СЕМИЧЕЛОВЕЧИЙ - КАЗАНСКИЙ - БУГРЫ - КОСЬВИНСКИЙ, 31 ДЕКАБРЯ 2011 - 8 ЯНВАРЯ 2012

 
ФОТО | ПЕРЛЫ   Участники
Просмотров: 2850  |  размещен 12.02.2012
Ещё дневники этого автора


ГОРНОЛЫЖНЫЙ БУРЕЛОМ

дневник похода: Семичеловечий - Казанский - Бугры - Косьвинский, 31 декабря 2011 - 8 января 2012

Из серии «Бедные туристы»:
- А что это у нас тут?
- О! Икра в ананасах!
(Икра упала в ананасы)

30.12.11.
Итак, все уже готово: мясо высушено, вещи компактно упиханы в рюкзак, лыжи выставлены в коридор. Низкий старт. Не-е-ет, приходит сообщение от Марины, что время выезда переносится на 12 часов ночи – заморочки с машиной. Что ж, продолжается бессмысленное сидение перед монитором – друзья желают теплой погоды и мягкого снега (это они не со зла, а от неведения, что желать надо обратного! ).

Марина: А с машиной, точнее, уже с машинами – ибо перебрали мы их немереное количество! – получилась очень странная фигня. Для начала отпала та, с которой была договоренность на эту поездку: утром в день отъезда отзвонился Петрович, наш водитель, с которым мы гоняем уже не первый год – заболел, да так серьезно, что попал в больницу. Оп-па! Подпрыгнули и начали активно рыть запасы накопленных за много лет телефонов всяких прочих околотуристских газелей. Но как-то все больше бестолку: один продал машину, другой пересел на зиму на автобус, третий… а, нет, третий вроде не против… Ффу… есть машина…

А через час звонит тот самый третий водитель и огорченно сообщает, что сломал рессору – а так как время уже послеобеденное, то вряд ли успеет починиться. Точнее, наверняка не успеет.

Очередной подскок, выскребание по всем сусекам последних резервов… И, вроде, опять все о’кей – правда, одна ма-а-а-а-аленькая оговорочка: машина едет сейчас из Нижнего Тагила, но водитель, нисколько не сумняшеся, уверен, что еще одна бессонная ночь ему ни фига не повредит. Но раньше двенадцати – часа ночи никак не успеет. Ннууу, ладненько.

Но еще через пару часов – дело уже катится к семи вечера – созрел и этот: нет, не потянет он еще одну ночь без сна… Но посоветовал обратиться к своему приятелю, тоже водителю газели – ай, спасибо! А то наши ресурсы совсем оскудели… И в общем-то, на этом наши автопроблемы наконец-то иссякли. Правда, из-за них было немного не по себе – с чего бы такой мотопадёж? И к чему бы, главное?

Но особо заморачиваться внутренними самокопаниями было некогда – в 18.00 пришел Димка (нынче он у нас, типа, завхоз), и мы с ним занялись фасовкой продуктов на суточные пакеты. И прокувыркались с этим практически до самого отъезда – развешивать пришлось на две палатки по отдельности. А потом, когда начал собираться народ, надо было ещё собрать у каждого все его домашние заготовки – мясо и сухие овощи – и тоже раскидать их по соответствующим пакетам. Короче, развлекухи хватило…

После 11-ти начинаем постепенно накапливаться в офисе «Зодиака». От того, что все снуют туда-обратно, от раскиданных вещей, кажется, что нас безумно много. На самом же деле к отъезду на каникулы собралось всего 13 человек: ЕМ, Марина, Илья, Коля, два Димы (для облегчения понимания буду в дальнейшем называть их Димка (это который завхоз) и Димыч), Катя, Саша, Надежда, Юра, Люба, и Алексей с Анной. Стоит отметить, что к началу поездки знакомы мне были не все. Поэтому присутствовал живой интерес к новым товарищам (надеюсь, что товарищам ).

Между делом оказалось, что у нас не едет завхоз – Алена. Поэтому ее функции автоматически перешли Димке, который и выдал нам продуктив, разложенный по пакетам. Предполагалось, что каждая палатка будем готовить на себя отдельно, чтобы не зависеть по утрам друг от друга, поэтому Димка еще и расфасовал все на всех скрупулезно – количество человек в палатках разное (в первой – нашей – восемь, во второй - пятеро). Первый раз ходила с завхозом мужеского полу! Молодец! Справился!

- А где у нас расщепленные мандарины?

31. 12.2011
Начало суток застало нас активно копошащимися в офисе и вокруг него: кто-то еще перебирал свои вещи, кто-то уже начал таскать все в подъехавшую машину.

Алексей взялся за ответственное дело – укладку рюкзаков внутри газели, а мы стояли вокруг и гадали, влезем/не влезем. И если влезем, то КАК?! 13 человек, 13 рюкзаков, 13 пар лыж… Однако влезли. Так я еще не ездила ни разу, а уж мне-то казалось, что испробовала на себе все способы компактного упихивания народа в маленькие пространства для перевозки . НИ-ЧЕ-ГО ПОДОБНОГО! Нас шестерых попытались уложить плотненьким рядочком в заднюю часть машины, чтобы еще пятеро ехали сидя (плюс двое рядом с водителем). Не вышло. На лежачие места влезло только пятеро, но КАК влезло! Всю дорогу на кочках у меня в опасной близости от лица мельтешила потолочная лампа, а в ребра упиралась верхняя кромка сиденья! Но тем не менее мы хотя бы немного спали, сидячим же пассажирам, думаю, пришлось вообще не сладко… Некоторое время в сидячей части машины ещё происходило какое-то движение, так что лежать в такой обстановке было совершенно невыносимо. Но вскоре они успокоились и затихли. А как же дорожные игры? А просто поболтать?! Поэтому еще долго мою взбодренную потребность в общении компенсировал рядомлежащий Юра, но постепенно и мы затихли.

