догнали – суденышки у них значительно легче наших, да и народу меньше – восемь против нас девятерых, поэтому и идут несколько резвее, хотя моторы у нас близнецы-братья. Погода пока еще ничего – хоть и очень хмуро, но не капает, и волны все еще поменьше вчерашних и без барашков – пологие, до метра высотой. Зато ветер хороший – ровный, сильный и попутный!!! И стоило нам только разобрать мачты

Погода пока еще ничего – хоть и очень хмуро, но не капает, и волны все еще поменьше вчерашних и без барашков – пологие, до метра высотой. Зато ветер хороший – ровный, сильный и попутный!!! И стоило нам только разобрать мачты. А вот интересно, какой бы он был, если бы мы не демонтировали парусное вооружение? Скорее всего, пришлось бы маяться на встречном мордодуе…

Еще пару часов мы шли практически вплотную за омичами, но на подходе к мысу Берл, Байкал разошелся не на шутку – ветер резко усилился, и волнение опять стало штормовым. Поэтому чальнулись на этом мысу, заодно и ножки размять. Вообще, здесь какое-то странное колдовское место: по пути туда именно здесь Байкал устанавливал нам всяческие препоны, чтобы не пустить вперед, и сейчас тоже здесь же он не хочет выпускать свою добычу.

В 16.00, отдохнув, опять пошли вперед. Омичей уже и след простыл. Последний раз наблюдали за их передвижением с мыса Берл через подзорную трубу – они зарулили в сторону пос. Байкальское. Мы же прошли мимо Байкальского – стоять в деревне или рядом с ней не хочется, а больше там просто негде – болото. И в 17.30 вошли в бухту за мысом Лударь.

Все ПУТЕШЕСТВИЕ ЗАКОНЧИЛОСЬ… Именно на этом и заканчивается мой походный дневник, но уже дома, я все-таки решила продлить удовольствие. Итак.

Зачалившись на нашем старом месте, мы пробежались по опустевшему берегу и в лиственничном лесочке в глубине бухты нашли замечательную, полностью оборудованную стоянку. Ее самый большой плюс – она находится совсем недалеко от дороги, ведущей в Байкальское. И первым делом снарядили гонцов – Игорей и Алика в село: надо найти машинку, которая завтра бы приехала за нами и отвезла в Северобайкальск, купить домой рыбки, а также пополнить аптечные запасы мазью Вишневского - сегодня утром сделали Лене повязку, с аэрозолем строителей, и бинты качественно присохли. А еще Алик предложил смотаться в Северобайкальск уже сегодня и разобраться с обратными билетами, чтобы завтра не надо было всем маяться на вокзале. Одобрили.

Мужики убежали. Выдала Лене марганец, накипятили ей котелок воды и усадили отмачивать повязку (позже я пресекла несколько попыток попить этого “чайку”). А остальные занялись разборкой и просушкой катамаранов. Закончили уже по темну. Да, еще сбегали с Таней на мыс, в точку связи – дозвониться до родины и узнать последние домашние новости. У Тани все получилось, она поговорила с сыном. Я же смогла вызвонить только дочуркину подружку и узнать, что Иришка благополучно 30-го июля вернулась с Чусовой и уже на следующий день укатила на Иркут. А все телефоны в их группе глухо молчали: “…временно недоступен” – три раза сообщили мне по всем номерам. Но, тем не менее, я облегченно вздохнула - слава Богу, хоть по одному пункту все в порядке! Забегая вперед, скажу, что из Красноярска я их все-таки вызвонила, они тоже уже ехали в поезде, примерно на сутки дальше нас.

А вскоре вернулись и Игори. Новости: самая главная – они скупили в Байкальском все запасы мази Вишневского – аж целых два тюбика, для чего им сначала пришлось разыскать местного фельдшера. Вторая – в Байкале рыбы нет, интересно, а что же тогда мы ловили? Третья – Алик договорился с какой-то машинкой и уехал в Северобайкальск уже два часа назад. Все остальные новости и эмоции – исключительно про омичей: Байкальское просто переполнено ими – куда ни пойдешь, везде встретишь кого-нибудь из их команды. Ребята за 500 рублей сняли себе на ночь дом с баней и успели перехватить единственную подходящую для нас машинку (выходной, все остальные в разъездах) – УАЗик-буханку. Но Игори договорились, что завтра, после того как водитель отвезет в Северобайкальск омичей, он вернется за нами – примерно в 10.00.