Утро. Как обычно, пока я спала, мы неожиданно приехали. Выгружаемся. Вокруг по-утреннему хмуро, серо, ветрено, как-то неприветливо. И тепло. Медленно собираемся, завтракаем своими перекусами и выдвигаемся. Первые шаги ввиду отсутствия тренировки были какими-то робкими, неуверенными, все казалось, что вот сейчас упаду. Да-да, даже здесь, на ровном месте. Я могу. Не верите? Вон смотрите, горка, там я и упаду. Однако горка уже позади, а ожидаемого не случилось. Падения были, но пока что все не мои.

Сразу у основания горочки скопился наш ушедший вперед народ – смотрели, куда идти далее. Высмотрели. Далее нам предстояло топать на другой берег речки Лобвы, но сперва мы с разной степенью успешности скатились со склона к ее руслу. Стоит отметить, что снега нынче на восточном склоне Северного Урала крайне мало! Местами попадались даже участки, где он лишь слегка припорашивал торчащие голые камнями. Последних тут было весьма прилично – все окрестности речушки перелопачены драгой и завалены отвалами пустой породы.

Под легкое похрустывание льда перешли на другой берег, вылезли на террасу, снова привал. Теперь ищем дорогу. В разные стороны отправились гонцы, а мы стоим, ждем, мерзнем. Благо, что для замерзания стоять надо ну ОЧЕНЬ долго, температура порядка минус 10 градусов.

Пока стоим, привыкаем друг к другу, травим байки, шутим шутки, грызем орехи. Минут через много вернулись гонцы: уходили все в разные стороны, а пришли кучкой. Оказалось, что нам немного не здесь надо было подниматься, поэтому командир направил нас строго назад – до Лобвы, а потом метров 300 вниз по реке, где нас и будет ожидать искомая дорога.

Вернулись, спустились, опять прошлись по льду. Ага, есть дорога. И дальше все по ней, и все в горочку. Потихоньку дотопали до ЛЭП, идущей перпендикулярно нашему курсу. Перед ней дорога и закончилась. Поэтому здесь у нас привал с подкреплением и осмыслением.

После перекуса пересекли ЛЭП и забурились в лес. Скорость движения сразу же нереально замедлилась из-за петляний вокруг лежащих древесных гигантов и продирания сквозь ветки подроста. Выматывает жутко. Всё за всё цепляется, палки норовят запутаться и остаться где-то позади, ветки – исключительно острые – целятся попасть, конечно же, в лицо (желательно в глаза!). Осваиваю новую технику – гимнастика на бревне с рюкзаком в лыжах. В школе я не очень любила упражнения на бревне. Не то чтобы они мне не нравились совсем. Просто вызывали опасения. Но я и предположить не могла, что буду делать когда-нибудь ласточку на бревне В ЛЫЖАХ И С РЮКЗАКОМ!!! А тут сплошь и рядом! Никогда бы раньше не подумала, что такое возможно в принципе. Ан нет, вполне. И даже непосредственно в моем исполнении.

Тропящие периодически сменяются. Моя задача сегодня, похоже, просто дойти. В тропежке я участия не принимала. Зато Юра тропил за восьмерых. После очередного привала ЕМ предложил ему пробежаться без рюкзака, чтобы побыстрее дело шло. Ну, Юра и усвистал, причём так далеко, что мы потом еще час шли, а его все не было видно.

На очередном привале оказалось, что мы пришли к месту нашего первого лагеря. Здесь нам предстоит провести несколько дней. Скидываем рюкзаки, лыжи и приступаем к обустройству. Склон ровностью не грешил – ну, на то он, собственно, и склон. Да и полянок как таковых под наши совсем даже немаленькие палатки не наблюдалось, поэтому пришлось заняться еще и ландшафтным дизайном – вырубить лишнее, нагрести снега на площадку, чтобы хоть как-то компенсировать уклон, заметный даже невооруженным глазом. А потом топтать, топтать, топтать эту сыпучую мягкую неподатливую крупу…Времени не засекала, но по ощущениям развлекались таким макаром долго. А потом мужики повалили первые сушины, и мы с Мариной ушли заниматься своим любимым делом, оставив палатку на попечение Ани с Лехой.

В непрестанных делах и заботах вечер и пролетел, вот уже и ужин готов. Это еще пока что просто ужин – разминка перед совсем уже вечерним, праздничным! Ведь у нас сегодня как-никак последний день года!

После ужина нас снова выпроводили из палатки. Пилить-пилить-пилить. Две печки, готовка завтрака плюс еще и завтра здесь же стоять планируем – так что дров много надо. Поэтому опять же незаметно оказалось, что уже пора накрывать новогодний «стол».

Встречать новый год решено было в нашей палатке, как более объемистой. Салатов у нас оказалось как-то очень уж много даже для 11 человек (Люба с Сашей праздник решили проспать) – и их (салаты, конечно же!!!), и бутерброды с красной икрой доедали утром!

Все построгали, расставили, собрались. Димыч к ужину даже приоделся: каким-то чудом ему в голову пришла мысль взять с собой рубашку и галстук. Розовый! О да, рядом с затрапезными нами он смотрелся весьма оригинально! Ведь праздник есть праздник!

Вот так вот без традиционного президентского напутствия и боя курантов, но зато под бесконечные громкие разговоры по телефону одного из участников настал мой 2012 год… День быль маетный, ночью в дороге спали мало, смена обстановки и т.п., поэтому даже в честь новогодней ночи долго сидеть не хотелось. В тепле начало помаленьку выносить в сон. Вторая палатка ушла продолжать радоваться НГ к костру, а мы распределили печные дежурства и дружно завалились спать!

Рассказываю, как будила на дежурство Димку:
- Потрясла его за пятку, - нет реакции.
Перешла повыше, потрясла за коленку – нет реакции. Перешла выше…
- Ну и???
- Потрясла за плечо...
Разочарованный вздох общественности...
Продолжаю: - Дима открыл глаза.
Я ему «Дима, твое дежурство», а он «Неа», завернулся
в спальник, отвернулся и попытался спать дальше...

01.01.2012
Утро наступило нереально быстро, спать хотелось отчаянно, но Командир не стал делать поблажек даже из-за позднего отбоя – успеть надо многое. Аня с Лехой принесли завтрак «в постель», осталось только принять более удобную для приема пищи позу. В планах у нас сегодня – Казанский камень. После завтрака в 7 утра, мы часа 2 еще собирались, а потом готовым было разрешено выдвигаться.

Ну, не помню я этот день – что там было дальше? Вроде, поднимались чуть ли ни лесенкой, и в голове витала крамольная мысля: а спустимся ли мы потом туточки? Или это было не тогда?

Марина: Всё правильно ты помнишь. Это было именно в тот день. Мы тогда сделали первую попытку подняться на Казанский камень. Вышли, как только еле-еле начало светать. В смысле, первые вышли на тропёжку – хвост, как и обычно, замешкался в лагере. Тропил тогда Лёшка. Хотя тропежкой в полном смысле это назвать, конечно, нельзя – снега, как уже сказано выше, было немного. Но удовольствием это все равно было весьма и весьма сомнительным, так как угол подъёма был приличный, и вдобавок приходилось продираться сквозь густющий молодой ельник – елки там напоминали ершики для чистки молочных бутылок. Помните, были такие в те времена, когда тетрапаками даже ещё не пахло, а молоко продавали в бутылках с широкими горлышками. Вот и я сама себе напоминала ту самую, только гигантскую, бутылку, которую интенсивно драили соответствующего размера ершиком – причем почему-то снаружи .

Дальше начали попадаться участки курумника, но и на открытых местах сильно проще не казалось – уклон-то никуда не делся. Да и камни были большие и откровенно торчали из-под снега. Кстати, потом посмотрела карту (я всегда ее смотрю уже после дела ), оказалось, что там, где мы поднимались, был самый крутяк. А стоило пройти вдоль склона левее или правее метров на 500, вышли бы на более пологие склоны. Но мы-то ведь лёгких путей не ищем .

Так что долгожданное выполаживание наступило только глубоко за полдень. Лес поредел, начали показываться просторы, иногда между елками проглядывался Конжаковский массив, благо погода потихоньку выяснялась, и даже иногда выходило солнышко. И вскоре мы выбрались на какой-то останец, откуда хорошо было видно Серебрянку. Там по быстренькому и отобедали, пока фотографы, ошалевшие от первых видов, бегали с фотоаппаратами по окрестностям.

Потом еще сколько-то топали вверх, правда, уже достаточно полого. И как ни странно, но чем выше мы поднимались, тем больше там было снега, и тем полновеснее становилась тропёжка. Дошли в тот день только до границы леса. Отсюда уже была видна сама вершина Казанского – казалось, всего-то минут 20-30 до нее. Но время уже истекло – было что-то около 4 часов дня, и часа через полтора начнет смеркаться, а нам еще назад неизвестно сколько добираться.

Так что надо возвращаться. Групповое фото на фоне невзятой макушки и назад. Как водится, спуск занял гораздо меньше времени, чем подъем, тем более что мой «личный инструктор» Юра на крутой части склона был рядом, и я спустилась без происшествий. А так как было наше с Юрой дежурство, то нам разрешено было идти в лагерь, не дожидаясь остальных.

Марина: Ещё одно впечатление дня – оказывается, Надя, обычно такая тихая и спокойная, на ходовке «звучит» – симпатично так и вполне мелодично, но, тем не менее, слышно её по всей нашей хорошо растянувшейся гусенице-колонне . Особенно проникновенна она на спусках, на которых поначалу ей было не вполне комфортно. Но к Надиной чести надо заметить, что постепенно её трели – так мы назвали эти звуки, сходили на нет. И в последние походные дни вообще прекратились. Всё, спуски перешли в основные навыки!

Традиционное вечернее пиление дров (ну, куда же их столько?!) и отбой.

Димка: - Это что там такое смешное? А, это ты, Дима!

02.01.2012
Утро началось в нереальную рань – для нас, дежурных, в 5! Это чтобы к 7-ми был готов завтрак. Зато как замечательно было снаружи! Черное-черное небо с точками звезд, большой жаркий костер, тепло. На хорошем костре все сварилось раньше назначенного срока, поэтому в 7 все уже были заняты сборами. Сегодня у нас задача всё-таки взойти на Казанский. Правда, курс скорректирован в соответствие со вчерашними наработками – сначала дойдём до седловины между Казанским и Семичеловечьим, и только потом будем подниматься. А заодно и лыжню для завтрашней перебазировки под Семичеловечий частично протропим.

В 9-00 ЕМ выпускает вперед всех собравшихся и уже даже застоявшихся. К сожалению (Марина: да ну, по мне так к радости ), вчерашняя лыжня нам не по пути, предстоит вновь идти по целине.

Марина: Вышли совсем затемно – нынче светать начинает только около 10-ти. С самого начала пути пробивались по каким-то несусветным буеракам. Хорошо, что набора высоты практически не было, шли бортом долины! Минут через 45 уткнулись в довольно глубокий овраг. А так как конца и края его видно не было, пришлось форсировать. Зато после оврага буераки резко пошли на убыль, рельеф сгладился, деревья расступились, и идти стало вольготно!