22.00. Сидим, ждем Алика, в очередной раз спасаю от жаждущих котелок с марганцовкой и во избежание дальнейших покушений, от греха подальше выливаю жидкость под соседнее деревце.

24.00, а Алика все нет. Уже устали переживать и волноваться – просто тихо сидим у костра, ждем. Он подкатил около часу ночи. Зато с победой – есть билеты, наш паровоз отправляется завтра около 13.00 местного времени. Только одно “но” – опять с пересадкой, на сей раз в Красноярске. Теперь можно и спать – со спокойной-то совестью.

13 августа, воскресенье
Утром встали, спокойно, без суеты допаковались. Машина пришла, как и было договорено, в 10.15. Надо было видеть, как мы в нее забивались – барахло подпирало крышу, а народ растекался в оставшихся щелях. В 11.00 уже выгрузились около вокзала в Северобайкальске, и первых кого мы там увидели, конечно же, вездесущих омичей. Те тоже уже обилетились и теперь в ожидании поезда праздно шатались по привокзальной площади. Пообщались, выяснили, что гулять им здесь до вечера и разбежались по насущным делам. Алик – по аптекам, меня Женя заслал в книжный магазин, посмотреть там карты района, остальные занялись распродажей – не везти же домой канистры с неиспользованным бензином.

Пока я гуляла по Северобайкальску, не переставала удивляться вежливости местных водителей. Северобайкальск – городок небольшой, по крайней мере, центральная его часть, застроенная многоэтажками. Светофоров там я увидела только один – около вокзала. По застарелой пермской привычке, постоянно тормозила на пешеходных переходах – у нас снесут, да еще отматерят, если увернешься. Здесь – сказка какая-то – транспортный поток, завидев меня, мнущуюся у дороги, останавливался, и из машин начинали сигналить руками – переходи, мол, чего тут стоишь… Вау! Так что к родной куче барахла я вернулась полная доселе неизведанных впечатлений.

Поезд подошел вовремя, омичи проводили нас на посадку, помахали ручками и ту-у-ту-у-чух-чух… до-мой, до-мой…

Вот теперь точно все, ПУТЕШЕСТВИЕ ЗАКОНЧИЛОСЬ. По дороге были еще проблемы, и неслабые, но о них я уже написала в разделе Осторожно, грабли, поэтому повторяться не буду. Зато в остальном все хорошо – к нашему приезду погода дома наладилась, рана у Лены оказалась в приличном состоянии – мы все делали правильно, а на следующий день после нас вернулась команда с Иркута – у них все прошло безаварийно. Так что осталось только подвести итоги и можно смело начинать планировать новые путешествия.

ИТОГИ

  1. Классно отдохнули. По возвращении я даже не могла вспомнить те проблемы, которые душили меня до отъезда, и от которых я позорно бежала на Байкал.
  2. Приобрели новый опыт и закрепили старый.
    • те из нас, кто никогда не имел дел с парусами, получили неплохой первый урок, и уже вряд ли когда спутают грот с гиком, а шверт со шкотами;
    • старые морские волки освоили новую и незнакомую область – хождение на катамаранах под мотором. Оказалось, именно на Байкале с его капризными, непостоянными ветрами, дневными штилями и быстро налетающими штормами – это очень полезная штука. Всегда можно быстро отреагировать на неожиданные каверзы погоды.
  3. Получили массу впечатлений. Байкал великолепен при любой погоде, и поэтому чувство прекрасного, которое в городе по большей мере отдыхает, здесь оторвалось на полную катушку.
  4. Поняли, что еще не раз побываем в этих краях. Столько здесь еще не увиденного, чудесного и жутко интересного! Манит и восточное побережье, и не пустивший к себе район горы Черского, и целая череда мысов и бухт, где мы еще не побывали.
Ещё дневники этого автора
Голосов: 140
ЕЩЁ ДНЕВНИК | ОПИСАНИЕ | ФОТО <2> | ПЕРЛЫ   Участники
Скиталец - сервер о туризме и путешествиях Rambler's Top100 ПИШИТЕ НАМ
Last modified: February 22 2013 18:40:00
Яндекс.Метрика
© 2002 tourclub-perm.ru   В случае перепечатки материалов сайта активная гиперссылка на tourclub-perm.ru обязательна