Были еще и после неприятные крутяки, но по свету они уже не казались такими противными. В 12.30 остановились на перекус. После него справа начала появляться маломальская видимость, а сквозь деревья запромелькивала какая-то приличная горушка, которую Женя обозначил как г. Семичеловечья (скажу по секрету – позже стало ясно, что это был Казанский камень). Мы еще сколько-то протащились бортом нашей долины, пока горушка не стала видна целиком. Где-то здесь по генплану нашего руководства склон, вдоль которого мы топали, должен был выположиться и перейти в ту самую седловину между камнями. Но почему-то ничего подобного не произошло, наоборот даже – крутяки еще больше покрутели. И вот тут-то до нас дошло, что искомый наш перевал между Семичеловечьим и Казанским мы где-то благополучно проскочили. А посему пришлось резко – на 90 градусов менять курс и начинать подъем на гору, которую на тот момент мы считали Казанским камнем.

С каждым метром набираемой высоты нам открывались все новые и новые горизонты. На юге показалась еще одна симпатичная горушка, которая нас с Сашкой весьма заинтриговала. А и впрямь, что это?! С этого-то, кстати, все и началось.

К этому моменту мы уже вышли из зоны криволесья, закончился снег и начались сплошные камни. Поэтому Женя разрешил всем снять лыжи. А пока народ занимался раздеваниями/переодеваниями, Саша достал карту, и мы начали разыскивать на ней ту симпатичную горушку. Но вот незадача… Горушки этой на карте просто не было… Точнее, горушек разных, конечно, было дофигища, но вот именно там, где мы ее искали на карте – южнее Казанского – не было вообще никаких более-менее прилично торчащих из зоны леса пупырей. Ну и как с этим быть? Пошли до руководства, устроили маленький переполох. Дело дошло даже до ЖПС, но и это не сильно спасло положение. Хотя и дало новую рабочую версию – мы на Семичеловечьем. Ну ладно, поднимемся, разберемся!

Вершина не принесла облегчения по поводу нашего местоположения. Ну, никак видимые отсюда пупыри не хотят укладываться на карте! Хотя ЖПС продолжает всех уверять, что мы на Семичеловечьем. Минут 15 махали руками по сторонам света, но так к общему знаменателю картину и не свели. Женя отдал ЦУ писать трек, на этом решили пока успокоиться. Видимость, кстати, на вершине была замечательная, хотя погода весь день стояла пасмурная с высокой облачностью. Тем не менее, наверху нам даже удалось полюбоваться закатывающимся солнышком.

Спускались по своей же лыжне, хотя уже стало очевидным, что где-то мы промохали и заложили-таки хорошую петлю, которую при желании можно было бы спрямить. Но Женя решил, что по накатанному будет все равно быстрее, чем тропить заново, да еще и не совсем понятно куда.

По лыжне, да еще и под горку свистелось хорошо – засветло успели проскочить все самые крутые местечки, за исключением финишного бурелома. Но даже при столь благоприятных условиях не обошлось без мелких поломок – где-то на курумах Надя вырвала застежку крепления. Хорошо ещё, что Илья, наш ремонтник, шел как всегда в арьергарде, это и спасло положение. Зато последний, тот самый буреломный участок дался даже ещё тяжелее, чем утром. Казалось, что коряг под ногами прибавилось многократно, а расстояние между ними, наоборот, - сократилось. В лагере были около 20.00. Сегодня наше с Женей дежурство.

После такого выматывающего перехода не хотелось шевелиться совершенно. Выпавшее крепление меня расстроило. И как умудрилась? В одном месте поперек лыжни лежал очень интересный камень, высотой выше колена. Вот залезла я на него (в лыжах, разумеется!), а когда слазила с другой стороны, правой лыжей угодила в трещину между камнями. Лыжей и ногой. И вся эта конструкция так мощно застряла, что я ни лыжу не могу вытащить, ни ногу достать – крепление тоже ушло под камень. И как в мышеловке стою, трепыхаюсь. Спас идущий следом Димыч. Вытащил мне ногу вместе с лыжей. И ничего еще не предвещало поломки. Метров через 50, перед очередным спуском, на абсолютно ровном месте без всякой на то видимой причины я аккуратненько так упала на пятую точку. При этом каким-то фантастическим образом из-под меня выскочили обе лыжи и унеслись вниз по склону – без меня! Вот такую, сидящую в недоумении на лыжне и без лыж меня и застал Димыч. Он же и был спасителем. Сперва сползал за беглянками, а потом, когда застегивал тугое правое крепление, обнаружил, что всё, больше оно не функционально. Я пригорюнилась, и стали мы ждать Илью.

Вечерний лагерь ничем особо не запомнился. Разве что Саша пытался внедрить в мой мозг панику, что вокруг ходит некий зверь (предположительно медведь-шатун!). Он (Саша) даже следы какие-то необыкновенные показал (на мой взгляд, такие следы должен оставлять Чужой). Но коллективное мнение сошлось на том, что здесь побывал Медвезай… и ложитесь-ка вы, выдумщики, спать…

Гыы… повеселили, конечно, с этими следами «медведя-шатуна» . Вползает в палатку вся из себя бледная Надя и начинает лепетать нечто про страшных диких зверей, бродящих по нашему лагерю. Потом еще и Сашин фотик притащила с уличающими кадрами. Да, следы, конечно, странные. Только вот ничего медвежьего в них и рядом не валялось. Отпечатки конечностей вроде даже и человечьи – только человек тот босиком прошел, да еще и когтями по снегу шаркал. Или вот еще на заячьи похожи – как будто заяц плюхался в снег всей тушкой. Ну, был еще и третий вариант – кто-то из наших просто прикололся. Правда, никто так и не признался, так что выбирайте любой из оставшихся вариантов .

Надя:- И сверху плохо, и снизу плохо. Но верхнее «плохо» чуть получше.

3.01.12.
Завтракаем в 7.00. На сегодня у нас перебазирование лагеря под Семичеловечий. Радостный момент – по своей же лыжне. Безрадостный – если не помните, напомню, что лыжня ведет по таким жутким буеракам, оврагам, крутякам, что весь организм сразу начинает протестовать при одном только воспоминании о них. Да что там говорить – день назад было маетно идти по ней налегке, сегодня же мы тащимся туда со всем своим скарбом. И с утра в голове носится только одна мысль: «Трындец!».

И уже самые первые шаги даются нелегко, кто-то решает идти пешочком, с лыжами в руках – благо подмерзло. На подходах к оврагу такое же решение приняла и я. Точнее, обстоятельства меня к этому принудили: перешагивая боком очередное бревно, запутала лыжу в нижних ветках елочных, а вторая лыжа в это время не дремала и понесла меня дальше… Зато овраг прошелся без падений, да и дальше шлось вполне сносно – лыжня даже не проваливалась. После оврага долго-долго ждали хвост. Запомнился этот привальчик новым жутким буквосочетанием – непротивоконституционствовательствуйте. Сомневаюсь в правомерности существования такого слова, но язык поломать об него было интересно.

После привала ЕМ решил, что впередитропящий Юра идет, а если уж быть точной – то летит, слишком быстро и нам подолгу приходится потом ждать тяжелогруженый хвост. Поэтому вперед выпускают …меня и Марину, которая гитарой-антенной цепляет-сметает все на своем пути. Теперь мы ползем вполне компактной гусеничкой.

День стоит просто замечательный – яркий, красивый. Слегка подмораживает – по ощущениям, градусов около пятнадцати. Лес уже просторный, лыжня набитая. Идем, радуемся жизни.

Марина: На очередном передыхе – а остановились мы на симпатичной такой полянке, освещенной солнышком – огляделась вокруг и удивилась: ну, что тут за поразительные места – растут вперемешку елки, сосны, кедры, лиственницы и пихты! Ну, надо же! Нечасто такое можно увидеть.

И еще хотела сказать о погоде – нынче она необычная стоит. Теплая. Ни разу еще не пришлось надевать пуховку – ни на дневных остановках, ни вечером в лагере. И забегая вперед, добавлю, что в последующие дни только теплело.

Засветло приходим к месту нашего нового лагеря. Вечер проходит в традиционной пилёжке дров и сидении с мокрой курткой у костра. Почему-то факт нашего вечернего сушильного мероприятия удивляет руководство. Раньше, дескать, все сырые шмотки высыхали за ночь, вися в палатке на колу. Но, видимо, нарушилось что-то во внутрипалаточном климате, потому что сейчас высыхать в палатке они не спешили. Вроде и не мокрые, но и сухими их не назовешь, надевать на себя такое не очень-то приятно. Поэтому устойчивой компашкой вечеряли у костра, совмещали приятное с полезным .

Димка: - Спал я на все на это!

4.01.2012
Завтрак опять случился минут на 20 раньше назначенного руководством времени – 7-ми утра. Дима и Дима, видимо, тревожились за успех своего дела, поэтому и сработали с опережением графика.

После приема пищи все обычно, скажу мягко, еще что-то делают почти до 9 часов. Мой же организм в такую рань категорически отказывается шевелиться. И с этого дня свое послезавтрочное время я решила не тратить на пустое хождение по лагерю. И теперь быстренько сплю еще почти что час! Но вот именно сегодня сборы закончились даже как-то раньше обыкновения, и в 8.30 мы выдвинулись. Планов много – сначала на Семичеловечий и сразу потом на Казанский, успеть бы все. Наша лыжня продолжает нам служить, мы снова идем по ней.

Марина: Уже под Семичеловечьим начались предрассветные сумерки. Поднялись под главную вершину, где оставили лыжи и рюкзаки. А само восхождение по времени совпало с восходом. Это была непередаваемая словами феерия цвета и света. А от только-только проглядывающего солнца до земли вырос ошеломительный солнечный столб, я бы даже сказала СТОЛБ. Хотя нет, не так – СТОЛБИЩЕ!!! Фото, фото, фото... Розовые Конжак, Косьвинский и Бугры. Облитая золотом шишка южной макушки самого Семичеловечьего и пылающий Казанский.

Однако надо двигаться! Тормозить просто некогда – надо успеть еще на неуловимый для нас Казанский. Спускаемся к лыжам и ныряем в ложбину между вершинами Семичеловечьего, но уже с противоположной относительно подъема стороны. Спуск почти что даже приятный… Мог бы быть и просто замечательным, если бы не проскальзывали под лыжами коварные каменюки. Эх, снежка бы сюда, да побольше, побольше!

Поиски седловины между Семичеловечьим и Казанским проходят в этот раз успешно. Вот и подъем – теперь-то уж точно, куда надо. Топаем вверх по редеющему прямо на глазах лесу. Скоро начинают появляться основательные проплешины с дремлющими под снегом предательскими курумами. А еще через переход ничего другого, кроме них вокруг и не остается. Около 15.30 мы уже на верховом плато Казанского, ну, или другими словами, на его гребне – правда, очень широком и плоском. И перед нами выбор, куда по нему идти: на юг или на север. И там, и там на равном от нас расстоянии (метров по 100) громоздятся солидные останцы, которые вполне могут претендовать на главную вершину. Северные кажутся более симпатичными, т.к. освещены солнцем, зато южные еще с Семичеловечьего казались выше. Дискутируем, пьем чай.

Решали, решали и порешили: карабкаться будем на южную группу останцев, а если не понравится, то потом и на северную. Достойное такое мужское решение .

Однако, южные не подкачали. Они и впрямь оказались выше всех остальных каменных нагромождений Казанского, которые отсюда, с вершины, казались и не нагромождениями вовсе, а так, маловпечатляющими кучками камней. Обзор во все стороны ничего не заслоняло, видимость замечательная, да еще и легкая облачная дымка придавали картинке непередаваемое очарование.

Спуск начали почти в 16.00. До седловины спустились по своей же лыжне, а дальше поворот на 90 градусов к северу, и как показывает ЖПС – 900 метров до нашей набитой лыжни.

До лыжни доскакали бодрой рысцой – благо наконец-то начинало не по-детски так подмораживать. А на лыжне опять продолжительная дискуссия на тему, куда по ней сворачивать: налево или направо. Свернули направо, типа, лагерь там. Да еще и всего через 400 метров. Но пролетели (спуск же!) добрую тысячу, а палаток все не видать. Начали девочками потихоньку разводить панику, так как уже легли густые сумерки, и никому, ежели чего, не хотелось переться назад и вверх. Тормознулись и решили подождать хвост с Ильей и ЖПС. Но оказалось, что все в порядке, до лагеря мы не дошли всего 100-150 метров! Так что еще до семи вечера были на месте.

Температура этим вечером упала до -19. Забегая вперед, скажу, что это был самый холодный, а потому и самый красивый день за весь поход. Дальше началось глобальное потепление и, соответственно, упала низкая облачность и хорошо так задуло…

…горнолыжный бурелом…

5.01.2012
День очередного перехода к новому лагерю. Очередной невероятный день лазания по наваленным бревнам, огромным камням и сплетенью хвойной поросли.

Предполагалось, что идти нам совсем чуть-чуть, но… Природа, как обычно, внесла свои коррективы. Почему-то я слышала, что идти меньше километра по прямой, но мы все идем и идем. Час, другой, третий… И деревья, деревья, деревья. Все бы ничего, но деревья лежачие… Маленькие, которые практически проскальзывают под лыжами. Средненькие, на которые надо залазить с чувством и с толком, ну и вовсе огромнее, через которые приходится переваливаться бочком …

Вечером подкралось наше с Юрой дежурство, бытовые дела, сушка «мокриц». Отбой.

Марина: Да, переход был тот еще… А перебазировались мы из-под Семичеловечьего под Бугры. По прямой ЖПС показывали расстояние порядка 2,5 километров. Но корячились мы на них целых 6 часов! Собрали все – и крутяки с курумами, переходящие в еле проходимые (точнее, продираемые) ельники да еще с лежащими под ногами стволами, и участки повального бурелома, где великанские деревья валялись как выпавшие из коробка спички – друг на друге, топорща во все стороны вывороченные корни, и под самый конец поимели даже пару-тройку переправ – через речушку Катайку и какие-то ее притоки. Этот финишный участок показался мне особо кочевряжистым – даже на фоне всего вышеперечисленного. Здесь уже попахивало не первозданным хаосом, а делом рук человеческих – банальным лесоповалом. Где-то около Катайки, блуждая в речных «разливах» и продираясь через молодую густерню, вышли к полуразрушенному срубу. И не поняли – какого… он тут вообще стоит на этой неудобице, может, конечно, летом здесь все по-другому выглядит…

От этого сруба до дороги, идущей вдоль Катайки, которая и была нашей сегодняшней целью, оставалось совсем уже рукой подать – минут через 15-20 все ужастики резко закончились, и после участка приличного ельника вот она, дорога!!! Пришли!!!

Весь вечер, понятно, хозработы. А всю ночь – борьба с печкой. Уже несколько ночей она у нас, как говорит Женя, хреновничает – глухой ночью перестает топиться, и дым прет в палатку так, что дышать невозможно, остается только чихать, кашлять и открывать на всю катушку вход. Так что ни поспать в тепле, ни посушиться – одно лишь название, что теплая – это я про палатку . Вот и этой ночью та же фигня приключилась. Вердикт мужиков – слишком смолистые дрова и малая тяга, отчего смолами, то бишь, продуктами возгонки древесины, так забивает трубу, что там не остается даже мельчайшего просвета. Так что вторую половину ночи спали на холодную.

Димка Димычу:
- Дима, я подержусь за твою коленку, только это не значит ничего!

6.01.2012
Очередное безумно раннее, но, тем не менее, приятное утро проходит в приготовлении завтрака. Из второй палатки опять дежурит Люба.

Сегодня мы идем на Бугры. Еще по темноте по мере готовности покидаем лагерь и топаем по дороге, которая после безумного бурелома кажется просто подарком судьбы. Но… Минут через 30-40 оказывается, что не та это дорога! Полный назад и с ветерком под горку. Даже не расстроился никто, что не туда ушли – зато с горки прокатились! Через несколько минут поисков находится и наша дорога. Не такая ровная, не такая открытая, но тоже приятная, хоть и тянет в гору. Так и идем. Размеренным темпом, периодически сменяя тропящих. Вот только в этот день и была объявлена каруселька, чтобы тропили все. Понятно, что силы разные, но так оно должно быть гораздо эффективнее в целом.

Через несколько часов на дереве нам попадается табличка - «г. Семичеловечья». Мы в недоумении! Кто и зачем повесил тут такую табличку?! Ведь мы идем на Бугры! При чем тут Семичеловечья?! Идем дальше. Через несколько сот метров еще одна такая же табличка, потом еще. Во, шутники! Бугры же! Мы поднимаемся на Бугры! И даже 4-ая табличка нас не разуверила, что идем мы не туда…

Марина: Таких табличек нам попалось в общей сложности штук то ли шесть, то ли семь. Но, тем не менее, шли мы туда, куда надо – поднимались на седловину между Семичеловечьим и Вторым Бугром. На нее и вышли – обширное ровное плато, поросшее великанским лесом. И уже с него начали подъем, типа, на Бугор. А настроение у нас почему-то было какое-то игривое, идем, болтаем с Анюткой, мол, опять, небось, на Семичеловечий премся – шутим вообще-то… Однако как ни смешно, но так оно и оказалось. Хорошо еще, что Женя достаточно быстро опросил ЖПС-ку, так что не слишком высоко ушли. Зато повеселились .

И опять та же самая история со снегом – здесь его значительно больше, чем внизу. Просто фантастика какая-то!

Все-таки однажды здравый смысл возобладал, и было объявлено, что идем мы не туда, поэтому, полный назад! Уф… Ну назад, так назад. Сколько-то возвращаемся по своей лыжне, а потом от места «икс» идем в другую сторону.

«На дворе» как-то прохладно, облачность плотная и низкая – про такую говорят «сплошное молоко». А чем выше взбираемся, тем меньше видимость. Одно лишь радует – вокруг началась настоящая снежная сказка: деревья причудливо укрыты снежными покрывалами, а каждая веточка топорщится крошечными кристалликами инея. Лепота, да и только.

Из зоны криволесья вылезать не стали. А что там делать-то?! Сплошное белое марево! Поэтому фотографируемся на фоне того места, где должна быть вершина и идем на спуск.

Спуск! Просто изумительный был спуск! На самой крутой части он меня несколько напрягал, а вот когда стало немного поположе, осталось одно только удовольствие!!! Расстояние, которое поднимались весь день, пролетели вниз часа за полтора! Знай, кати себе с ветерочком, даже ногами практически шевелить не надо! Сплошной кайф!

Уже внизу, на дороге, обнаружились рябинки, увешенные гроздьями мороженых ягод, которые утром по темноте мы, естественно, не заметили. Так что пока поджидали отставший народ, основательно обобрали местных птичек. Зато к ужину у нас будет очень вкусный и витаминный компоточай!

Вечером даже небольшие гитарные посиделки для желающих в нашей палатке произошли. Только вот на нашей половине собрались отменные сплюны! Мы добросовестно пытались слушать песни, но… Когда все закончилось, я не заметила, ибо сморило…

У Димыча сломалась палка, он примотал к ней для прочности
бревнышко, из-за чего она утяжелилась прилично.
Диалог с Колей:
Коля: - Так ты их хоть меняешь? (в руках)
Дима: - Меняю. Могу вот с тобой поменять!

7.01.2012
Мы снова меняем место жительства. Теперь нам надо подобраться поближе к Косьвинскому камню – нашему заключительному объекту посещения (или восхождения?). Собирались неспешно, т. к. и идти-то не особо далеко, да еще по дороге и под горку. Как у лагеря встали на лыжи, так практически всю дорогу с горки и ехали. Поэтому отмеренный на день километраж промелькнул еще до обеда. Поэтому, не доходя до Кытлыма, собрались на совет – надо было порешать, что будем делать дальше. Варианты: ставить где-то здесь лагерь и гулять по окрестностям или идти дальше за населенку поближе к Косьвинскому. Заодно, пока обсуждали будущее, обедали, благо температура была совсем приятная, сидеть было даже хорошо. Минут через двадцать все-таки решили продвигаться в сторону Косьвинского – тем более еще только 12, лучше на завтра оставить кусок поменьше. Что ж, идем дальше.

Очень скоро дорога вывела нас к Кытлыму. Очередной привал на фоне отвалов пустой породы и уже близкого поселка. Зачирикали телефоны – цивилизация! Созвонились и с Петровичем (нашим водителем) для корректировки пункта встречи. И дальше, к горе.

Надо сказать, что практически весь маршрут у нас была связь. Исключение составила только стоянка под Буграми, которые надежно прикрывали нас от кытлымской вышки.

На подходах к поселку лыжи пришлось снять вовсе: дорога наезженная, да и диковато по улице в лыжах-то ! Народу, правда, как-то не особо видать – день рабочий – только собаки со всех почти дворов нас жизнерадостно облаяли. Прошли насквозь через окраину, даже не заглядывая в сторону магазина, и по одной из дорог двинулись в строну Косьвинского.

К этому моменту погода совсем разыгралась: по большей части было ясно, солнечно, периодически налетали пушистые облака, которые только добавляли красочности окружающему пейзажу. Но Косьвинский до половины был надежно закутан в плотное белой облако.

А дорога тем временем ведет нас через колоссальные отвалы, которые местами перемежаются огромными кучами мусора. Вот он, антропогенный ландшафт, эталонный образчик! По мере продвижения вперед идти пешком становится все хуже – дорога как бы чищенная, но снег местами рыхлый, не укатанный. Даже проезжающие легковухи буксуют. Поэтому вновь нацепляем лыжи, так получается гораздо лучше.

Но скоро направление дороги перестаёт совпадать с нашими планами, и ЕМ делает резкий поворот в сторону Камня. Через отвалы, через речку и … снова дорога! И снова нам с ней по пути! После буераков прошлых дней, это просто подарок! Ветер все крепчает, но от этого хуже не становится. В одном местечке дорога выходит на обширный открытый участок, с которого отлично виден весь маршрут наших прошлых дней: Казанский, Семичеловечий, Бугры. И все это в лучах яркого солнца и на фоне синего неба! Красота!

Все так же в гору с небольшим подъемом доходим до удобного для лагеря местечка. Довольно большая поляна чуть в стороне от дороги, и от ветра есть, где спрятаться. Времени еще совсем мало, поэтому долго и основательно занимаемся обустройством лагеря. Юра с Димычем ушли немножко протропить на завтра.

Сегодня у нас опять два ужина: простой и рождественский. После простого ужина нас снова выпроводили пилить дрова: и на всякий случай, и чтоб без дела не валялись. Причем опять же – только нашу палатку .

На праздничный ужин собирались как-то вяло. Почему-то оказалось, что надо кого-то уговаривать и упрашивать посетить наши посиделки. Да и сами посиделки душевностью не отличались. Наверное, поэтому вторая палатка очень быстро от нас сбежала, а мы залегли спать.

Завалили большую сушину.
Надя: А какой она высоты, как вы думаете?
Димка: - Теперь уже длины…

8.01.12
Очередной ранний-ранний подъем и долгие-долгие сборы. Оказалось, что Люба сегодня хочет пропустить выход и остается в лагере. Поэтому мужики быстренько пошли еще дровинку пильнуть, чтобы Любе было, чем обогреваться целый день. А мы тем временем вышли. И как обычно – по темноте. Лыжня сперва шла по просеке, пересекла ЛЭП, какую-то дорогу и постепенно забурилась в лес. А потом и вовсе закончилась, началась тропежка. Тут уже и остальные подтянулись. В целом шлось хорошо: ни буераков особых, ни крутяков. Рассвет не принес радости – все небо затянуто сплошной облачностью. Пока шли в зоне леса, в прорывах между деревьями ещё худо-бедно были видны хоть какие-то окрестности, когда же выбрались на высоты, для любования нам осталось только облако – то самое, в котором мы и существовали.

Постепенно снег под ногами практически закончился, его сменили сплошные камни кое-где с прослойками прозрачного льда между ними. Идти на лыжах стало просто нереально, хотя какое-то время мы еще вытворяли на этих курумах чудеса акробатики. Но вот, наконец-то, прозвучала команда снимать лыжи, одеваться, оставлять все лишнее – дальше идем пешком.

Ветер же все крепчал, и уже стало весьма и весьма зябко. А снежная пыль, оседая на лицах, моментально таяла, так как реальный минус был совсем небольшой – около 3-5 градусов. Бррр… Оделись, замотались в шарфы/капюшоны, припрятали вещи, поставили отметки на всех ЖПС-ах. И все в том же облаке пошли к вершине.

Ну, вот не люблю я такие восхождения! Не мотивирует меня фраза «Ну, для галочки, что, мол, была там». Мне гораздо важнее результат: вид, эмоции, простор. А тут же сплошное молоко, причем холодное, влажное и противное. Откровенно плелась в самом конце нашей гусеницы и вынашивала саботажные мысли.

А ветер, между тем усиливался – задувал уже такой, что временами устойчивости не хватало, особенно при перешагивании с камня на камень, когда точек опоры становилось вдвое меньше . Но все равно шли дальше. Для галочки. Ну, дальше так дальше, тогда надо не ползти, а быстренько подняться, галочку поставить, сделать -дцатое фото в белой пелене и быстро-быстро лететь вниз.

Но нет, все-таки ветер оказался сильнее нас. Уже почти дошли, уже совсем немножко (по версии ЖПС), но повелительный указ командира вернул нас, рвавшихся к вершине, обратно. Здесь, на перегибе склона, где ветер задувал совершенно ошалелый, сделали то самое фото в молоке и все, вниз, к лыжам.

Марина: До вершины мы не дошли порядка трёхсот метров по высоте. В общем-то, еще пилить, и пилить. И правильно, я считаю, сделали, что повернули назад. Ну, во-первых, ветер и в самом деле сбивал с ног, особенно тех, кто полегче. А во-вторых, время нашего пребывания здесь истекло – нам еще предстояло вернуться в лагерь, допаковать не допакованное с утра, выйти к Кытлыму, где нас должна поджидать машина, погрузиться и доехать до Перми не позднее 6.00 завтрашнего утра, так как была среди нас парочка трудоголиков, которым в выходной для всей страны день ни жить ни быть позарез надо было выйти на работу . И надо сказать, что, даже не взойдя на Косьвинский, еле-еле успели – ровно в 6.00 въехали в родной город.

К оставленным вещами шли по ЖПСу, следов наших на камнях местами совсем не осталось, поэтому обратно вышли не так, как поднялись. Хорошо, хоть вышли . Ну а от лыж дёрнули уже по своей собственной лыжне. Причем часть пути по ней мы решили спускаться пешком, а не на лыжах. Уж больно много там было камней, и как мы вообще сюда в лыжах вскарабкались?!

Все, нормальный спуск! До сумерек успели скатиться процентов на 60, дальше летели с фонариками… Причем, летелось просто замечательно! На очередном почти ровненьком участке задумалась о своём, поэтому совершенно неожиданно обнаружила прямо перед собой Юру, стоящего на лыжне и что-то себе поправляющего. Деваться мне уже некуда, а падать совершенно не хочется! Поэтому торможу об Юру, уткнувшись ему в спину. И практически сразу же с предупредительным криком «Третьим буду!», к нам пристыковывается Димыч! Так что спуск получился весьма даже оживленным. А на последнем, более пологом, участке, даже приятным!

В лагере все уже было готово к выходу: еще с утра мы скатали палатки и собрали рюкзаки, осталось только чуток перепаковаться. И все, можно выдвигаться к Кытлыму, машине, дому. Уже в кромешной темноте, с фонариками, зато по своей же лыжне, да по дороге, быстренько добежали до поселка. На его окраине нас уже встречал Петрович!

Переодеваемся, грузимся, утрамбовываемся! Бонусные лежачие места на сей раз почему-то не особо котируются. Если по пути сюда нас туда утрамбовалось пятеро, то теперь как-то так сложили рюкзаки, что влезло только трое. Остальные кое-как разместились в сидячем и почти сидячем положении. Но лично мне было вполне удобно.

В Карпинске добрались-таки до долгожданного магазина. Только вот оказалось невероятно сложно что-то выбрать: вроде и хочется чего-то, но и нет ничего такого этакого. Порадовали, разве что, мандарины, которыми угощал в честь завершения похода Алексей.

А потом была просто дорога. Во сне. В Перми оказались как раз к первому транспорту.

Вот и все, лыжные каникулы закончились, здравствуй, первый рабочий день нового года…


Ещё дневники этого автора
Голосов: 525
Комментарии читателей (3)
Евгений
Отличный дневник! Спасибо автору и Марине!
16-02-2012 14:29:48
Александр
Здорово!!! Сразу снова захотелось на Косьвинский!
13-02-2012 18:29:16
Дмитрий (Пермь)
написать
Отличный дневник, как заново побывал....
13-02-2012 01:45:36
ФОТО | ПЕРЛЫ   Участники
Скиталец - сервер о туризме и путешествиях Rambler's Top100 ПИШИТЕ НАМ
Last modified: February 22 2013 18:40:00
Яндекс.Метрика
© 2002 tourclub-perm.ru   В случае перепечатки материалов сайта активная гиперссылка на tourclub-perm.ru обязательна